USD

78.758 (-0,19%)

EUR

91.946 (-0,82%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.46 (-2,98%)

Пшеница

604 (-0,76%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

78.758 (-0,19%)

EUR

91.946 (-0,82%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.46 (-2,98%)

Пшеница

604 (-0,76%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

USD

78.758 (-0,19%)

EUR

91.946 (-0,82%)

MOEX

2709.04 (0,58%)

BRENT

38.46 (-2,98%)

Пшеница

604 (-0,76%)

Сахар

14.4 (-3,29%)

Аналитика

В погоне за практикой

Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Такое явление, как широкомасштабная переподготовка специалистов, характерно только для нашей страны, причем существует оно еще со времен СССР. Причина в том, что отечественное образование, в отличие от западного, не было нацелено на выработку у будущего агрария практических навыков. А сегодня обучение и вовсе происходит по устаревшим программам, утверждают эксперты. Поэтому в переподготовке нуждаются все специалисты от агрономов до менеджеров. И это касается не только молодых, но и опытных сотрудников.

В необходимости существования институтов повышения квалификации не сомневаются как те, кто в них занят, так и те, кто нуждается в высококвалифицированных специалистах.

Многие студенты, приезжающие на практику в хозяйства из вузов, не знакомы с новинками техники и имеют довольно абстрактное представление о новых технологиях и технологических приемах, используемых в сельском хозяйстве, рассказывает Нинель Коновалова, доцент кафедры технологии и механизации растениеводства Коломенского института переподготовки и повышения квалификации (Московская область, образовательная деятельность в сфере дополнительного профессионального образования). Система теоретических знаний, которую получают студенты, оказывается не подкрепленной опытом, а если практическая база и преподается, то на основе традиционных технологий, а не инновационных, констатирует эксперт. Происходит это потому, что университеты не оснащены современной техникой так же хорошо, как, например, крупные агрохолдинги, но ведь, чтобы «поставить диагноз» растению или приобрести навыки применения новых технологических приемов, необходимо увидеть все в полевых условиях, понаблюдать действие различных факторов, поучаствовать в самом процессе, говорит Коновалова.

С ней согласен директор Фонда сельскохозяйственного обучения (Самара) Анатолий Цирулев, который тоже считает, что университетскому образованию не хватает практической составляющей. Однако эксперт указывает на то, что такое положение дел характерно не для всех вузов. Например, в Тимирязевской академии есть учебно-опытная база (100 га), на которой студентов обучают различным технологиям.

Проблему переобучения специалистов считает актуальной и Галина Спасенова, директор направления «Подбор персонала для АПК» компании «Агентство Контакт» (Москва, подбор персонала, кадровый консалтинг). По ее мнению, даже аграрии с сильной теоретической подготовкой (например, из Тимирязевской академии) не адаптированы к современным условиям, не знакомы с новыми методиками и техникой. Для некоторых компаний также важно, чтобы специалисты соответствовали их корпоративной культуре и были бизнес-ориентированными. А эти качества не всегда присутствуют у выпускников.

Другой причиной необходимости переподготовки, как уже было сказано, является устаревшая вузовская база, которая долгое время не обновлялась. В результате из-за несоответствия знаний выпускников тем, которые требуются, работодателям и вузам приходится отправлять молодых специалистов на переподготовку либо проводить ее самим, говорит Василий Комлацкий, заведующий кафедрой частной зоотехники и свиноводства Кубанского аграрного университета. Тогда как должно быть иначе: университетские базы обязаны быть оснащенными всем необходимым для изучения инновационных технологий «на месте», подчеркивает он. Например, в свиноводстве есть много новшеств, связанных с созданием генетически перспективных животных с высокой продуктивностью, с кормлением (использование пробиотиков, антибиотиков, витаминно-минеральных премиксов) и содержанием (регулирование микроклимата без участия ручного труда), которые нужно осваивать. Кроме того, по мнению эксперта, необходимы специальные программы по обучению мясному и молочному скотоводству, пчеловодству и кролиководству. Пока не будут разработаны такого рода программы, а в государстве не будет заводов по изготовлению современного оборудования для ферм, отставание России от Запада и удорожание продукции неизбежно, не сомневается Комлацкий.

Сергей Бутов, руководитель подготовки менеджеров и сервисных специалистов компании Claas (Краснодар, производство сельскохозяйственной техники), полагает, что серьезным пробелом в образовании выпускников является отсутствие изучения конструкций современных машин и систем, например, гидравлики и электрики. Так, мало кто из сегодняшних выпускников знает об очень популярной современной системе гидравлики Load Sensing.

Однако и теоретическая подготовка в вузах в целом хуже, чем 15-20 лет назад, считает заведующая отделом инкубации ВНИИТИП (Сергиев Посад) Людмила Дядичкина, отмечая, что выпускников Тимирязевской и Ветеринарной академии, поступивших в аспирантуру, приходится обучать довольно простым вещам. Особенно не осведомленными они оказываются в вопросах технологии инкубации и биологического контроля, говорит она.

Многие компании при приеме на работу требуют наличия практического опыта, который молодым специалистам получить негде. В России не так много хозяйств, которые готовы пригласить на практику студента, говорит Коновалова. Это связано с тем, что сельскохозяйственные предприятия независимо от формы собственности не могут себе позволить доверить неопытному работнику-студенту в управление дорогостоящую технику (тракторы, комбайны, посевные комплексы и др.), которая стоит не один миллион рублей и зачастую приобретена в лизинг, поясняет она. Впрочем, ни фермерские хозяйства, ни агрохолдинги не должны брать на себя издержки, связанные с приобретением студентом практического опыта, полагает эксперт, ведь это приводит к увеличению переменных затрат, а значит, к повышению себестоимости продукции. Особенно это актуально для малого агробизнеса, говорит Коновалова. По ее мнению, финансировать такую практику должно государство или учебное заведение, в котором учится студент.

Однако в некоторых регионах такая практика все-таки существует. Как правило, она осуществляется крупными компаниями. Например, в агрохолдинге «Талина» (Саранск, производство свинины) считают, что на работу необходимо привлекать активные молодые кадры. Андрей Большаков, первый заместитель генерального директора агрохолдинга, рассказывает, что на их предприятиях ежегодно проходят практику студенты Аграрного института в составе Мордовского государственного университета им. Н. П. Огарева по специальностям «агрономия», «зоотехния», «ветеринария» и «технология производства и переработки сельскохозяйственной продукции». Для этого регулярно заключаются четырехсторонние договоры между Министерством сельского хозяйства РМ, вузом, агрохолдингом и студентами. Работая на предприятиях холдинга, студенты набираются опыта, а также дополняют свой багаж знаний необходимыми практическими навыками, которые они зачастую не получают в вузах. Кроме того, студентам выплачивается заработная плата, которая зависит от их специализации. Также существует практика приглашения на работу после окончания вуза хорошо зарекомендовавших себя студентов, в том числе на контрактной основе.

По словам Елены Соколовой, руководителя направления технической поддержки компании Syngenta (Москва, производство средств защиты растений и семеноводство), все программы обучения специалистов как на уровне вузов, так и на уровне послевузовского образования нуждаются в изменениях и более детальных и четких рекомендациях. Кроме того, необходимо адаптировать их для каждого региона, обращает внимание специалист. Например, в Сибири преимущественно выращивают яровые культуры, на Северном Кавказе — озимые. Соответственно, программы должны обучать тому, как оценить фитосанитарную ситуацию, спрогнозировать ее развитие, определить влияние на количество и качество урожая, выбрать оптимальный препарат, определить срок его применения и т. д., поясняет Соколова.

На университетской скамье

Один из наиболее распространенных видов переподготовки — на базе университетов. Ректор Самарской государственной сельскохозяйственной академии Владимир Милюткин рассказал, что сейчас у них дистанционно обучаются специалисты компании «БИО-ТОН» (производство сельхозпродукции по энергосберегающим технологиям). Обучение осуществляется в течение 4-5 лет и стоит 20-40 тыс. руб./год. Переподготовка проходит на основе комплекса программ, утвержденных Минсельхозом, по технологиям, применяемым в растениеводстве, животноводстве, переработке и хранении продукции. Академия проводит обучение по государственным программам и стандартам. В связи с переходом на анимационную подачу материала (более 30% учебно-методических пособий сотрудниками академии подготовлено в электронном виде) обучение проходит в оборудованных компьютерами и проекторами аудиториях. Данные учебно-методические материалы продаются другим образовательным учреждением по цене 10-30 тыс. руб.

Вуз также располагает кафедрами на производствах в лучших хозяйствах области. В зависимости от поставленных целей и задач на этих кафедрах проводится переобучение специалистов по соответствующим программам. «Например, в Волжском районе у нас есть КСКП «Прогресс», в Красноярском районе — предприятие «Новокуровка», в Похвистневском районе — КСХП «Северный ключ», — рассказывает Милюткин.

Кроме того, в Самарской академии разработано множество международных программ, целью которых является стажировка студентов в различных вузах и сельскохозяйственных предприятиях Европы. В частности, ректор привел в пример программу «Эразмус Мундус», в рамках которой студенты академии обучаются на выбор в одном из восьми аграрных или классических университетов Европейского Союза (в Германии, Австрии, Польше, Швеции, Голландии, Италии или Чехии) по своей специальности. В свою очередь академия ежегодно принимает из этих вузов на стажировку одного-двух студентов и академический персонал. Кстати, в Россию в основном приезжают стажеры экономических специальностей, замечает Милюткин. А вот из России на стажировку сроком два, шесть и восемь месяцев (в зависимости от программы) отправляется гораздо больше студентов — как правило, около 15-ти. После обучения в Самарской академии студенты продолжают обучение в магистратуре или докторантуре европейских вузов, с которыми установлено сотрудничество по проекту «Эразмус Мундус». В этих же университетах проходят повышение квалификации и преподаватели академии (3-4 человека ежегодно).

Другая программа международного сотрудничества — Farm Experience Program, сельскохозяйственная ознакомительная стажировка во Франции — организуется в целях подготовки кадров для российско-французских предприятий в России, продолжает ректор. Она является начальной ступенью для прохождения 2,5-3-месячной стажировки на перерабатывающих предприятиях Франции (виноделие, переработка сельхозпродукции, пищевая промышленность) с возможностью последующего зачисления в магистратуру Высшей сельскохозяйственной школы г. Анжи.

По мнению Милюткина, сотрудничество с иностранными коллегами положительно сказывается на дальнейшей карьере студентов. За границей они получают бесценный опыт работы в хозяйствах и осваивают новые технологии, без знания которых невозможно заниматься сельским хозяйством.

Комлацкий из Кубанского аграрного университета считает, что во всех вузах аграрного профиля базой для переобучения специалистов должны быть учебно-опытные хозяйства. При его аграрном университете функционируют два таких хозяйства — «Кубань» и «Краснодарское», а также учебно-производственный свиноводческий комплекс (УПК) «Пятачок» и две фермы по 500 голов КРС. УПК «Пятачок» работает по датской технологии производства (животные также завезены из Дании). Это хозяйство — модель инновационного семейного ведения свиноводства, говорит Комлацкий. Одной из важнейших целей обучения он считает демонстрацию целесообразности развития семейных ферм индустриального товарного типа, то есть с высокой продуктивностью животных и низкими затратами труда. Существование таких ферм выгодно, не сомневается эксперт, и тому пример США и многие европейские страны, в семейных фермах которых производится более 82-85% продукции.

Помимо обучения ведению свиноводства, сейчас возникла необходимость обучать передовым технологиям производства крольчатины, поскольку она является востребованным диетическим мясом, замечает Комлацкий. С этой целью на Кубани планируется возведение современной кролиководческой фермы. Не менее востребовано и производство меда, добавляет он.

Комлацкий считает, что благодаря профессионализму преподавателей переподготовку специалистов в его университете можно назвать одной из самых эффективных. Однако, по мнению эксперта, существует проблема нехватки часов по специальным дисциплинам для полноценного переобучения. За границей, например в США, Дании и Германии, есть практика создания консультационных центров при университетах, рассказывает он, и это дает возможность выделять больше времени для производственной практики во время обучения. Дядичкина из ВНИИТИП также отмечает проблему нехватки часов: «Специалисты, побывавшие у нас на курсах, высказывают пожелания об увеличении их продолжительности, так как за короткий период трудно усвоить огромный поток полученной информации».

Однако с Комлацким не согласен Павел Репников, президент ассоциации «Асход» (Москва). Он считает, что вузы не способны провести переподготовку системно, на должном уровне. Свое мнение эксперт обосновывает тем, что многие высшие учебные заведения продолжают использовать устаревшие базы. «Ни один университет не дает знаний о положении дел в современном сельском хозяйстве, — говорит Репников. — Среди более-менее подходящих программ переобучения можно выделить лишь те, что проводят производители и поставщики техники, оборудования, семян, гербицидов, удобрений, кормов, добавок и т. д. Такие программы действительно полезны для расширения кругозора. Однако проводить обучение по ним неэффективно, так как они рассчитаны на специалистов, которые помимо теоретических знаний имеют и практические навыки».

Не отходя от кассы Многие руководители, имеющие достаточное количество финансовых средств, изначально включают в свой бизнес-план расходы на graduate-программы для молодых специалистов, которые могут стать перспективными и работать на благо фирмы, рассказывает Спасенова из «Агентства Контакт». Однако некоторые руководители считают, что существующие программы не дают достаточной подготовки специалистам, и создают собственные базы, на которых и переобучают сотрудников.

Одной из таких компаний является Claas. По словам Бутова, для обучения специалистов головного предприятия и сотрудников компаний-дилеров создано подразделение Claas Academy. Система подготовки работников дилерских структур происходит по двум направлениям: обучение технических специалистов и переподготовка менеджеров по продажам.

Технических специалистов готовят в три этапа, каждый из которых составляет около 30 часов, рассказывает Бутов. Первый этап — базовое обучение. Сюда входит изучение основных характеристик машины, ее настроек и управления, а также освоение проведения технического обслуживания, частичного разбора и ремонта машины. Второй этап предполагает получение более глубоких знаний: изучение гидравлических и электрических компонентов машины, принципов работы компьютера, систем электронных коммуникаций, а также поиск возможных неисправностей. Наконец, третий этап (Systemtechnik), направленный на закрепление полученных ранее знаний, ставит завершающую точку в обучении. В ходе переобучения специалист узнает, какие сегодня существуют системы гидравлики, электронных коммуникаций, понимает взаимосвязь между гидравликой и электрикой, поясняет Бутов. Поэтому, по сути, третий этап обучения — это курс мехатроники, изучающей взаимодействие механики, электрики и гидравлики.

В Claas уверены, что после обучения их сотрудники становятся специалистами, которые могут самостоятельно работать с высокотехнологичными машинами, ремонтировать их, настраивать, программировать и т. д.

Подготовка менеджеров также проходит в несколько ступеней, продолжает Бутов. Первая — базовая, на которой изучается определенный модельный ряд машин. Затем идет вторая ступень, предполагающая изучение техники в сравнении с моделями конкурентов. Завершает подготовку полевое обучение Expert camp, которое проводится непосредственно на поле во время уборки урожая и составляет около 15 часов.

У компании Syngenta также есть опыт переобучения внутри компании. Директор по маркетингу Елена Соколова рассказала, что учеба, как правило, проводится зимой. Во время семинаров каждый бренд-менеджер рассказывает об основных продуктах представляемого им подразделения, а специалисты технической поддержки — об основных технологиях и биологических проблемах. В ходе этой работы особое внимание уделяется новым тенденциям.

Также в Syngenta есть внешние школы управления урожаем. Они представляют собой однодневные тренинги, ориентированные на специалистов хозяйств, принимающих решение о выборе и применении средств защиты растений, а также консультантов по защите растений. Основная задача этих школ — дать специалистам знания о небезопасных объектах, научиться оценивать их вредоносность, прогнозировать фитосанитарные ситуации, ориентироваться в ассортименте средств защиты растений и понимать подход к эффективному использованию препаратов.

Мы пойдем другим путем Есть и другие способы повысить квалификацию специалистов. В разных регионах страны периодически проходят 1-3-дневные совещания или симпозиумы, посвященные насущным проблемам птицеводческой отрасли, рассказывает Дядичкина. Подобные мероприятия нацелены на обмен опытом, ознакомление с самыми последними достижениями и инновациями в области птицеводства. Например, ежегодно свои семинары проводят производственные системы «Смена», «Птичное», «Свердловский», «Лабинский», «Племптица-Можайское», а также отечественные и зарубежные компании «Техна», «Агросистема», «Пятигорсксельмаш», «Биг Дачмен», «Оллтек», «Питерсайм» и многие другие, перечисляет она.

А недавно, в феврале 2011, года прошел ежегодный семинар, который проводила компания Chick Master в Великобритании для специалистов, работающих на их оборудовании, приводит пример Дядичкина. Кроме освоения теоретического материала участникам была предоставлена возможность посетить один из самых крупных инкубаториев Великобритании и подробно ознакомиться с применяемой там технологией и новейшим оборудованием для воспроизводства бройлеров.

Иногда компании отправляют своих специалистов для переобучения за границу или приглашают зарубежных коллег. Однако это происходит нечасто, замечает Дядичкина, потому что далеко не у всех есть для этого финансовые возможности. А вот в свиноводческих компаниях стажировки за рубежом проходят чаще. По словам Комлацкого, 50-60% развивающихся свинокомплексов поступают именно таким образом. В частности, это компании «Кампомос» (Московская область), «Меркурий» (Карачаево-Черкесия), приводит он пример. Как правило, на семинары несколько раз в год ездят сотрудники совместных с Голландией, Германией и США фирм. А иногда за рубеж приглашают компании, распространяющие свою продукцию (ветпрепараты, оборудование и т. д.). С целью привлечения клиентов они проводят 3-4-дневные семинары для потенциальных покупателей, поясняет эксперт.

Цирулев из Фонда сельскохозяйственного обучения подтверждает, что только крупные холдинги могут позволить себе стажировку за границей или привлечение иностранных преподавателей. Последнее более эффективно, так как обучение производится на той территории, где аграрии потом будут работать, говорит он. В качестве удачного примера эксперт приводит компанию «Разгуляй», где работают приглашенные зарубежные специалисты. Их труд стоит недешево, однако эти затраты оказываются вполне оправданными. Также эксперт замечает, что стажировка будет эффективной только при условии ее продолжительности.

У «Талины» тоже есть опыт сотрудничества с иностранными специалистами в сфере АПК. Например, в 2009 году при запуске нового современного репродуктора на регулярной основе один из свинокомплексов холдинга («Мордовский бекон — Ковылкино») посещали специалисты европейской компании-поставщика свиней. Иностранные коллеги проводили работу по внедрению технологии и обучали рабочих. Также сотрудники «Талины» стажировались в Европе на фермах компании-поставщика скота.

По техническим и технологическим направлениям работы рекомендации иностранных коллег очень полезны, не отрицает Большаков. Но есть и минусы: в плане организации труда подход других стран не всегда приемлем к российским реалиям. «Культура, традиции, менталитет, привычки потребления продуктов наших народов отличаются настолько, что использовать все зарубежные наработки недальновидно и неэффективно, -считает Большаков. — Поэтому наша компания перенимает опыт коллег, стараясь при этом учитывать особенности отечественного рынка».

Репников из «Асхода» согласен с Большаковым. «Зарубежные программы гораздо ближе к реалиям современного сельского хозяйства, чем отечественные, — не отрицает эксперт. — Но и они далеко не идеальны для России: модернизацию сельского хозяйства нельзя слепо копировать с Европы или Америки».

Переподготовка кадров в СССР

Проблема переподготовки кадров была злободневной еще в Советском Союзе. Тогда в аграрных вузах существовали факультеты по повышению квалификации специалистов, где они в плановом порядке проходили переобучение, рассказывает Павел Репников, президент компании «Асход» (Москва, дилер сельскохозяйственной техники). Сейчас же такие факультеты отсутствуют практически во всех вузах. Правда периодически предпринимаются попытки организовать курсы по повышению квалификации с привлечением преподавателей аграрных вузов и экспертов различных НИИ, но такие программы не долговечны и не регулярны, так как их низкий уровень не соответствует требованиям современного сельскохозяйственного производства, считает Репников.
Кроме того, в СССР существовала Всесоюзная школа повышения квалификации, где в плановом порядке проходили переподготовку все специалисты в области сельского хозяйства, начиная от операторов и слесарей и заканчивая руководителями предприятий, добавляет Людмила Дядичкина, заведующая отделом инкубации ВНИИТИП (Сергиев Посад). Эти курсы проходили в течение 12-21 дня, включали в себя выезды на предприятия, на ВВЦ и были довольно продуктивными, а их стоимость — приемлемой.
Однако сейчас эта система переподготовки кадров изжила себя, убежден Анатолий Цирулев, директор Фонда сельскохозяйственного обучения (Самара, обучение специалистов сельского хозяйства). Специалист широкого профиля, который обучается всему подряд, — это пережиток советского времени. Сейчас необходимо ориентироваться на западный опыт и готовить «узких» специалистов, которые будут обладать детальными знаниями технологий.



Методы преодоления кадрового голода

По мнению Анатолия Цирулева (ФСО, Самара), компании, желающей достичь существенных успехов, надо нанимать на работу молодых сотрудников. Ведь людей старшего поколения, обученных по неактуальным на сегодняшний день методикам, переквалифицировать очень сложно. В связи с этим остро встает проблема нехватки специалистов.
Дефицит кадров на селе вызван всем известными причинами: непрестижностью работы «на земле», бытовой неустроенностью, некомфортными условиями труда и небольшой заработной платой, поясняет Василий Комлацкий, заведующий кафедрой частной зоотехники и свиноводства Кубанского аграрного университета. Однако, по мнению многих специалистов, ситуация на рынке труда уже не такая плачевная, как несколько лет назад. По данным Комлацкого, сегодня около половины выпускников устраиваются работать по специальности. А средняя заработная плата молодых специалистов составляет 15-20 тыс. руб.
В январе 2011 года на конференции, организованной совместно с компанией Syngenta, примерно 30% из 238 участников были людьми в возрасте до 30 лет, рассказывает участница этого форума, доцент кафедры технологии и механизации растениеводства ФГОУ КИППК (Московская область, образовательная деятельность в сфере дополнительного профессионального образования) Нинель Коновалова. Причем среди этих людей были и агрономы из Воронежской, Владимирской, Челябинской и других областей, замечает она.
С Коноваловой согласен Цирулев. По его данным, в Самарской области 60% приходящих на село людей — молодые специалисты. В регионе существуют программы государственной поддержки для них, говорит он: повышенная заработная плата, компенсация части затрат на приобретение жилья и т. д.
Из-за нехватки своих специалистов российские компании часто вынуждены приглашать зарубежных коллег, продолжает Коновалова. Однако это не всегда дает ожидаемые результаты. Например, в течение пяти лет (с 1993 по 1998 год) в Московской области осуществлялись программы адаптации интенсивных голландских технологий по производству картофеля и овощных культур в России. Тогда в этом проекте все участники научились очень многому у коллег из Голландии, вспоминает Коновалова, но в процессе работы выяснилось, что иностранный специалист не всегда может понять менталитет русского человека, а ведь этот фактор, равно как и языковой барьер, становятся причиной неудач.
Но иногда приглашение экспата все же необходимо. Например, в случае, когда перед компанией стоит задача сделать технологический прорыв, а специалиста по внедряемой технологии в стране нет, считает Галина Спасенова, директор направления «Подбор персонала для АПК» компании «Агентство Контакт» (Москва, подбор персонала, кадровый консалтинг). Например, в компании «Бондюэль» в Краснодарском крае работают несколько французских агрономов и технологов.



Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать

реклама