«Белая Птица» приросла «Оптифудом» -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

«Белая Птица» приросла «Оптифудом»
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
октябрь 2014
Теперь компания сможет войти в топ-5 птицеводов страны
Фото: Ю. Эйвазова

После двух лет простоя предприятия «Оптифуда» — одного из крупнейших в ЮФО производителей мяса птицы — наконец сменили инвестора. Им стала управляющая компания «Белая Птица», которую контролирует «Промсвязькапитал». После запуска площадок она рассчитывает производить 400 тыс. т мяса бройлера в год.

«Белая Птица» 3 октября закрыла сделку с Россельхозбанком по переуступке прав требования по кредитам «Оптифуда» на сумму более 8 млрд руб. Об этом «Агроинвестору» рассказал председатель совета директоров «Белой Птицы» Игорь Барщук. По его словам, компания возьмет птицефабрики в аренду, а затем через процедуру банкротства планирует выкупить их. Ростовские предприятия станут отдельным дивизионом холдинга, поэтому их интеграция произойдет достаточно быстро, рассчитывает топ-менеджер.

Пресс-служба Россельхозбанка в начале октября отказалась от комментариев, ссылаясь на то, что формально сделка еще не закрыта, не уточняя детали. «Губернатор Ростовской области Василий Голубев был в банке, встречался с руководством компании, и я со всей ответственностью говорю, что принципиально вопрос решен, буквально через неделю-две начнется работа по запуску предприятий «Оптифуда»», — прокомментировал вице-губернатор региона Вячеслав Василенко в первую декаду октября.

Не с первой попытки

До 2012 года «Оптифуд» был одним из лидеров птицеводства ЮФО: в 2011-м компания произвела 85 тыс. т мяса птицы, проектная мощность площадок составляла 100 тыс. т/год. Также холдинг занимался мясопереработкой и импортом продовольствия. Весной 2012-го ему стало не хватать заемных средств на покупку кормов и инкубационного яйца.

Вместо запрашиваемых 800 млн руб. Россельхозбанк дал кредит вдвое меньше. Осенью ситуацию усугубил рост цен на зерно — из-за засухи корма подорожали примерно на 30%. Менеджмент компании не смог договориться с банком о предоставлении 1,5−2 млрд руб. для финансового оздоровления, и в итоге предприятия были остановлены. Общая задолженность группы перед всеми кредиторами, крупнейшим из которых является Россельхозбанк, разными источниками оценивается в сумму от 9 млрд руб. до 12 млрд руб.

Отраслевые эксперты и финансовые аналитики ранее говорили «Агроинвестору», что эти проб­лемы — результат неэффективного менеджмента, злоупотреблявшего короткими кредитами.

А также незаконченного производственного цикла — компания не обеспечивала себя кормами. Донские предприятия «Оптифуда» остановились из-за неверного перераспределения финансовых потоков. Выручки хватало для работы и обслуживания кредитов, но она частично направлялась в другие бизнесы компании, например в торговый, что привело к нехватке оборотных средств — такую версию причин банкротства озвучивал «Ведомостям» менеджер Россельхозбанка.

Власти Ростовской области ставили задачу сохранить производство, считая его стратегически важным для региона, и искали компании нового владельца. В мае прошлого года предполагалось, что площадки «Оптифуда» передадут в аренду (имя потенциального инвестора не называлось), однако сделка так и не состоялась.

СМИ писали, что предприятиями группы интересовались «Евродон» и «Ресурс». Выкупить птицефабрики предлагали и «Белой Птице», однако тогда компания отказалась. «При всех плюсах актива он представляет собой далеко не завершенный цикл производства мяса бройлера. К примеру, отсутствуют комбикормовые заводы — есть только кормоцеха. У нас другая стратегия», — говорил «Агроинвестору» в июне прошлого года Игорь Барщук.

Осенью 2013-го «Оптифудом» заинтересовалась московская «Нова Девелопмент» Александра Рудика. Власти области рассчитывали, что птицефабрики запустят уже в ноябре того же года.

Однако в апреле 2014-го «Коммерсантъ» написал, что компания не может договориться с Банком Москвы о финансировании сделки из-за непривлекательности активов, расположенных за пределами Ростовской области: у холдинга есть логистические комплексы в Подмосковье и Санкт-Петербурге. В начале июля стало ясно, что деньги инвестор не получит, а уже в конце месяца администрация региона сообщила, что активом интересуется структура, близкая к «Промсвязьбанку».

Барщук говорит, что компания изменила решение, поскольку руководство Россельхозбанка проявило гибкость в переговорах. «С точки зрения цены мы нашли очень выгодное для нас компромиссное решение, — поясняет он, не уточняя сумму сделки. — За полную стоимость этот актив не вызывает интереса».

«Белая Птица» могла взять «Оптифуд» с дисконтом 50−70% — на таких условиях обычно приобретаются дефолтные истории, активы, полагает вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. «Мощности в 100 тыс. т/год без собственного производства кормов могут генерировать порядка 0,8−1 млрд руб./год EBITDA, — оценивает он. — Понимая, что мультипликатор к EBITDA при сделке с учетом средств, которые «Белая Птица» вложит в производство, не может быть больше 4х, легко сделать вывод, что предприятия «Оптифуда» были приобретены за 3,2−4 млрд руб., что соответствует дисконту к стоимости долга 55−65%".

Если так, то проект может окупиться достаточно быстро и показывать хорошую доходность, созданную, в том числе, и низкой ценой входа. Скорее всего, именно это привлекло нового инвестора, предполагает эксперт. «Сейчас на фоне ускорения инфляции и эмбарго на импорт для производителей продовольствия складывается благоприятная ситуация, — отмечает он. — Например, в птицеводстве мощности уже построены, больших закупок импортного оборудования нет, издержки в основном рублевые, то есть девальвация по ним почти не бьет. При этом продукция дорожает, а значит, можно заработать».

Неудивительно, что правительство Ростовской области долго не могло найти финансового инвестора, а сейчас активы получил стратегический, продолжает Николаев. «Сельское хозяйство — непростой бизнес, последние два года корма были достаточно дорогими, особенно на юге, а цены на мясо почти не росли и даже снижались, — комментирует он. — Но то, что в итоге предприятия получила компания, которая знает этот бизнес и успешно им занимается, только плюс».

Полтора года назад ситуация с ценой и рентабельностью производства мяса птицы были намного хуже, чем сейчас, обращает внимание исполнительный директор консалтинговой компании «Ринкон-Менедж­мент» Константин Корнеев. Учитывая эмбарго на импорт и достаточно высокую цену внутреннего рынка, финансовая модель сделки выгодна «Белой Птице», компания приобрела активы в очень подходящий момент, думает он.

При этом для кредиторов, безусловно, переход предприятий к профильному инвестору, причем крупному и опытному, более предпочтителен. Это означает, что птицефабрики точно заработают, причем довольно быстро.

Планы запуска

«Белая Птица» планирует запустить производство через три-четыре месяца, то есть в январе-феврале 2015-го, рассказывает Игорь Барщук. «Мы встречались с губернатором Василием Голубевым, он достаточно позитивно оценил наши действия по запуску активов и обещал поддержку для успешного начала работы предприятий, — добавляет топ-менеджер. — Поэтому мы не сомневаемся, что уложимся в эти сроки». Вице-губернатор Вячеслав Василенко подтверждает: три месяца — реальный срок для запуска площадок.

Президент Росптицесоюза Владимир Фисинин говорит, что если птицефабрики не разграблены и были правильно законсервированы после остановки, то проблем с возобновлением работы не будет. «Насколько я знаю, они были очищены и санированы. С точки зрения технологии выращивания птицы такой перерыв в работе только полезен, — уверен эксперт. — Можно сказать, что ушла биологическая усталость помещений, которая всегда наступает в такой агрессивной среде».

Не обязательно запускать сразу все площадки, можно вводить их по очереди. У «Белой Птицы» сильная команда, продолжает Фисинин, они смогут правильно составить «дорожную карту» проекта и оценить, что нужно сделать для эффективной работы предприятий. «Не думаю, что Барщук взял бы эти площадки, если бы они были в плохом состоянии», — добавляет он.

«Мы достаточно подробно посмотрели комплексы, конкурсные управляющие сохранили их в очень хорошем состоянии, вандализма не было допущено», — подтверждает топ-менеджер.

Корнеев, напротив, считает, что проблемы с запус­ком не исключены. «Знаю, что эксперты «Белой Птицы» оценивали состояние активов, но оборудование не тестировалось, — указывает он. — И если на птицефабриках с этим проще, то на убойных заводах использованы более сложные инженерные решения, нельзя сказать, что после включения электропитания все сразу будет работать».

Гендиректор «Евродона» Вадим Ванеев думает, что срок запуска предприятий будет зависеть от того, как быстро топ-менеджмент компании сможет заново собрать команду руководителей и специалистов, которые будут реанимировать проект.

Компания намерена производить почти 140 тыс. т/ год птицы (живой вес). Холдинг не планирует строить дополнительные комплексы, просто, работая по интенсивной схеме, как в Белгородской и Курской областях, рассчитывает получать больший выход мяса с одного квадратного метра, поясняет Барщук. Достичь такого объема компания хочет уже в следующем году. Для этого, в частности, потребуется увеличить мощности инкубатория. Эту задачу «Белая Птица» решит за четыре-пять месяцев.

Птицефабрики «Оптифуда» были рассчитаны на 100 тыс. т/год продукции, но сегодняшние зоотехнические показатели выше, чем на момент проектирования площадок, отмечает Фисинин. «Тогда средний привес бройлера был около 42−45 г/сут., у «Белой Птицы» сейчас 55−60 г/сут., — сравнивает он. — То есть только на приросте они получат дополнительно 30%". Увеличение сохранности и сокращение сроков откорма также повысят выход мяса.

По соглашению с правительством региона «Белая Птица» обязуется вложить не менее 6 млрд руб. в строительство элеватора на 150 тыс. т зерна, комбикормового завода мощностью 75 т/час и убойного цеха производительностью 12 тыс./час птицы, рассказывает Игорь Барщук. Также один из имеющихся убойных заводов будет расширен с 4 тыс./час до 6 тыс./час, поскольку он не соответствует современным стандартам.

«РБК-Ростов» писало, что одним из условий входа «Белой Птицы» в проект было предоставление компании 100 тыс. га земли. «Это не условие, а наше желание, — уточняет Барщук. — Земля нужна для утилизации помета, который мы будем превращать в биогумус и использовать как удобрение». Холдинг займется выращиванием зерновых, чтобы обезопасить себя от волатильности цен на корма.

Вопрос с землей достаточно сложный, признает Вячеслав Василенко: свободной федеральной или областной земли нет, поэтому администрация работает с компаниями и частными землевладельцами, готовыми продать участки или сдать в долгосрочную аренду.

Николаев уверен, что расширение земельного банка — правильное решение. «Зерно из южных регионов идет на экспорт, оно дорогое, поэтому иметь свое производство лучше, чем завозить из других регионов или перекупать у трейдеров», — поясняет он.

Пока холдинг не запустит свой комбикормовый завод, корма он будет покупать у «Евродона». «Это только предварительные договоренности», — уточняет Ванеев. В первом квартале 2015 года в Миллеровском районе компания запустит в эксплуатацию новый комби­кормовый завод на 300 тыс. т/год в составе комплекса по производству мяса утки. Его мощность позволит обеспечивать как собственное производство, так и реализовывать часть продукта сторонним заказчикам.

Сохранят марку

Николаев считает, что у «Белой Птицы» могут возникнуть трудности с продажами в Ростовской области, поскольку место «Оптифуда» на полке давно заняли другие игроки. «В ритейл попасть сложно, особенно учитывая то, что рынок уже насыщен, и потребление мяса птицы если и будет расти, то не более чем на 2−3%/год», — поясняет эксперт.

Чтобы решить задачу доступа на прилавок, компании придется предлагать сетям более выгодные условия, чем у конкурентов, думает он, добавляя, что холдингам в этом плане проще. Крупный производитель способен обеспечить больший объем продукции, он предпочтительнее с точки зрения непрерывности поставок. За счет экономии на масштабе такой игрок может предложить более выгодную цену, говорит Николаев.

Несмотря на то, что в Ростовской области присутствуют крупные игроки из соседних регионов — ставропольский «Ресурс» и краснодарский «Агрокомплекс», — рынок региона, как в целом ЮФО и СКФО, недостаточно насыщен, отмечает гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

Поэтому проблем с реализацией продукции эксперт не ждет. «То, что «Оптифуд» перестал работать, привело к дефициту мяса птицы в области, сейчас там много белгородских компаний», — добавляет она. «Мы не испытываем дефицита, — не соглашается Вячеслав Василенко. — К нам привозят продукцию из других регионов, есть 40 тыс. т/год индейки и 20 тыс. т/ год утки от «Евродона» и «Донстара»». Он уверен, что в следующем году регион произведет более 400 тыс. т мяса всех видов.

В Ростовской области есть только один системный производитель мяса бройлера — «"Приазовская» птицефабрика» (входит в «Продо»), а значит, по охлажденной продукции «Белая Птица» точно получит хорошую географию продаж, причем очень быстро, уверен Корнеев. Фисинин тоже говорит, что проблем не будет: у «Белой Птицы» есть место в торговых сетях. К тому же необязательно продавать всю продукцию в регионе производства — продукцию вполне можно возить, например, в Москву.

Да и в Ростовской области, по его словам, рынок еще недостаточно насыщен. «Мы работаем на юге, продаем там более 6 тыс. т/год, у нас есть клиентская база и представительство торгового дома, так что нашу продукцию знают», — комментирует Игорь Барщук. Сложностей с реализацией продукции топ-менеджер не видит. Компания работает практически со всеми федеральными сетями, и они выказали желание продолжить сотрудничество по продукции «Оптифуда», рассказывает он. Сейчас группа поставляет в федеральные сети более 10 тыс. т/мес. мяса птицы и планирует увеличивать продажи.

Все бренды «Оптифуда» до сих пор числятся в базах многих сетей со статистикой продаж, знает Корнеев, а она была очень неплохой — компания хорошо себя зарекомендовала. Поэтому вопрос возврата в розницу — технический. «К тому же у «Белой Птицы» уже подписаны контракты с ритейлерами, и начать поставлять по ним новую продукцию не очень сложно», — отмечает он. По его словам, переговоры реально провести в течение месяца.

Игорь Барщук говорит, что компания сохранит марки, под которыми традиционно работал «Оптифуд» (см. таблицу), поскольку местные потребители хорошо к ним относятся. «Общая позиция нашего холдинга — уходить в производство брендированного мяса птицы», — добавляет он. Николаев соглашается, что раз в регионе есть лояльный спрос, то менять бренды не стоит. Тем более в этом случае не придется инвестировать в создание и раскрутку новых.

Корнеев тоже думает, что такая стратегия целесообразна, поскольку лояльность клиентов и потребителей — это главное. К тому же ассортимент нужно разводить по брендам: охлажденное, замороженное, халяльное мясо птицы и т. д. — это разные категории с отдельным ценообразованием и выпускать их все под одной маркой «Белая Птица» не совсем правильно, думает он.

«Возможно, со временем компания начнет выпускать под марками «Оптифуда» и продукцию, произведенную в других регионах, — предполагает Корнеев. — Сохранение марок сэкономит как минимум несколько десятков миллионов рублей на разработке, регистрации и вводе в каналы продаж новых брендов». Ванеев, наоборот, считает, что руководство компании примет решение в дальнейшем использовать торговую марку «Белая Птица».

Видимо, холдинг проводил исследование и знает репутацию марок, предполагает Тюрина. «Если они узнаваемы и отношение потребителей положительное, то почему бы их не сохранить? — рассуждает она. — Негатив, как правило, бывает из-за несоответствующего качества продукции, в этом случае бренд лучше менять». Опять же логично разделять марки по регионам: «Белая Птица» больше популярна и узнаваема в центре, а не на юге. Впрочем, время покажет, какая стратегия правильнее, добавляет Тюрина.

Рывок к лидерам

Сейчас на рынке мяса птицы наблюдается процесс укрупнения и консолидации активов, говорит Тюрина. Например, группа «Черкизово» в этом году купила воронежскую «Лиско Бройлер» за 5 млрд руб. По ее словам, «Белая Птица» тоже придерживается стратегии увеличения доли рынка и расширения географии присутствия. «Сегодня компании понимают, что работать лишь в одном регионе сложно, — поясняет эксперт. — Покупка предприятий в южном округе позволит холдингу значительно усилить свои позиции на рынке».

«Белая Птица» — достаточно сильный игрок Белгородской и Курской областей. Компания поставляет продукцию в том числе и в Московский регион, но продажи в ЮФО были не очень значительными, обращает внимание Корнеев. «Теперь у них появится еще один производственный кластер, причем полноценный, с учетом планов организации собственного кормопроизводства, так что сделка очень логична и целесообразна», — делает вывод он.

После вывода площадок «Оптифуда» на запланированную мощность «Белая Птица» будет производить порядка 400 тыс. т/год продукции, подсчитывает Игорь Барщук.

«В Белгородской области у нас около 150 тыс. т/год: не так давно мы присоединили новый актив — разорившуюся «Муромскую» птицефабрику в Шебекинском районе Белгородской области производительностью 23 тыс. т/год, — рассказывает он. — В Курской области — примерно 120 тыс. т/год». Тем более, по его словам, компания планирует работать по всем бывшим активам «Оптифуда» и ведет переговоры с другими его кредиторами, чтобы получить и логистические комплексы.

Выход «Белой Птицы» на 400 тыс. т/год позволит компании занять третье-четвертое место по объемам производства в стране, оценивает Фисинин. Сейчас лидером рынка является «Приосколье» с 462 тыс. т/ год по итогам 2013-го, на второе место после покупки «Лиско Бройлера» вышла группа «Черкизово» — в прошлом году холдинг произвел 343 тыс. т, мощность воронежского актива — порядка 70 тыс. т/год. Очень быстро наращивает объемы «Ресурс». Пока «Белая Птица» не входит в пятерку крупнейших предприятий, и сделка позволит ей сделать хороший рывок, уверен эксперт.

Тюрина говорит, что стоит ожидать укрепления и увеличения производства у «Ресурса», есть планы дальнейшего расширения и у «Черкизово». «В пятерку лидеров «Белая Птица» точно войдет, — думает она. — Достаточно серьезным конкурентным преимуществом станет широкая география присутствия».

К тому же после строительства комбикормового завода и при наличии собственного зерна компания сможет снизить производственные затраты. В дальнейшем основная борьба будет развиваться между первыми пятью-шестью компаниями сектора, предполагает эксперт. Вариант M&A между топовыми производителями в ближайшее время маловероятен. «Пока еще есть потенциал покупки более мелких предприятий в других регионах, и, наверное, такая стратегия более выгодна. Это позволит увеличивать продажи при высоком уровне конкуренции в Черноземье и на юге», — заключает Тюрина.

Тоже прибавили
«Ресурс» приобрел 100% в уставном капитале «Токаревской птицефабрики» в Тамбовской области. Сделка позволит компании увеличить объемы производства и выйти на новые рынки сбыта. В течение полутора лет на базе нового актива группа планирует построить семь бройлерных площадок, инкубаторий, комбикормовый завод и птицеперерабатывающий комбинат. Совокупные мощности вертикально интегрированного производства превысят 150 тыс. т/год мяса птицы. Инвестиции в покупку и строительство этих объектов более 9 млрд руб.
«Для отрасли это очень хорошая сделка»
У «Оптифуда» не было родительского стада для производства инкубационного яйца, они его завозили. Это и стало одной из причин банкротства компании. Но у «Белой Птицы» в этом плане хороший опыт, так что, думаю, они решат проблему.
Спрос на мясо птицы есть и будет, в том числе у переработчиков. В этом году мы выйдем на 4 млн т. В следующем есть шанс прибавить еще 200 тыс. т, исходя из планов расширения и реконструкции мощностей, улучшения показателей реализации генетического потенциала. После 2020 года будем производить 5 млн т продукции в убойном весе.
Купили быстро
Между первыми сообщениями в СМИ о том, что «Оптифуд» может войти в структуру «Белой Птицы», и завершением сделки прошло всего около двух месяцев. По словам Ивана Николаева из «Атона», это нормальный срок, чтобы провести расчеты и подготовить документы. Поскольку активы два года простаивали, не было необходимости делать финансовый анализ. Поэтому due diligence, вероятно, был укороченным и сводился к вопросам прав собственности, налоговых рисков. Плюс инвестор оценивал предприятия с технической точки зрения.
Скорее всего, сделка стала результатом, во-первых, низкой цены, во-вторых, улучшающейся экономики сектора, в-третьих, того, что стратегический игрок понял, что сможет извлечь выгоду из первых двух факторов, перечисляет Николаев.
«Мы не жалеем, что не купили «Оптифуд»
Мы приняли решение не размениваться на сторонние проекты. Для нас более важно реализовать собственные комплексы по индейке. Сейчас идет большая стройка в Ростовской области и, если все получится, как запланировано, то компания увеличит объемы производства с нынешних 43 тыс. т/год до 130 тыс. т/год мяса индейки.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще