Как повлияет на АПК новая волна инфляции -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Как повлияет на АПК новая волна инфляции
Николай Лычев
Агроинвестор
февраль 2016
Николай Лычев, главный редактор журнала «Агроинвестор», о том что участники рынка не смогут продолжать повышать цены, не столкнувшись с заметным сокращением спроса
Фото: М. Балакин

«Рубль дошел до предела и пошел дальше» — шутил я в этой же колонке год назад, когда национальная валюта переживала коллапс. Шутил, так как казалось: дно где-то рядом, в районе 65 руб./$, и «дальше» — это еще пара-тройка рублей. Однако январь-2016 показал новые уровни девальвации (рубль падал до 83/$ и до 91/€). А главное — убедил в том, что у нефтеномики нет твердого дна. Ее дно такое же вязкое, как сама нефть, на доходах от которой, и больше ни на чем, держалось экономическое величие нулевых. Теперь пределом не кажутся 100 рублей за доллар: один рубль = один цент, почему нет? На глобальном нефтяном рынке явно началась война за доли, где главное оружие — цена и объемы. А значит, баррель еще не раз обновит минимумы, далекие от среднегодовых $50 за бочку, исходя из которых сверстан действующий федбюджет.

Переоценивать значение валютных максимумов для агробизнеса не стоит. В отличие от финансовых рынков, сами по себе биржевые курсы влияют на реальный сектор опосредованно и с отложенным эффектом. Но недооценивать тоже нельзя. Перенос обменного курса в цены затрат — вопрос времени, причем измеряемого месяцами: не посевная, так уборочная.

Девальвация рубля оказывает прямое и быстрое влияние на отрасли, выраженно зависящие от закупок импортных технологий, оборудования, запчастей, сырья, расходных и других материалов. В их числе — легпром, химические производства, выпуск машин, станков, оборудования и т. д. У АПК доля технологической и ресурсной зависимости наиболее высока в секторах тракторов — 97%, СЗР — 60%, инкубационного яйца — до 100%, семян сахарной свеклы, овощей, картофеля и озимого рапса — 60−96% (данные Руспродсоюза). Увеличение издержек, повышение рублевых цен и/или сокращение доходности в этом году ожидает эти отрасли в первую очередь. Позитивная сторона девальвации — продолжит расти спрос на агротовары, которые можно экспортировать.

По аналогии с прошлым годом, в нынешнем девальвация будет наиболее чувствительной для производств с высокой долей импорта не в технологиях, а в операционных затратах. И в затратах не на компоненты или ингредиенты, а на конечный продукт. Пример, который приходит в голову первым, — молочный рынок. По данным ассоциации «Союзмолоко», себестоимость производства и переработки молока за последние полтора года выросла на 30−40%, и теперь вырастет еще. Даже если лоббисты преувеличивают, нынешних курсов доллара и евро достаточно, чтобы затраты производителей молока-сырья продолжали расти быстрее цены на их продукт. Который к тому же находится под давлением сокращающегося потребительского спроса. Инфляция обесценивает доходы и сбережения россиян. Часть населения, следует из соцопросов, уже экономит на базовых продуктах питания, в том числе на товарах молочной группы.

Все больше участников рынка не смогут продолжать повышать цены, не столкнувшись с заметным сокращением спроса. Индексация еще возможна для производителей промежуточной продукции, тем более дефицитной (пример — подсолнечник и другие масличные). Эти компании теоретически могут переложить часть возросших затрат на следующие цепочки передела продукта.

В отличие от волны девальвации конца 2014 года, нынешнюю бизнес переживает в общем-то спокойно. Тогда случился настоящий девальвационный шок. Обвал рубля был не просто неожиданным, а агрессивным: за несколько месяцев он полегчал вдвое, с 30+ до 65 за доллар. Теперь, если считать от тех же 65 рублей до 82-х (январский максимум-2016), рубль ослаб «всего лишь» на 25%. Участники рынка говорят: высокие котировки мировых резервных валют — небольшая проблема в сравнении с отсутствием равновесного курса, роль которого раньше выполнял валютный коридор ЦБ.

Обычно он составлял плюс-минус несколько рублей — по нынешним временам почти нулевая волатильность! При выходе (или угрозе выхода) бивалютной корзины за пределы коридора Центробанк выходил на рынок, продавая или скупая за счет своих резервов доллары и евро. Теперь рубль будет нащупывать равновесие сам: ЦБ больше года назад отказался от массированных интервенций в пользу инфляционного таргетирования и поддержки банковской системы. Да и экономика в таком состоянии, а нефть стоит так дешево, что «палить резервы» (выражение Путина) уже в общем-то бессмысленно. Можно потратить много миллиардов долларов, но курс рубля все равно быстро вернется к объективным значениям.

Сейчас основные риски для агропредпринимателей — непредсказуемое сжатие потребления, сокращение господдержки (с учетом растущих затрат и рисков) и дальнейший рост стоимости кредита. В этом смысле показателен рынок животного белка. В нынешней ситуации на нем могут потерять все, кроме производителей яйца и, возможно, куриного мяса. На этих двух рынках продолжение роста спроса возможно даже в случае повышения цены.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще