Выбор редактора

По данным ФТС, за первые шесть месяцев 2017 года объем экспорта сельхозпродукции и продовольствия из России превысил $7,3 млрд (без учета торговли со странами ЕАЭС), что на 17,7% выше уровня аналогичного периода прошлого года.

В структуре поставок традиционно преобладает зерно (37,1%), в том числе на долю пшеницы пришлось 27,7%, на втором месте по объему вывоза рыба и рыбная продукция (19,7%), на третьем — растительные масла (15,4%). Экспорт сахара по итогам первого полугодия увеличился в 66 раз, составив 115,4 тыс. т, свинины — в два раза до 9,2 тыс. т, мяса птицы — в 1,5 раза до 49,8 тыс. т. Также ФТС сообщает о росте поставок шоколада на 21,1% до 38,4 тыс. т.

Топ-5 импортеров российского продовольствия

В январе-мае 2017 года крупнейшим импортером российской сельхозпродукции и продовольствия стал Египет ($812,3 млн), основными товарными позициями поставок туда были пшеница и подсолнечное масло. Следом идет Китай ($700,6 млн), преимущественно закупавший мороженую рыбу, растительные масла, соевые бобы, муку и шоколад. Как ранее писал «Агроинвестор», с августа 2016-го по май 2017-го, Китай вышел на первое место в рейтинге импортеров российской пшеничной муки. По данным Института конъюнктуры аграрного рынка, за этот период в КНР было поставлено 55,4 тыс. т пшеничной муки или 40% от общего объема ее экспорта из России. В Казахстан было поставлено продукции на $575,2 млн, в основном это подсолнечное масло, сахар, кондитерские изделия и шоколад. Также в топ-5 экспортных направлений попали Турция ($560,6 млн) и Южная Корея ($541,9 млн). Первая ввозила подсолнечное масло, зерновые агрокультуры, маслосемена и сушеные бобовые овощи, вторая — мороженую рыбу, морепродукты, кукурузу и рыбную муку.

По словам президента Национального союза экспортеров продовольствия Дмитрия Булатова, объем экспорта в основном меняется в зависимости от роста или уменьшения вывоза зерна, тогда как поставки продукции пищевой промышленности растут не такими высокими темпами. Хотя этот сектор мог бы стать драйвером внешней торговли, уверен эксперт. «Недавно Минсельхоз получил полномочия по поддержке экспорта продукции АПК, поэтому мы надеемся, что у нас появятся новые меры стимулирования экспортеров, принятые в мировой практике», — прокомментировал Булатов «Агроинвестору». Это позволит сделать отечественную продукцию более конкурентоспособной на внешнем рынке, уверен эксперт.

В отличие от других секторов, в частности, поставок машинотехнической продукции, где заключаются многолетние экспортные контракты, включающие обслуживание техники, поставку запчастей и т. д., поэтому там нужны долгосрочные льготные кредиты, в продовольственном сегменте другая ситуация. «У нас утром деньги — вечером стулья или наоборот, так что намного важнее нефинансовая поддержка экспорта», — отмечает Булатов, уточняя, что она условно называется нефинансовой, поскольку не предусматривает прямого финансирования. Например, это может быть субсидирование участия компаний в выставках. Сейчас такая мера поддержки есть, но экспоненту возмещается лишь часть стоимости выставочных площадей. Тогда как в других странах кроме этого государство компенсирует половину стоимости разработки макета стенда и его монтаж, расходы на доставку образцов продукции, регистрационный взнос, страховку, проведение маркетинговых мероприятий. «У нас об этом речи пока не идет», — сожалеет эксперт.

Кроме того, за рубежом за счет аграрных ведомств издаются специализированные журналы, справочники и каталоги для потенциальных импортеров, чтобы они могли ознакомиться с национальной продукцией. «Также проводятся конкурсы лучших экспортеров продовольствия, у нас они тоже есть, но победители получают только дипломы и медали, а за границей — еще и бонусы, например, бесплатное участие в зарубежной выставке».

Тем не менее, работа по развитию экспорта продовольствия идет, продолжает Булатов. Например, союз через Торгово-промышленную палату обратился в Минсельхоз с предложением развивать производство и экспорт продовольственных товаров с наименованием места ее происхождения. «Это значит, что товар не просто выпущен в определенной местности, но и благодаря происхождению обладает определенными потребительскими свойствами, — поясняет Булатов. — Например, Башкирский мед, Ессентуки, Белевская пастила, Вологодское масло — поставки такой продукции — это наша серьезная экспортная ниша». За рубежом производители товаров с защищенными географическими указаниями получают поддержку государства, отмечает он.

Ранее на этой неделе директор Департамента информационной политики и специальных проектов Минсельхоза Дмитрий Краснов презентовал в ведомстве проект Концепции поддержки и продвижения сельхозпродукции, продуктов питания и напитков с наименованием места происхождения товара (НМПТ). По мнению разработчиков документа, реализация Концепции позволит в 2025 году увеличить экспорт продукции с НМПТ до 27 млрд руб., а объем замещенного продовольственного импорта может составить 83 млрд руб. Прогнозируемый накопленный экономический эффект производства и реализации российской сельхозпродукции, продуктов питания и напитков с НМПТ на внутреннем и внешнем рынках составит не менее 500 млрд руб. до 2025 года.

Кроме того, Национальный союз экспортеров продовольствия разработал перечень продовольственных товаров с высокой степенью переработки, если он будет утвержден, то экспортеры получат возможность получать льготные экспортные кредиты. «Сейчас есть перечень, разработанный Минпромторгом, ведомство позаботилось о своих профильных секторах, хорошо бы включить в него и продукцию пищевой промышленности», — добавляет Булатов.

С этого года в России реализуется проект поддержки аграрного экспорта, который включен в госпрограмму развития сельского хозяйства. К 2020 году экспорт продукции АПК планируется увеличить до $21,4 млрд, по итогам прошлого года объем вывоза составил $17,1 млрд. Объем финансирования проекта составляет 2,4 млрд руб., в том числе 728 млн руб. предусмотрено на 2017 год.