Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Попасть в сети
Алена Гроздова, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
26 января 2011
По словам большинства сельхозпроизводителей, начинающих работать по схеме «от поля до прилавка», реализовывать товар выгоднее через торговые сети. Именно этот канал позволяет в полной мере сбывать продукцию, не сомневаются они. Но сети, как правило, неохотно принимают малоизвестный потребителю товар. И даже если новичку удается заключить контракт с ритейлером, предлагаемые им условия могут оказаться практически невыполнимыми для поставщика. Урегулировать ситуацию, по мнению участников рынка, можно было бы с помощью долгожданного закона о торговле. Только вот неизвестно, как и на кого он будет работать.
журнал «Агротехника и технологии»
май-июнь 2010

«На протяжении пяти лет представляющие интересы сетей лоббисты противились принятию этого закона, — рассказывает депутат Госдумы, председатель комитета ТПП РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере Виктор Семенов. — А последние два года они фактически «держали на привязи» готовый законопроект, несмотря на неоднократные напоминания президента и премьер-министра о том, что закон принять крайне необходимо».

Напротив, по мнению исполнительного директора Ассоциации компаний розничной торговли Ильи Белоновского, принятие закона о торговле затягивалось только потому, что игроки рынка не видели в этом необходимости. «Необходимость закона была неочевидной», — говорит эксперт.

Ситуация начала меняться после того, как группа, состоящая из депутатов Госдумы, в июне прошлого года внесла в парламент проект закона, альтернативный тому, который дорабатывал Минпромторговли, продолжает Семенов. В итоге к концу года по требованию премьер-министра в правительстве все-таки разработали, а парламент принял компромиссный вариант закона, который учитывает интересы поставщиков, торговых сетей и, конечно же, покупателей.

Давай поделимся

По мнению Семенова, c вступлением в действие этого документа рынок должен стать более стабильным, предсказуемым, а от этого выиграют все, и в первую очередь — потребитель. «Мы добились введения четких обязательств для сетей по оплате товаров, особенно скоропортящихся», — отмечает депутат.

Руководствуясь новыми правилами, правительство сможет контролировать ситуацию на продовольственном рынке, и особенно социально значимые товары. «Если в торговых сетях в течение 30 календарных дней розничная стоимость продукции этой категории увеличится на 30% и более, правительство имеет право установить предельно допустимую розничную цену на срок не более чем 90 календарных дней», — объясняет Семенов. С его слов, закон также нацелен на изменение принципов распределения валовой прибыли в продуктовых товаропроводящих цепочках. Уже сейчас можно отметить, что за два месяца (февраль, март) цены у поставщиков поднялись на 5%, а в сетях только на 2%, отмечает депутат. Это свидетельствует о перераспределении прав на формирование ценообразования, поясняет Семенов. Иными словами, торговцы «поделились» своей возможной прибылью с контрагентами продовольствия, повысив цены «на полке» ровно на столько процентов, сколько составила инфляция.

В том, что закон нацелен на поддержку поставщика, не сомневается и депутат Госдумы РФ Виктор Таранин. «Раньше не существовало документа, в котором были бы детально прописаны правила взаимодействия сетевиков с контрагентами, — говорит он. — Теперь права поставщика должна защитить 13 статья закона о торговле».

Например, во втором пункте этого документа говорится о том, что торговцы не имеют права требовать от поставщика предоставления сведений о заключаемых договорах с другими сетями, отмечает юрист «Поволжского торгового дома» (Саратов, дистрибьютор мясной и молочной продукции перерабатывающих предприятий) Ирина Гуляева. До принятия новых правил некоторые крупные ритейлеры беспрепятственно контролировали поставщиков, чтобы те не выплачивали другим сетям больший размер бонусов, чем им, и не продавали товар за меньшую цену.

Также закон запрещает сетевикам взимать плату за право поставок товара в их сеть и за изменение поставщиком ассортимента продовольственных товаров.

Иными словами, государство предприняло попытку исключить из существующей практики взаимоотношений торговых сетей и поставщиков «плату за вход», навязывание маркетинговых и прочих услуг, говорит Юлия Михалычева, гендиректор юридического бюро «Падва и Эпштейн» (Москва). «Подобные положения должны стимулировать производителей поставлять сетям свою продукцию», — полагает юрист. «Действительно, закон направлен на то, чтобы сделать отношения между продавцом и поставщиком более прозрачными, — соглашается Белоновский. — Спустя некоторое время с сетями будет сотрудничать все больше и больше представителей малого и среднего агробизнеса», — не сомневается он.

На скорую руку

Эксперты убеждены, что только после первого августа, когда закончится период лояльности, можно будет оценить «эффект» от закона, вступившего в силу с первого февраля. Тем не менее, уже сегодня стоит задаться вопросом, как будет исполняться этот закон, разрабатывавшийся на протяжении пяти лет и, по мнению большинства участников рынка, оказавшийся недоработанным и не подкрепленным некоторыми документами, без которых его существование практически бессмысленно.

С момента введения в действие нового документа прошло три месяца [по данным на конец апреля], а штрафные санкции так и не установлены, подчеркивает Семенов. «Это значит, что некоторые недобросовестные ритейлеры, заключая с поставщиками договора, по идее могут прописывать в них условия, нарушающие новые требования, и оштрафовать таких торговцев можно будет только после принятия санкций», — поясняет депутат.

По его сведениям, ФАС разработал специальные поправки к КОАП «по штрафам». «Но поскольку они опять где-то плавают в море правительственных согласований, мы, депутаты, вынуждены внести свои поправки, определяющие меру ответственности за нарушение статей закона о торговле. Причем наше предложение принципиально отличается от того, что готовит правительство. Ведь для одних миллион рублей — мелкая дробина, а для других — смертный приговор. Поэтому в нашем варианте размер штрафа зависит от оборота конкретного магазина», — объясняет Семенов.

Кстати, на поставку некоторых продуктов достаточно сложно заключать договора, не противоречащие новым требованиям. Дело в том, что закон не подкреплен таким важным документом, как перечень социально значимых товаров, который устанавливается правительством, говорит Таранин.

Это постановление просто необходимо для составления новых договоров или соглашений на поставку, например, молока, мясной продукции, хлеба или овощей. Если раньше за реализацию этого товара сети могли требовать ретробонусы, то с первого февраля закон это запрещает, объясняет Гуляева. Однако, согласно п. 2 ст. 22 настоящего закона, все условия договоров поставок «должны быть проведены в соответствии с требованиями закона в течение 180 дней», а именно до 1 августа 2010 года. Следовательно, в течение этого времени и до утверждения перечня социально значимых продуктов в новых договорах и дополнительных соглашениях ритейлеры спокойно могут прописывать проценты (ретробонусы, премии) за реализацию молока или хлеба, и обвинить их в этом нельзя, огорчена юрист.

Например, представители розничных сетей, с которыми работает «Поволжский торговый дом», еще в начале апреля начали переоформление договоров на поставку молока, сметаны и кефира, рассказывает она. В предлагаемых ими документах есть графа, в которой прописана величина вознаграждения — до 5% от товарооборота молочной или мясной продукции. «Возникает вопрос: должны ли мы подписывать эти бумаги? Допустим, сейчас мы согласимся на эти условия, но как быть, если через некоторое время правительство все-таки утвердит перечень социально значимых товаров, в котором без сомнений будет числиться молоко или мясная продукция. И что же, опять перезаключать договор или заново составлять к нему дополнительные соглашения на других условиях?» - недоумевает Гуляева.

Однако Семенов в принятии перечня социально значимого товара, производителями которого, как правило, являются аграрии, видит негативные для них изменения. «Возможно, если сетям запретить брать «объемные скидки», то они будут делать все, чтобы не принимать на реализацию такой товар, — опасается депутат. — В таком случае минимальный «социальный список» должен быть обязательным для всех торговцев продовольствием».

Подмена понятий

Помимо вышеперечисленных обстоятельств, препятствующих нормальному функционированию нового закона, в самом документе есть пункты, смысл которых можно трактовать двояко.

Наиболее значимым нововведением специалисты считают ограничение размера бонусной системы, говорит Семенов. В соответствии с законом о торговле сетевики имеют право взимать с поставщика вознаграждение (ретробонус) за объем приобретенного у него товара (статья 9, пункт 4), но размер этого вознаграждения не должен превышать 10% от цены закупленной продукции.

До принятия новых правил размер ретробонуса порой доходил до 90%, при этом товар заведомо продавался в убыток (некоторым фирмам важна представленность в магазине, а не прибыль), негодует менеджер по работе с ключевыми клиентами компании «Дионис» (Пенза, дистрибьютор компании «Марс») Дмитрий Стульников.

По мнению многих участников рынка, сокращение размера ретробонуса — это большое преимущество для поставщиков продукции. Ведь не секрет, что сети занимают доминирующую позицию на рынке и диктуют контрагентам выгодные для себя условия.

Такая ситуация для ритейлеров сложилась в начале 2000-х годов. «До этого времени «верховодили» поставщики, — вспоминает директор по продажам «Поволжского торгового дома» Сергей Портенко. — Кстати, именно они (по крайней мере поставщики алкогольной продукции) инициировали появление бонусов, выплачивая их розничным торговым объектам за объем и выкладку товара. Эти вознаграждения были своего рода рычагами управления розничным рынком. Но на каком-то этапе система начала работать в обратную сторону: закрепившись на российском рынке, сетевики почувствовали «вкус денег» и начали «выкручивать руки» своим контрагентам».

Изменится ли ситуация с появлением закона обратно в сторону поставщиков, сложный вопрос. Несмотря на ограничения размера вознаграждения, некоторые сети планируют идти на различные уловки, чтобы «и правила не нарушить, и выгоду получить побольше», полагает Семенов. Например, начнут устанавливать на всю продукцию (даже на ту, которая ранее облагалась низким процентом) вознаграждение в размере 10% от товарооборота

Такая ситуация возможна, потому что текст 4 пункта 9 статьи закона о торговле вводит в заблуждение игроков рынка, убеждена Гуляева. «Смысл предложения «Размер вознаграждения не может превышать 10% от цены приобретенных продовольственных товаров» можно трактовать двояко: что этот размер рассчитывается исходя из объемов всех видов реализуемого товара или что выплачиваемые проценты назначаются отдельно на каждый тип продукции», — объясняет юрист. Конечно, поставщику будет невыгодно, если сеть, не разграничив товар по виду, назначит единый размер вознаграждения, рассуждает Гуляева, ведь в поставляемом ассортименте есть как дорогая, так и дешевая продукция.

По мнению гендиректора агрокомбината «Московский» Виктора Семкина, нововведение единого вознаграждения — это чистой воды профанация нормальных торговых отношений и желание оставить производителя в проигрыше. «До принятия закона наш суммарный бонус за овощную продукцию и цветы по разным сетям колебался от 7% до 8%, — рассказывает гендиректор. — Теперь сети вправе увеличить размер наших выплат до максимума. В некоторых новых договорах, недавно поступивших к нам, сети увеличили проценты по всем группам товара до 10%».

Также нововведения не будут на пользу тем поставщикам, которые платили более 10%, не сомневается Семкин. Одновременно с договором на поставку товара (в соответствии со статьей 9, пунктом 11) сети могут предложить заключить контракт возмездного оказания услуг по рекламированию поставляемого товара, а так как в законе не установлены предельно допустимые размеры вознаграждения за эти действия, с поставщика могут взять столько, сколько сочтут нужным. «И я вас уверяю, мало кто сможет воспользоваться п. 12 ст. 9 закона, который запрещает понуждать поставщика к вышеуказанным действиям, — убежден специалист. — Если же поставщик попробует обратиться в контролирующую организацию, то ритейлер попросту откажется от его товара или будет бесконечно долго подписывать договор на поставку продукции, и в итоге контрагенту придется согласиться на любые дополнительные соглашения».

Однако у Семенова на этот счет иное мнение. Если после принятия закона некоторые сети начнут злоупотреблять новыми правилами, на них «все-таки можно будет найти управу», не сомневается он. «На недавно проведенном заседании совета АССАГРОС и комитета Торгово-промышленной палаты было отмечено: если вне зависимости от объема поставляемой продукции, например, сосисок, размер вознаграждения, выплачиваемого сетям, составит 10%, то это будет расцениваться как нарушение закона, — предупреждает депутат. — Мониторингом этой ситуации будет заниматься комиссия под руководством первого вице-премьера правительства Виктора Зубкова и Федеральная антимонопольная служба. Более того, ФАС готова принимать от поставщиков товара анонимные сведения о нарушениях законодательства».

Позицию ритейлеров отстаивает Белоновский, считая, что сети не будут придумывать какие-либо уловки и вынуждать поставщиков «играть по их правилам». «Это же рынок, где одни хотят купить дешевле, а другие продать дороже, — говорит он. — Если торговцу необходимо закупить, например, 10 кг чая и у него есть 100 предложений от поставщиков, то он, конечно же, будет искать наиболее выгодные предложения. А для того чтобы поставщики начали снижать цену, он станет «сталкивать их лбами», проводя различные тендеры». Специалист убежден, что те контрагенты, которые говорят о неподъемных бонусах, откатах и т. д., попросту не выдерживают конкуренции с более успешными игроками.

В режиме вокзала

Тем не менее, в законе, провозглашающем новые правила работы на рынке, поставщики находят все новые неоднозначные места.

Так, в статье 9 пункте 7 закона о торговле говорится о связи срока годности товара и срока оплаты за поставленную продукцию. По словам Семкина, в документе установлены четкие и, казалось бы, сокращенные сроки поставок, однако здесь есть некоторые интересные нюансы.

К примеру, срок годности продуктов (менее чем 10 дней) исчисляется в календарных днях, а оплата товара — в рабочих (по закону отсрочка платежа должна составлять не более 10 дней). «Если привозить товар в торговую сеть в понедельник, то максимальный срок оплаты увеличивается до 12 календарных дней, а если продукты поступили к ритейлеру в пятницу, то рассчитаться за проданный объем по закону он может через 14 календарных дней», — недоумевает специалист.

А в пункте 8 говорится, что пункт 7 (об отсрочке платежа) применим, если поставщик соблюдает все условия документирования поставки, продолжает Семкин. Однако ритейлер, не желающий платить в обозначенный в договоре срок, может заставить играть пункт 7 (благодаря пункту 8) на себя. Например, изменив договор и усложнив документооборот вплоть до абсурдных требований (см. врезку «Особые требования»), при условии, что поставщик не сможет их выполнить, сетевик получает возможность обходить закон, не нарушая положения главы 30 ГК РФ (регулирует взаимоотношения и обязательства договоров купли-продажи, поставки, контрактации, в том числе и продтоваров), и рассчитываться с контрагентом в удобные для себя сроки.

Стульников не исключает существования подобного подхода к оплате и после принятия закона. «До принятия закона некоторые ритейлеры рассчитывались с поставщиками спустя два месяца, несмотря на то, что в договоре было прописано 14 дней, и эта практика, скорее всего, сохранится на 100%», — не отрицает он. Такое поведение свойственно, как правило, сетям, которые «дышат на ладан», говорит специалист. И несвоевременные выплаты будут терпеть поставщики, реализующие нераскрученный товар. А вот контрагенты, предлагающие известный потребителю продукт, не станут сотрудничать на таких условиях, потому что от их товара разоряющаяся торговая сеть вряд ли откажется.

С неоднократными задержками выплат за поставленный товар в прошлом году столкнулся «Поволжский торговый дом». «У нас в Саратове был инцидент с ростовской сетью «В двух шагах», — рассказывает Портенко. — Сеть работала по интересной схеме: две недели сотрудничала с нами, а потом прекращала закупки и приобретала товар у другого поставщика. При этом она задерживала нам выплаты за поставленную продукцию (молоко, колбасные изделия) на двадцать дней».

В результате «Поволжский торговый дом» подал в суд. По окончании разбирательства, которое длилось 1,5 месяца, на счет ритейлера наложили арест, и он вернул деньги компании. «А так как наша продукция (молоко, сметана, кефир) занимает в регионе около 50% от общего объема, — продолжает Портенко, — представители сети «В двух шагах» предложили продолжить сотрудничество, но уже на наших условиях — работать по предоплате. Однако через два месяца мы заметили, что ассортимент у них начал сокращаться, и приняли решение расторгнуть сотрудничество. Вскоре эта сеть разорилась».

По наблюдениям гендиректора Николая Исаева из агрофимы «Ильинка» (Челябинская область, выращивание овощей в открытом грунте), федеральные торговые сети практически всегда рассчитываются вовремя, а вот региональные иногда нарушают прописанные в договоре сроки. Например, челябинский ритейлер «Молния» периодически задерживает выплаты на три месяца, жалуется гендиректор. «Мы опасаемся предъявлять претензии, потому что боимся отказа от поставок , — объясняет он. — В нашем регионе высокая конкуренция среди овощеводческих предприятий, и мы легко можем лишиться источника сбыта».

Однако некоторые поставщики удовлетворены сотрудничеством с сетями. Так, председатель совета директоров пермского холдинга «Ашатли» Сергей Чернов, поставляющий ритейлерам молоко, говорит, что после вступления закона в силу сетевики стали укладываться в сроки (15 дней). «Многомесячных отсрочек уже нет», — доволен Чернов.

Прокаженный товар

Во взаимоотношениях ритейлера и поставщика есть и еще один острый момент — возврат товара.

Долгое время сети работали по такой схеме: если товар украли, истек срок годности или продукция попросту испортилась из-за неправильного хранения, то ее возвращали поставщику, не заплатив за нее денег. Кстати, некоторые торговцы постараются продолжить перекладывать ответственность за состояние товара на плечи контрагентов, не исключает Семенов. Ведь в законе четко не прописывается момент перехода товара от поставщика к ритейлеру. «В момент приемки товара можно придраться к любой мелочи и сказать, что дооформят документы потом, а ведь молоко же обратно не повезешь», — говорит депутат.

По новым правилам (статья 13, пункт 2) запрещается навязывать контрагенту «возврат… товаров, не проданных по истечении определенного срока, за исключением случаев, если возврат таких товаров допускается или предусмотрен законодательством Российской Федерации». Однако некоторые моменты в этом пункте не имеют точного смысла. Так, словосочетание «определенного срока» размывает временные границы перехода товара от поставщика к сети, объясняет Семенов. Эти слова можно трактовать по-разному: либо товар нельзя возвращать по истечении его срока годности, либо по истечении того срока, который оговаривается в договоре, добавляет Гуляева. К тому же непонятно, возврат какого товара допускается и какой продукт «предусмотрен законодательством Российской Федерации», недоумевает Портенко.

Ко всему прочему неоднозначно и само понятие «навязывать», добавляет Михалычева. «В документе отсутствует его официальное определение, — объясняет юрист. — А это всегда оставляет возможность для «особого» толкования со ссылкой на «исключительные обстоятельства». Белоновский объясняет позицию ритейлеров и поставщиков следующим образом: «Некоторые поставщики считают, что они не должны забирать нераспроданный или поврежденный товар и утилизировать его, ведь это происходит не бесплатно. Однако в закупочную стоимость продуктов для сети поставщики всегда включают определенный процент для возврата товара и его последующей утилизации. Если же эти затраты сеть возьмет на себя, то она будет требовать скидку от стоимости продукции. В любом случае принятый закон о торговле запрещает возвраты, и ритейлеры больше не возвращают продукцию поставщикам».

Играть по правилам

В настоящее время подавляющее большинство ритейлеров уже заключили договора с поставщиками в соответствии с требованиями нового закон о торговле, говорит Белоновский

Так, «Поволжский торговый дом» уже подписал новые соглашения с федеральными компаниями «Х5 Ритейл групп» и «Метро» на взаимовыгодных условиях. «Например, «Перекресток» (входит в «Х5 Ритейл групп») сократил для нас сроки оплаты за реализованную молочную продукцию с 20 до 10 дней», — рассказывает Портенко.

Локальные сети также укорачивают сроки оплаты, продолжает он. «До подписания нового договора «Гроздь» расплачивалась с нами за молоко спустя 25-30 дней с момента поставки, а теперь — по прошествии 10 дней», — доволен специалист.

С агрофирмой «Ильинка» некоторые сетевики тоже начали перезаключать контракты. «В числе документов, присланных «Пятерочкой», был договор о дополнительных услугах, — рассказывает гендиректор Николай Исаев. — В нем перечислено около 20 пунктов (размещение товара, выкладка, реклама и т. д.), за которые ритейлер берет деньги. Однако сумма вознаграждения за эти «хлопоты» не указана. Сетевики предложили нам самостоятельно заполнить интересующие нас графы. А так как наша продукция уже не первый день на рынке и не нуждается в дополнительном раскручивании, я сообщил им, что в таких услугах не нуждаюсь. Через некоторое время посмотрим, устроит ли ритейлеров наше решение. Если же сетевики в ультимативной форме будут требовать принятия всех их услуг, то нам придется согласиться, так как у нас нет выбора».

По мнению Татарина, торговые сети продолжают усиливать давление на производителей. «К примеру, в марте компания «Х5 Ритейл групп» пригласила первых лиц поставщиков продовольствия и уведомила о том, что на них дополнительно возлагается оплата НДС (18%) на перечисляемые ими вознаграждения (бонусы)», — недоумевает депутат.

Эту информацию подтверждает и Евгений Фирсов, заместитель генерального директора по операционной деятельности агрохолдинга «Стойленская Нива». «Есть крупные и успешные торговые сети, которые не брали и не берут с поставщиков бонусы. В то же время те ритейлеры, которые взимали бонусы до принятия закона, берут их и сейчас. Так, совсем недавно одна крупная компания сообщила поставщикам о том, что с них будут брать оплату НДС на перечисляемые компании бонусы. Размер «вознаграждения» составит от 7 до 40% (бонусы рассчитываются исходя из месячного или квартального объема поставляемой продукции, а в отдельных случаях они начисляются с объема товара, который был реализован сетью сверх установленной и принятой в договоре с поставщиком нормы)», - комментирует специалист. «Некоторые сети, например «Пятерочка» и «Паттерсон», начали требовать от нас НДС 10% с выплачиваемых им вознаграждений за продажу товара (4,5%). Теперь мы должны платить не 4% (как ранее), а 4,5% + 10%», — негодует гендиректор.

Аргументы ритейлеров, вводящих подобных меры, просты и убедительны: поставщиков много, и если они не хотят работать по правилам сетей, то последние будут работать с импортерами. На сегодняшний день таких примеров немало. Чтобы предотвратить их дальнейшее появление, необходимо ужесточить контроль за деятельностью ритейлеров и ввести жесткие штрафные санкции, не сомневается Фирсов.

Со слов же руководителя отдела PR-проектов компании «Х5 Ритейл групп» Светланы Витковской, согласно решению ВАС бонусы расцениваются как скидка, которая должна облагаться НДС, и всем судам в дальнейшем рекомендуется опираться на это положение. «В связи с этим заключением суда наша компания известила поставщиков о том, что они обязаны увеличить предоставляемые ей скидки на размер НДС, то есть на 18%, — поясняет специалист. — При этом у самих поставщиков, если они оформят эти выплаты в документах как скидку, налогооблагаемая база снижается, поэтому потерь быть не должно». По словам Витковской, специалисты компании уже начали разъяснять поставщикам все детали, чтобы продолжить взаимовыгодное сотрудничество.

Для разъяснения ситуации редакция «АТт» решила обратиться к юристам.

Михалычева назвала эту ситуацию «неоднозначной». Ранее ретробонусы налогом не облагались, объясняет юрист. По ее словам, ситуация изменилась после недавнего решения ВАС РФ по делу компании «Дирол Кэдбери» № ВАС — 11175/09 (ответчик — Межрайонная инспекция ФНС России № 9 по Новгородской области, предмет дела — налогообложение «ретробонусов»): высший арбитражный суд постановил, что вознаграждения подобного рода необходимо облагать НДС. «Поскольку правовые позиции, выраженные в Постановлениях Пленума и Президиума ВАС РФ, являются обязательными для всех нижестоящих судов, совершенно очевидно, что в случае споров о необходимости налогообложения таких бонусов суды будут применять указания ВАС. Соответственно, опасения «Х5 Ритейл групп» о несении по этой причине убытков обоснованы, и чтобы не допустить подобных разбирательств, они выставляют сумму налога поставщикам», — поясняет Михалычева. Ни в Федеральном законе «О государственном регулировании торговой деятельности в Российской Федерации», ни в Налоговом кодексе РФ ничего не говорится о налогообложении вознаграждений, продолжает Михалычева. В настоящее время позиция Минфина и ФНС такова, что объекта налогообложения НДС в данном случае не возникает. Однако, по имеющейся в прессе информации, эта точка зрения фискальных органов была высказана с оговоркой, что «исполнение постановления ВАС может производиться налогоплательщиками добровольно либо при принятии в отношении их решения арбитражного суда по конкретному делу», поясняет юрист. То есть в настоящее время только «Дирол Кэдбери» обязан выплачивать НДС (это решение суда). В отношении других предприятий его нет, объясняет Михалычева.

Тем не менее, никто не гарантирует, что позиция налоговых органов со временем не изменится, и тогда при обращении поставщиков в суд по таким спорам всякий раз решение будет за производителями. Поэтому совершенно естественно, что ритейлеры хотят подстраховаться от подобного поворота событий, считает юрист.

Михалычева убеждена, что решить проблему оплаты НДС поможет только внесение изменений в Налоговый кодекс о том, что ретробонусы не являются объектом обложения НДС.

Совет юриста
Ирина Гуляева, юрист ТД «Поволжский торговый дом» (Саратов, дистрибьютор мясной и молочной продукции перерабатывающих предприятий):
В договорах поставки ритейлеры очень часто прописывают, что производитель или поставщик не имеет права отказаться от поставки товара, и вводят штрафные санкции за нарушение этого обязательства.
Однако при этом сети неоднократно первые нарушают договорные условия по оплате: не расплачиваются в срок или оплачивают предыдущую поставку частично, что является существенным нарушением условий договора поставки. В связи с этим контрагент имеет полное право в одностороннем порядке, отправив уведомление, отказаться от поставки следующей партии товара и от исполнения договорных обязательств, поскольку ритейлер неоднократно нарушил существенные условия договора (п. 3 ст. 523 Гражданского кодекса РФ).
Доступ к потребителю
На сегодняшний день происходит монополизация доступа к конечному потребителю, говорит Евгений Фирсов, заместитель генерального директора по операционной деятельности агрохолдинга «Стойленская Нива». Некоторые торговые сети занимают львиную долю рынка в отдельных городах. И урегулировать эту ситуацию можно только путем вмешательства государства.
Так, в статье 14 принятого закона «О торговле» говорится, что если доля торговой сети в регионе превышает 25% объема всех реализуемых продовольственных товаров в денежном выражении за предыдущий финансовый год, то она не вправе открывать новые торговые объекты.
Однако будут ли «работать» эти нововведения, неизвестно, рассуждает Фирсов. Пока создается впечатление, что меры регулирования не успевают за скоростью монополизации. Такое замедление может прекратить существование многих компаний, действующих на рынке, и «отпугнуть» потенциальных производителей.
По мнению гендиректора юридического бюро «Падва и Эпштейн» Юлии Михалычевой, норма о 25%-ном ограничении достаточно неоднозначна. Во-первых, непонятно, откуда взялась сама цифра в 25% и на основе каких исследованиях она выведена, говорит специалист.
Во-вторых, для любого юриста очевидно, что этот запрет можно обойти учреждением одного или целой цепочки юрлиц, а под именем конечного открыть новый магазин. Либо создать новую сеть торговых площадок, сделав их владельцем, например, близкого родственника одного из владельцев сети. Доказать взаимозависимость и влияние оператора сети и хозяев основного бизнеса на новые «точки» будет очень непросто, заключает юрист.
По мнению же депутата Госдумы, председателя комитета ТПП РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере Виктора Семенова, обойти новые правила практически невозможно. Единственный слабый момент — методика, которую разрабатывает ФАС для определения общей доли рынка в регионе. Вернее, то, насколько она будет эффективна.
Особые требования
Некоторые ритейлеры предъявляют поставщикам практически невыполнимые требования, прописанные в договорах, говорит гендиректор агрокомбината «Московский» (Московская область) Виктор Семкин.
Например, если счет-фактура выписан на 100 кг товара, а вследствие естественной утряски до магазина довезли 99,5 кг, то поставщику необходимо оформить и привезти в магазин новую счет-фактуру (срок отсрочки начинает исчисляться с момента предоставления ритейлеру исправленных документов).
Также сети могут обязать поставщика направлять документы в офис другого города. Либо посылать бумаги только по почте, потому что некоторые торговцы курьера в здание не пускают, недоумевает аграрий. Кстати, если отправить документы по почте, доставка по Москве будет идти 7-12 дней.
Помимо условий доставки, у некоторых ритейлеров очень жесткие требования в отношении заполнения ТТН и счетов-фактур. Если в них не пропечатана буква, запятая или скобка, то документы возвращают поставщикам на переоформление.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама