Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Как отразится на агросфере торговая война США и Китая
Николай Лычев
Агроинвестор
7 июля 2018
Вчера начался самый масштабный торговый конфликт в новейшей истории. Как минимум он затормозит рост мировой экономики, как максимум — погрузит ее в хаос
Китай называет действия США «торговым издевательством» и нарушением правил ВТО
Фото: Pixabay

6 июля США ввели 25%-ные пошлины на импорт более 800 китайских товаров на $34 млрд, а Китай — зеркальные ответные меры. Это только первый и самый небольшой транш антикитайских мер, следует из слов американского президента Дональда Трампа, которого цитировали мировые информагентства: «$34 [млрд сейчас], и затем будут еще $16 [млрд] через две недели, и затем, как вы знаете, у нас есть [пошлины на] $200 млрд, которые находятся на рассмотрении, и затем после $200 млрд у нас есть $300 млрд на рассмотрении. […] Мы имеем $50 [млрд] плюс $200 [млрд], плюс почти $300 [млрд]». Всего в списке, составленном американскими властями, 1102 наименования товаров из КНР. 6 июля были введены пошлины на более чем 800 самых чувствительных для Китая позиций — таких, как электроника, компоненты для авиации, оборудование для промышленности, смартфоны и др. Есть второй список, где еще 284 товара на $16 млрд, но он подлежит дополнительному утверждению. Трамп объясняет введение пошлин против Китая незаконным заимствованием КНР американской интеллектуальной собственности и намерением восстановить внешнеторговый паритет между двумя странами.

Вчера же о введении пошлин в 25% на американскую продукцию 545 наименований общей стоимостью $34 млрд объявил и Китай. В отличие от США, КНР не обнародовала перечня товаров, подлежащих обложению пошлиной. В списке есть в том числе сельхозпродукция, автомобили, медицинское оборудование и морепродукты, пишут СМИ со ссылкой на китайских чиновников.

Конфликт двух крупнейших по объему внешней торговли стран угрожает перерасти в самую масштабную торговую войну в новейшей истории. Соединенные Штаты готовятся наказать КНР в общей сложности на $550 млрд, следует из слов Трампа, то есть по сути обложить пошлинами весь импорт из этой страны. В заявлении китайского Министерства торговли действия Вашингтона названы «типичным торговым издевательством» и нарушением правил ВТО, которое поставит под угрозу глобальные цепочки поставок товаров и затормозит рост мировой экономики. Китай обещает, как и вчера, отвечать зеркально: следующим шагом может стать рост суммы подпавших под тариф американских товаров до $50 млрд. Впрочем, возможности страны вводить симметричные контрмеры ограничены объемом китайского импорта из США, составившего в 2017 году $130 млрд против $505 млрд импорта из КНР у Штатов. Однако Китай может предпринимать другие меры воздействия: на его рынке работает много американских компаний.

Если рассматривать торговое противостояние двух стран с точки зрения сельхозтоваров и продуктов питания, то главными пострадавшими явно станут не китайские, а американские производители. Соединенные Штаты покупают у китайских партнеров в основном инвестиционный товар: машиностроительную продукцию, компоненты для электроники, а также непродовольственные потребительские товары. Поэтому на основные продовольственные позиции они пошлины не вводят. КНР приобретает у американцев продовольствия (зерна, сои, фруктов, мяса и др.) на $22 млрд в год. Это 14% его импорта из США.

Из публичных заявлений властей КНР и открытых источников можно сделать вывод, что они намерены нанести удар по чувствительным позициям продуктов из США, в том числе соевым бобам, хлопку, молочным продуктам, свинине и т. д. На свинину Китай поднял пошлины с 12% до 37% еще в апреле, и собирался повторно увеличить их 6 июля. 5 июля до 25% повысила ставку пошлины на большинство сыров из США Мексика, у которой также торговое противостояние с Вашингтоном, и 6 июля то же самое должен был сделать Китай. А, к примеру, китайские покупатели молочной сыворотки еще до объявления Пекином ответных мер начали сворачивать закупки у американских контрагентов. По данным The Wall Street Journal (WSJ), в 2017 году в Китай была продана почти половина произведенной в США сыворотки. Заказы на сыры из Китая тоже перестают поступать, подтверждал в интервью WSJ президент компании BelGioioso Cheese Эррико Аурикьо. Из-за обострения торговых споров двух стран цена хлопка упала в июне на Чикагской бирже СВОТ почти на 10%. Китай — второй по величине его покупатель, и теперь он может увеличить закупки хлопка в Австралии, Индии, в странах Западной Африки и в Бразилии, пишут «Ведомости» со ссылкой на экспертов трейдера Plexus.

Основной товарной позицией агроэкспорта США, которую атакуют китайцы, уже фактически стали соевые бобы, которых Америка продает в КНР на $14 млрд в год (данные за 2017-й). По данным U. S. Soybean Export Council, к моменту введения Китаем ответных мер местные импортеры почти перестали покупать сою в США. В мае они увеличили ее закупку в Бразилии на 30%. Рынок предполагал начало торговой войны — уже в марте-апреле спрэд между бразильской и американской соей увеличился до $30-40/т, хотя зимой был паритет, рассказала «Агроинвестору» руководитель Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко. Она не исключает, что бразильская соя на мировом рынке теперь начнет дорожать, тогда как американская, наоборот, подешевеет. Выиграют покупатели, которые не участвуют во взаимных санкциях и торговой войне, — такие, как Южная Корея, Япония, другие страны Азии. Теперь им будет намного проще договориться с американскими фермерами.

Россия в этой ситуации не получит каких-либо внешнеторговых бенефитов, считает Снитко. А вот проиграть может, и первый пример — та же соя, которой Россия импортирует 2-2,5 млн т/год. В США мы ее давно не покупаем, так как ввели против них контрсанкции, и сейчас не сможем воспользоваться ситуацией падения спроса на американскую сою, переориентировав часть закупок туда. «Наоборот, нам придется конкурировать с тем же Китаем на рынке Бразилии, чтобы компенсировать выпадающие объемы», — объясняет Снитко. При этом она не видит, как российские импортеры смогут конкурировать с китайскими. Во-первых, КНР закупает на порядки больше сои, чем наша страна (97 млн т в 2017 году), а во-вторых, китайские компании имеют несомненную преференцию — владеют в странах Латинской Америки производственными и логистическими активами. Рост спроса Китая на сою с российского Дальнего Востока тоже по большому счету не просматривается, говорит Снитко, так как предложение несопоставимо с высвобождающимся спросом (экспорт сои из всех регионов России, включая европейские, в 2017-м составил 500 тыс. т).

Китай страхует себя тем, что у него есть интеграция собственности в других странах, кроме США: компании из этой страны ранее вошли в капитал производителей продовольствия по всему миру — в Африке, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии и т. д. Поэтому КНР может влиять на поставки продовольствия из этих стран и на их внешнеторговую политику. К тому же страна располагает запасами сои на уровне 20% общемировых. В 2017 году они составляли 20 млн т при ежегодном импорте около 100 млн т. Этими запасами власти могут подпитывать внутренний рынок, пока ищут альтернативу американским поставщикам. «То есть Китай вполне устойчив к одномоментным рыночным шокам», — подытоживает Снитко.

А вот морепродукты и рыба занимают небольшую долю во взаимной торговле двух стран, причем объемы паритетные, комментирует управляющий партнер Agro&Food Communications Илья Березнюк. «США ввозят этой продукции из КНР на $1-1,1 млрд в год, а Китай ежегодно импортирует из Штатов примерно на $1,3 млрд», — рассказал он «Агроинвестору». США не ввели пошлин на китайские морепродукты, обращает внимание эксперт. Причина в том, что значительный их объем поступает в виде сырья в Китай (часто на местные предприятия американских компаний) и уже оттуда вывозится в США как переработанный продукт. Березнюк предполагает, что вследствие торговой войны пострадает в первую очередь сегмент добычи лобстера, являющийся самой крупной по стоимости товарной позицией импорта морепродуктов из США в Китай. Его поставки из Соединенных Штатов в КНР в последние годы росли по 15-20% в стоимостном выражении. В 2017-м Китай купил 8,1 тыс. т американских лобстеров примерно на $141 млн. «Для американских добытчиков лобстера, значительная часть которых сосредоточена в штате Флорида, потеря этих денег станет серьезным ударом, — говорит Березнюк. — Ведь это еще и лишение бизнеса прибыли будущих периодов. По всем прогнозам, двузначный прирост поставок лобстера в КНР ожидался и в 2018, и в 2019, и в 2020 годах». Ссылаясь на свои источники на рынке, Березнюк рассказывает, что китайские байеры заранее начали отказываться и от поставок американского кальмара, опасаясь, что до введения тарифа не успеют доставить в Китай морским путем законтрактованные ими партии. А альтернативным поставщиком лобстера Китаю может стать Индия, не исключает Березнюк.

На фоне начинающегося глобального торгового конфликта производители готовятся к сокращению маржи, снижению продаж и росту издержек. Ведь масштабы противостояния не ограничиваются 6 июля и конфликтом США и КНР. Кроме них в него втянуты Мексика, Канада и Евросоюз. С июня действуют пошлины США на импорт стали (25%) и алюминия (10%) из ЕС — 25% и 10%. ЕС назвал их введение шагом к началу полномасштабной трансатлантической торговой войны. Он пожаловался в ВТО, а с 22 июня ввел 25%-ные пошлины на 182 американских товара из сферы металлургии, машиностроения и сельского хозяйства. Под тариф попали, в частности, американские кукуруза, рис, картофель, помидоры, арахисовое масло, напитки (в том числе соки и виски), а также табачные изделия. Общий экспорт всех этих товаров, включая непродовольственные, — 2,8 млрд евро ($3,3 млрд) в год. Мексика в июне увеличила на 20% тарифы на ввоз из США свинины и другой сельхозпродукции.

По подсчетам Всемирного банка, если во всем мире увеличить пошлины до максимально возможного по правилам ВТО уровня, то глобальный товарооборот может сократиться на 9%. Аналитики агентства Fitch пишут, что даже принятые до 6 июля ограничительные меры могут затронуть товарные цепочки стоимостью $2 трлн. Это нарушит торговые отношения, снизит реальные доходы потребителей и инвестиции, опасаются они. В июне почти прекратился рост мировой торговли, констатирует Fitch. Перестали увеличиваться и новые экспортные заказы в глобальной производственной сфере. Все это случилось до начала обмена США и Китаем взаимными торговыми санкциями. Причем «исход противостояния предсказать невозможно, так как ни одна из сторон не собирается сдаваться», — резюмирует The Washington Post в одной из последних публикаций.

Показать еще

Статьи по теме


Рекомендации
Реклама