Индейка в промышленных масштабах -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Индейка в промышленных масштабах
Инна Ганенко
Агроинвестор
сентябрь 2012
Инвестиционный портфель сектора превышает $1,2 млрд
Индейка — одна из самых подверженных воздействию внешней среды и стрессу птиц, поэтому инвестору лучше не экономить на ветеринарном обслуживании и кормах

За последние пять лет производство мяса индейки в России увеличилось более чем в четыре раза. Рост продолжается: за полтора года — с середины 2010-го по 2012-й — инвесторы вложат в отрасль несколько десятков миллиардов рублей. Если реализуются все проекты, которые ранее заявлялись, мощности индейководческих компаний через четыре года прирастут минимум на 75 тыс. т.

Основная тенденция рынка мяса индейки в последние четыре года — постепенное снижение доли импорта в структуре предложения, рассказывает гендиректор компании inFOLIO Research Group Олег Клепиков: объем ввоза ежегодно сокращается в среднем на 40%. По итогам 2011 года на внутреннем рынке реализовано 15,3 тыс. т импортной индейки по сравнению с 23,3 тыс. т в 2010-м. Эту тенденцию Клепиков связывает с тем, что больше 80% импортируемой птицы — это замороженные части тушек и субпродукты (к примеру, в 2010 году их доля составила 88%). На неразделанные тушки приходится менее 3,7%, как в 2011 году (в 2010-м — 3%), а доля охлажденного мяса, к которому российские потребители наиболее лояльны, вообще незначительна — около 1% объема поставок. Сейчас зарубежная индейка востребована пищевой промышленностью: это ценный ингредиент колбас, тогда как частные покупатели предпочитают охлажденную отечественную, хоть она и дороже, чем импорт, в среднем на 35%, говорит Клепиков.

А вот внутреннее производство в последние четыре года росло активно даже несмотря на кризис (график «Индейка х 4»). По данным inFOLIO Research Group, в прошлом году на рынок поступило 122,3 тыс. т российского мяса — почти в 1,5 раза больше, чем в 2008-м. «Но серьезным ограничителем развития сектора остается низкий уровень предложения индейки в розничной торговле многих регионов, — говорит эксперт. — Это не позволяет достоверно оценить потенциал продаж продукта на значительной территории страны и, следовательно, инвестиционную привлекательность его производства».

Не успевают за спросом

Главным трендом развития рынка до 2015 года будет постепенное сокращение доли (но не объемов производства) малых и средних производителей при резком росте крупных. Клепиков ожидает, что последние с середины 2010 до конца 2012 годов инвестируют в отрасль около 39 млрд руб. При реализации всех заявленных проектов мощности индейководческих предприятий к 2016 году могут увеличиться «по самым скромным прогнозам» на 75 тыс. т мяса в убойном весе, предполагает он. По данным гендиректора «Евродона» Вадима Ванеева, сейчас в России заявлено около 35 индейководческих проектов, большинство из них не будут доведены до конца: этот бизнес намного более сложен, чем тот же бройлерный. Очень сложно найти зарубежную компанию-поставщика инкубационнго яйца для коммерческого стада (внутренних поставщиков нет), в стране почти нет специалистов по строительству индейководческих комплексов, технологиям выращивания и переработки этой птицы, перечисляет Ванеев.

Юрий Марков, гендиректор Национальной ассоциации в области индейководческого хозяйства, считает логичным развитие отрасли на мощностях больших индустральных производств. «По-другому строить этот бизнес в нашей стране не получится: фермерство в России как класс, можно сказать, отсутствует, — рассуждает он. — Конечно, есть фермеры-энтузиасты, которые выращивают индейку — малые хозяйства научились выращивать ее и могут содержать поголовье до 1−3 тыс. птиц. Но вкладывать в разделку и тем более переработку этого мяса для них очень дорого, а продать его в тушке сложно (индейка крупная)». Фактор роста сектора — насыщение рынка бройлеров и увеличение доли на нем крупных агрохолдингов, таких как «Приосколье» и «Черкизово». Региональным птицефабрикам все труднее удерживать локальные рынки, и выращивание индейки для них — реальный шанс сохранить и диверсифицировать бизнес. Новых инвесторов индейка привлекает как свободная ниша с высокой маржой (эксперты оценивают ее в цифру до 100%), мнение о которой на рынке уже стало чуть ли не общепринятым. Вместе с тем они стараются не конкурировать с лидерами. В прошлом году, приводит пример Марков, рынок обсуждал намерение «Евродона» создать птицекомплекс в Воронежской области. И хотя планы компании тогда не подтвердились, инвесторы с менее амбициозными планами, которым был интересен этот регион, не стали заходить в него, знает он. В итоге ни проектов ростовской компании, ни других инвесторов-производителей индейки в Воронежской области пока нет, сожалеет Марков.

Потребление мяса индейки в России низкое, особенно в сравнении с развитыми странами, следует из таблицы «Растем с нуля». Ограничивающим фактором Марков считает не отсутствие покупательского спроса, а небольшой объем внутреннего производства. Так же, как сектор «мясной» говядины, рынок индейки создается с нуля. Спрос на эту птицу превышает предложение, и действующие производители не успевают наращивать объемы. Этот тренд благоприятен для новых проектов — прежде всего тех, которые планируются в регионах, где нет предложения охлажденной отечественной индейки.

Какие есть проекты

Кроме традиционных участников рынка, таких как «Евродон», «Краснобор» или птицефабрика «Егорьевская», производством индейки интересуются лидеры российской птицеводческой отрасли (производители бройлерного мяса) и зарубежные компании. Последний анонсированный проект индустриального производства индейки — СП «Черкизово» и испанской компании Grupo Fuertes. Он стоит 4,5 млрд руб. и планируется в Тамбовской области. В Первомайском и Староюрьевском районах построят комплекс на 25−30 тыс. т/год с перспективой масштабирования до 50 тыс. т. Под проект планируется выделить 5 тыс. га, сообщала группа «Черкизово». Инвесторы рассчитывают запустить производство в 2014 году, а на полную мощность проект выйдет в 2015-м.

Другой совместный проект, по формату близкий к частно-государственному партнерству, заявлен в Пензенской области. С лета прошлого года его реализует компания «Дамате», учредители которой — председатель совета директоров и гендиректор «Русмолко» Наум Бабаев и Рашид Хайров, а также «Областной агропромышленный холдинг» (принадлежит пензенскому облправительству). По словам Римантаса Мацкевичюса, гендиректора «Дамате», предусматривается создание комплекса первоначальной мощностью 15 тыс. т/год мяса в убойном весе с полным производственным циклом — элеватор, комбикормовый завод, инкубатор, подращивание, откорм и переработка. «В июле, — рассказал он «Агроинвестору», — мы ввели инкубатор, а первая продукция появится осенью после запуска перерабатывающего завода». Общий объем инвестиций в комплекс превысит 7,4 млрд руб. с учетом расширения мощностей до 30 тыс. к 2014 году и до 60 тыс. т — к 2015-му. После выхода предприятия на полную мощность компания рассчитывает на 30% по EBITDA margin. 1,5 млрд руб. в производство индейки под Белгородом инвестирует компания «ЭкоНика». Она планирует в Яковлевском районе три новых фермы по производству мяса, которые планируется ввести через два года, бойню и комбикормовый завод мощностью 10 тыс. т/год. Это второй региональный проект, о котором было заявлено недавно. А в начале 2012 года о намерении запустить там же производство индейки объявила агрофирма «Герцевская». Белгородский филиал ВТБ открыл ей кредитную линию лимитом в 415 млн руб. Производственная мощность предприятия, которое будет создано в Ракитянском районе, к 2015 году должна составить около 6 тыс. т мяса в живом весе, сообщало интернет-агентство abireg.ru.

Проект выращивания индейки в мае появился в Ставропольском крае. Компания «АгроПлюс» собирается построить шесть корпусов молодняка, 24 — для выращивания взрослой птицы, инкубатор, комбикормовый завод, убой и переработку. Если проект реализуется, то будет самым крупным в Северо-Кавказском федеральном округе. Первый этап строительства планируется завершить в сентябре-октябре текущего года. Первоначальные производственные мощности предприятия составят около 3 тыс. т индейки в живом весе, а в конце 2013-го они увеличатся до 10 тыс. т охлажденного мяса в год. Стоимость инвестпроекта — около 1 млрд руб. (данные «РИА Новости»).

Крупную фабрику через несколько лет планируется построить в Невьянском городском округе Свердловской области. Инвестпроект — комплекс на 10 тыс. т/год с возможностью трехкратного масштабирования к 2015 году — региональным властям предложила израильская компания AgroVector Group. Сумма инвестиций на первом этапе строительства (2013 год) оценивается в 2,5 млрд руб., общая — в 6 млрд.

Очередной проект увеличения производства на своей ростовской площадке в этом году завершил «Евродон». Компания построила новые птицеводческие корпуса и по итогам года планирует выйти на 35 тыс. т мяса в живом весе. Накопленные инвестиции в ростовский проект Ванеев оценивает более чем в 6 млрд руб. «Теперь мы готовим масштабный проект строительства в регионе вертикально интегрированного агрокластера с объемом производства 60 тыс. т/год (живой вес) с полным циклом выращивания и переработки, — рассказывает он. — Будет построено около 565 тыс. кв. м промышленных зданий». В июле компания ждала от ВЭБа, который финансировал ее предыдущие проекты, одобрения кредитной заявки. Если госкорпорация подтвердит ее, то «Евродон» приступит к строительству.

Риски и советы

Индейка — одна из самых подверженных воздействию внешней среды и стрессу птиц, предупреждает Марков, поэтому инвестору лучше не экономить на ветеринарном обслуживании и кормах. И потом, индейка капиталоемка: она дает 2,5−3 оборота стада в год, тогда как бройлер — около семи, добавляет Ванеев. Среднюю окупаемость проектов он оценивает в 8−10 лет, уточняя, что этот показатель напрямую зависит от объема производства. Римантас Мацкевичюс, гендиректор «Дамате», говорит о 7,5−8-летнем периоде возврата инвестиций. Эффективны стартапы мощностью не более 10 тыс. т мяса/год на первом этапе, считает Марков: такое предприятие — это 30 корпусов, мощный убойный цех, сопутствующие службы, кадры, маркетинг и т. д. Начинать с больших, чем 10 тыс. т, масштабов новым инвесторам не стоит, говорит эксперт: нужно в течение нескольких лет понять этот бизнес, обучить кадры, выстроить сбыт и только затем расширяться. «Когда пишут, что Воронежская область скоро сможет производить 90 тыс. т мяса индейки [о намерении реализовать такой проект в 2010 году заявлял «Евродон» — «АИ"], а это примерно 400−450 корпусов, в такое сложно поверить! — восклицает Марков. — Кто будет кормить такое поголовье — потребуются сотни тысяч тонн кормов в год! Как обучить кадры? Где рынок сбыта таких объемов индейки?» Маркову непонятно, зачем сейчас строить «индюшиные города»: даже если мощности рассредоточат по разным районам области, концентрация в одном регионе огромного поголовья птицы небезопасна в плане экологии и ветеринарно-санитарной безопасности. «Но об этом говорят, пишут, и вся страна думает, что завтра будет много индейки, — досадует Марков. — Но много ее будет не так скоро, как может казаться, и производиться она сможет не в таких объемах, как заявляют инвесторы».

При проектировании фабрик Марков советует не спешить сразу интегрировать в проект инкубатор, родительское стадо, комбикормовый завод и насыщать его прочими дополнительными опциями. Все это неоправданно дорого на старте и существенно продлевает срок окупаемости, указывает он. «Сейчас на рынке достаточно поставщиков живой птицы, инкубационного яйца, и аутсорсинг обойдется дешевле, — утверждает эксперт. — Инкубатор, например, выгоден, если компания заложит от 5 млн яиц в год, получив при этом не менее 40 тыс. т мяса». Инвестору, работающему на стартовом объеме 10 тыс. т мяса/год, такой инкубатор не нужен, а содержать небольшой экономически невыгодно. То же с родительским стадом, говорит Марков: нет опыта выращивания промышленного гибрида — не стоит заниматься этим направлением. Если не нагружать новый проект инвестициями в не связанные с выращиванием товарного поголовья мощности, то его можно окупить за 4−5 лет, не исключает он.

Строить индейководческие птицефермы целесообразно вблизи городов-"миллионников», таких как Екатеринбург, Пермь, Нижний Новгород, Краснодар, продолжает Марков. «Там клиентский сектор готов приобретать это мясо, — говорит он. — Не стоит ориентироваться только на Москву — все продавать там свою продукцию не смогут». Реализацию проектов в регионах, не связанных со столичным потребительским рынком, затрудняет невозможность прогнозировать сбыт крупных партий индейки: как просчитывать спрос там, где она отсутствует как товарная позиция, задается вопросом Марков. Организация сбыта — реальная проблема для нового проекта, знает по своему опыту Ванеев. В первые годы продукцию «Евродона» «никто не хотел брать», и у компании были большие убытки, говорит он. Помогло создание федерального бренда, заключение договоров на продажи с федеральными и локальными торговыми сетями.

При строительстве предприятия важно учитывать динамику развития рынка и изменение покупательских предпочтений. «Если лет семь назад было достаточно разделить индюка на шесть частей, то теперь потребитель стал требовательнее, и сейчас из индейки делают колбасы, пельмени, блинчики, многое другое», — обращает внимание Марков. В сфере продаж мяса птицы тоже есть свободные ниши, добавляет он: «Возможно, не всем инвесторам нужны так называемые тяжелые кроссы. Например, еще никто не занимался охлажденной тушкой объемом 4−4,5 кг — она не намного больше курицы и помещается в духовку». Импортные «тяжелые» кроссы за пять месяцев откорма набирают массу до 20 кг, рассказывает директор ставропольского племзавода «Северо-Кавказская зональная опытная станция по птицеводству» Россельхозакадемии Виктор Канивец. Индейка отечественных кроссов, которую выращивают на его предприятии, весит 10−12 кг, сравнивает директор.

65% мирового поголовья
индейки приходится на США. По 6,8% — на Францию и Италию. Германия занимает долю в 3,1%, Россия — в 3,2%.
Бизнес для мелких
Власти регионов пытаются поддержать небольшие производства индейки, напоминает Клепиков из inFOLIO Research Group. Самым интересным он считает опыт Пермского края, где есть агрофраншизы на ее откорм, предусматривающие передачу крестьянским хозяйствам молодняка, который аграрии выращивают и сдают на убой. Такие проекты помогают сформировать спрос на индейку в регионах, где нет крупных мощностей, что, в свою очередь, стимулирует развитие больших производств, одобряет Клепиков. Минсельхоз Пермского края готов не только консультировать частных франчайзи, но и финансово поддерживать их, субсидируя 20−50% стоимости технологии.
Стоимость франшизы — 100 тыс. руб. В нее входит молодняк (200 птиц), ветобслуживание и препараты, консультационное сопровождение и корма на период откорма. Предприниматель, покупая франшизу, берет на себя обязательство за четыре месяца вырастить птицу и сдать ее. Общая выручка от реализации индейки, по расчетам чиновников, может составить 168 тыс. руб., а чистая прибыль франчайзи — 68 тыс. руб.
От 250 руб./кг
стоит филе индейки, оценивает Марков из Национальной ассоциации в области индейководческого хозяйства. Поэтому покупает этот отруб в основном средний класс. Но кроме дорогого филе, есть много доступных среднему потребителю позиций — от суповых наборов и мяса для тушения (минимум 100 руб./кг) до целой линейки полуфабрикатов, колбас и варено-копченых изделий.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще