USD

70.483 (1,46%)

EUR

81.909 (1,72%)

MOEX

4229.53 (-0,15%)

BRENT

83.55 (-2,45%)

Пшеница

760.6 (1,12%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.483 (1,46%)

EUR

81.909 (1,72%)

MOEX

4229.53 (-0,15%)

BRENT

83.55 (-2,45%)

Пшеница

760.6 (1,12%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.483 (1,46%)

EUR

81.909 (1,72%)

MOEX

4229.53 (-0,15%)

BRENT

83.55 (-2,45%)

Пшеница

760.6 (1,12%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.483 (1,46%)

EUR

81.909 (1,72%)

MOEX

4229.53 (-0,15%)

BRENT

83.55 (-2,45%)

Пшеница

760.6 (1,12%)

Сахар

0 (0,00%)

USD

70.483 (1,46%)

EUR

81.909 (1,72%)

MOEX

4229.53 (-0,15%)

BRENT

83.55 (-2,45%)

Пшеница

760.6 (1,12%)

Сахар

0 (0,00%)

Технологии

Закрома в опасности. Информация об объёмах российского зерна, обрабатываемого против вредителей, стала тайной за семью печатями

Легион-Медиа
Легион-Медиа
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер


Эффективный элеватор или зернохранилище, в первую очередь, должны обеспечивать качество хранения зерна. Тем не менее, ни одна ёмкость не застрахована от заражённости вредителями хлебных запасов, которые попадают в неё вместе с зерном. Поэтому крайне важно вовремя выявлять проблему и предупреждать активное размножение насекомых. Успешные методики мониторинга, в том числе дистанционные, способные решить эти проблемы, уже существуют, есть и препараты, регулирующие численность вредителей. Однако проблема в том, что централизованное выявление заражённости зерна крайне затруднено (в том числе, из-за засекреченности объёмов госрезерва и информации о количестве общих обработок). Помимо этого, есть и другая сложность: уже сегодня в ряде областей на элеваторах стали встречаться популяции вредителей, устойчивых к пестицидам. О том, как сохранить качество зерна в элеваторах, журналу «Агротехника и технологии» рассказали эксперты и участники рынка

Обитающие на элеваторе насекомые питаются зерном. Однако проблема состоит не столько в нарушении его целостности, сколько в заражении урожая мочевой кислотой и другими продуктами обмена веществ, выделяемых вредителями. 

Как рассказывает Геннадий Закладной, главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института зерна и продуктов его переработки (ВНИИЗ), насекомые поглощают много пищи и в больших объёмах выделяют токсичные вещества. В результате этого зерновая масса на элеваторах сокращается на 6-8%, а само зерно из-за накоплений мочевой кислоты становится ядовитым. Причём, настолько, что может нанести довольно серьёзный вред здоровью человека. Так, токсины, выделяемые вредителями, приводят к снижению уровня гемоглобина в крови человека, а активность фермента аланинаминотрансферазы, который отвечает за кислородный обмен, уменьшается на 25%. По словам Геннадия Закладного, максимально допустимое количество насекомых на килограмм зерна при хранении — 15 особей. Превышение численности вредителей отравляет продукцию. Учёный уверен: сегодня на российских предприятиях большая часть партий зерна значительно поражена, и люди отравляются зерном и его продуктами постоянно. 

Зерновой урон

В российских элеваторах насекомые ежегодно съедают от 6 до 7 млн тонн зерна, отмечает главный научный сотрудник Всероссийского научно-исследовательского института зерна и продуктов его переработки (ВНИИЗ) Геннадий Закладной. Во всём мире благодаря активности насекомых теряется от 2 до 40% зерна, приводит статистику учёный. В развитых странах Европы и Америки порча зерна вредителями не превышает 2-3%, а потери урожая в хранилищах Турции и африканских стран доходят до 40%.
По данным Владимира Поповича, советника подведомственного Россельхознадзору ФГБУ «Центр оценки качества зерна», заражённость вредителями, выявленная специалистами его ведомства, за 2020 год составила 10,9 млн тонн, за 2019-й — 9,4 млн т, за 2018-й — 9,8 млн тонн. Иными словами, показатели заражённости зерна на хранении постепенно растут.


Знать в лицо 

Мониторинг заражённости зерна — это, можно сказать, боль современной зерновой отрасли. Сегодня нет ни одной партии зерна, в которой не было бы насекомых, утверждают эксперты. А основной метод подсчёта численности вредителей уже много десятилетий «дедовский». «Для этого используется отбор проб по 2 кг в местах хранения. Пробы просеиваются и производится подсчёт в них количества насекомых», — рассказывает Геннадий Закладной. Эта методика утверждена госстандартом. Однако определить таким образом объёмы заражённого зерна в реальных условиях очень сложно, сетует учёный. Ведь для этого нужно принести в лабораторию 12 кг зерна, каждую пробу просеять и определить не только численность насекомых, но и их видовой состав. «В месяц нужно проводить две таких проверки, а чтобы отобрать с одного склада пробы, понадобится 36 человеко-часов. Поэтому обычно этим не занимаются: лаборатории просто не могут строго следовать этим требованиям», — поясняет Закладной. 

Выход из ситуации, казалось бы, очевиден: для дистанционного обнаружения насекомых нужно использовать цифровые технологии. Это поможет лучше определять не только численность вредителей, но и выявлять ключевой показатель токсичности зерна: остаточное количество мочевой кислоты — продукта жизнедеятельности насекомых. 

Методология мониторинга заражённости партий с использованием чувствительных электронных датчиков уже существует, её разработал Всероссийский научно-исследовательский институт зерна и продуктов его переработки, делится Геннадий Закладной. Этот способ, который повышает чувствительность датчиков на 20-50%, позволяет моментально определять фактическую заражённость партий зерна и период активного размножения вредителей. Таким образом, у элеватора появляется возможность вовремя проводить отборы проб и обработку. 

Однако внедрение технологии тормозится, сетует эксперт. Причина этому одна: владельцы «зернового» бизнеса инертны, они не доверяют новым технологиям, и поэтому не хотят затрачивать дополнительные финансовые средства на покупку и установку оборудования. 

Сергей Белецкий, учёный секретарь Научно-исследовательского института проблем хранения Росрезерва (НИИПХ Росрезерва), впрочем, отмечает, что специалисты его НИИ разработали, запатентовали и успешно применяют лабораторный метод микрофокусной рентгенографии зерна и способ оперативного выявления заражённого вредителями зерна при помощи тепловизора. 

На страже качества

ФГБУ «Центр оценки качества зерна» — учреждение, которое реализует единую государственную политику, среди прочего, в области обеспечения качества и безопасности зерна, крупы, комбикормов и их компонентов, карантина и защиты растений. В состав ФГБУ входят 16 филиалов и 19 испытательных лабораторий в основных зернопроизводящих регионах РФ, морских портах и погранпереходах, а также испытательная лаборатория по определению безопасности и качества продукции в Московской области.


Чем обрабатывать? 

Ежегодно в России обрабатывается 10-20% от объёма заложенного на хранение зерна, приводит данные Геннадий Закладной. Зерно, по его словам, обрабатывается газом (как правило, фосфином), либо жидкими препаратами. 

Как отмечает Владимир Попович, в нашей стране зерно в процессе хранения в большей степени обрабатывают жидкостями, — это дешевле и технологически проще. Связано это с тем, что газ бромистый метил, который предназначен для обработки помещения и который должен сохраняться в нём 48 часов, нельзя использовать не в карантинных целях, а фосфин требует длительного воздействия на зерно (8-10 дней при температуре не меньше 15°С), поясняет эксперт. 

Сергей Белецкий, в свою очередь добавляет, что наиболее эффективным и наименее опасным для здоровья людей из химических способов защиты зерна сегодня является дезинсекция мелкодисперсными аэрозолями (с размером капли порядка 10 мкм и менее). Однако далеко не все отряды, которых нанимают для проведения такого рода работ, используют данную технологию. Чаще других применяется газация. 

Осторожно: фумигация

Помещения, которые подвергаются фумигации, должны быть полностью герметичны. При использовании препаратов на основе фосфина, температура в этих помещениях и внутри продукции должна быть не меньше 15°С. В регионах России, где значительную часть времени держатся холода, не всегда можно обеспечить это условие.


Фумигация: 1 класс опасности 

Владимир Попович считает, что эффективнее всего вредителей на складах, в транспортных ёмкостях и находящемся там зерне убивает фумигация (применение ядовитых паров или газов). Однако этот процесс сложен: при несоблюдении технологии он грозит смертью не только самим исполнителям, но и совершенно посторонним людям, предупреждает эксперт. 

Как часто проводить обработку зерна и зерновой продукции, зависит от климата, продолжает Попович. Например, в тропиках и субтропиках, где жарко и влажно (Индия, Пакистан, Таиланд), за год хранилища приходится обрабатывать 3-4 и более раз. В России же достаточно проводить 1-2 обработки в год, и то лишь в тех случаях, если владелец недостаточно тщательно подготовил складские помещения или принял заражённую продукцию. 

Однако методы фумигации зерна в процессе хранения и транспортировки со временем совершенствуются. Например, не так давно в нашей стране была разработана фумигация зерна без пересыпания (без перекачки), рассказывает Константин Соколов, руководитель отдела производства Первой Фумигационной Компании. Кроме того, был введён в эксплуатацию метод обеззараживания (газации), когда фумигант запускается в силос до достижения требуемой концентрации. Дегазация при таком методе занимает в среднем 6 часов. 

Жидкие контактные препараты и аэрозоли 

Владимир Попович уверен: пестициды и агрохимикаты 2,3,4 классов опасности, разрешённые в России для обработки зерна и хранилищ от вредителей, полной эффективности не дают. Они только могут снизить вредоносность насекомых. Однако Геннадий Закладной, напротив, считает, что лучше применять жидкие препараты. Дело в том, что каждый зарегистрированный жидкий препарат против вредителей запасов при строгом соблюдении регламента даёт 99,9% эффективности, утверждает учёный. Для достижения эффекта от фумигации, объясняет он, помещение, где проводят газовую обработку, должно быть полностью герметичным, иначе газа для уничтожения насекомых просто не хватит. Когда же газ уходит из зерна, оно теряет защиту. А вот контактные пестициды остаются на его поверхности до полугода, благодаря чему зерно не заражается повторно. Более того, эти препараты влияют на скрытноживущих насекомых, добавляет Закладной. 

Рынок химических средств защиты достаточно большой, замечает Сергей Белецкий. Однако, разрешённых к применению на территории РФ веществ мало. К тому же, список разрешённых химических препаратов ежегодно пересматривается. Как уточняет Владимир Попович, в списке одобренных на территории нашей страны пестицидов и агрохимикатов числятся 12 препаратов для фумигации и 6 препаратов для опрыскивания. Однако, по словам Константина Соколова, сегодня, в основном, регистрируют препараты для борьбы с вредителями в процессе выращивания сельхозкультур. Препаратов же для борьбы с вредителями запасов существует мало, тогда как запрос на них достаточно велик. При этом, по словам Сергея Белецкого, от производителей средств защиты ждут, что выпущенное в производство химическое средство будет обладать оптимальным балансом цены и качества и одинаково эффективно применяться как при низких, так и при высоких температурах окружающей среды. И, конечно же, препарат должен быть минимально токсичным для людей. 

В чем проблема?

Руководитель отдела производства Первой Фумигационной Компании Константин Соколов рассказывает, что на пути защиты хранящегося зерна от вредителей возникает несколько препятствий, которые не только затрудняют работу исполнителей, но и делают её малоэффективной. Так, отмечает Соколов, ещё на этапе согласования сроков большинство заказчиков требуют закончить дезинсекцию максимально рано, иногда даже раньше, чем истечёт срок экспозиции препаратов. «Кроме того, — добавляет он, — многие компании халатно относятся к предварительной механической зачистке зернохранилища, что существенно затягивает завершение работы. Дело в том, что игнорирование хорошей механической очистки означает снижение качества проведенной работы, а это недопустимо». Осложняет ситуацию и плачевное техническое состояние многих элеваторов в нашей стране.


Физические способы защиты зерна 

Помимо химических средств защиты зерна, существуют физические методы защиты, говорит Сергей Белецкий. К ним относятся обработка зерна в СВЧ-поле и радисекация, а также рентгеновская обработка зерна. Помимо этого, достаточно распространены охлаждение, промораживание и сушка зерна. Опыт учёных Научно-исследовательского института проблем хранения Росрезерва показывает, что в заражённом зерне, не менее года находившемся в состоянии анабиоза (охлаждённым до температуры не выше +10°С), уже не будут развиваться вредители, если только не занести их вторично извне. Сохранить низкую температуру зерна в течение тёплых месяцев года помогают теплоизолированные ёмкости и проведение процедур по охлаждению зерна. 

Однако самый распространённый и недорогой способ борьбы с вредителями хлебных запасов, по словам Белецкого, — это соблюдение правил ведения технологического процесса на элеваторах. Эти правила предусматривали комплексный подход к сохранению качества зерна, но были отменены в 2020 году. 

Инновационные нехимические препараты 

Пестициды, рассказывает Владимир Попович из «Центра оценки качества зерна», применяются против амбарных вредителей уже десятки лет. Меняются только их торговые названия. Новые же методы против этих насекомых, например, обработка зерна с использованием радиоактивных элементов (проникающая радиация) или микроволновых источников реально на практике не применялись. 

За какими же методиками будущее? Как, защищая урожай, не сделать зерно ещё более токсичным? Важно не применять на зерне пестициды на основе синтетических препаратов, полагает Геннадий Закладной. По его словам, ВНИИЗ, следуя этим целям, разработал новый подход — порошок, который «залепляет» дыхальце насекомых так, что они перестают дышать, и из-за иссушения организма не могут ни питаться, ни откладывать яйца, и погибают. Этот препарат сегодня находится на последней стадии регистрации в Министерстве сельского хозяйства. Разрабатываемые биопрепараты, по мнению Закладного, отличная альтернатива химии, ведь они помогут избавится от остаточного количества пестицидов в зерне и от продуктов жизнедеятельности насекомых. 

Вредители, устойчивые к пестицидам 

Человек неизбежно вынужден бороться с живой природой — как минимум, чтобы вырастить и сохранить урожай. Он создаёт сильнодействующие препараты против сорняков и вредителей, однако через какое-то время эти вещества перестают работать: растения и животные приспосабливаются к ним, формируя устойчивость. 

Точно так же и вредители, поражающие зерно на складах, образуют резистентные к пестицидам популяции. Казалось бы, это очевидно, однако, как рассказывает Геннадий Закладной, в России никогда не велись работы по изучению резистентности амбарных вредителей к пестицидам. «В прошлом году, — говорит учёный, — в наш институт ВНИИЗ прислали пробу зерна из Ростовской области, содержащую рисового долгоносика, устойчивого к двойным концентрациям фосфина. Это говорит о том, что обработки, которые сельхозпредприятие проводит согласно нормативам, уже не эффективны против этого вредителя. Его популяция растёт, распространяется по региону, и достаточно всего двух-трёх лет, чтобы фосфин совершенно перестал действовать на этих насекомых». 

Параллельно с этим проблема переходит в экономическую сферу: дело в том, что большая часть урожая зерна в России идёт на экспорт. И если в партиях зерна будут обнаружены живые «непобедимые» насекомые, вывезти его за границу не получится. Дело в том, что в большинстве стран видовой состав вредителей, заражающих зерно на хранении, приблизительно одинаковый, отмечает Владимир Попович. По словам Сергея Белецкого, повсеместно распространены и наносят наибольший вред хранящемуся зерну амбарный и рисовый долгоносики, а также клещи. 

К слову, глобализация экономики, всемирные торговые связи и миграция людей с континента на континент довольно сильно способствуют распространению устойчивости вредителей к пестицидам. Поэтому все участники рынка, которые работают с хранением зерна и продуктами его переработки, ожидают от разработчиков препаратов на основе новых действующих веществ, к которым не привыкли насекомые, говорит Владимир Попович. Ну а пока во время обработок зернохранилищ приходится применять разные препараты. И хорошо, если на комбинатах есть журналы учёта обработок, замечает Константин Соколов, тогда можно безошибочно подобрать действующее вещество. 

Сложившаяся картина ставит вопрос о необходимости формирования государственной программы по исследованию резистентности вредителей запасов на территории России, заключает Геннадий Закладной. 

Стратегия развития зернового комплекса РФ

10 августа 2019 года распоряжением №1796-р Правительство Российской Федерации утвердило Долгосрочную стратегию развития зернового комплекса Российской Федерации до 2035 года. Согласно Стратегии, в нашей стране последние 10 лет неуклонно растут мощности хранения зерна. В 2018 году они составили 156,9 млн тонн. Большая часть этих объёмов приходится на сельхозпроизводителей, которые располагают преимущественно напольными хранилищами, не отвечающими требованиям хранения зерна. Основной их недостаток — отсутствие механизации и невозможность обеспечить в зерновой насыпи полноценную вентиляцию. Это снижает качество зерна, его конкурентоспособность на внешних рынках и ведёт к удорожанию на внутреннем рынке. Поэтому одна из ключевых позиций Стратегии — это качественная модернизация мощностей хранения. В документе сказано, что к 2035 году доля современных хранилищ, оснащённых системой мониторинга и другим необходимым оборудованием, должна достичь 70%.


Без хлебной инспекции 

Однако начать учёт пестицидоустойчивых вредителей не так-то просто. Для этого необходимо хотя бы приблизительно понимать объёмы не только зернового рынка, но и масштабы обработок зерна на хранении. В 2004 году была упразднена Государственная хлебная инспекция (ГХИ) при Правительстве Российской Федерации. Это учреждение, среди прочих функций, учитывало количество зерна в стране и контролировало его качество. «С тех пор, как ликвидирована ГХИ, мы не знаем, сколько реально зерна в стране, и кто его обеззараживает, — сетует Владимир Попович. — Мы знаем только об обеззараживании в карантинных-фитосанитарных целях (данные по этим обработкам обязаны вноситься в специальную систему). Потому что с 2018 года вступил в действие Федеральный закон "О карантине растений" от 21.07.2014 N 206-ФЗ, согласно которому работы могут проводить лицензированные на эту деятельность организации, поэтому сейчас обеззараживают все. Да, учёт наличия зерна худо-бедно ведётся, поскольку производство зерна субсидируется государством, а вот учёт обработки зерна при хранении — нет, поэтому подсчитать объёмы этого рынка невозможно». 

В 2020 году департамент продаж Первой Фумигационной Компании, говорит Константин Соколов, проводил маркетинговое исследование рынка борьбы с вредителями запасов в рамках карантинного фитосанитарного обеззараживания (КФО). По результатам объём рынка составил 3,4 млрд руб. Однако при исследовании учитывался только официально задекларированный оборот, и только те компании, которые имеют лицензию на КФО. Поэтому цифра получилась заниженной. 

Эксперты, оценивая рынок обработок, опираются на данные об имеющихся мощностях для хранения зерна и урожая, предназначенного как на экспорт, так и для внутреннего потребления, оценивают этот рынок значительно выше. Государственного же учёта объёмов обработок против вредителей запасов после закрытия ГХИ практически не ведётся. «Раньше за этим следила ГХИ, а сейчас у нас фактически нет точного учёта, мы можем оценивать только приблизительно, — объясняет Геннадий Закладной. — Мы не можем получить информацию даже по объёмам, это коммерческая тайна каждой организации. Предприятия не только не предоставляют данные, но и не пускают на свою территорию». 

Это подтверждает и Рашид Медведев, генеральный директор «Национального фумигационного центра». «С тех пор как Россельхознадзор утратил контролирующие функции, информация об объёме рынка централизованно не собирается, — говорит эксперт. — Оценка этого рынка — коммерческая тайна каждой компании. Впрочем, надо отметить, что практически всё поставляемое на экспорт зерно в обязательном порядке фумигируется, так что можно рассчитать хотя бы эти объёмы». 

Действительно, несмотря на то, что не все государства требуют, чтобы импортное зерно было обработано от насекомых, сами покупатели предпочитают чистую продукцию и указывают в контракте требование, что зерно не должно содержать вредителей хлебных запасов или должно быть обеззаражено, комментирует Владимир Попович. Вместе с этим, эксперт уверен, что обработкам подвергается всё зерно, которое находится на хранении. «Не обрабатываться может только то зерно, которое хранится в госрезерве при пониженной температуре. Но какие объёмы находятся в резерве — это государственная тайна», — рассуждает он. 

Так и получается, что в поисках данных об обработках зерна на хранении приходится лавировать между коммерческой и государственной тайной. Поскольку говорить о конкретных объёмах в этой сфере трудно, о размере и характере обработок можно составить только условное представление, однако непрозрачность этого рынка ставит вопрос о безопасности зерна и неизбежно создаёт для всей отрасли новые риски. 

Материал подготовлен по данным исследования, проведённого компанией «Агростат».

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать