Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Банк «Траст» продаст часть агроактивов
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
31 декабря 2019
В 2020—2021 годах на продажу планируется выставить птицефабрики
Общая балансовая стоимость предприятий, которые получил «Траст», оценивается в 100 млрд рублей
Фото: Pixabay

Банк «Траст» в 2020—2021 годах планирует продать часть полученных сельхозактивов, об этом «Интерфаксу» рассказал первый заместитель президента — председателя правления, главный исполнительный директор банка Михаил Хабаров. По его словам, общая балансовая стоимость сельхозпредприятий, которые «Траст» получил в ходе создания на его базе банка непрофильных активов, составляет примерно 100 млрд руб. Их реальную стоимость еще предстоит оценить, добавил он.

В частности, речь идет о продаже птицеводческих активов, уточнил Хабаров. Он также отметил, что у «Траста» есть активы в управлении и в стадии взыскания, в операционной деятельности которых банк не участвует. «Активы в стадии банкротства мы можем реализовать на рынке, а можем забрать себе на баланс. Если цена, которую предлагает рынок, недостаточно интересна, мы ставим активы на баланс, наводим в них порядок и потом продаем по выгодной для нас цене», — цитирует топ-менеджера «Интерфакс». При этом «Траст» готов инвестировать в предприятия, например, в растениеводческий холдинг «РостАгро» в 2019 году, по словам Хабарова, было вложено 1,7 млрд руб. Однако для долгосрочных инвестиций банку нужен стратегический партнер. «Мы готовы инвестировать вместе со стратегом в той или иной отрасли. Это одна из задач на 2020 год», — сказал он. Среди самых крупных активов, которые контролирует банк, — птицеводческие холдинги «Здоровая ферма» (100%), «Русское зерно» (69%) и «РостАгро» (100%).

Дочерняя структура банка — «Траст птицеводческий холдинг» - стала владельцем «Здоровой фермы» в конце декабря 2018 года. Прежним собственником «Здоровой фермы» и ее структур был экс-совладелец и бывший глава Бинбанка Микаил Шишханов. Он получил контроль над активами в июне 2018-го, до этого с осени 2016 года холдинг принадлежал Владимиру Акаеву, которого считают давним соратником Шишханова: в 2009—2011 годах он занимал должность советника президента Бинбанка. Он же был членом совета директоров девелоперской компании «Интеко» - до сентября 2017-го она входила в группу «Сафмар» (ранее она называлась «Бин»). Совладельцами последней были Шишханов и семья Гуцериевых.

Доля в холдинге «Русское зерно», на который приходилась половина рынка мяса птицы в Башкирии, перешла к «Трасту» в марте этого года. Собственником компании также считался Шишханов. Холдинг «РостАгро», контролировавший 377 тыс. га в Саратовской, Пензенской и Воронежской областях, тоже связывали с группой «Бин». Он перешел под контроль «Траста» летом 2018 года.

Кроме того, банк является одним из крупнейших кредиторов белгородского и ростовского подразделений «Белой птицы». Задолженность компаний перед «Трастом» составляет 26 млрд руб., уточнил Хабаров. Долг курского предприятия холдинга выкупила группа «Черкизово». Сейчас «Белая птица - Белгород» находится в стадии банкротства, «Белая птица - Ростов» - на консервации, пояснил Хабаров. По его словам, сейчас банк обсуждает с «Черкизово», как структурировать сделку по разделению долгов компаний. После этого «Траст» будет решать — продавать активы или присоединить их к своему птицеводческому холдингу. При этом задача банка — так подготовить объект, чтобы он был интересен покупателям, подчеркнул Хабаров.

По оценке топ-менеджера, в 2019 году интерес к птицеводческим активам вырос. «Почти все стратегические инвесторы, которые работают на российском рынке, их порядка пяти, пришли к нам с вопросом, что мы будем делать с активами. Предварительные переговоры о продаже есть со всеми», — сказал он.

Рынок ждал выхода «Траста» из агроактивов, в частности, передела земельного банка «РостАгро» в 2019 году, однако они не выставлялись на продажу. «Крупных сделок в агросекторе мало, а те, которые есть, даже сложно назвать именно слияниями и поглощениями, — признает директор департамента корпоративных финансов инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. — Но это неудивительно: у агрокомпаний два источника выручки — внешний рынок, попасть на который могут далеко не все, и внутренний, на котором все довольно уныло, поскольку доходы населения и спрос не растут». И хотя у бизнеса есть деньги, к тому же можно взять дешевый кредит, но встает вопрос — как зарабатывать дальше и развивать купленный актив. Инвестиции имеют смысл, только когда они приносят больше, чем стоят: нужна либо высокая операционная эффективность, либо специальная ситуация, связанная с ростом вашей инвестиции или оптимизацией. Однако про рост в ближайшее время можно забыть, поскольку он упирается в беднеющего потребителя, с оптимизацией тоже сложно: хорошие активы не продаются, а если и продаются, то дорого стоят, что ограничивает доходность, а плохие на падающем рынке можно пытаться оптимизировать очень долго, но безуспешно, рассказал Николаев «Агроинвестору».

На фоне сохранения сложной макроэкономической ситуации аналитики справедливо ожидали, что в 2019 году сильные игроки будут покупать слабых, но практика оказалась другой: слабые активы уходят не покупателям, готовым сразу подхватить операционную деятельность, а кредиторам, обращает внимание директор департамента стратегического маркетинга компании «Евроэксперт» Евгения Шалихманова. «Кредиторы же не принимают никаких решений месяцами и даже годами, блокируя потенциальную возможность развития предприятий, — сетует она. — Разумеется, банкам приходится непросто: продать предприятия со всеми долгами, как правило, невозможно, а продажу по более низкой цене сложно объяснить своим собственным акционерам».

Из-за макроэкономической нестабильности (не только в России, но и во всем мире) объективно сложно принять решение — нужно ли выделить деньги на развитие актива, чтобы затем продать его дороже, или лучше продать немедленно практически по любой цене. Тем временем предприятия, оказавшиеся в неблагоприятной ситуации, оказываются в подвешенном состоянии, их мощности устаревают, они теряют наиболее компетентную часть команды, расстраиваются их связи с поставщиками и каналами сбыта, перечисляет она. «Поэтому вала сделок, которого можно было бы ожидать, не происходит — реально продаются не самые слабые активы, а такие, которые еще в состоянии обслуживать собственные долги и тем более вести нормальную операционную деятельность. Разумеется, стоимость таких предприятий не может быть бросовой», — говорит Шалихманова.

Показать еще

Статьи по теме

Рекомендации
Реклама