Российское виноделие ждет перезагрузки -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Российское виноделие ждет перезагрузки
Эльза Бикчурина
Агроинвестор
март 2017
В 2016 году производство вин сократилось. Растут только лидеры, но и им приходится непросто. За последние несколько лет в развитиb виноградарства и виноделия в стране наметился прорыв, который никак не превратится в рост производства
В прошлом году собрали почти 500 тысяч тонн
Фото: Pixabay

Лучшее время в развитии российского виноградарства и виноделия пришлось на 1960−1980-е годы. К 1984-му были достигнуты исторически самые высокие показатели по урожайности (почти 80 ц/га) и промышленным насаждениям (190 тыс. га) винограда. Однако уже на следующий год в стране началась антиалкогольная кампания, которая привела к упадку отрасли. По данным академика РАН, директора Северо-Кавказского зонального НИИ садоводства и виноградарства Евгения Егорова, к началу 2000-х площади виноградников сократились более чем на 100 тыс. га, валовые сборы упали в четыре раза, а закладка новых насаждений уменьшилась в 3,4 раза. Снижение объемов производства сырья привело к падению и в переработке: мощности предприятий первичного виноделия сократились почти втрое, а выпуск винодельческой продукции рухнул более чем в семь раз.

Виноградники разрастаются и обновляются

Возрождение отрасли идет последние 10−15 лет. В период с 2000 по 2014 годы в стране было заложено 64,2 тыс. га новых виноградных насаждений, и сейчас насчитывается свыше 90 тыс. га. Промышленным виноградарством в России занимается около десятка регионов на юге страны. Лидеры производства — Краснодарский край, Крым и Дагестан. Есть посадки агрокультуры и в более северных областях, но их, скорее, можно отнести к разряду любительских, уточняет президент Союза виноградарей и виноделов России Леонид Попович.

Урожай винограда в прошлом году составил почти 500 тыс. т. По словам эксперта, ситуация на рынке стабильная, хотя ее участники мечтают не просто о стабильности, а об устойчивом росте. В 2016-м было введено примерно 6 тыс. га новых виноградников, что больше, чем за последние несколько лет, когда в среднем сажали не более 3,5 тыс. га. «Это хороший показатель, но меньше, чем планировалось в госпрограмме (7,9−9,1 тыс. га) и чем необходимо для активного развития сектора», — говорит Попович. По оценке Минсельхоза, необходимо закладывать не менее 10 тыс. га виноградников в год, что позволит к 2020-му выйти на 140 тыс. га.

В прошлом году агроведомство подготовило три сценария концепции развития виноградарства и виноделия на 2016−2020 и на период до 2025 года. Наиболее вероятным Минсельхоз считает базовый вариант, на реализацию которого отрасли потребуется выделить почти 46 млрд руб. из федерального бюджета. Это позволит повысить уровень обеспеченности внутреннего рынка отечественными виноматериалами до 84% (в прошлом году было 44%), расширить виноградники до 125,7 тыс. га к 2025 году. Валовой сбор при этом вырастет до 919,2 тыс. т, а урожайность — до 98 ц/га.

Опрошенные «Агроинвестором» компании уже динамично наращивают производственные показатели. «Дербентский завод игристых вин» (Дагестан) занимается виноделием с 1993 года. За это время предприятие увеличило переработку винограда с 300 т до 40 тыс. т в год. Основная продукция — игристое и тихое вино. Изначально завод не имел собственных виноградников и перерабатывал сырье, выращенное другими производителями, вспоминает гендиректор компании Магомед Садулаев. Но, с учетом постепенного роста потребностей рынка, объемов винограда нужных сортов, выращиваемого в республике, перестало хватать. И предприятие заложило собственные виноградники. «Шесть лет назад мы выкупили почти все земли обанкротившихся в округе хозяйств, затем полностью выкорчевали и очистили участки и окультурили их, — рассказывает руководитель. — Сейчас у нас около 2,2 тыс. га, 95% площадей отведено под сорта Рислинг, Шардоне, Алиготе, Мускат, Каберне Совиньон, на оставшихся выращиваем столовые сорта Августин и Молдова».

У винного холдинга «Ариант», по словам гендиректора компании «Кубань-Вино» (входит в холдинг) Виктории Емельянович, самые большие площади виноградников в стране. Производством сырья занимается агрофирма «Южная», где возделывается 107 сортов. За последние два года предприятие заложило и установило шпалеры на 3,2 тыс. га насаждений. На сегодняшний день у хозяйства 7,7 тыс. га плодоносящих виноградников, в ближайшей перспективе будет заложено еще 2,1 тыс. га. В прошлом году валовой сбор винограда в агрофирме составил 75,7 тыс. т, из них было выработано 4,4 млн дал виноматериала.

Урожаи нестабильны

Весной этого года в Темрюкском районе Краснодарского края «Кубань-вино» планирует запустить новый высокотехнологичный питомник по производству саженцев винограда (3 млн/год). Сейчас во всем регионе производится около 1,5−2 млн саженцев, а потребности в два раза больше и продолжают расти, отмечает Емельянович. Также около 1,8 тыс. га виноградников планируется заложить под Анапой и в других районах на приобретаемых землях, пригодных для винограда.

У крымской «Массандры» под виноградниками 3,9 тыс. га. Кроме головного предприятия в одноименном поселке, у компании есть восемь филиалов — «Гурзуф», «Алушта», «Малореченское», «Ливадия», «Судак», «Морское», «Приветное» и «Таврида». На их базе работает 10 заводов первичного виноделия. 53% лоз предприятия сейчас старше 20 лет, виноградники требуют обновления, поскольку продуктивность лозы с возрастом снижается, говорит гендиректор компании Янина Павленко. «Массандра» владеет и около 1,5 тыс. га свободных земель, где планирует высаживать новые виноградники. За последние три года было заложено около 75 га насаждений.

Компания выращивает в среднем 15 тыс. т винограда в год. 12−13 тыс. т уходит на переработку, остальное реализуется в свежем виде. В зависимости от урожая «Массандра» способна выпускать до 15 млн бутылок в год. Однако мощности позволяют увеличить объемы до 40 млн бутылок. Для этого, по словам Павленко, необходимо повышать спрос на продукцию, высаживать виноград, параллельно перезакладывая существующие виноградники с низкой урожайностью.

Другая крымская компания, севастопольская агрофирма «Золотая Балка», в последние годы тоже занимается обновлением своих виноградников. Только в прошлом году было раскорчевано 106 га старых насаждений из-за их высокой изреженности и нерентабельности и заложено 178 га новых. В планах на этот год — высадить еще 157 га. В целом площадь виноградников составляет 1,4 тыс. га, уточняет главный агроном компании Александр Елисеев. Компания производит 27 сортов винограда, 13 из них — столовые, остальные — технические. «В прошлом году мы дополнительно высадили итальянские клоны сортов винограда, специально подобранных с учетом нашего терруара — Пино Блан, Мерло, Шардоне, Мускат Оттонель и Мускат Блан», — рассказывает он. Общее производство агрокультуры в агрофирме в среднем более 5,3 тыс. т. В переработку из этого объема уходит около 4,7 тыс. т, что позволяет производить до 4,8 млн бутылок игристого и примерно 18,5 тыс. дал тихого вина в год.

Русский винный дом «Абрау-Дюрсо» российского бизнес-омбудсмена Бориса Титова объединяет завод шампанских вин «Абрау-Дюрсо», винодельню «Лазурная ягода» (бренд «Усадьба Дивноморское») и хозяйство «Винодельня Ведерниковъ». Общая площадь плодоносящих виноградников составляет 590 га, в планах увеличение насаждений до 1,3 тыс. га, делится представитель компании Дарья Домостроева.

Общая площадь виноградников винодельческого имения «Фанагория» составляет 2,8 тыс. га. В прошлом году в переработку на винзавод компании было отправлено 36 тыс. т винограда. «Это с учетом дополнительных 638 га виноградников, находившихся в аренде», — добавляет представитель «Фанагории» Владимир Пукиш. Кроме того, было собрано 1,7 тыс. т винограда столовых сортов.

До уровня 1990-го года еще далеко

Виноматериалов все равно не хватает


Несмотря на постепенный ввод новых виноградников и рост производства сырья, выпуск столовых, шампанских и игристых вин, по данным Росстата, в 2016 году сократился на 8%: первых с 40 млн дал до 36,8 млн дал, вторых — с 16 млн дал до 14,7 млн дал. Компании сообщают о росте объемов, но признают, что доля импортных виноматериалов остается высокой.

Так, винодельня «Кубань-Вино» нарастила производство почти в два раза. По итогам прошлого года на двух производственных площадках в станице Старотитаровская и в городе Темрюк компания выпустила 56,5 млн бутылок, что на 42% больше, чем в 2015-м. В частности, объемы шампанских и игристых вин выросли почти на 66%, тихих — на 38%. Существенную долю этого прироста получили за счет приобретения завода «Русский Азов» в Темрюке, поясняет Виктория Емельянович. «Мы заботимся о качестве своих вин, контролируя производство на всех этапах, постоянно расширяем площади собственных виноградников, чтобы повысить обеспеченность сырьем, но пока не можем отказаться от импортных материалов, отечественных для наших объемов не хватает», — сетует она.


В «Абрау-Дюрсо», по словам Домостроевой, в 2016 году был собран рекордный за последние 10 лет урожай — 3,6 тыс. т технического винограда. «Таких показателей мы смогли достичь благодаря проведению комплекса работ по уходу за виноградниками, — говорит он. — Плотно заниматься нашими насаждениями мы стали только после перехода земли в частную собственность акционеров «Абрау-Дюрсо» в конце 2015 года». До этого момента виноградники принадлежали администрации Краснодарского края, ГУП «Абрау-Дюрсо» было основным поставщиком винограда, однако необходимых инвестиций в уходные работы предприятие не могло себе позволить, знает Домостроева. Хороший урожай получила и другая компания, входящая в винный дом, — «Усадьба Дивноморское» под Геленджиком, а вот у «Винодельни Ведерниковъ» на Дону из-за погодных условий сбор оказался средним.


Несмотря на рост производства сырья, компании его не хватает, приходится завозить виноматериалы из ЮАР и Аргентины. «Собственная винодельческая база обеспечивает нас сырьем только на 30%, все оно идет на производство игристых вин по классической технологии, — рассказывает Домостроева. — Для игристых вин по методу Шарма используется привозной виноград и виноматериалы российского и иностранного происхождения».


«Дербентский завод игристых вин» также закупает виноматериалы за границей, однако, как утверждает директор предприятия, немного и только в те годы, когда недостаточно своего урожая. «В прошлом году был очень низкий сбор, из переработанных 25 тыс. т только 16 тыс. т были собственными, мы еле-еле выкрутились, — делится Садулаев. — В таких случаях, конечно, приходится импортировать какую-то часть сырья. Сильно издалека не возим, хорошие фирмы есть на Украине, в Одессе, раньше немного покупали в Крыму».


«Фанагория» увеличила объемы выпуска на 3,5% до 2,5 млн дал. При этом производство виноградных вин составило 2,2 млн дал (+1,3% к 2015-му), шампанских и игристых — 258 тыс. дал (+25%). Также компания нарастила объем винных напитков — с 1,1 тыс. дал до почти 11 тыс. дал, и виноградной водки (чачи) — с 27 тыс. дал до 33 тыс. дал. «А вот производство коньяков и бальзамов, напротив, упало на 11% и 16%", — перечисляет Владимир Пукиш. Вина средней и высшей ценовых категорий компания производит исключительно из собственного винограда, утверждает он. «Импортные виноматериалы идут на выпуск дешевых вин, преимущественно в картонной упаковке, — отмечает он. — Производственные мощности позволяют делать больше продукции, чем имеется сырья, поэтому мы и дальше намерены расширять площади виноградников».

