Дорого едим -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Дорого едим
Николай Лычёв
Агроинвестор
январь 2013
Как же мы все-таки неоптимально дорого живем!

И сельское хозяйство у нас, если бы не затучневший от нефтегазодолларов госбюджет, можно было бы сказать, что неоправданно дорогое. Вот два примера, попавшихся под руку во время подготовки номера. Один — из личного опыта, другой — профессиональный, но оба взаимосвязаны. Дочитав колонку, вы поймете, почему.

Пример первый. Я приобрел разделанную охлажденную индейку отечественного производителя, которую приготовил и с удовольствием съел. Потом посчитал «экономику» покупки и задумался над эффективностью «личной инвестиции» в этот продукт. Не потому, что цена индейки была вполне себе сравнима с ценой охлажденной говядины. Ладно, рынок индейки дефицитен, ниша свободна, спрос выше предложения, а бизнес производителей на самой затратной, инвестиционной, фазе — одним словом, зарабатывать на нас, потребителях, можно и нужно (благо мы не против, тем более что продукт свежий и вкусный). Но вот почему диетическое, нежирное мясо (грудка) после приготовления на пару (без обжаривания!) потеряло в весе 25%? — Может, это и нормально для молодого отечественного индейководства. Однако индейка, которая обходится мне под 500 руб./кг в «приготовленном весе», на мой взгляд, не стоит своих денег.

Пример второй — из статьи нашего автора, которая представляет Организацию экономического сотрудничества и развития (см. стр. 22). В России агрогосподдержка, пишет она, традиционно основана на двух главных мерах — поддержке цен производителей и субсидировании ресурсов для выпуска продовольствия. Обе меры занимают более 80% общего объема поддержки. Так вот, больше 50% этих мер, выраженных в стоимостном отношении, финансирует потребитель — если высказаться упрощенно, покупает еду по завышенным ценам. Учитывая, что 30% доходов, по Росстату, россияне тратят на питание, этот потребитель небогат и с точки зрения реальных доходов явно переплачивает. Ну, а компенсация за ресурсы — это прямая нагрузка на бюджет.

Что в итоге? С помощью такой поддержки можно быстро нарастить производство, что мы и видим на примерах птицы, свинины и рекордных сборах разных агрокультур — от пшеницы до сои. Это плюс. Но минусов больше. Проигрывает потребитель — он вынужден платить регрессивный налог на продовольствие (вместе с дорожающими энергоносителями и услугами ЖКХ — это один из факторов отсутствия роста реальных доходов населения). В проигрыше государство, финансирующее отрасль, которая при нынешней формуле поддержки нуждается в постоянно возобновляемых бюджетных трансфертах. Оно даже дважды в проигрыше — ведь людям с низкими доходами нужно прямо (индексация зарплат и пенсий) или косвенно (через сдерживание цен производителей) доплачивать, чтобы они имели возможность покупать базовое питание. Да и аграрии проигрывают — не краткосрочно, а стратегически: у них нет стимула становиться конкурентоспособнее; их издержки постоянно растут; часть госсредств, которые вроде бы для них, перераспределяется поставщикам ресурсов. Формально сельхозпроизводители бенефициары, а по сути — транзитеры бюджетной поддержки.

К сожалению, новая госпрограмма в основном сохраняет ранее заданный вектор. Однако нужна смена всей идеологии господдержки — не ситуационное субсидирование производства отдельных продуктов, а меры, формирующие долгосрочную конкурентоспособность и устойчивость АПК в целом. Иначе производители еще долго будут иметь копеечную рентабельность, государство — хронически затратную агроотрасль, а я — мясо птицы чуть ли не по цене говяжьего стейка.

Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще