Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Владелец Azimut Hotels может арендовать комплекс им. Гафури
Татьяна Кулистикова, Елена Максимова
Агроинвестор
19 июня 2019

Долг предприятия составляет 17,5 млрд рублей
БПК входил в топ-3 производителей индейки с объемом свыше 23 тысяч тонн
Фото: Д. Абрамов

Башкирский птицеводческий комплекс им. Гафури (БПК), который был остановлен осенью 2017-го, может взять в аренду компания, аффилированная с владельцем сети Azimut Hotels Александра Клячина. Вопрос о передаче актива ООО «Птицеводческий комплекс» будет обсуждаться на заседании комитета кредиторов башкирского предприятия, назначенном на 1 июля, следует из реестра сведений о банкротствах.

В базе kartoteka.ru есть два ООО «Птицеводческий комплекс», оба зарегистрированы в Москве, но по разным адресам. Гендиректором обеих компаний значится Евгений Ногин, ему же принадлежит по 0,1% их акций. 99,99% у «Гледен Инвест», управляющей активами Клячина. Кроме Azimut Hotels ему принадлежат девелоперская компания KR Properties, отель «Метрополь», завод плавленых сыров «Карат». Владельцем последнего бизнесмен, занимающий 56-е место в рейтинге Forbes с состояниеv $1,7 млрд, стал в декабре прошлого года. В апреле глава Башкирии Рустэм Хамитов говорил, что БПК, некогда третьему производителю индейки в стране, нашли инвестора, который готов возобновить производство. Кто именно интересуется предприятием, тогда не уточнялось. В ноябре прошлого года «Интерфакс» сообщал, что Минсельхоз Башкирии ведет переговоры об аренде и последующей покупке птицекомплекса с двумя федеральными агрокомпаниями, которые также не назывались. 

Сейчас комплекс в равных долях принадлежит бывшему владельцу уфимского Уралкапиталбанка Дамиру Камилову и Нелли Юсуповой, дочери экс-депутата Госдумы Марселя Юсупова. БПК является предприятием полного технологического цикла, его строительство было начато в феврале 2007 года. В 2016-м он входил в топ-3 крупнейших российских производителей индейки после «Дамате» и «Евродона» с объемом около 23,5 тыс. т индейки в убойном весе. Мощности комплекса позволяли выпускать до 34 тыс. т, продукция реализовывалась под брендом «Индюшкин». Однако компания столкнулась с финансовыми трудностями, попала под процедуру наблюдения, а в марте этого года была признана банкротом. Кредиторы отказались от финансового оздоровления предприятия или внешнего наблюдения поскольку сочли невозможным восстановление платежеспособности БПК: балансовая стоимость активов предварительно оценивалась в 12,5 млрд руб., долги — на уровне 17,5 млрд руб. В том числе 12,7 млрд руб. — задолженность перед Россельхозбанком.

Руководитель проектов практики АПК компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева считает перезапуск птицеводческого комплекса логичным на фоне продолжающегося роста рынка индейки. «Так как с рынка ушел и пока не восстановился другой крупный игрок («Евродон»), спрос на этот вид мяса высокий, что также подтверждается повышением цен на индейку за прошедший год более чем на 15%», — говорит она. По ее словам, успешность возобновления производства будет зависеть от скорости перезапуска, наличия необходимых оборотных средств и финансовых условий эксплуатации комплекса. Если работать оперативно, то для возвращения продукции на рынок потребуется не более года, полагает она.

Президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев называет ряд условий, при которых проект может быть перезапущен. Первое и главное из них — адекватная оценка состояния предприятия и возможностей его восстановления. Второе — наличие достаточных собственных финансовых ресурсов у инвестора и возможностей привлечения стороннего финансирования, третье — возможность успешной реструктуризации долга, перечисляет он. «Еще один фактор — это компетенции инвесторов в сфере пищевого производства: если для компании, которая уже занималась индейкой, восстановить предприятие не составит труда, то у инвестора без опыта работы в этой отрасли шансов немного, — прокомментировал он «Агроинвестору». — Для восстановления работы можно привлечь бывших сотрудников предприятия, но, скорее всего, значительная часть персонала уже нашла себе работу, и вернуть людей будет сложно».

При этом для перезапуска производство потребуется немало времени, в течение которого другие участники рынка индейки расширят свои производственные мощности. «Стоимость входа на рынок также будет высокой. Сегодня на рынке индейки в Башкирии высокая конкуренция — его нишу заполнили другие крупные компании, имеющие налаженную и эффективную систему реализации продукции, — продолжает Давлеев. — Более того, до сих пор ряд торговых точек, принадлежащих комплексу им. Гафури, реализуют продукцию других производителей». Поэтому новому инвестору нужно будет потратить немало средств для входа в федеральные сети, которые сегодня являются основным каналом продаж мяса индейки. Для этого необходимо обеспечить достаточный объем продукции и предоставить конкурентные цены. Сделать второе будет особенно сложно — именно демпинг по цене подорвал экономику компании «Евродон», которая после вспышки гриппа птиц у себя на предприятии в 2017 году хотела таким способом восстановить свое присутствие на рынке, напоминает Давлеев.

Вариант ухода в какую-то нишу — выращивание особого кросса индейки, производство халяльного или кошерного мяса — тоже вряд ли сработает, рассуждает он. «Сегодня 90% российских производителей индейки работают в основном на тяжелых кроссах, за исключением «Тамбовской индейки» (проект «Черкизово» и Grupo Fuertes), которая выращивает среднетяжелый кросс. Таким образом, в этом плане рынок уже поделен, — обращает внимание Давлеев. — Кроме того, все крупные индейководы в нашей стране поставляют халяльную индейку в объеме, достаточном для насыщения рынка». Ориентироваться исключительно на экспорт тоже не получится: так не делает ни одно предприятие, поскольку в любой момент в регионе его работы может случиться вспышка гриппа птиц, и продукцию нельзя будет вывозить, поясняет он. Основное направление сбыта, на которое возможно рассчитывать, — это внутренний рынок, так как экспорт замороженного мяса индейки пока не развит и цены отечественных производителей сейчас не позволяют говорить о возможной конкуренции на мировом рынке: российская индейка в 1,8 раза дороже, чем американская, добавляет Михалева.

Тем не менее, по словам Давлеева, у БПК есть потенциал развития на региональном рынке. Восточнее Башкирии действует только один птицекомплекс — Морозовская птицефабрика. Таким образом, целевым рынком для комплекса им. Гафури мог бы стать Урал, однако только при условии правильной экономической и финансовой модели производства и управления, подчеркивает он.  ​

   

Показать еще

Статьи по теме

Рекомендации
Реклама