Производство затратное и долгоокупаемое


Дефицит отечественного сырья, высокая капиталоемкость и «зарегулированность» отрасли являются основными проблемами, замедляющими ее развитие, считает гендиректор «Ставропольвиноградпром» Сергей Лысенко. «Вино до сих пор не признано сельхозпродуктом», — добавляет он. Выращивание винограда и производство вин — очень высокотехнологичный и затратный процесс, подтверждают участники рынка. Посадить и вырастить 1 га виноградников до момента полноценного плодоношения обходится примерно в 1,5 млн руб., это без учета рисков, связанных с погодными условиями, говорит владелец частной винодельни Вадим Бердяев. Для производства вина требуется оборудование и емкости, которые не выпускают отечественные предприятия, их приходится завозить из-за рубежа, что тоже стоит немалых денег. «К тому же весь процесс является очень длительным по времени и долгосрочным по получению какой-либо прибыли», — подчеркивает он.


Первый результат можно получить только на четвертый год, говорит Владимир Пукиш. В зависимости от сложности технологий инвестиции начинают окупаться только через 7−10 лет (при средней продолжительности жизни лозы 25 лет), знает он. Если будет выпускаться выдержанное вино, то это еще плюс один-три года за счет дополнительной выдержки в бочках. При этом себестоимость килограмма винограда может составлять от 7 руб. на самых простых сортах (высокоурожайных, в основном для коньяков) до 55−60 руб./кг в премиальном сегменте, где много ручных и механизированных уходных работ, применяется искусственное ограничение урожайности и т. д.


Русский винный дом «Абрау-Дюрсо» производит часть игристых вин по классической технологии с выдержкой в горных тоннелях в течение нескольких лет. По сути, это замороженные на годы деньги, считает Домостроева. Затраты на закладку виноградников составляют 1,2 млн руб./га, делится она. Из них субсидируется не более 400 тыс. руб./га за весь период жизни растений.


За последние семь лет сумма капитальных вложений в винзаводы «Кубань-Вино» превысила 400 млн руб., в среднем по 60 млн руб. в год, рассказывает Виктория Емельянович. «Ежегодные расходы на воспроизводство виноградников составляют 150 млн руб., на закладку 1 га плодоносящих площадей мы тратим в среднем 140 тыс. руб., а пятилетнее содержание одного гектара виноградника до получения первого урожая обходится в 500−600 тыс. руб.», — добавляет она.

Дорого обходятся и сами саженцы. «Дербентский завод игристых вин» покупал свои в Сербии несколько лет назад по доллару за один при курсе около 30 руб./$1. В России один саженец тогда стоил 8 руб. «Но мы все равно решили вложить деньги в покупку материала того сорта и качества, которые нам нужны, — говорит Садулаев. — В итоге из дагестанских саженцев выжило только 35%, а из сербских — 95%". Основным различием отечественных и импортных саженцев является то, что вторые в 1,5−2 раза дороже и не адаптированы к почвенно-климатическим условиям района закладки виноградника, утверждает Сергей Лысенко.


Еще одна из сложностей этого бизнеса — привлечение персонала. Производство предусматривает большой объем ручного труда, нужно нанимать рабочих, которые будут обслуживать виноградники как в сезон сбора урожая, так и в течение года. «Труд тяжелый, и найти работников непросто, — сожалеет административный директор «Золотой Балки» Игорь Ткачук. — Чтобы повысить привлекательность работы у нас, мы развиваем социальную сферу, в прошлом году построили модульное общежитие на 300 мест». Также компания инвестирует в новую технику, недавно приобрела посадочную машину, которая в разы сокращает число людей на производстве.

Производство виноградного вина

Препятствия для развития

Однако нехватка материалов, высокие затраты и дефицит персонала — далеко не полный список проблем отрасли. Низкий темп освоения земель, пригодных для выращивания винограда, можно объяснить пассивной политикой государства в вопросах выделения или перераспределения таких участков, считает Виктория Емельянович. Недостаточное субсидирование виноградарства, изменчивость акцизной политики (в декабре были резко подняты акцизы на вино и игристые вина) тоже являются плохим сигналом для участников рынка, добавляет Домостроева. «Отрасль по сути нишевая, виноградарством занимаются только несколько южных регионов, поэтому в стране не выпускается специальная техника, агрохимикаты и прочие составляющие производства», — говорит Владимир Пукиш.

Одна из серьезных проблем, которая появилась относительно недавно, — рост сегмента винных напитков. «Под них был создан ГОСТ, налоги в три раза меньше, чем на натуральные вина, поэтому многие комбинаты перешли на розлив такой продукции, — знает Садулаев. — Никто не контролирует, как они сделаны, какие последствия могут быть при их употреблении…». Это очень болезненный вопрос, в том числе и с социальной точки зрения, добавляет руководитель. На «Дербентском заводе игристых вин» только на виноградниках работает свыше 1 тыс. человек (как правило, один работник на 2 га), а всего на производстве — 1,6 тыс. Если же все заводы перейдут на выпуск винных напитков, то вскоре и виноградников не понадобится.

Еще одним немаловажным фактором, по мнению Емельянович, является неразвитость бренда российских вин. Только сейчас некоторые предприятия отрасли пытаются завоевывать зарубежные рынки, но самостоятельно производителям эту проблему не решить, необходимо на государственном уровне реализовывать программу продвижения российской продукции, считает она. Потенциальные инвесторы пока не видят активной поддержки государства, их настораживает отсутствие в стране научно-исследовательских программ по развитию отрасли, субсидий или иных мер господдержки для приобретения дорогостоящего производственного оборудования и его комплектующих, добавляет руководитель.

Виноградники в регионах

Господдержку нужно повышать


По данным Минсельхоза, в 2015 году на закладку и уход за виноградниками было выделено свыше 1 млрд руб. из федерального бюджета, что в 3,6 раза больше, чем в 2014-м. В 2016-м размер господдержки по этому направлению составил уже 2,4 млрд руб. В нормативно-правовой базе, регулирующей деятельность отрасли, тоже произошло несколько изменений, которые должны ей помочь. Например, как отмечает Сергей Лысенко, были даны некоторые преференции производителям винодельческой продукции из собственного винограда. В частности, изменились правила предоставления субсидий на возмещение части затрат на закладку и уход за виноградниками: если ранее на начало года необходимо было иметь не менее 2 га многолетних насаждений, то теперь достаточно заложить 1 га виноградников.


Изменения законодательства, регулирующего производство и оборот алкогольной продукции, тоже дали ряд преимуществ для вина из российского винограда. Например, вдвое была снижена стоимость получения лицензии, а акцизов на вина и шампанское — с 18 руб. до 5 руб./л и с 36 руб. до 14 руб./л. Лицензия для производителей винодельческой продукции с защищенным географическим указанием (ЗГУ) подешевела более чем в 10 раз — с 800 тыс. руб. до 65 тыс. руб.

По словам Янины Павленко, «Массандра» как организация, осуществляющая производство винодельческой продукции с ЗГУ, рассчитывала на возмещение расходов на закладку и уход за новыми виноградниками, а также раскорчевку выбывших из эксплуатации старых в 2016 и 2017 годах. «Размер компенсации — до 80%. Для предприятия, которое 25 лет практически не модернизировалось, это стало бы серьезным подспорьем, — рассказывает она. — Однако эти выплаты были очень быстро отменены, мы просто не успели ими воспользоваться, и это ставит под сомнение рекордную за десятилетия посадку 200 га, запланированную на текущий год».

Еще один очень важный вопрос, который «Массандре» не решить без господдержки — это проведение работ и оформление документов по кадастрированию земель и регистрации прав на них. «Поскольку земли — собственность Республики Крым, компания при всем желании не может тратить свои средства на эти работы, — продолжает руководитель. — Вторая цель — федерализация земель, которую возможно осуществить только после выполнения первой задачи. С имуществом за 2,5 года мы разобрались — из собственности республики оно перешло в федеральную, теперь необходимо урегулировать земельные вопросы. Мы должны полноценно войти в правовую систему России и уже на полную мощность запустить процессы развития предприятия». Тем не менее государство все-таки оказывает «Массандре» значительную помощь. По распоряжению президента страны компания получила свыше 40 единиц техники.

Агрофирма «Южная» получает субсидии в рамках подпрограммы Краснодарского края по господдержке закладки молодых виноградников и установки шпалер. «Если несколько лет назад эти вложения рассматривались как «длинные деньги», то сегодня есть механизм, позволяющий возместить до 70% затрат на закладку молодых виноградников», — отмечает Виктория Емельянович. Однако сама компания «Кубань-Вино» на сегодняшний день не получает господдержку ни из краевого, ни из федерального бюджетов. Хотя субсидии на покупку дорогостоящего производственного оборудования были бы кстати, добавляет она.

«Фанагория» ранее получала около 200 тыс. руб./ га на закладку виноградников, установку шпалер и четыре года уходных работ. В 2016-м поддержка составила примерно 400 тыс. руб./га. «Скорее всего, это была разовая акция, направленная на стимулирование отрасли», — не исключает главный агроном компании Николай Мороз. Предприятиям отрасли не хватает субсидирования закупок импортной техники, которая не выпускается в стране, добавляет он.

По словам Ткачука из «Золотой Балки», сейчас для севастопольских сельхозпроизводителей действует лояльная программа компенсации затрат по восполнению виноградников, начиная с раскорчевки, посадки и заканчивая уходом на протяжении первых нескольких лет. Кроме того, частично возмещаются затраты на приобретение сельхозтехники. «Неплохо было бы получать и компенсацию затрат на проектно-изыскательские работы», — думает он.

«Дербентский завод игристых вин» в прошлом году получил около 500 млн руб. на покрытие затрат по капельному орошению. Это почти треть от сделанных компанией вложений. Теперь на предприятии орошается 100% насаждений, что повышает как урожайность, так и качество винограда. С учетом господдержки инвестиции окупятся в срок от трех до пяти лет. «Окупим затраты и будем продолжать сажать виноград», — делится планами Садулаев.

Частные виноделы тоже вносят свой вклад
Основатель частной винодельни Вадим Бердяев, заниматься этим бизнесом начал с 2010 года. До сих пор вино он производил из винограда, выращенного другими предприятиями, с этого года — надеется на свой урожай. Собственные виноградники (всего около одного гектара) бизнесмен заложил три года назад, и этим летом ожидается первый виноград. В ближайшей перспективе Бердяев увеличит площади до трех гектаров.
Значительный вклад в развитие винодельческой отрасли страны как могли бы внести малые винодельни, считает предприниматель. Но полное отсутствие господдержки такого рода бизнеса сдерживает инвесторов. «Требования к небольшим предприятиям предъявляются точно такие же, как и к крупным заводам, а помощи — никакой, получить лицензию — практически не реально, — говорит он. — А в то же время значительные участки земли, которые раньше были виноградниками, сейчас зарастают бурьяном, нет никакой возможности, вернуть их в оборот. Они имеют определенных владельцев, но те не хотят заниматься этим делом».
Тем не менее Бердяев надеется, что с каждым годом в России будет все больше появляться небольших частных виноделен. Тогда на рынке будет здоровая конкуренция и заметно повысится качество выпускаемой продукции, уверен он.
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще