Аналитика

Оцифровать студента. Как цифровая трансформация отразится на аграрном образовании

Pixabay
Pixabay
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Одним из трендов в современном аграрном образовании становится использование цифровых технологий и обучающих программ. И хотя до массового использования подобных разработок ещё очень далеко, всё большее количество аграрных ВУЗов проявляют заинтересованность во внедрении новых, отвечающих запросам времени, форматов обучения. Тем более, что российская система подготовки кадров во многом перестала отвечать требованиям рынка и оказалась оторванной от реальной жизни. Насколько серьёзно это отставание, что именно следует менять в образовательном процессе и есть ли подводные камни у цифрового обучения? Об этом журналу «Агротехника и технологии» рассказали эксперты и участники рынка

В аграрных ВУЗах обучающие программы часто отстают от современных реалий, в том числе это касается и программ, направленных на изучение сельхозтехники, констатирует Олеся Устименко, исполнительный директор Ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «АСХОД». Во многом это результат недостаточного сотрудничества между наукой и бизнесом, говорит эксперт. По её словам, технологические новинки идут сразу с заводов на поля и фермы, минуя академическое сообщество. Закономерный итог — низкий уровень осведомлённости многих преподавателей о современных технологических тенденциях. 

Теория и практика

Академический процесс уже сам по себе довольно инерционный, а в аграрной отрасли эта инерционность ещё и усугублялась в течение десятилетий хронической нехваткой финансирования и «застоем» преподавательского состава, полагает Олеся Устименко. Впрочем, в последние годы на фоне успехов российского сельского хозяйства академическая ситуация стала меняться в лучшую сторону, отмечает эксперт. Первыми шагами стало открытие специализированных аграрных классов лидерами аграрного рынка. В том числе, успешный опыт такого сотрудничества принесли ведущие мировые производители сельскохозяйственной техники, замечает Устименко. Но на этом процесс сотрудничества не останавливается. Например, в РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева предпринимаются шаги по созданию дистанционных образовательных программ в коллаборации с производителями сельхозтехники.

«В прошлом году мы создали совместную рабочую группу с Тимирязевским университетом, кроме того, у нас есть несколько инициатив, которые находятся на стадии проработки. Речь идёт о разработке и тестировании дистанционных курсов по конкретным направлениям — в дополнение к общей образовательной программе», — делится эксперт.

Также надо отдать должное техникумам, которые активно сотрудничают с коммерческими компаниями, пытаясь обновить программу обучения студентов, продолжает Олеся Устименко. К ним, по её словам, относится, в том числе, «Почепский механико-аграрный техникум». Впрочем, на уровне небольших учебных заведений это сделать проще, учитывая большую гибкость в принятии решений и меньшую бюрократию, отмечает эксперт.

И всё же, подчёркивает она, технологический прогресс развивается такими темпами, что образование при всём желании не всегда поспевает за изменениями. Поэтому выпускникам, чтобы соответствовать требованиям рынка, приходится дополнять академические знания практическим опытом на сельхозпредприятиях, заводах или в дилерских центрах. Олеся Устименко уверена, что рано или поздно это приведёт к модели так называемого «дуального образования», которое во многих странах мира считается золотым стандартом подготовки специалистов прикладных направлений.

Понимая важность качества подготовки специалистов, многие компании уже сегодня развивают сотрудничество с аграрными ВУЗами. Ещё на 3-м и 4-м курсе они выбирают лучших студентов и растят их «под себя», предлагая пройти практику на предприятии, приглашая в учебные центры, рассказывает эксперт. Причём, чем крупнее компания, чем дольше она существует на рынке, тем серьёзнее уровень подобной работы, которая, в том числе, включает создание и внедрение обучающих программ совместно с ВУЗами.  

Могли бы такую же работу ВУЗы проводить самостоятельно? Ответ, скорее, будет отрицательным. «Дело в том, что новинки появляются на рынке каждый год, новые модели и решения постоянно анонсируются на профильных выставках, и уследить за всеми нелегко. Даже если задаться целью создать актуальные образовательные программы, их всё равно ежегодно придётся корректировать, что невозможно, учитывая инерционность вузовской системы», — рассуждает Олеся Устименко. 

Получается, подытоживает она, что на сегодняшний день в аграрных ВУЗах есть общий образовательный стандарт, в рамках которого студенты получают важнейшие базовые знания, а погружение в детали и специализация в зависимости от выбранной профессии происходит уже на предприятии и является зоной ответственности работодателя. Понимая это, ответственные участники рынка готовы вкладывать средства в дополнительное обучение и повышение квалификации своих сотрудников. 

Схожего мнения придерживается и генеральный директор Национального союза производителей говядины Роман Костюк, который обращает внимание на то, что кадровая проблема в АПК чрезвычайно широка. По его словам, это, в первую очередь, проблемы училищ и ВУЗов, не имеющих современной техники и оборудования для учебного процесса. «Основная проблема происходящего кроется в низком уровне бюджета, не позволяющем привлекать на педагогическую работу профессионалов. Из-за этого учебные пособия и методички не успевают за современными тенденциями, а ведь сельскому хозяйству нужен профессионал, способный зарабатывать благодаря полученным знаниям. Но мы таких специалистов не готовим», — сожалеет эксперт, добавляя, что школы фермера — это не обучение, а ускоренный курс без глубокого понимания вопроса.

Образовавшиеся проблемы, по его мнению, невозможно решить директивно, так как огромная машина системы профессионального образования неповоротлива и меняется слишком медленно.

Впрочем, винить кого-то в указанных проблемах тоже не имеет смысла, считает Костюк. Вместо этого, по его словам, необходимо выявить частные успехи тех ВУЗов и училищ, которые смогли с помощью партнёров из аграрного бизнес-сообщества модернизировать свои учебные программы. «Выявить, рассмотреть на предмет тиражируемости и составить соответствующий план расширенного внедрения новых подходов», — поясняет эксперт. 

SVU9A_9juQ0.jpg

А была ли система? 

Как рассказала Светлана Сонина, руководитель службы подготовки кадров агрохолдинга «Малино», с 2016 года уровень образования в российских аграрных ВУЗах оценивается внутриведомственным мониторингом Министерства сельского хозяйства РФ. В 2018 году утверждён порядок формирования рейтинга ВУЗов. Этот рейтинг позволяет оценить эффективность деятельности высших учебных заведений, сравнить достижения и выделить лидеров.  

Оценка эффективности проводится по семи направлениям, говорит Сонина: образовательная, научно-исследовательская, международная, финансово-хозяйственная деятельность, воспитательная работа, отраслевые показатели и дополнительные показатели. «При этом наиболее значимыми являются показатели по образовательной и научно-исследовательской деятельности. Ведь именно эти критерии дают возможность работодателям получить представление о ВУЗе как о месте, где будущих специалистов обучают профессионалы своего дела», — пояснила она. 

В мировой практике формирования рейтинговых оценок университетов применяются аналогичные подходы, продолжает Светлана Сонина. «И хотя наши ВУЗы пока не могут массово конкурировать на международном образовательном поле, в 2018 году впервые в число трёхсот лучших вузов развивающихся стран Европы и Центральной Азии, согласно мировому рейтингу университетов (QS), вошла РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева, с которой мы активно сотрудничаем», — отмечает специалист, добавляя, что в топ-100 российских вузов, по оценке рейтингового агентства РАЭКС, вошли РГАУ-МСХА им. К. А. Тимирязева и Ставропольский ГАУ. 

Однако рейтинг, как известно, далеко не всегда является мерилом качества. Иначе у компаний не было бы необходимости заниматься переобучением студентов, которых планируется пригласить на работу. Так по каким же направлениям аграрное образование отстаёт от требований рынка? И что необходимо изменить в образовательном процессе в первую очередь?

По мнению руководителя проекта по цифровизации АПК Центра технологического трансфера НИУ ВШЭ Сергея Косогора, острый дефицит кадров, который наблюдается в отрасли, является следствием стереотипа о непрестижности аграрных профессий. Этому, в том числе, способствует деление на аграрные ВУЗы и ВУЗы Минобразования, что сказывается на финансировании аграрных высших учебных заведений и сдерживает развитие материальной базы для подготовки профильных кадров, а, стало быть, препятствует изучению отраслевых инновационных разработок, что, как подчёркивает Косогор, вдвойне не оправдано в условиях стремительно меняющихся подходов к производству сельскохозяйственной продукции и её переработки.  

По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, которые приводит эксперт, число международных патентных заявок, поданных по процедуре Договора о патентной кооперации (PCT), в 2021 году составило 277,5 тыс. На страны Азии пришлось 54,1% заявок. Больше всего их поступило из Китая (69 540), за Поднебесной следуют США (59 570), Япония (50 260), Республика Корея (20 678) и Германия (17 322). Россия в этом списке заняла лишь 23-е место (1095), сравнивает Косогор. При этом, подчёркивает он, больше всего количество заявок увеличилось в области фармацевтики, биотехнологий, компьютерных технологий и цифровой связи. И совсем неудивительно присутствие технологий, внедряемых в сельском хозяйстве, которое стремительно идёт в сторону внедрения цифровых инноваций. 

Как известно, продолжает Косогор, Минсельхоз России осуществляет координацию деятельности 54 учреждений высшего образования, которые ежегодно выпускают большое количество специалистов. Система обучения нацелена на подготовку квалифицированных кадров, в том числе, для решения актуальных задач по цифровой трансформации российского АПК. Так, по данным Минсельхоза, на которые ссылается эксперт, в 2021 году на аграрные ВУЗы было выделено около 30 млрд руб., а в 2022-м бюджетом предусмотрено 31,2 млрд. Кстати, некоторые из высших учебных заведений включены в программу стратегического академического лидерства «Приоритет-2030». 

Помимо этого, в 2021 году на обновление материально-технической базы аграрных вузов дополнительно выделили около 2,5 млрд руб., из них 139,2 млн потратили на приобретение сельхозтехники и транспортных средств и 1,1 млрд — на закупку оборудования, используемого в научно-исследовательской и учебной деятельности, приводит данные Сергей Косогор.

«Тем не менее, необходимой для обучения базы не хватает, и я поддерживаю всех, кто выступает за выделение дополнительных средств ВУЗам, подведомственным Минсельхозу. Внедрение «умных» решений, био- и нанотехнологий, робототехники определяет ключевые факторы дальнейшего развития АПК в мире и требует достаточного финансирования программ подготовки кадров, в том числе, по новым, узким направлениям и специальностям», — говорит эксперт. 

Вместе с тем, по его мнению, в аграрных ВУЗах создана хорошо отлаженная система по подготовке специалистов широкого профиля, обеспечивающая структуру занятости населения в целом, которая, по сути, носит не совсем отраслевой характер. Возможно, рассуждает Косогор, не стоит делить ВУЗы на аграрные и не агарные, а финансировать все высшие учебные заведения одинаково в рамках имеющихся бюджетных средств.

Например, формат «Приоритет-2030», с точки зрения Сергея Косогора, может, получая дополнительное финансирование (с учётом уже имеющейся базы), выполнять заказ на развитие приоритетных направлений. При этом, полагает он, стоит проанализировать актуальность для АПК отдельных профессий и направлений в условиях, когда растут и быстро меняются требования к ключевым компетенциям. Ведь именно быстро меняющиеся требования к специалистам подталкивают сельскохозяйственные организации (на фоне слабой материальной базы ВУЗов) создавать свои центры подготовки и переподготовки кадров. В том числе снижается зависимость от низкоквалифицированной рабочей силы. Всё это требует от бизнеса направлять усилия на обучение будущих сотрудников и проводить исследования по ряду направлений (репродуктивной биологии, иммунологии, селекции, селекции в садоводстве, генетике животных и др.), объясняет эксперт. 

«В том числе, если говорить о будущем, стоит ожидать создания на базе ведущих агарных ВУЗов укрупнённых центров развития сельского хозяйства (участники «Приоритет-2030» - это первые претенденты, вокруг которых возможно такое объединение), которые будут двигать научную мысль и готовить специалистов с новыми знаниями», — полагает Сергей Косогор.

В то же время он не исключает, что многие аграрные ВУЗы могут стать общеобразовательными и будут вовлечены (переданы) в систему подготовки кадров Минобразования, что, вероятно, позволит сохранить базу и преподавательские коллективы в качестве классических ВУЗов и позволит подготавливать качественные кадры для других отраслей. 

«До сегодняшнего дня российские высшие учебные заведения работали по лекалам Болонской системы, которую многие критикуют, в том числе и я», — заявляет Сергей Косогор. По его мнению, нельзя фундаментальное системное образование подменять набором компетенций, которые могут быть получены в рамках непрерывности и преемственности обучения в течение всей жизни, а также мобильностью кадров, что, собственно, и предполагает Болонская система. 

D0JlCJMK0HQ.jpg

АgroTech 4.0: новый этап развития

В том, что уровень аграрного образования является важным фактором сохранения конкурентоспособности страны на мировых аграрных рынках, а подготовка кадров определяет способность государства адекватно отвечать на вызовы стремительно изменяющегося мира, климата и т. д., сомневаться не приходится. Поэтому аграрное образование, безусловно, должно соответствовать требованиям времени.

Сегодня к изменениям в образовании, в том числе, подталкивает необходимость замещения иностранных технологий. «Отчасти эта ситуация даже выгодна, поскольку, если мы начнём создавать отечественные интеллектуальные решения для аграриев, ВУЗам придётся обучать студентов этим технологиям. И качество кадров, в том числе, будет определяться знанием российских технологий», — говорит Сергей Косогор, добавляя, что в противном случае наша страна будет продолжать готовить кадры широкого профиля, востребованные иностранными компаниями, производящими инновационную продукцию, или для тех компаний, кто останется в России.

При этом он подчёркивает необходимость междисциплинарного развития, то есть важность обучения на стыке разных областей научных знаний. Переход к «экономике знаний», как поясняет эксперт, требует новых кадров, и в текущих условиях ограничений университеты усиливают свою роль в обеспечении технологического импортозамещения, совмещая научно-образовательную, инновационную и бизнес-функции.

В том числе, по его словам, в случае уменьшения финансирования, объединение в консорциумы и сетевое сотрудничество позволит закрыть потребности в знаниях на уровне нескольких регионов, что, в свою очередь, приведёт к снижению издержек за счёт объединения или, возможно, даже сокращения/объединения кафедр.  

«Сетевой подход, который, в том числе, продвигает «Фуднет» (участником рабочей группы которого я являюсь), это наш ответ Болонской системе», — объясняет Сергей Косогор. Так, по его словам, ВУЗы сообща могут развивать образовательные ресурсы, проводить дистанционное обучение, внедрять цифровые технологии для подготовки кадров, а также использовать коллективные способности специалистов для решения самых разных задач, и, конечно, консультировать компании и учреждения.  

Важность междисциплинарного развития отмечает и Светлана Сонина из агрохолдинга «Малино». Сегодня идёт стремительный прогресс технологий в АПК, рассуждает она.  Причём, условия развития мирового агропромышленного комплекса будут кардинально меняться в ближайшие десятилетия. Недаром в основе нового этапа технологического развития, который получил в мире название АgroTech 4.0 (АПК 4.0), лежит внедрение «умных» решений, био- и нанотехнологий, робототехники, рост потребительского влияния, изменения в структуре конкурентоспособности. «Всё это, с одной стороны, снижает зависимость от низкоквалифицированной рабочей силы, а с другой меняет требования к ключевым компетенциям. В результате одним из трендов нашего времени становится новая модель аграрного образования. Её основные черты — это междисциплинарность и развитие на стыке разных областей научных знаний», — заключает специалист. 

Профессиональное образование в ближайшем будущем, с точки зрения Светланы Сониной, пойдёт по пути цифровизации, расширения возможностей удалённого управления производственными процессами, быстрого обмена знаниями, внедрения практикоориентированного подхода.

«Фуднет»: инновации в будущее

«Фуднет» - рынок потребительской продукции, открытый для интеграции новых наукоёмких технологий (от роботизации и IT в сегментах фудтеха до биотехнологий), стимулирующий рост экономики и способный радикально повысить доступность и качество питания за счёт интеллектуализации, автоматизации производства на всём протяжении жизненного цикла продуктов — от производства до потребления. Созданная Национальной технологической инициативой (АНО «Платформа НТИ») рабочая группа подготовила «дорожную карту» развития российского сельского хозяйства до 2035 года. Она предполагает инновационное развитие сельского хозяйства, в котором массово будет применяться роботизация, геномика, альтернативные источники сырья, точное земледелие и т. д.


Цифровая трансформация 

Но как, по мнению экспертов, будет выглядеть это «цифровое» обучение? По словам Сергея Косогора, с учётом риска появления разнообразных причин, к примеру, пандемии и связанных с ней ограничений передвижения, всё большую роль будут играть образовательные платформы для студентов и сотрудников вузов. Как полагает эксперт, в них необходимо заложить лучшие «обкатанные» образовательные формы (тематические классы в школах, центры компетенций в ВУЗах с элементами VR-геймификации, дополненной реальности, микрокурсы и микрооценивание для достижения конкретной образовательной задачи). А также использовать такие современные коммуникационно-образовательные инструменты, как наставничество, проекты в социальных сетях, тематические игры, квесты, хакатоны, кейс-чемпионаты и прочее. 

Кроме того, как подчёркивает Косогор, важно разработать комплексную информационную кампанию в медиа, включающую взаимодействие с блогерами и социальными сетями, которая будет направлена на привлечение человеческих ресурсов и повышение имиджа работы в сельском хозяйстве. 

При этом, продолжает он, все элементы подготовки кадров, механизмы и методы стоит обсуждать с объединениями работодателей. Это поможет определить оптимальные условия для привлечения молодёжи, организации переподготовки, обеспечения преемственности и прогноза востребованности специалистов. В том числе, даст возможность сформировать механизмы взаимодействия стартапов с инфраструктурными партнёрами в целях оказания поддержки и содействия в апробации и коммерциализации проектов студентов и аспирантов, делится эксперт.

Для реализации этих целей необходимо утвердить дорожную карту развития АПК в рамках Национальной технологической инициативы «Фуднет», которая содержит перечень многих полезных мероприятий, в том числе, касающихся профориентационной деятельности со школьниками для популяризации сельскохозяйственных профессий и формирования материальной базы аграрных вузов, говорит Сергей Косогор. И, безусловно, стоит пересмотреть требования к ВУЗам, подчёркивает эксперт, установив рамки, поскольку многие организации, заняты теми вопросами, которые, в том числе, решают агарные ВУЗы. Так, в последнее время наблюдается активное объединение научных организаций для решения задач, стоящих перед АПК, и для них должны быть чёткие задачи.  Иначе науку и разработки будут двигать вперёд другие, более прогрессивные учреждения, а агарные ВУЗы будут искать свою нишу, что будет сдерживать их развитие.

Чтобы претворить в жизнь эти грандиозные планы, по мнению Сергея Косогора, необходимо изменить образовательные стандарты, закончить модернизацию структуры обучающих программ и управления персоналом с учётом стратегии цифровой экономики. Это, с его точки зрения, позволит сформировать новые компетенции, профессии и направления подготовки кадров по специальностям. 

Для формирования новых программ обучения, как уже было сказано, необходимо использовать междисциплинарные возможности для подготовки кадров и развития инноваций. 

Как отмечает Сергей Косогор, сейчас в России целый ряд дисциплин прекрасно уживается в рамках двух глобальных направлений — биологии и биотехнологии. Однако в условиях развития технологий такой подход может оказаться бесполезным, говорит он, ведь многие страны, напротив, вводят узкие специальности, такие, как молекулярная генетика, фитопатология, токсикология животных, лимнология, микробиология, медицинская микро- и бактериология. И, надо сказать, такой подход наиболее верный, полагает Косогор.

Он также считает, что стоит подумать над заменой Болонской системы, вернувшись к среднему профессиональному сельскохозяйственному образованию. «На примере ресурсных центров Краснодарского края мы видим, что среднее профессиональное образование может быть отличной подготовительной ступенью для поступления в аграрные вузы. Это прекрасная фундаментальная двухуровневая система подготовки кадров, система, основанная на специалитете и высшем образовании, в рамках которой специалисты, оканчивавшие профтехучилище, имеют право на поступление в ВУЗ или идут на работу, более привлекательна», — не сомневается он. 

В свою очередь, Светлана Сонина полагает, что необходимо внедрять практиоориентированный подход. Обучение должно быть направлено на изучение передовых агротехнологий, говорит она, а этого можно достичь только в тесном взаимодействии с работодателями, предоставляющими студентам свою базу для проведения практики. «И, конечно же, нельзя забывать про то, что качество образования можно поднять только путём повышения мотивации самого студента. Выпускник должен видеть реальную перспективу карьерного роста. А для этого должен идти поиск «своего абитуриента» на местах — на основе взаимодействия с областными образовательными организациями и органами исполнительной власти», — уверена руководитель службы подготовки кадров агрохолдинга «Малино».  

С её точки зрения, современному аграрному образованию нужно работать на опережение (в рамках профильной направленности программ, которые использует ВУЗ), то есть образовательная деятельность должна быть ориентирована на конкретную «зону обслуживания», а научная — сопряжена с решением задач развития «своего» региона.

high-angle-farmer-with-tablet.jpg

«Цифру» - в жизнь

Многие аграрные ВУЗы уже начали движение в сторону создания образовательных игровых приложений и программ, в которых имитируются процессы сельского хозяйства. Это закономерно, говорят эксперты. Ведь происходящие в обществе изменения не могут не оказывать влияния на образовательный процесс. К тому же, современные студенты в своей массе привыкли получать информацию с электронных носителей. А стало быть, система образования должна отвечать запросам времени и переходить на новые форматы обучения. Но как эта «геймификация» скажется на уровне квалификации будущих специалистов? Повредит или поможет студентам такая цифровая наглядность?  

В 1930-е годы математика и физика никакой компьютеризации и геймификации не знали, а между тем учёные решали сложнейшие задачи и создавали передовые технологии, в том числе, например, атомное оружие, делится своими размышлениями директор департамента маркетинга фирмы «Август» Сергей Косырев. Прошёл непродолжительный период времени, и началась компьютеризация, учёным и инженерам дали инструмент, с помощью которого можно решать задачи, для которых математики разработали новые методы решения. Раньше ответ на такие задачи можно было получить исключительно с помощью логарифмической линейки, а сегодня человек, обладающий практически только фундаментальными знаниями, может работать в научном центре и проводить сложнейшие расчёты. Это стало возможным именно потому, что компьютеризация позволила автоматизировать решения многих самых сложных задач. Так происходит во многих сферах деятельности, и это колоссальный прорыв.

Компьютеризация предоставляет новые возможности, уверен специалист. «Представьте человека, которому дают какие-то знания, на основании которых он играет в обучающую игру и не может пройти дальше, пока не сдаст объективный тест. Обучение с помощью таких программ, безусловно, колоссальный способ получения расширенных навыков и дополнительных знаний», — уверен Сергей Косырев.

Мнение, что обучающие игры — одно из перспективных направлений в образовании, разделяют многие специалисты. Поэтому количество таких программ, возможно, будет только увеличиваться. Однако с их разработкой не всё так просто.

Например, одним из первопроходцев в этой сфере хотел стать Самарский ГАУ, где зародилась идея — создать симулятор агропроизводства, в котором пользователи могли бы, играя, отрабатывать знания, полученные в ходе теоретических занятий. В разработке приложения также принимали участие студенты из Самарской области и Пермского края.

Ключевой особенностью проекта должно было стать создание цифровой копии агропроизводства, базирующейся на реальных данных. Как объясняет лидер команды стартапа «АгроГейм» Роман Нетроголов, предполагалось, что программа будет действовать не только на базе введённых в неё данных, но и подстраиваться под каждого пользователя, привносящего новые данные в игру. В основе этого процесса планировалось заложить машинное обучение.

Однако, как сообщил специалист, в настоящее время команда распалась, разработка более не ведётся. «Это был стартап, а на раннем этапе такие проекты не финансируются и создаются исключительно на энтузиазме», — пояснил он, добавив, что, при наличии финансирования найти заинтересованных в использовании подобной программы было бы просто.

По словам разработчика, такой симулятор мог быть полезен в первую очередь студентам. После прослушивания лекции, например, по защите растений студент имел бы возможность закрепить полученные знания в процессе игры: например, отработать на виртуальных полях разные способы борьбы с вредителями, опробовать средства защиты и определиться, какая тактика принесла бы желаемый результат. По словам лидера «АгроГейм», за каждую проигранную партию, в которой погибает урожай или посевы, программа должна была штрафовать нерадивого студента. 

Между тем, как полагает Сергей Косырев, будущее именно за такого рода обучением, но к этому вопросу, по его мнению, нужно подходить на очень высококвалифицированном уровне, и программы должны быть академическими. «Так, если говорить о защите растений, то решения должны исходить из определения, например, болезни как таковой и действующих веществ для её лечения. Никакой рекламы в таких решениях “зашито” быть не должно», — заключает Сергей Косырев.

Однако исполнительный директор Ассоциации дилеров сельскохозяйственной техники «АСХОД» Олеся Устименко полагает, что унифицированную программу дистанционного обучения создать будет невозможно. «Особенно для студентов, обучающихся на механиков, ведь у каждого производителя свой модельный ряд техники, и модели сильно отличаются от предложений конкурентов. Сейчас мы сталкиваемся с проблемой дефицита запчастей и понимаем, что аналоги разных производителей совсем не взаимозаменяемы», — поясняет Олеся Устименко. Поэтому каждая компания, которая занимается разработкой дистанционных обучающих программ, должна привязать их к определённому производителю и модельному ряду техники, добавляет она.

«Проблем с ангажированностью я здесь не вижу. Если на рынке есть конкретные решения, они «прошиваются» под того или иного производителя по мере необходимости», — заключает эксперт.

В свою очередь генеральный директор компании «Щёлково Агрохим» Салис Каракотов уверен: аграрное будущее — за передовыми цифровыми технологиями, и система образования должна быть драйвером этого развития.

«В частности, наша компания проводит колоссальную по объёму практическую полевую работу и, несомненно, мы вкладываем огромное количество труда в подготовку к этой работе. Различные специальные компьютерные программы и приложения позволяют проводить детальный анализ результатов, обработку данных, анализировать огромные массивы информации, точнее и быстрее принимать решения об эффективности тех или иных опытов и результатов, а соответственно, о качестве экспериментов», — рассказывает он.

С точки зрения Салиса Каракотова, грамотно составленные программные обеспечения и приложения только помогут системе образования, ведь молодые специалисты много времени проводят в гаджетах, и для них это привычная среда получения информации. А на процесс их мышления, по его мнению, больше повлияет качество разработанных программ. «Но, конечно, ничто не заменит практику и живое общение», — добавляет эксперт.

Рассуждая о том, кому надлежит заниматься разработкой подобных программ обучения, Салис Каракотов высказал мнение, что это должен быть симбиоз государственных научных учреждений, образовательных структур и частных коммерческих компаний полного цикла производства и коммуникаций с конечными потребителями, а также компаний и учреждений, которые ведут научные разработки, внедряют инновационные и технологические процессы производства и, главное, применяют все новшества на практике, на полях, видят результат и понимают истинные потребности аграриев.

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать