Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Инфраструктура в России: выживает сильнейший
Мария Арсеньева, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
12 марта 2013
В последних двух госпрограммах развития АПК отмечались несовершенство инфраструктуры и неблагоприятные общие условия функционирования сельского хозяйства
Вести неравный бой с чиновниками за разрешение на подведение к хозяйству газа и электроснабжения, как правило, бесполезно

В рейтинге Doing Business по показателю легкости ведения бизнеса Россия по-прежнему занимает нижайшие позиции, а по скорости подключения к системе электроснабжения мы вообще на «почетном» 184 месте, позади только Бангладеш! Борьба с несовершенством провозглашается с завидным постоянством, но «воз и ныне там»: во многих регионах аграрии по-прежнему продолжают пробираться сквозь дебри бюрократии. Впрочем, в некоторых областях местным властям удалось создать благоприятные условия для ведения бизнеса.

Регионы-передовики

На сегодняшний день наиболее развитой инфраструктурой отличаются регионы, которые менее всего пострадали от спада сельскохозяйственного производства после распада СССР, рассказывает Розенвальд. Это в первую очередь юг России — Краснодарский, Ставропольский край, Ростовская область, до юга Воронежской. Климатические условия для производства как основных зерновых культур (пшеницы, ячменя, кукурузы, подсолнечника), которые являются основой для развития животноводства и переработки, так и для овощеводства в этих областях самые благоприятные, а себестоимость производства и риски — самые низкие по стране, объясняет специалист. Кроме того, близость портов и возможность наиболее дешевой экспортной логистики дает постоянное преимущество по ценам при сбыте продукции. С учетом того, что Россия становится все более заметным экспортером зерна и цена на него зависит от глобальной ситуации в мире, это особенно важно, уверен Розенвальд.

Впрочем, не отстает и центральная черноземная части России, продолжает специалист. Там в последние годы появились регионы, в которых благодаря национальным проектам и разумной политике активно развивается перерабатывающая промышленность. Примером может служить Белгородская область: здесь цены на зерно выше, чем во всем регионе, поэтому потоки зерна «перетягиваются» от экспортных направлений. Это происходит потому, что потребность в зерне для переработки и кормопроизводства в области выше, чем возможности его производства, объясняет Розенвальд.

Председатель Российского переселенческого движения Андрей Гуськов добавляет к списку регионов с развитой инфраструктурой республику Татарстан. Он уверен, что решение инфраструктурных проблем и общее развитие региона напрямую зависит от личности губернатора. Ведь нет плохих земель или погодных условий, есть лишь непонимание того, как распоряжаться имеющимися ресурсами.

Выход Татарстана и Белгородской области в лидеры стал возможен лишь благодаря действиям местных властей, убежден Гуськов. Например, губернатор Белгородской области Евгений Савченко «собрал» все земли этого региона и предоставлял их только тем, кто сумеет разработать профессиональный, комплексный план развития территорий, подтвержденный внебюджетными средствами. Причем, не последнее место в плане должны были занимать вопросы развития социальной инфраструктуры. Если эти условия выполнялись, Савченко оказывал максимально возможную региональную господдержку, рассказывает Гуськов. Так, из бюджета выделялись средства на постройку дорог и подведение электроэнергии, делались инвестиции в социальную сферу — образование, здравоохранение, спорт, культуру, жилье. Это было необходимо для удержания грамотных работников на месте и привлечения требуемых новыми проектами кадров. Помимо этого губернатор лоббировал интересы предпринимателей своей области по сбыту продукции в другие регионы России, включая поставки на экспорт, приводит примеры Гуськов.

Генеральный директор «Агроинвестпроекта» (Калужская обл.; девелопмент в области строительства агропромышленных предприятий защищенного грунта) Светлана Тишковец также считает, что стимул для развития АПК в регионах дают местные власти. Именно от их активности и готовности создать для инвесторов приемлемые условия для возведения проектов зависит состояние агропромышленных предприятий в регионе. В прошлом году специалисты «Агроинвестпроекта» провели небольшой анализ, в результате которого были выделены основные критерии выбора регионов для реализации инвестиционных проектов (строительства тепличных комплексов). Исходя из полученных данных, наиболее благоприятный инвестиционный климат создан в Белгородской, Брянской, Владимирской, Ростовской, Воронежской, Новгородской, Волгоградской, Иркутской и Оренбургской областях, а также в республиках Татарстан и Башкортостан, перечисляет специалист.

Проекты по строительству тепличных комплексов готовы поддержать многие регионы, говорит Тишковец. Например, один из самых крупных на данный момент проектов строительства тепличного комплекса на 56,6 га в Суздальском районе Владимирской области, реализуемый сельскохозяйственной производственной корпорацией «ТОРЧИНО», активно поддерживается региональной администрацией. Власти заинтересованы в подобных «стройках» в том числе, потому, что их основной особенностью является социальная направленность, отмечает специалист. Ведь с учетом того, что на предприятии будут трудиться около 800 человек, важным становится не только создание производства, но и развитие социальной инфраструктуры. В данном случае рядом с комплексом планируется возведение поселка для работников комплекса и их семей.

Другой яркий пример — инвестиционные проекты строительства тепличных комплексов в Белгородской области (на 13,6 га и 5 га в Белгородском районе и на 33 га в Ивнянском районе), продолжает Тишковец. Общая площадь теплиц, которые будут построены в области, может достичь 500 га. Проект тепличного комплекса компании «АгроМир» площадью 33 га, реализуемый в Ивнянском районе, также предполагает строительство коттеджного поселка для работников комплекса (примерно 450 человек) и их семей.

И в Белгородской, и во Владимирской областях был создан благоприятный инвестиционный климат: в рамках государственной поддержки проекты получат субсидии в размере ставки рефинансирования ЦБ РФ на проценты по инвестиционным кредитам; компенсацию затрат на подведение до площадки сетей электро- и газоснабжения и дорог, а также субсидии на газ и электроэнергию в период эксплуатации комплекса, возмещение затрат на строительство тепличного комплекса, налоговые и иные льготы, перечисляет Тишковец.

Безусловно, в регионах перечень и размер государственной поддержки различен — все зависит от возможностей региона, продолжает она. Многие области просто не могут себе позволить выделить достаточные для реализации проектов субсидии. Соответственно, и дотации из федерального бюджета, которые предоставляются в определенном соотношении с суммой, выделенной регионом, для многих проектов недостаточны, сожалеет специалист. По этой причине инвестиционные проекты реализуются, в основном, только в тех областях, где возможно получить хотя бы минимально необходимую помощь.

Всюду проблемы…

К сожалению, вышеописанные примеры свидетельствуют о том, что инфраструктура в России отсутствует. А если она и есть, то, как правило, устаревшая, не отвечающая современным требованиям.

Так, инфраструктура железнодорожной логистики и, особенно, хранения зерна строилась в СССР с учетом решения задач по импорту сельхозпродукции и поэтому не рассчитана на рост экспортного потенциала и кризис перепроизводства зерна, объясняет Розенвальд. Этим обусловлена и одна из основных проблем отечественной инфраструктуры — существенный недостаток мощностей хранения, низкая эффективность и качество работы элеваторов, сложности транспортировки к портам, высокая стоимость логистики и фрахта.

При всем этом явной нехватки транспорта для перевозки зерна нет, однако отмечается недостаточно высокий уровень организации взаимодействия, замечает Корбут. По его словам, дефицит железнодорожных вагонов носит сезонный характер, что связано с массовыми перевозками зерна в августе-декабре (в первую очередь по направлению к экспортным портам). Теоретически, при хорошей организации отгрузки и приемки зерна проблемы вообще не должны возникать, рассуждает эксперт. Однако жизнь вносит свои коррективы, и избежать железнодорожных «тромбов» не удается. Поэтому в качестве альтернативы железнодорожным перевозкам аграрии стали все чаще использовать автотранспорт. Но это целесообразно лишь при перевозках до 1,5 тыс. км, напоминает Корбут.

Другая проблема связана с энергетикой. Тарифы на энергоносители стремительно растут, за последние два года они увеличились вдвое, а за 10 лет — в 6 раз, констатирует Розенвальд. Прогнозы тоже не утешительные: газ, электричество и дизель будут дорожать минимум на 50% в год. Не радует и то, что стоимость подключения к сетям и доставки энергии зависит от конкретного места подключения и может составлять порой не десятки, а сотни миллионов рублей. «В начале года мы пытались найти в радиусе 150 км к югу от Москвы участок для строительства тепличного комплекса на 20 га с потенциалом развития до 60 га, — рассказывает специалист. — Так основная проблема заключалась в том, что невозможно было найти место с возможностью подключения необходимого объема газа с достаточным лимитом. Таких мест мы нашли пока только два и ведем переговоры».

Строительство же новой газовой точки оценивается в 800 млн руб., что не реально для бизнеса, сожалеет Розенвальд. Без поддержки государства и региона решение этих проблем невозможно. Впрочем, дотации бизнесу, вкладывающему средства в развитие инфраструктуры, и субсидии на энергоносители постепенно закладываются в федеральные и региональные программы развития АПК, например, прошлые два года с апреля по сентябрь были льготные цены на ГСМ, вспоминает специалист. Так что остается только надеяться на возможность их получения. При этом растущий диспаритет цен должен быть учтен в программе субсидирования сельхозпроизводителей с учетом стимулирования развития энергосберегающих технологий, добавляет специалист.

Кроме всего вышесказанного, в нашей стране до сих пор отсутствует асфальт на дорогах, существующих с советских времен, констатирует Гуськов. Медленно идет и газификация — Газпромом охвачено лишь 50% сельских территорий. Плюс еще и местные условия подключения к газу драконовские. Все эти проблемы должны стать заботой государства, уверен эксперт. Ведь есть же отличный пример: в Чувашии бывший губернатор Николай Федоров ввел единую ставку подключения до 7 тыс. руб., которая полностью покрывала расходы на реализацию проекта (материалы и работы). Конечно, рост тарифов и в Чувашии значителен, но он меньше роста розничных цен на продовольствие, отмечает Гуськов.

Для того чтобы решить все эти инфраструктурные проблемы, просто необходимо взаимодействие компаний с местными властями. Примеров такого сотрудничества существует множество. Так, в основе проекта молочного комплекса на 3,6 тыс. голов, построенного «Русмолко» (Пензенская обл.; животноводство) в Пензенской области, лежало трехстороннее инвестиционное соглашение между правительством области, администрацией района и компанией, вспоминает заместитель генерального директора «Русмолко» Владимир Резниченко. В соответствии с подписанным документом, правительство региона взяло на себя обязательства по подведению газа, электроэнергии и строительству дорог. Со своей стороны «Русмолко», помимо возведения непосредственно производственных объектов, построила современное общежитие квартирного типа для сотрудников комплекса.

Экс-генеральный директор агрокомплекса «Мансурово» (Курская обл.; растениеводство, животноводство) Наталья Харитонова вспоминает, что когда возводился агроходинг, Газпром как раз проводил газификацию местного района, расположенного в 10-12 км от хозяйства. «К счастью, совместными усилиями удалось убедить руководство компании проложить ветку до нашего объекта», — довольна Харитонова. Электроснабжение объемом 6,2 мегаватт (МгВт) агрохолдингу выделило «Курскэнерго», причем по стандартному тарифу, а не индивидуальному как энергетики планировали изначально. По словам Харитоновой, общая стоимость подключения составила около 50-60 млн руб. К сожалению, затраты на электроэнергию и газоснабжение увеличиваются с каждым месяцем, отмечает она, к тому же, проект растет, и предполагается, что на конец 2013 года они достигнут отметки 20 млн руб./год.

Но если с проведением газа и электричества у «Мансурово» особых проблем не было, то с присоединением к водонапорной башне возникли трудности. При строительстве административного здания в районе деревни Пожидаевка выяснилось, что возможность присоединиться к существующей водонапорной башне равна нулю: она находилась в аварийном состоянии и вода была очень плохого качества. «В итоге, водозаборные сооружения, от которых питается, в том числе и местная деревня, мы построили за свой счет, — рассказывает Харитонова. — Конечно, можно было привлечь средства из местного бюджета, но это требовало времени, а сроки реализации проекта поджимали». Дороги агрохолдинг использовал существующие, за счет собственных средств был построен только участок в 1,5 км, ведущий к хозяйству.

Альтернативные пути

Однако более бедным агрокомпаниям приходится сложнее. Подключиться к ресурсам за свой счет у них нет возможности, а вести неравный бой с чиновниками за разрешение на подведение к хозяйству газа и электроснабжения, как правило, бесполезно. Ведь небогатое хозяйство не сможет расплатиться за щедрость властей возведением жилых домов для сотрудников.

Такая ситуация вынуждает агрохозяйства рассматривать варианты подключения к альтернативным источникам энергии. Но и здесь тоже есть свои трудности.

Чтобы рассматривать возможность использования альтернативных источников энергии, необходимо сначала перейти на ресурсосберегающее производство, а для этого необходим комплексный подход, убежден Розенвальд. Для любого бизнеса, в конце концов, важно получить максимальную прибыль, а это возможно за счет получения большего объема качественной продукции при минимальных затратах. При этом стоимость энергоносителей в производстве продукции может занимать более 50%, отмечает специалист.

Но учитывая продолжающийся рост стоимости энергоносителей, даже весьма затратный переход на альтернативные источники энергии становится актуальным в России, продолжает Розенвальд. Поэтому в зависимости от климатической зоны и наличия источников для переработки, которыми могут быть и навоз, и лес, и масло, в наших хозяйствах возможно внедрение биогазовых установок, мини-ТЭС, ветряков, солнечных батарей, а также применение биотоплива.

Данные статистики свидетельствуют о росте потребления электричества в январе-сентябре 2012 года на 1,6% по сравнению с аналогичным периодом 2011-го, что составляет 754,1 млрд кВт/ч, говорит Кирилл Проскуренко, руководитель проектов из компании ROLT (Москва; инжиниринговая компания). По прогнозам, к 2020 году спрос на энергию увеличится еще на четверть. Однако растущие потребности в электричестве и тепле не могут быть полностью удовлетворены по множеству причин: износ основных фондов ЖКХ, постоянное повышение тарифов, дефицит и дороговизна энергоресурсов, отсутствие финансирования, перечисляет специалист.

На этом фоне преимущества альтернативных источников энергии очевидны. Ольга Шеповалова, заведующая лабораторией энергообеспечения сельских зданий, крестьянских и фермерских хозяйств ВНИИ электрификации сельского хозяйства РАСХН, среди наиболее перспективных направлений выделяет биогазовые технологии и мини-ТЭС, в частности, с использованием биогаза. Энергия, вырабатываемая мини-ТЭС, лучше по качеству. В первую очередь это достигается за счет стабильности электрического напряжения и возможности круглогодичного теплоснабжения с требуемыми параметрами, поясняет эксперт.

Основное преимущество мини-ТЭС пе­ред обычными генераторными станциями состоит в том, что использование энергии топлива здесь происходит с гораздо боль­шей эффективностью, продолжает Шеповалова. Кроме того, внедрение мини-ТЭС позволяет снизить эксплуатационные расходы на производство и транспортировку тепловой и электрической энергии. В результате благодаря мини-ТЭС хозяйство получает огромное преимущество — независимость от монопольных поставщиков электроэнергии при одновременном обеспечении теплоснабжения. Плюс ко всему, эти установки экологически безопасны: использование природного газа в качестве топлива позволяет сократить выработку вредных веществ по сравнению с работой бензинового или дизельного агрегата, добавляет Проскуренко. Александр Марков, генеральный директор фирмы «Рунга» (Москва; профиль компании — энергосбережение и когенерация), отмечает, что топливо в двигателях газопоршневых мини-ТЭС сгорает полностью с КПД порядка 90%, при этом КПД при изменении нагрузки меняется незначительно. А контейнерное исполнение установки не требует дополнительных затрат на возведение специальных зданий, добавляет специалист.

Установка под ключ мощностью 1 мВт стоит около 30 млн руб. с учетом пусконаладочных работ. Срок окупаемости такой системы — от 1,5 до 2 лет (сегодня стоимость кВт/час составляет примерно 1,5 руб.) Есть также фирмы, которые поставляют мини-ТЭС на условиях льготного лизинга: без оплаты самой станции. В этом случае возврат инвестиций происходит за счет текущих платежей потребителя, после чего станция становится его собственностью.

Начало положено

В России тема альтернативных источников энергии только начинает свое развитие, для их внедрения требуется высокий уровень инвестиций, и позволить его могут только современные крупные сельхозпредприятия, констатирует Розенвальд.

Вопреки всем очевидным преимуществам, лишь единицы в России понимают, что это такое, и решаются использовать, сожалеет Гуськов. Например, в республике Саха есть две импортные котельные на щепе, которые хорошо себя зарекомендовали — дают тепло по цене в три раза ниже обычного тарифа энергосистемы. Но, несмотря на то, что щепы вокруг огромное количество, таких котельных всего две, недоумевает эксперт.

В агрохолдинге «Мансурово» на стадии проектирования рассматривалась возможность внедрения различных альтернативных источников получения электроэнергии. Но, во-первых, сроки реализации проекта не позволили их использовать, а во-вторых, это оказалось очень дорого, подсчитывает Харитонова. Учитывая, что в Курской области нет дефицита электроэнергии и тарифы на нее весьма приемлемые, изначальный проект агрокомплекса предполагал использование приходящей энергии. Однако в этом году «Мансурово» уже планирует строительство биогазовой установки, делится планами Харионова. «Для нас это, прежде всего, возможность решить проблему утилизации навоза, причем с соблюдением всех экологических норм безопасности», — объясняет экс-генеральный директор. Полученный в результате переработки навоза газ, по словам Харитоновой, предполагается частично реализовывать, а оставшуюся часть направлять на нужды некоторых объектов агрокомплекса.

К сожалению, в условиях существующего законодательства реализовать этот ресурс мы не имеем права, продолжает Харитонова. Нет законодательной основы для возможности его продажи. (Но в некоторых регионах, например, в Белгороде, эту проблему решают с помощью законодательных актов.) В 2012 году по этому вопросу был проведен ряд переговоров с участием представителей Газпрома и областных органов власти, но результатов пока нет. Однако в «Мансурово» делают оптимистичные прогнозы на этот счет: в 2013 году агрохолдинг планирует решение этого вопроса путем разработки проекта законодательного акта на уровне области, тем более, что подобные прецеденты в других областях уже есть.

Особенно активно биогазовые технологии продвигает Белгородская область, замечает Шеповалова. В них заинтересованы крупные предприятия, для которых биогазовая установка — возможность выгодной утилизации органических отходов. Инициативу подхватил ряд предприятий, в том числе и «Агро-Белогорье», в котором запущена биогазовая установка по переработке навоза. После ее выхода на проектную мощность предполагается ежегодная переработка 14,6 тыс. т отходов мясоперерабатывающего завода, 26 тыс. т свиноводческих стоков, 1,8 тыс. т канализационных отходов в виде шлама, 26 тыс. т силоса. Годовой объем выработки на биогазовой станции составит 19,6 млн кВт/час электроэнергии, 18,2 тыс. Гкал тепловой энергии и 66,8 тыс. т органических удобрений.

Что же касается мини-ТЭС, то они особенно широко внедряются на предприятиях птицеводства, а также на производстве овощей закрытого грунта, говорит Шеповалова. Многие птицеводческие агрохолдинги (птицефабрики «Сеймовская», «Петелинская», «Константиново», «Среднеуральская», «Липецкая» и др.) используют каталитические ТЭС для повышения надежности электроснабжения совместно с электросетями. Например, на птицефабрике «Сеймовская» (Нижегородская обл.; 2 млн. кур-несушек и 9 млн. бройлеров в год) себестоимость одного кВт/ч за счет использования мини-ТЭС составляет в среднем — 1,7 руб. Расход газа на один мВт мощности составляет чуть более 200 м³, так что мини-ТЭС окупилась за два года. А на птицефабрике «Среднеуральская» (Свердловская обл.; 8,7 млн бройлеров, в живом весе — до 16 тыс. т мяса птицы в год) единичная электрическая мощность агрегатов мини-ТЭС составляет 600 кВт, тепловая — 654 кВт. Основное оборудование станции — два энергоблока TCG2016V12C производства MWM, рассказывает эксперт.

Другой пример — агрохолдинг «Московский» (Московская обл.; производство овощей закрытого грунта), где уже год работает мини-ТЭС, спроектированная компанией Revaho Agro Services BV (Нидерланды). ТЭС размещена рядом с тепличным комплексом в легкосборном здании, продолжает Шеповалова. Проектом также предусмотрено расширение ТЭС за счет внедрения еще четырех газопоршневых установок и монтажа пяти водогрейных котлов тепловой мощностью 9 Гкал/ч для обеспечения потребности тепличного комплекса в тепле в период пиковых нагрузок.

В зеленой корзине...

То, что вопросы инфраструктуры должны будут выйти в ближайшее время на первый план — это логично, считает вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. На то есть две причины: во-первых, господдержка инфраструктуры относится к «зеленой корзине», а, во-вторых, улучшение доступа крестьян к рынкам просто необходимо для успешной конкурентной борьбы с импортными производителями.

В рамках ВТО меры, направленные на совершенствование сельскохозяйственной инфраструктуры, реализацию программ регионального развития, содействие структурной перестройке сельского хозяйства, обеспечение продовольственной безопасности, входят в «зеленую корзину», а это значит, что объем субсидий, выделяемых на эти направления, не ограничивается, добавляет генеральный директор компании «Амбика-Агро» (Россия; сельскохозяйственный консалтинг) Борис Розенвальд.

Для развития инфраструктуры в нашей стране необходима не только государственная поддержка, но и привлечение значительного частного финансирования. И вступление в ВТО будет этому способствовать, убежден Розенвальд. По его прогнозам, через 3-5 лет улучшится деловой инвестиционный климат, усилится конкуренция, за открытием внешних рынков последует расширение экспорта, увеличение производства и рост занятости. Стимулом разумного развития агропромышленного комплекса должна послужить эффективная господдержка с «долгосрочными» правилами развития рынка АПК.

Реконструировать или строить
Агрокомплекс «Мансурово» имеет большой опыт приобретения и реконструкции старых объектов. Один из ярких примеров в практике агрохолдинга — приобретенная в 2010 году компания «Сельские зори». Полуразрушенные коровники, навоз не вывозился 30 лет, надои КРС одни из самых низких в области, долги по заработной плате, вспоминает экс-генеральный директор «Мансурово» Наталья Харитонова. Безусловно, современные технологии строительства и производства ушли далеко вперед. Но надо отдать должно работавшим там людям, которые, несмотря на все невзгоды, сохранили коллектив, посевные площади, коровники, поголовье КРС, коммуникации, замечает она. Решившись на реконструкцию предприятия, руководство агрохолдинга не прогадало — сегодня «Мансурово» демонстрирует гораздо более эффективные показатели работы с «Сельскими зорями», довольна Харитонова. Новое руководство погасило их долги, отремонтировало три коровника, обновило ток, поменяло технологии содержания животных, улучшило кормовую базу, построило дорогу, поставило охрану, в конце концов, очистило территорию от мусора, навоза и прочего хлама. Изменилось все — от результатов и показателей эффективности, до отношения людей к работе, делится Харитонова.
У «Русмолко» тоже имеется опыт реконструкции старых ферм, работающих еще с советских времен, а также реабилитации «проблемных» проектов. Однако, исходя из того, что сейчас имеет компания, можно с полной уверенностью сказать — строить молочные комплексы нужно только с нуля, не сомневается заместитель генерального директора «Русской молочной компании» Владимир Резниченко. Любая реконструкция — это всегда компромисс между тем, что хочешь сделать и тем, что можешь сделать в рамках уже существующего объекта, говорит он. Реконструкция приобретенных «Русмолко» старых ферм, конечно, улучшила их работу, но не сделала конкурентоспособными с западными молочными комплексами. К сожалению, вывести эти хозяйства на мировой уровень путем реконструкции невозможно — очень большая разница образовалась за много лет в подходах, технологиях, оборудовании. Так что применить передовой мировой опыт можно только на комплексах, которые строятся с нуля, причем в каждый следующий проект вносятся изменения и улучшения, ведь отрасль не стоит на месте, заключает Резниченко.
В заботе о людях
Обеспечение сотрудников жильем, это проблема, с которой сталкиваются все инвесторы, уверена Наталья Харитонова, экс-генеральный директор Агрокомплекса «Мансурово». На первом этапе, когда сотрудников в компании было еще не много, приходилось снимать квартиры или покупать их в ближайших населенных пунктах, рассказывает она. Но качество жилья в ближайших населенных пунктах, увы, крайне низкое, а цены на него поднялись в несколько раз после начала работы агрохолдинга. По этой причине решено было искать другие варианты, и в 2012 году компанией была проведена удачная сделка по приобретению практически целиком многоквартирного дома в ближайшем поселке, довольна Харитонова. И все же это, по большому счету, лишь временное решение проблемы, признает она. С выходом агрокомплекса на запланированную мощность (к концу 2015 года) количество рабочих на предприятии увеличится до 650 человек. К этому времени компания планирует возвести агрогородок на 56 квартир. Это пилотный проект по федеральной программе комплексной застройки жилого квартала в сельском поселении, половина стоимости которого будет финансироваться за счет федерального и регионального бюджетов. То есть, власти создадут инфраструктуру, в том числе социальную, а агрохолдинг — возведет жилые дома, поясняет Харитонова. Смета проекта (около 224 млн руб.) утверждена и уже прошла экспертизу, строительство начнется в 2013-м году.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама