Генетико-гибридный статус -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Генетико-гибридный статус
Нина Важдаева
Агроинвестор
май 2013
Когда есть смысл инвестировать в гибридизацию и строить СГЦ

Снизить издержки закупки скота, обезопасить себя от ветеринарных проблем и рисков при поставках импортного поголовья, а также больше зарабатывать свиноводы могут, вкладывая в селекционно-гибридные и генетические центры. Но строить их целесообразно только крупным производителям с поголовьем от 10−20 тыс. товарных свиней в год. Средний срок окупаемости таких проектов — пять-шесть лет.

Сейчас статус селекционно-генетических центров (СГЦ) есть у шести предприятий — «Знаменского» (проект «Эксимы»; Орловская область), «Мортаделя» (Владимирская область), «Томского» (входит в Сибирскую аграрную группу — САГ), «Восточного» («Комос групп»; Удмуртия), «Вишневского» («Верхнехавский»; Воронежская область) и «Агро-Белогорья». Еще примерно десять предприятий являются селекционно-гибридными центрами, примерно столько же фактически работают как такие центры без официального статуса, рассказывает эксперт по племработе Национального союза свиноводов Элла Васильева. Она поясняет, что одна из задач гибридного центра со статусом — производить родительскую свинку (гибрид F1) не только для своих комплексов, но и на продажу другим. Если компания занимается племработой только для себя, то статус такого центра необязателен.

Задачи СГЦ масштабнее: исследовательская работа, разработка и испытание новых критериев оценки воспроизводства поголовья, его кормления и содержания, а также эксперименты по улучшению качества пород разных генетических линий и гибридов. «Пока ни один российский СГЦ до конца этих задач не выполняет — статус они фактически получили авансом», — указывает Васильева. По ее мнению, стране достаточно 5−7 СГЦ во всех федеральных округах — главное, чтобы объекты располагались в перспективных с точки зрения спроса местах. В Сибири или на Дальнем Востоке центры масштаба «Знаменского» (115 тыс. племсвиней в год) вряд ли будут востребованы: там немного свинокомплексов, приводит пример эксперт.

Кому это нужно

Отличительная черта нашего свиноводства — большие фермы, напоминает гендиректор российского филиала компании Topigs Денис Охрименко. Крупные свиноводы, масштабируя бизнес, рано или поздно встают перед дилеммой: постоянно, причем в огромных количествах, покупать ремонтный молодняк или самим строить племенную пирамиду. «В российских условиях — огромные расстояния, плохая логистика, дефицит доверия — ответ очевиден: нужно строить СГЦ самим», — считает он. Васильева говорит, что СГЦ целесообразно создавать комплексам, производящим от 10−20 тыс. товарных свиней в год. А старший консультант в России генетической компании PIC Александр Подгурский рекомендует инвестировать в нуклеусы (племфермы) с чистопородными животными — для производства прародительских и родительских свинок — компаниям с поголовьем от 25 тыс. маток. «При комплектовании комплексов с меньшим поголовьем (2,4−4,8 тыс. маток) мы рекомендуем завозить 90% родительской свинки и 10% прародительской, чтобы проводить «ремонт» стада фермы, — говорит Подгурский. — Это, с одной стороны, в десять раз сокращает объем ежегодного ввода в стадо ремпоголовья из внешнего источника (что особенно важно при угрозе АЧС). С другой, произведенная на комплексе ремонтная родительская свинка имеет единый с основным маточным поголовьем иммунный статус. Значит, не будет проблем при ее вводе в стадо». По этой схеме работают «Белгородский бекон» (входит в «Русагро»), «Алексеевский бекон» (Белгородская область), «Гвардия» («Агрико»; Ставропольский край) и др. А вот холдинги из топ-5 крупнейших производителей свинины — в том числе «Мираторг», «Агро-Белогорье» и «Черкизово» — уже вышли на объемы, при которых пора иметь собственные нуклеусы и производить на них чистые линии для дальнейшего комплектования комплексов реммолодняком, добавляет Подгурский. «Сейчас, при наших объемах производства (100,9 тыс. свиноматок), генетический центр не нужен, — отвечает вице-президент «Мираторга» Александр Никитин. — Вот если замахнемся на поголовье более 200−300 тыс. маток, то подумаем о собственной генетике. Это другой бизнес — в Европе и США им занимаются специализированные компании. В Америке, конечно, есть свинокомплексы со своими генетическими центрами, но и поголовье у них больше миллиона маток».

По словам Васильевой, инвестиции в строительство крупного СГЦ уровня «Знаменского» - минимум 10 млрд руб. Создание гибридного центра обойдется от 800 млн руб. до 3 млрд руб., включая проектирование, строительство, оборудование и базовое поголовье. Например, в «Знаменский» вложено 13 млрд руб., и «Эксима» продолжает инвестировать в него. «Томский» получил статус СГЦ в апреле прошлого года. «Мы реконструировали старый племзавод, — поясняет директор комплекса Анатолий Баталов. — Реконструкция обошлась в 500 млн руб.». Сейчас САГ планирует строительство нового генетического центра в Томской области мощностью 2,4 тыс. маток и с общим товарным поголовьем 27 тыс. к 2013 году. Оценочные инвестиции в проект — на уровне 1 млрд руб. Окупить инвестиции САГ планирует через пять лет. Такой же срок возврата инвестиций у селекционно-гибридного центра «Белгоген», в 2011 году запущенного «Мираторгом». По словам Никитина, строительство этого нуклеуса на 680 маток обошлось в 300 млн руб. F1 производили и раньше, но было внутристадное разведение (на каждом комплексе), уточняет он. «Теперь продолжим производить эту свинку внутристадно, но по другой схеме: с нуклеуса на товарные репродукторы будут поступать чистопородные свинки GP для получения от них гибридной свинки», — поясняет Никитин. Создать отдельную площадку для гибридного центра «Мираторг» решил из санитарных соображений, для консолидации в одном объекте всей генетической работы и включения в систему оценки не только показателей живорожденных поросят, но и их среднесуточных привесов плюс толщины шпика. «Так процесс легче контролировать, проще достичь генетического прогресса», — говорит топ-менеджер.

В «Агрико» уверены, что закупать племпоголовье у известных иностранных компаний эффективнее строительства своих СГЦ и гибридных центров. Компания приобретает его у PIC, а у себя разводит товарных свиней. «Каждый должен заниматься своим делом, — говорит глава ставропольского представительства «Агрико» Владимир Погадаев. — К тому же в России не хватает специалистов — страна десятилетиями утрачивала культуру племенного дела». Денис Охрименко из Topigs соглашается, что не всем свиноводам нужен нуклеус. Можно ограничиться племрепродуктором, покупая чистые линии у генетических компаний, если у инвестора небольшие фермы — от 1 тыс. маток каждая. С меньшим поголовьем нет смысла строить даже племрепродуктор, считает Охрименко.

Свое надежнее и лучше

По данным Национального союза свиноводов, компания, построившая производство 100 тыс. товарных свиней в год, ежегодно должна ввозить минимум 5 тыс. свинок F1. Основные затраты состоят из стоимости животных (импортная F1 стоит от $350, племенная — от $800 до $1,5 тыс.), транспорта и пошлины. При ввозе чистых линий она нулевая, родительских F1 — 40%, но не менее €0,5/кг (после вступления в ВТО снизится до 5%). Подгурский из PIC подсчитал, что если племпоголовье ввозится из США, то транспортные расходы на одно животное идентичны цене прародительской свинки и в два раза выше цены родительской. А при закупке свиней в ЕС на транспортировку приходится примерно 15−20% стоимости животного, сравнивает он.

Большие затраты на перевозку были одной из главных причин открытия своего СГЦ «Сибирской аграрной группой». «Наши комплексы в Сибири, один на Урале, а все племхозяйства — в западных регионах, — рассказывает Баталов. — За счет транспортировки цена привозимых животных вырастала на 10%". Теперь комплекс «Томский» САГа, наоборот, продает племмолодняк другим компаниям — сейчас реализация на уровне 1 тыс. животных в год. На предприятии содержат 16 тыс. племенных свиней и планируют нарастить поголовье, чтобы через два-три года реализовывать на рынке до 15−20 тыс. гол./год.

Инвестору, решившему заняться гибридизацией, а тем более генетикой, стоит помнить, что выращивание такого поголовья — не производство мяса, а намного более сложный и дорогой процесс. Инвестиции в собственный нуклеус могут быть на 20−50% выше стоимости товарного свинокомплекса, если сравнивать по мощностям. При этом производственные показатели — среднесуточный привес, конверсия корма и пр. — в СГЦ ниже, чем на обычных фермах, качество мяса выбраковываемого поголовья хуже, а свиньи чистых линий, как правило, более жирные. Себестоимость килограмма мяса в СГЦ выше, чем на товарном комплексе, делает вывод Охрименко.

По словам Васильевой, окупить товарный комплекс можно за 6,5−7 лет. СГЦ, добавляет она, лучше окупается через улучшение товарного откормочного поголовья: «Отдельно стоящий центр никто строить не будет — он всегда создается в комплексе с товарным производством». Через год после получения племенного статуса центр может реализовывать племенное чистопородное поголовье другим предприятиям. При таких продажах, оценивает Васильева, прибыль намного выше, чем при реализации товарных животных — 16−18 тыс. руб. за свинку и от 25 тыс. руб. за хрячка. Для сравнения, откормочная свинья весом в 100 кг стоит в пределах 8,5−9 тыс. руб. Чтобы была высокая прибыль, необходимы сформировавшийся рынок и доверие к отечественным производителям генетики, указывает Баталов из САГ. Пока на племпоголовье спрос небольшой, сетует он, и часть таких животных приходится отдавать на товарный убой. В этом случае маржа снижается до 10−15%, тогда как при реализации поголовья как племенного она составляет 20−25%, заключает он.

Минимизируют риски
Строительство собственных гибридных и генетических центров позволяет избавиться от части рисков свиноводческого бизнеса или минимизировать их. «Приобретая племенных животных за рубежом, покупатель не застрахован от того, что ему поставят не тот скот, который он заказал, — отмечает Васильева из Национального союза свиноводов. — В некоторых партиях бывает до 60% свинок F2 (с откорма), хотя компания заказывает только F1». Она связывает это с тем, что в Европе не хватает F1 для экспорта. Вины поставщиков в таких случаях, как правило, нет, говорит Васильева: ответственность за такие «ошибки» несут посредники. «При этом даже если покупатель заметил подлог, то далеко не каждый готов доказывать это продавцу: контракты штрафов за подмену животных чаще всего не предусматривают, — знает Васильева. — В результате комплекс, закупивший разных свиней, не может получить поголовье с одинаковыми показателями».
«Мираторг» и САГ, инвестируя в СГЦ, хотели нивелировать зависимость от импорта. «Раньше мы вынуждены были ежегодно обновлять стадо, завозить хряков, — вспоминает Баталов из САГ. — Риск привезти заболевания, штаммы вирусов и бактерий был большим». В гибридном центре «Мираторга» больше 100 тыс. маток F1. «Раньше мы импортировали их по 30−40 тыс. гол./год, а сейчас таких свинок вообще не завозим», — говорит Никитин. Теперь компания закупает только хряков — примерно по 350 В год. Собственный нуклеус решает вопрос биобезопасности, ведь иммунный фон чистых линий и гибридов разный. «С нуклеуса мы будем завозить чистопородных свинок на наши репродукторы и там адаптировать их под существующий статус здоровья», — поясняет топ-менеджер.
Охрименко из Topigs указывает, что СГЦ страхуют компании от отказов в поставках больших объемов ремпоголовья из других стран после введения надзорными органами карантинных мероприятий, вследствие изменения конъюнктуры рынка, от резкого повышения цен на животных и т. д. Кроме того, производимые в СГЦ животные и маточное поголовье товарных комплексов будут выращены на одинаковых кормах и под контролем единого менеджмента, аргументирует Охрименко, и рисков возникновения проблем со здоровьем при вводе новых свиней в производство будет намного меньше, значительно снизится вероятность заноса заболеваний.
Васильева обращает внимание на географическую особенность России: регионы находятся в разных климатических зонах, и генетическая группа животных, допустим, из средней полосы может снизить свою продуктивность при содержании на юге или на севере. Сокращение продуктивности может составлять до 20%.
Передать прогресс
Чтобы передавать генетический прогресс (улучшать свойства породы) на собственных племфермах, необходимо один раз в 1,5−2 года завозить хряков с головных нуклеусов генетических компаний, где улучшают исходные специализированные линии. Дочерние нуклеусы, в которые инвестируют российские агрохолдинги, создаются, чтобы размножать животных чистых линий и производить прародительское и родительское поголовье для комплектования ими промышленных комплексов.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще