Растениеводство в плюсе. Почти всегда -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Растениеводство в плюсе. Почти всегда
Николай Лычев
Агроинвестор
сентябрь 2017
Главный редактор журнала «Агроинвестор» Николай Лычев о том, что логистика вне контроля аграриев, и цену на зерно определяют не они
Фото: М. Стулов

В России все как обычно — новый большой урожай, которого никто не ждал, и очередная битва за оный. Август был сумасшедшим и во всех смыслах жарким. Холодное лето 2017-го резко сменилось жарой — в южных регионах столбик термометра выходил заметно за отметку в +40. Зерно повалило валом: шаг сразу в плюс 3−5 млн тонн при еженедельном пересмотре прогнозов урожая стал обыденным делом. Прогнозы рекордов били рекорды: 115…120…127…130 млн тонн, больше!.. Аналитики обложились статистическими таблицами и разве что не спали с калькуляторами в руках. Один только штаб отрасли чуть ли не весь месяц сохранял невозмутимость, продолжая обещать неизменные 105 млн тонн — уже при валовке в 70 с лишним млн т и трети убранной площади. Между тем в августе были моменты, что цена тонны пшеницы падала на 500 руб. за неделю. Вышел на уборку, вечером вернулся — считай, за день потерял 70 руб. «Все пропало! — запальчиво кричал мне в трубку откуда-то из пыльного приволжского пекла знакомый владелец агрофирмы. — Цены падают! Нет автотранспорта! Элеваторы не берут зерно!». «Нас снова наёжили [последнее слово — моя адаптированная формулировка — Н. Л.], — возмущался другой, из Черноземья. — Нет цены! А когда страна даст под 150 миллионов, мы что, станем приплачивать, чтобы отдать зерно?!». Аграрии жалуются, что сезон сложный: затраты снова поднялись на 15−25%, но заработать получится меньше, чем годом ранее.

Эмоции понятны, однако они — «фотография» конкретного дня, недели, месяца. Зерно рано или поздно продадут. Прибыль будет: маржа в растениеводстве приемлемая. А при большом урожае будет еще и хороший денежный поток. Меня больше занимает даже не этот сезон. Нужно смотреть на инвестиционный цикл, составляющий в растениеводстве 6−8 лет. Внутри цикла инвестор проходит разные сезоны. Допустим, один год «хороший» по доходности, следующие два — «средние», но приемлемые. Потом, допустим, «отличный». За ним — «плохой»: низкая цена и/или плохой сбыт, проблемы с погодой, засуха или дожди, неурожай, неудачная перезимовка и пр. Так вот, хозяйства часто уходят в убыток или разоряются именно в «плохой» год после одного или двух «хороших» либо «отличных». Не создан запас прочности, нет стратегии — не посезонной, а на весь цикл.

Погоду аграрии, конечно, не выбирают, логистика вне их контроля, и даже цену в общем-то определяют не они. Но 6−8-летний цикл вполне можно прогнозировать, планировать производственные и инвестиционные действия. Это не так важно для черноземной зоны и юга, но жизненно необходимо на засушливых территориях — таких, как Приволжье и Южный Урал. В течение цикла производитель способен влиять на агротехнологическую и агротехническую составляющие, а через них — на доходность. Мой опыт общения показывает, что, если с этими составляющими более-менее порядок, то растениеводство — при всех издержках и волатильности — почти всегда внутри цикла в плюсе. В неудачный сезон может получаться убыток, который иные любят подать государству и нам, журналистам, чуть ли не как финансовую катастрофу. Но это, как правило, просто операционный минус. Он перекрывается большими прибылями предыдущих либо следующего сезонов внутри цикла.

Есть несколько агротехнических факторов, мешающих зарабатывать российским хозяйствам. Первая — слишком интенсивная обработка почв: многократная культивация и другие операции (к примеру, глубина вспашки), которые одним не нужны в таких количествах, а другим совсем не нужны. Вторая встречается чаще — завышенные нормы высева семян и внесения удобрений. Многие все еще ориентируются на нормы советских и постсоветских времен, когда были другие сельхозмашины и семена, другой технологический и агрономический уклады. Наши эксперты говорят, что два этих фактора могут буквально на ровном месте — в поле — увеличить затраты на 10−30% без какой-либо прибавки в продукте или его качестве. И, наконец, третий, из которого во многом вытекают первые два: низкая квалификация механизаторов, управляющих современной техникой со сложными опциями и оснащенной софтом.

Отдельная проблема — агротехнические сроки. Почти во всех природно-климатических зонах России принципиально сеять и убирать — а) в крайне сжатые сроки, б) в точно и правильно выбранное время. Тем более что в последние годы явно меняется климат, а он влияет на число осадков, время и интенсивность их выпадения, сумму годовых температур и т. д. Рост производительности и функциональности сельхозмашин, их интеллектуализация — ответ машиностроителей на этот вызов. Ответом аграриев должен быть правильный выбор посевных и уборочных машин — их число, энергонасыщенность и минимально необходимый резерв мощностей. Последнее особенно важно для тех, кто занимается интенсивным возделыванием почвы. Этот резерв есть почти у всех успешных растениеводов.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще