Cценарии развития сельского хозяйства в 2016 году -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Cценарии развития сельского хозяйства в 2016 году
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
январь 2016
АПК сохранит положительную динамику, но вряд ли вырастет больше, чем на 3% — темп сдержит высокая база
Не исключены форс-мажоры, связанные с погодой, макроэкономикой и госполитикой, способные привести к падению производства
Фото: Легион-Медиа

По итогам 2015 года сельское хозяйство стало одним из немногих растущих секторов экономики. Согласно Росстату, в январе-ноябре оно прибавило 2,9% к показателям аналогичного периода 2014-го. Химическое производство за это же время увеличилось на 6,8%, пищевая отрасль на 1,9%, добыча полезных ископаемых на 0,3%, производство кокса и нефтепродуктов на 0,1%. Остальные отрасли демонстрировали негативную динамику.

Всего за прошлый год, по прогнозу Минэкономразвития, АПК должен был показать плюс 1,4%, Минсельхоз в декабре рассчитывал на 2%, премьер-министр Дмитрий Медведев — на 2,5−3%, президент Владимир Путин говорил о «не менее 3%", допуская, что будет и «три с лишним». В 2016 году сельское хозяйство продолжит расти, считает большинство опрошенных «Агроинвестором» экспертов и участников рынка.

Рост ограничит высокая база

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько считает, что, скорее всего, в отличие от других секторов экономики, сельское хозяйство в 2016 году сохранит положительную динамику роста, но он ограничится 2−3% — то есть примерно на уровне 2015-го. «В четырех крупнейших секторах растениеводства — производстве зерна, масличных, картофеля и сахарной свеклы — достаточно высокая база, и будет сложно превысить показатели прошлого года, — комментирует он. — Свино- и птицеводство тоже не дадут такого существенного прироста, как в предыдущие годы, поскольку их развитие постепенно замедляется из-за близости насыщения внутреннего рынка».

В физическом объеме будет расти сектор овощей — как тепличных, так и открытого грунта, считает замначальника Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Далее по убыванию идут птица, свинина, свеклосахарный комплекс, говядина, зерновые и масличные, перечисляет она. «Все растениеводческие направления могут пострадать из-за погодных явлений, кроме того, в масличном сегменте негативным фактором является дефляция мировых цен и стагнация на внутреннем масложировом рынке», — рассказывает Снитко. Выпуск мяса в 2015 году увеличился за счет работы предприятий с полной загрузкой, а не благодаря запуску новых производственных объектов, продолжает она, для 2016-го таких ресурсов не осталось.

Гендиректор консалтинговой компании «А8 Практика» Андрей Морев тоже думает, что в этом году наиболее высокие шансы на рост будут у производителей овощей. Из-за ухудшения отношений с Турцией российские владельцы теплиц могут увеличить свою долю на рынке, уверен он. «Производство зерновых и масличных очень зависит от погодных условий, но в общем тренд позитивный, — говорит он. — В целом, если не будет сильных колебаний, я ожидаю роста АПК в пределах 2−3%".

Сами по себе тепличные проекты показывают хорошие результаты, но внести существенный вклад в показатели всего сектора они не способны, так как объемы их производства тонут в море продукции, якобы выращиваемой в хозяйствах населения, обращает внимание Рылько. Также он уточняет, что не исключен уход показателей агроотрасли в минус, например, если произойдут какие-то природные катаклизмы, которые приведут к существенному недобору растениеводческой продукции, а вслед за этим возникнут трудности и в животноводстве. «Но пока у нас умеренно оптимистичный сценарий», — отмечает эксперт.

Оценки Минэкономразвития и Минсельхоза относительно роста агросектора в 2016 году различаются. Первое в своем прогнозе социально-экономического развития страны на 2016−2018 годы, обновленном в октябре, рассчитывает на прибавку в 1,9%, вклад растениеводства и животноводства будет примерно равным. Агроведомство в госпрограмме развития сельского хозяйства предполагает динамику АПК на уровне 0,9% по базовому сценарию и 3,1% по оптимальному. В первом случае основной прирост произойдет за счет растениеводства (1,7%), животноводство добавит лишь 0,2%. Во втором оно вырастет на 3,8%, тогда как производство растениеводческой продукции — на 2,5%.

Судя по первым прогнозам министерства относительно урожая зерна в 2016 году на уровне 104 млн т, Минсельхоз надеется на реализацию оптимального сценария — именно он предполагает такой сбор. В базовом заложен показатель 88 млн т. Близкие оценки в диапазоне 85−100 млн т на конференции «Агрохолдинги России» озвучивал гендиректор аналитической компании «ПроЗерно» Владимир Петриченко. Говорить об урожае еще слишком рано, но уже понятно, что в 2015 году произошел недосев озимых: 16,3 млн га против 16,8 млн га в 2014-м, при этом по плану ими предполагалось занять 17,1 млн т, подчеркнул эксперт. Кроме того, доля посевов в плохом состоянии в декабре составляла около 11%, что выше средних 8,5% за 2010−2014. Правда, годом ранее ситуация была еще хуже, тогда плохих посевов было 15,6%, но весной часть из них отошла, и в итоге списать пришлось лишь около 9%. Однако маловероятно, что и в текущем году погода будет такой же благоприятной.

Зависимость от нефти

У гендиректора агрофирмы «Прогресс» (Краснодарский край) Александра Неженца есть опасения относительно состояния агроотрасли в 2016-м: пока непонятно, каким будет состояние озимых, как дальше станут развиваться отношения с Турцией — одним из крупнейших покупателей нашей пшеницы за последние годы, не будет ли каких-то новаций в экспорте зерновых. «Себестоимость производства в новом году увеличится еще примерно на 20%, что негативно скажется на сельском хозяйстве страны в условиях нехватки финансовых ресурсов, — предполагает руководитель. — Поскольку в 2015-м была неплохая цена на пшеницу, ее посевы осенью должны были бы увеличить, но этого не произошло, что говорит об ограниченных возможностях аграриев». В сложившихся условиях часть сельхозпроизводителей рискует просто уйти из бизнеса, думает он.

Финансовый директор компании «Старт» (Свердловская область) Евгений Коковин среди негативных факторов, которые могут тормозить развитие отрасли, в первую очередь отмечает влияние погодных условий, поскольку технологический уровень сельского хозяйства в целом остается невысоким. «Также отрицательно повлияет уменьшение доступности заемных средств. Хотя на официальном уровне и говорят об увеличении кредитования сельского хозяйства, в среднем по стране оно снижается, — отмечает Коковин. — Хорошо финансируются только некоторые крупные приоритетные проекты». Поэтому весенняя посевная кампания может быть осложнена из-за нехватки производственных ресурсов, особенно если в первом квартале 2016-го произойдет очередное ослабление рубля.

Морев, наоборот, относит возможное усиление девальвации национальной валюты к числу немногих позитивных факторов. Динамика курса рубля будет следовать за ценами на нефть, а значит, в первом квартале возможно продолжение девальвации, не исключено, что до уровня 80 руб. за доллар США. «Далее мы будем наблюдать укрепление рубля, если не случится геополитических сюрпризов», — добавляет он. Морев прогнозирует, что в первые три месяца 2016-го нефть будет стоить на уровне $30/баррель, хотя не исключено падение и до $20/баррель. Во второй половине года цены вернутся к отметке $45−50/баррель за счет выравнивания спроса и предложения, считает эксперт. При этом на фоне укрепления рубля снизятся цены на продукцию агросектора.

Аналитик инвестхолдинга «Финам» Тимур Нигматуллин тоже ожидает достаточно низких цен на нефть марки Brent — в диапазоне $40−50/баррель. Это будет связано с замедлением темпов экономического роста в развивающихся странах и снятием санкций с Ирана. «Поскольку нефтегазовые доходы формируют примерно 2/3 российского экспорта, низкие цены будут способствовать ослаблению рубля из-за сокращения притока валюты. Вряд ли в подобных условиях он укрепится выше 50−60 руб. за доллар», — предполагает он.

Ситуация в агроотрасли будет зависеть главным образом от рынка нефти и геополитических событий. Если экономика страны продолжит сокращение, то, скорее всего, АПК последует этой тенденции, тогда как ее восстановление и приток капитала в Россию отразятся на сельском хозяйстве даже более позитивно, чем на многих других отраслях реального сектора, резюмирует Дарья Снитко.

В конце 2015 года Владимир Путин сказал, что пик кризиса пройден и в экономике есть признаки стабилизации. Центробанк в декабрьском докладе о денежно-кредитной политике отмечал, что динамика большинства макроэкономических индикаторов указывает на преодоление острой фазы спада, однако говорить о тенденции к восстановлению экономической активности пока преждевременно. При этом регулятор понизил в рисковом сценарии цену нефти Urals с $40/баррель до $35/баррель. Причиной стало падение котировок Brent до $39/баррель и ниже в первую декаду декабря на фоне заявления ОПЕК о сохранении квот на добычу углеводородов. Кроме того, уже после публикации доклада ЦБ ФРС США впервые с 2006 года повысила базовую ставку с 0−0,25% до 0,25−0,5%. Это может привести к падению цен на сырьевые товары на фоне укрепления доллара и негативно повлиять на экономику России.

Федеральный бюджет на 2016 год сформирован исходя из $50/баррель, поэтому, вероятно, его придется корректировать, говорил глава государства в середине декабря. Ранее Минфин призывал готовиться к непростым временам и предлагал сократить федеральные расходы на 5%, однако председатель Счетной палаты Татьяна Голикова настаивала, что это преждевременно — необходимо отработать хотя бы первый квартал 2016-го в принятом бюджете. Он, в частности, предполагает сохранение господдержки АПК на уровне 2015 года — около 236 млрд руб.

Мясо под давлением спроса

Основная проблема 2016 года для всех рынков — снижение потребительского спроса, уверен президент Мясного совета Единого экономического пространства Мушег Мамиконян. Этот фактор будет отражаться на принятии решений об инвестициях, на рентабельности и т. д. Некоторые улучшения платежеспособности населения возможны со второй половины года, предполагает Дмитрий Рылько, однако в первом полугодии ситуация, по его мнению, будет мрачной. «У нас есть свиноводческий бизнес, и мы видим, что цены на мясо перестали расти, есть даже тренд к снижению, — делится Александр Неженец. — Я связываю это с ограничением реальных располагаемых доходов». По данным Росстата, за 11 месяцев 2015 года они снизились на 3,5% в годовом выражении. Глава Минэкономразвития Алексей Улюкаев в декабре оценивал, что реальные доходы населения начнут повышаться в первом квартале 2016-го, тогда в стране снова появится такой драйвер экономического роста, как потребительский спрос.

Потребление мяса в стране падает, констатирует Мамиконян: если в 2014 году оно уменьшилось на 3%, то по итогам 2015-го примерно на 5%, хотя преимущественно снижение происходит за счет импортной говядины и свинины, тогда как спрос на птицу растет. Каждый второй килограмм мяса, потребляемого в России, — мясо птицы. Его производители могут быть бенефициарами в нынешней ситуации за счет более низкой себестоимости по сравнению с производителями свинины и говядины, поскольку, например, мясопереработчики меняют рецептуры, увеличивая долю птицы, комментирует Морев.

Тем не менее рост предложения сейчас опережает динамику спроса, обращает внимание Мамиконян: в 2015 году производство птицы увеличилось примерно на 8%, тогда как потребление — только на 2%. При этом возможности повышения цен ограничены, а себестоимость растет, что приводит к снижению доходности бизнеса. «Эти тенденции продолжатся в 2016-м, финансовая устойчивость слабых игроков будет ухудшаться, в итоге ускорится процесс консолидации в отрасли», — прогнозирует Мамиконян.

Свиноводство пока развивается достаточно уверенно, продолжает эксперт. Поскольку около 20−25% игроков работают по старым технологиям, не проводили модернизацию комплексов, не могут обеспечить биологическую безопасность и низкую себестоимость производства, им рано или поздно придется уйти с рынка. Замещать выпавшие объемы будут более эффективные предприятия. Рост производства в новых конкурентоспособных хозяйствах сохранится, соглашается главный эксперт Национального союза свиноводов Николай Бирулин. «Усилится конкуренция. Рост цен на зерно при действующей формуле регулирования его экспорта и продолжение девальвации рубля приведут к стремительному снижению рентабельности в свиноводстве», — комментирует он. Итогом станет банкротство и уход с рынка неэффективных игроков. Сокращение производства в ЛПХ продолжится из-за проблем с АЧС и низкой конкурентоспособности.

Цены на свинину в 2016 году будут ниже, чем в предыдущие два года, однако они пока не опустятся до катастрофической отметки, если продолжит действовать эмбарго на импорт и не будет каких-то форс-мажоров, говорит Мушег Мамиконян. Кроме того, в перспективе неизбежно выравнивание цен на бройлера и свинину, по отдельным отрубам это уже происходит: например, филе птицы равно по стоимости или даже дороже свиной лопатки, добавляет он. На фоне уменьшения потребления мяса из-за снижения покупательской способности населения, роста импорта из Бразилии после ослабления реала, а также увеличения внутреннего производства свинины цены на нее в 2016 году будут на 10−15% ниже показателей 2015-го, прогнозирует Бирулин. «При условии трансляции такой динамики до уровня розничной торговли это станет позитивным фактором для населения и создаст условия формирования роста потребления свинины», — считает он.

По оценке Мамиконяна, в 2016 году импорт всех видов мяса составит около 350 тыс. т, что вдвое ниже показателей 2015-го. Внутреннее производство будет на уровне 9,2−9,3 млн т в убойном весе. Любой избыток продукции на рынке станет негативно влиять на цены, они будут снижаться. Это опасная ситуация, поэтому необходимо искать новые рынки сбыта, уверен он. Первый вариант — экспорт продукции, но он развивается медленно и пока его объемы незначительны. Второй — повышение покупательской способности за счет программ продовольственной помощи населению. Работа в этом направлении ведется, но, по словам эксперта, недостаточно быстро и профессионально. При этом такая мера поддержки потребления была бы очень выгодна агросектору, подчеркивает он. Третий вариант борьбы с излишками мяса — изменение ассортимента госрезерва. «В его основе логика 1970−80-х годов, когда на рынке было много говядины, но сейчас закупать мясо КРС на кости — это глупость и атавизм, — считает Мамиконян. — Нужно увеличить долю переработанного мяса, консервов из птицы, поскольку это всем будет выгодно».

В 2016-м отечественные производители мяса войдут в стадию дна цены и рентабельности, которая может продлиться до 2018 года, прогнозирует Мамиконян. «Те предприятия, у которых не очень эффективная производственная структура, которые плохо управляют процессами и имеют избыточную кредитную нагрузку на единицу выпускаемой продукции, будут покидать рынок, — поясняет он. — На дне цены и доходности ряд сегодняшних успешных компаний может оказаться не у дел, не говоря уже о старых неэффективных комплексах и малых хозяйствах». Поэтому в ближайшие года три структура отрасли может существенно измениться.

Продолжение молочной стагнации

Производство молока в 2016 году продолжит медленно расти в корпоративном секторе, однако из-за сокращения в ЛПХ от отрасли в целом вряд ли стоит ждать значимой прибавки объемов, думает Дмитрий Рылько. Мы будем наблюдать стагнацию в секторе, так как, несмотря на длящееся обсуждение его проблем, реальных шагов по развитию молочного животноводства сделано немного, добавляет Морев.

В конце 2014 — начале 2015 года в результате введения продовольственного эмбарго освободилось около 20% внутреннего российского рынка молочной продукции, прежде всего сыров и сливочного масла. Многие компании воспользовались моментом и смогли нарастить производство, отмечает исполнительный директор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. Но, с другой стороны, ответные санкции стали причиной серьезных ограничений для расширения доли российских предприятий на рынке. «Сокращение поставок молочной продукции из ряда зарубежных стран привело к усилению влияния Белоруссии, — рассказывает он. —  Кроме того, себестоимость молока-сырья выросла на 30−40% из-за девальвации рубля, кредитные ресурсы по действующим процентным ставкам оказались недоступными, инвестиционные проекты приостанавливались». В итоге подавляющее большинство производителей сырого молока сегодня находятся на грани рентабельности или являются убыточными. Как результат — еще большее снижение объемов сырья.

Уменьшение предложения на рынке молочной продукции вызвало рост потребительских цен и, как следствие, сокращение спроса на нее, продолжает Белов. Поэтому закупочные цены также снизились, темпы их роста в конце сезона «большого молока» в 2015-м значительно уступали прошлогодним, что негативно сказалось на доходности производителей. «Вместе с тем увеличиваются объемы импорта в Россию пальмового масла, которое недобросовестные переработчики используют в качестве заменителя молочного жира, таким образом снижая себестоимость и конечную цену товара», — добавляет эксперт. В сложившейся ситуации при сохранении нынешнего уровня господдержки и рыночных трендов молочный сектор ждет стагнация производства сырья, увеличение объемов фальсификата и импорта, а также усиление конкуренции, в том числе ценовой, резюмирует Белов.

Минсельхоз тоже не исключает продолжения стагнации в отрасли. Согласно госпрограмме развития сельского хозяйства, базовый вариант предполагает производство 30,35 млн т молока в 2016 году, достичь оптимального показателя — 34,35 млн т — явно не получится.

Тем не менее в 2016-м можно ожидать некоторого оживления активности инвесторов, думает Белов. Дно кризиса, скорее всего, уже пройдено, бизнес стал привыкать к текущему курсу валюты, кредитным ставкам, возросшей себестоимости. «Мы прогнозируем рост числа проектов в молочном животноводстве, хотя инвесторы и будут предельно осторожны», — заключает он.

Точки роста для инвесторов

Правда, другие эксперты напрямую не называют производство молока-сырья среди привлекательных направлений для инвестиций в 2016 году. Например, по мнению Дмитрия Рылько, в этом году инвесторам будут интересны сектора, для работы в которых компании смогут получить субсидируемые кредиты, прежде всего это тепличное овощеводство, отчасти свиноводство, а также проекты вертикальной интеграции: создание родительского стада, развитие семеноводства и т. п. Морев тоже думает, что в приоритете окажутся сегменты бизнеса, связанные с замещением импорта (овощи, фрукты, семеноводство), а также производство продукции, ориентированной на экспорт (зерно и масличные). Инвестиции практически в любом сегменте АПК всегда были достаточно рискованными, отмечает Нигматуллин. Тем не менее при прочих равных сейчас все-таки оптимальный момент для вложений в производство свинины, птицы, сыров, рыбы, перечисляет аналитик.

2015-й был в целом благоприятным для инвесторов, но тенденции, проявившиеся к концу года, сформировали новые рыночные условия, поэтому в этом году большинство инвестпроектов в очередной раз будут пересмотрены, считает Бирулин. «Сейчас в свиноводство смогут инвестировать только профильные игроки, которые имеют в структуре бизнеса кормовую базу, убой, переработку и развитую систему сбыта», — уточняет он.

Проблемы с финансированием в новом году станут одним из главных ограничителей развития АПК, уверен Александр Неженец. Несмотря на в целом благоприятную рыночную конъюнктуру, низкая доходность аграриев и настороженное отношение к ним банков не позволяют говорить о притоке инвестиций и новых крупных проектах, хотя агроотрасль наряду с пищевой промышленностью и является самой перспективной. Тем не менее «Прогресс» намерен развиваться и расширять бизнес, в том числе за собственные средства. В частности, в 2016 году агрофирма начнет реализацию проекта табунного коневодства, на первом этапе сформирует стадо в 1 тыс. лошадей, планирует ввести в оборот 2 тыс. га пастбищ. Объем инвестиций составит 70 млн руб. «Нам принадлежит много земель на склонах в предгорной зоне, которые не используются, — комментирует руководитель. — Думаем и о КРС мясного направления, но пока изучаем этот вопрос».

«Старт» в 2016 году не будет наращивать производство или повышать его интенсивность: для совершенствования технологий нужны инвестиции, а 2015-й не позволил компании улучшить финансовые возможности. «Мы ориентируемся на максимально допустимую долю масличных в севообороте, поскольку они дают большую доходность, чем зерновые», — говорит Коковин. Также компания занимается мясным скотоводством, но это направление пока не развивается, так как его рентабельность сейчас не выше, чем в растениеводстве. «Рынок формируется, на прилавках появляется продукция наших животноводческих грандов, люди пробуют высококачественную говядину, — рассказывает Коковин. — Через какое-то время мы сможем оценить, какие должны быть объемы поставок, чтобы успешно конкурировать». Правда, уровень потребительского спроса в этом сегменте не позволяет рассчитывать на рост рынка: сейчас в большинстве регионов страны люди не готовы покупать дорогую говядину, добавляет он.

«Русагро» в этом году продолжит активно инвестировать в АПК и рассчитывает на рост во всех бизнес-направлениях. «Бойни в Тамбовской области будут запущены на полную мощность, мы выйдем в новый для себя сегмент мяса птицы (см. стр. 15), начнем стройку свинокомплексов в Приморье и, возможно, возведение первой теплицы», — перечисляет гендиректор компании Максим Басов.

Эмбарго и внешний рынок

Среди позитивных факторов, которые будут влиять на динамику АПК в 2016 году, — перспективы развития экспорта. О необходимости его расширения, в частности, говорил президент Владимир Путин, что, по мнению Коковина, хороший сигнал не только для трейдеров, но и для производителей. «Можно рассчитывать, что в среднесрочной перспективе агрогосполитика будет направлена на увеличение доходности отрасли за счет вывоза продукции, а не на защиту отдельных секторов путем введения ограничений в других, — рассуждает он. — То есть появляется уверенность, что заниматься сельхозпроизводством будет выгодно».

Консенсус-прогнозы сходятся на том, что в 2016 году мировые рынки сельскохозяйственного сырья ожидает рост, это благоприятно для экспортеров и позитивно скажется на их доходности, говорит Дарья Снитко. «Девальвация рубля подстегнет экспортный потенциал, однако правительство, опасаясь ускорения роста внутренних цен, вероятно, будет всячески его ограничивать», — предполагает Нигматуллин. Конкурентоспособность российской растениеводческой продукции остается достаточно высокой, поэтому если не будет искусственных ограничений ее вывоза, то в первой половине 2016 календарного года он окажется довольно значительным, считает Дмитрий Рылько. Экспортный потенциал отрасли будет расти, соглашается Морев, причем, по его мнению, к традиционным поставкам зерна и растительного масла в этом году может добавиться мясо. Бизнес и государство ведут работу в направлении экспорта свинины. «Потенциал есть, но барьеров очень много, и путь будет длинным», — признает Бирулин.

В туше любого сельхозживотного можно найти отруб, который будет конкурентным на мировом рынке, уверен Рылько. Однако, несмотря на падение цен, например, свинина у нас все еще достаточно дорогая, потому что во всем мире долларовые цены тоже довольно сильно снизились. В экспорте мяса птицы и говядины есть некоторые подвижки, но процесс тормозится отсутствием опыта поставок и договоренностей с правительствами других стран, в том числе по сертификации, добавляет он (продолжение темы на стр. 30). К тому же довольно опасно основывать стратегию экспорта на падении национальной валюты, поскольку оно может оказаться временным, заключает эксперт.

Мамиконян уверен, что самообеспеченность мясом не самоцель: Россия должна и покупать, и продавать продукцию на внешних рынках. Ограничение на торговлю с другими странами создает условия для развития внутреннего производства, но оно реализуется через протекционизм на рынке, а значит, приводит к росту цен и негативно сказывается на потреблении, говорит Дарья Снитко. «Для АПК защита от импорта должна быть временной мерой, в противном случае остановится модернизация в отраслях», — предупреждает она. В краткосрочной перспективе российский продовольственный рынок защищен слабым рублем и такая ситуация продлится как минимум ближайшие два-три года, прогнозирует руководитель практики по работе с компаниями сельскохозяйственного сектора КПМГ (KPMG) в России и СНГ Виталий Шеремет. Этого задела времени достаточно даже для новых проектов, чтобы пройти инвестиционную фазу. Отечественные производители должны быть готовы к открытой конкуренции с иностранными компаниями как на своем, так и на внешних рынках, убежден эксперт.

Мнения относительно перспектив отмены в 2016 году западных санкций и продэмбарго расходятся. С высокой долей вероятности они будут действовать до середины года, предполагает Морев: в случае исполнения Минских соглашений по урегулированию конфликта в юго-восточных регионах Украины Запад может пойти на смягчение санкций даже при нерешенном вопросе по Крыму. «Я думаю, что это стало бы позитивным моментом для агроотрасли, так как повысится инвестиционная привлекательность сектора, откроются рынки заемного капитала, что приведет к снижению процентных ставок, а также улучшит покупательскую способность населения», — комментирует эксперт.

Александр Неженец считает, что санкции и продовольственное эмбарго будут действовать весь 2016 год. При этом он бы предпочел, чтобы отношения России с другими государствами выстраивались на основе взаимного доверия, уважения и стремления к прогрессу. Басов тоже сомневается, что в текущем году санкции будут отменены, впрочем, любой сценарий все равно не повлияет на бизнес и планы компании. Нигматуллин предполагает, что действующие ограничения на ввоз отдельных видов импортных товаров сохранятся как минимум до президентских выборов. Однако новых санкций, по его мнению, не ожидается.

Не то поддерживаем
Мушег Мамиконян еще два года назад говорил, что государство не должно субсидировать увеличение объемов мяса птицы и свинины, нужно менять стратегию и направлять поддержку на повышение локализации производства — выпуск инкубационного яйца, кормовых ферментов, аминокислот, ветпрепаратов и т. д. «Но тогда об этом никто не думал, в итоге теперь у нас при любом скачке валютных курсов возникает шок по росту себестоимости», — отмечает эксперт. Сейчас Мамиконян также ратует за корректировку господдержки, поскольку субсидировать расширение производства товарной продукции в птице- и свиноводстве нецелесообразно. «Важнейшей задачей является финансирование исключительно проектов, увеличивающих локализацию всей цепочки экономических переделов в производстве мяса на территории России», — подчеркивает он.

Николай Бирулин соглашается, что все это необходимо, однако сейчас
сворачивание господдержки свиноводства было бы стратегической ошибкой, думает он. Учитывая необходимость компенсации снижения производства свинины в ЛПХ и старых комплексах, наличие потенциала экспорта, а также восстановления роста внутреннего потребления, сектор может стать одной из точек роста отечественной экономики, поясняет эксперт, но эти процессы требуют синхронизации.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще