Выбор редактора
Выбор эксперта

Вячеслав Пронин, помощник президента Ассоциации «Росагромаш»:

Особо хотелось бы выделить две инновационные разработки российских производителей, получившие призы конкурса инновационной техники международной выставки «Агросалон» в 2016 году.
Серебро с большим и уверенным перевесом голосов завоевал самоходный опрыскиватель-разбрасыватель «Туман-2М» производства компании «Пегас-Агро» (Самара). Это уникальная машина, аналогов которой в мире нет. Конечно, в России существуют похожие модели, но они остановились в своем развитии, а эта машина постоянно улучшается и модифицируется. Я лично был удивлен, узнав, что она может почти в 40 раз превзойти по своей производительности любой, даже самый мощный опрыскиватель. Модернизация «Тумана» началась в прошлом году, поэтому сейчас это уже, по сути, другая машина: с новой кабиной, новыми узлами, системой опрыскивания и подачи рабочей жидкости. Важно, что опрыскиватель может работать на огромных скоростях, соизмеримых с автомобильными. Часто западные производители кичатся филигранной точностью обработки своего оборудования, но сельхозпроизводителю это не всегда бывает нужно. Ему важно за 1,5 дня обработать огромную площадь. Впрочем, машина подходит и для мелких хозяйств. Для фермеров она хороша тем, что недорогая, а для холдингов — тем, что производительная. Именно поэтому она и получила такую высокую оценку жюри.
Вторая разработка, о которой хотелось бы сказать отдельно — это инновация компании «Ростсельмаш», внедренная в зерноуборочном комбайне RSM-161: система очистки 5-D. Это своего рода новое измерение в области очистки зерна. Дело в том, что когда комбайн работает на склонах, зерно неравномерно распределяется по решетам и может забиваться в отдельных участках. Поэтому помимо уже существующих систем очистки, призванных компенсировать эти уклоны, «Ростсельмаш» разработал дополнительную опцию — изменение зазора между решетами. Новый подход призван решить проблему неравномерного распределения зерна.

Об успехах импортозамещения в сфере сельхозмашиностроения редакции «Агротехники и технологий» рассказал Вячеслав Пронин, помощник президента Ассоциации «Росагромаш».

Если проанализировать различные отрасли российской экономики с точки зрения импортозамещения, то станет очевидно, что наибольшего успеха на этом поприще достигло сельхозмашиностроение. Этому способствовал ряд факторов, говорит Вячеслав Пронин. Прежде всего, российские производители сохранили ключевые компетенции в этой сфере, благодаря чему качество и техническое состояние российских машин осталось на мировом конкурентном уровне. Помогло также то, что в отношении комбайнов и тракторов действовал разумный протекционизм, который позволял в некоторой степени выровнять условия конкуренции на российском рынке. Это позволяло сохранять отечественное производство, в том числе успешно работали заводы по производству прицепной техники.

Второй положительный фактор — девальвация. Из-за роста курса валют импортная техника значительно поднялась в цене, и практически одномоментно. И не только сама техника. Покупка трактора, комбайна или сеялки — это только часть расходов, ведь машину необходимо еще обслуживать. Например, тракторы и комбайны даже после того, как курс валют подскочил вдвое, выросли в цене всего на 20−30%, но при этом запчасти и сервис подорожали в несколько раз. Это модель зарабатывания денег, отмечает Пронин. Зарубежные производители намеренно продают технику себе в убыток, а потом возвращают деньги за счет запчастей и сервиса. Впрочем, сегодня и нашим сельхозпроизводителям, и властям, отвечающим за сельское хозяйство, это наконец стало ясно. Люди поняли, что нельзя подсаживаться на импортные машины. И не только из-за дороговизны.

Был случай, когда из-за санкций один из европейских производителей сельхозтехники не мог ввезти запчасти в Россию, вспоминает эксперт. В результате аграрии во время уборочных и осенне-полевых работ оказались в тупиковой ситуации. Они были готовы заплатить любые деньги, но получить запчасти все равно не могли. Безусловно, такие истории тоже сыграли на руку отечественному производителю, не сомневается Пронин.

Третий важный фактор — это то, что наконец власти услышали отечественных производителей и начали оказывать им поддержку по программе 1432, которая заключается в предоставлении потребителю отечественной техники со скидкой 25−30%. По данным Ассоциации «Росагромаш», суммарно за период 2013—2015 гг. только по программе 1432 было закуплено 4,5 тыс. комбайнов российского производства, 4,5 тыс. прицепной техники и 1,5 тыс. тракторов. В 2016 году, по прогнозам Ассоциации, ожидается колоссальный рост продаж. Если в 2015 году на эту программу было выделено было 5 млрд руб., то в текущем — 10 млрд, а стало быть, можно ожидать, что техники будет приобретено вдвое больше, прогнозирует Пронин. По его мнению, программа 1432 тоже ощутимо помогла импортозамещению. Если в 2013 году доля техники российского производства на рынке составляла 24%, то в 2015-м — уже 40%, а в 2016 году с учетом собираемой белорусской техники достигнет 51%, подсчитывает эксперт.

Минпромторг поддержит

Помимо этого, Минпромторг с 2014 года запустил в рамках программы импортозамещения сразу три проекта поддержки сельхозмашиностроения. Над одним из них — трактором 3−4 класса мощностью 160−250 л/с — работает Петербургский тракторный завод (ПТЗ). Конструкторы завода спроектировали машину с сочлененной рамой, которая обеспечивает повышенную мобильность, и колесами одного диаметра. То есть отошли от классической компоновки и применили инновационный подход. По словам Пронина, этот трактор призван заполнить нишу, ранее пустовавшую в российском тракторостроении. На весь инвестпроект ПТЗ получил от государства 50 млн рублей. Параллельно с этим (также при поддержке Минпромторга) концерн «Тракторные заводы» разрабатывает свою модель трактора 3−4 класса, но уже классической компоновки. Размер господдержки проекта составляет 100 млн рублей.

В области сельхозмашиностроения Минпромторг очень качественно подходит к отбору проектов для софинансирования, считает Вячеслав Пронин. Все эти разработки действительно нужны рынку, говорит он. Например, создание зерноуборочного комбайна RSM-161 Минпромторг профинансировал на 50% (государство потратило 610 млн рублей, столько же вложила компания «Ростсельмаш»). И уже сегодня эта машина не только завоевывает российский рынок, но и активно поставляется на экспорт, в том числе в западные страны.

Новый кормоуборочный комбайн производительностью 200 т/час, который на данный момент находится в разработке и скоро выйдет на рынок, тоже профинансировали в Минпромторге (из бюджета было выделено 140 млн рублей). Это важный импортозамещающий проект, считает эксперт. До этого отечественные заводы выпускали кормоуборочные комбайны меньшей мощности и производительности, соответственно, для заполнения этого сегмента рынка требовался импорт. Сейчас же наша страна может от него отказаться.

Кстати, импортозамещающие проекты запускаются не только для поддержания отечественного рынка сельхозтехники, но и в помощь производителям отечественного оборудования для животноводства. Так, в 2015 году Минпромторг запустил инвестпроект по разработке доильного робота российского производства (исполнитель — компания «Промтехника»). По данным «Росагромаша», министерство выделило на проект 55 млн рублей в 2015 году и 8,8 млн рублей в 2016 году. Уже с 2017 года робот должен пойти в серию.

Помимо этого, Минпромторг инициировал несколько других интересных проектов, находящихся сейчас в стадии разработки. В частности, в текущем году будет создан высокопроизводительный рулонный пресс-подборщик. Кроме того, выделены средства на разработку российской системы параллельного вождения для комбайнов и тракторов.

По словам Пронина, доля отечественных комплектующих во всех указанных разработках (в тракторах, комбайнах и прицепной технике) на первых порах будет составлять около 60%. Но после отработки конструкции и технологии этот процент начнет постепенно увеличиваться. Кстати, компании достаточно активно работают в этом направлении, замечает эксперт. А благодаря поддержке по программе 1432 у них появляется финансовая стабильность, и они могут себе позволить инвестировать в модернизацию выпускаемой техники и в разработку новых машин.

Российские инновации

Слова эксперта подтверждаются результатами инновационного конкурса, который проходит в рамках международной специализированной выставки «Агросалон-2016». Любопытно, что 70% состава жюри — представители иностранных компаний и независимых организаций. При этом из 19 присужденных медалей (4 золотых и 15 серебряных) российские компании получили восемь (одно золото и 7 серебряных медалей).

Золото конкурса получают модели, в которых внедрена инновация, способствующая снижению себестоимости, повышению качества или безопасности, рассказывает Вячеслав Пронин. Серебряные медали присуждаются за значительное усовершенствование уже существующих технологий. При этом важно, чтобы инновации либо уже были внедрены в серийные модели, либо собраны и доступны для осмотра. То есть главное условие этого конкурса — машина должна быть представлена на «Агросалоне» для демонстрации специалистам и профессионалам отрасли. И такой большой процент российских разработок как раз показывает, что у нас импортозамещение идет не только потому, что импорт стал недоступен (из-за чего якобы приходится покупать российские машины), а потому, что все наши заводы нацелены на модернизацию. Иными словами, мы растем благодаря внутренним резервам и оспорить это невозможно, заключает эксперт.

Инвестируя в отечественное

После того, как Ассоциация «Росагромаш» провела анкетирование российских производителей сельхозтехники, выяснилось, что 5−7% от суммы своей выручки они тратят на НИОКР, разработку инноваций и их внедрение на производстве, рассказывает помощник президента Ассоциации «Росагромаш» Вячеслав Пронин. Эти данные были сопоставлены с отчетами, которые публикуют крупнейшие мировые производители сельхозтехники, и оказалось, что уровень расходов на НИОКР в России на общемировом уровне. Однако не будем забывать, говорит эксперт, что в 1990-е годы отечественное машиностроение находилось в стагнации, поэтому сегодня нашей стране необходимо опережающее развитие этого направления и мы просим у государства поддержки. Если бы наши заводы стартовали с зарубежными производителями «с равных площадок», то конкуренция была бы на равных и мы бы не обращались за поддержкой, а действовали бы по законам рынка, объясняет Пронин. Но у зарубежных производителей этап активной помощи государства прошел лет 10 назад, поэтому они сумели превратиться в гигантов. Точно так же у них вливали в проведение модернизации и НИОКР, а сейчас идет поддержка доступа на рынки для наращивания объемов выпуска. То есть ничего нового и сверхъестественного Ассоциация «Росагромаш» от государства не просит.

К сожалению, нашим аграриям начиная с 1995 года сельскохозяйственные ведомства внушали, что российская техника плохая, не выполняет операции, ненадежная и т. д., продолжает Пронин. Поэтому нет ничего удивительного, что это мнение чиновников въелось в сознание людей. И теперь переломить его отечественным производителям сложно — у аграриев к ним предвзятое отношение, сожалеет эксперт. А между тем российская техника сейчас активно экспортируется и востребована за рубежом. В частности, Ассоциация «Росагромаш» на данный момент активно лоббирует поддержку экспортных проектов российских производителей техники для организации коллективных стендов на международных выставках.

Чтобы экспортировать, нужно себя показывать, поясняет Пронин. Как мы увидели, к нашей технике в Европе огромный интерес. В последний раз в 2015 году на выставке «Агритехника» в Ганновере было 9 очных участников: ЗАО «Агротехмаш» (Тамбов); ООО «Воронежсельмаш» (Воронеж); ЗАО «Евротехника» (Самара); ООО «Пегас-Агро» (Самара); ООО «Навигатор — Новое машиностроение» (Пермь); ООО «Краснокамский РМЗ» (г. Краснокамск); ЗАО «Петербургский тракторный завод» (Санкт-Петербург), ООО «Комбайновый завод «Ростсельмаш» (Ростов-на-Дону) и ОАО «Мельинвест» (Нижний Новгород). И вся техника, которую привезли российские компании, была продана. Это показывает, что мы не просто импортозамещаемся на то, что есть, а заменяем импортное на отечественное аналогичного высокого, а порой превосходящего качества. И второй момент. Работа на экспортных проектах — это действительно эффективно, и если бы государство нас поддерживало в этом, компенсируя риски компаний-производителей, они бы более охотно шли на новые рынки и занимали там свое заслуженное место, не сомневается эксперт.