Выбор редактора

Обычно уничтожение какого-либо направления науки стараются приписать авторитетной фигуре (например, в развале селекции обвиняют Сталина или Хрущева). Влияние личности на ход событий, конечно, никто не оспаривает, однако история наглядно показывает, что все не так просто: даже за самым влиятельным правителем всегда стоят определенные силы, и идти наперекор их интересам очень даже небезопасно (чем окончилось президентство непреклонного Кеннеди, всем хорошо известно). Иными словами, мешать теневым могуществам зарабатывать на тех направлениях, которые они для себя выбрали приоритетными, абсолютно бесполезно.

Ради преследования «приоритетных» интересов сживаются со свету не только «ненужные» ученые с их «неэффективными» научными разработками, но и целые мощные стратегические направления. Коноплеводство, пожалуй, один из самых ярких тому примеров. Во второй половине ХХ века эта высокодоходная неприхотливая и бесконечно полезная культура, из которой можно производить буквально все, начала составлять сильную конкуренцию деревообрабатывающим и нефтяным магнатам. В результате на Западе была запущена пиар-компания якобы против марихуаны, а на самом деле — против производителей конопли.

Казалось бы, причем тут Россия? Конопля всегда была исконно русской культурой: промышленные посевы конопли были распространены и в дореволюционной России, и в СССР. В отдельные годы они достигали почти 1 млн га, а экспорт пеньки и конопляного масла являлся одной из важнейших статей валютных доходов государства. Несмотря на это, Хрущев решил не отставать от западных коллег и, подписав в 1961 году «Единую конвенцию о наркотических средствах», одним росчерком пера превратил уникальную культуру в изгоя. После этого площади выращивания конопли в нашей стране были сильно сокращены (хотя справедливости ради надо сказать, что окончательный удар по коноплеводству был нанесен при Горбачеве). Что ж, вероятно, закулисным магнатам в то время были интересны другие направления бизнеса, а Хрущев с Горбачевым не хотели разделить участи Кеннеди.

Однако сейчас, когда эра нефтяного бизнеса подходит к концу (многие государства пытаются соскочить с нефтяной иглы), а экологи неустанно говорят о неминуемой катастрофе (лесные насаждения исчезают с пугающей быстротой, а почвы загрязняются), коноплю может ожидать второе рождение. Ведь практически любой продукт, который сегодня изготавливается из дерева, хлопка или нефти (в том числе, пластик), можно производить из этой культуры. При этом, что немаловажно, доходы с 1 га конопли могут достигать 250−380 тыс. руб. Так что не исключено, что при должном внимании к конопле со стороны государства эта культура вскоре будет представлять для нашей страны такую же ценность, как нефть. (см. «Конопля «в законе»«)