USD

75.082 (-0,88%)

EUR

90.8 (-0,62%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.6 (2,49%)

Пшеница

587.2 (1,73%)

Сахар

14.51 (0,00%)

USD

75.082 (-0,88%)

EUR

90.8 (-0,62%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.6 (2,49%)

Пшеница

587.2 (1,73%)

Сахар

14.51 (0,00%)

USD

75.082 (-0,88%)

EUR

90.8 (-0,62%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.6 (2,49%)

Пшеница

587.2 (1,73%)

Сахар

14.51 (0,00%)

Интервью

Рашид Хайров: «Все, что мы делаем, — во имя человека»

«Дамате»
«Дамате»
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Совладелец и гендиректор «Дамате» в интервью «Агроинвестору» рассказал, как развивается бизнес компании, какие планы она перед собой ставит и почему важно самостоятельно обеспечить себя племенным материалом

За девять лет компания «Дамате» стала безоговорочным лидером российского рынка мяса индейки: по итогам прошлого года ее доля превысила 45%. Сейчас в мясной портфель группы добавились утка и баранина. Также динамично растет молочное направление — как производство сырья, так и его переработка. В подиумном интервью на конференции «Агроинвестора» Russian Meat & Feed Industry совладелец и гендиректор компании Рашид Хайров поделился планами дальнейшего развития бизнеса и его философией.  

«Дамате» — крупнейший производитель индейки в России. В 2019 году группа, по собственным данным, выпустила 131 тыс. т идейки, заняв 45,5% этого рынка. Молочный комбинат «Молком» способен перерабатывать более 10 тыс. т сырья в год. В 2019 году консолидированная выручка «Дамате» выросла на 48,8% до 26,3 млрд руб., чистая прибыль — в 2,5 раза до 1,49 млрд руб.


Правильные продукты — идеология бизнеса

— В первый раз журнал «Агроинвестор» написал о бизнесе «Дамате» в 2012 году, реализация вашего индейководческого проекта началась годом ранее. Тогда вы планировали инвестировать в комплекс 7,4 млрд руб. Понятно, что этой суммой дело не ограничилось. Сколько в итоге вы уже успели вложить в производство индейки и что собой представляет этот проект сейчас?

— Действительно, мы с 2012 года проинвестировали гораздо больше, чем изначально было в плане. С учетом вложений за прошлый год — около 50 млрд руб. только в индейку. Когда в середине следующего года комплекс в Пензенской области выйдет на плановую мощность — 155 тыс. т мяса в год — объем инвестиций достигнет 61 млрд руб. Эти вложения включают строительство крупнейшего в стране и самого современного убойного завода, двух комбикормовых предприятий общей мощностью 448 тыс. т в год, трех элеваторов, двух инкубаториев на 24 млн яиц в год и 520 птичников для откорма индейки. Также построен завод по глубокой переработке, этот проект мы вскоре анонсируем. 

— Еще одно бизнес-направление холдинга — производство и переработка молока. Почему решили пойти в молочный сектор и как сейчас обстоят дела с проектом? 

— В молоко мы пришли неслучайно. Компания, на основе которой была образована «Дамате», как раз занималась молочной темой, и первый актив, который приобрела «Дамате» — городской молочный комбинат, «Молком», — старейшее предприятие в Пензенской области. Мы буквально с первых дней приступили к его реконструкции, увеличению мощностей, покупали и устанавливали новые производственные линии, расширяли ассортимент выпускаемой продукции, не останавливая производство. На сегодняшний день на первом этапе реконструкции мы вложили 1,5 млрд руб., в 2020—2021 годах — на втором этапе — предусмотрены чуть меньшие, но соизмеримые инвестиции. 

Второе направление молочной тематики — совместно с Danone мы построили и запустили «Тюменские молочные фермы». Это уникальный проект для Сибири, самый крупный и современный в регионе комплекс — 6 тыс. дойных коров, общее стадо 11,5 тыс. голов КРС. Ежедневно предприятие производит 150 т молока, основным покупателем которого является Danone

Рашид Хайров, генеральный директор и совладелец «Дамате»

Родился 19 мая 1961 года в поселке Колышлей Пензенской области.
В 1983 году окончил Московский технологический институт мясной и молочной промышленности по специальности «Технология мяса и мясопродуктов», квалификация — инженер-технолог мяса и мясопродуктов.
В 1994 году прошел обучение в Международной школе бизнеса в Канаде по программе «Финансовая и налоговая политика предприятия», в 1992-м — курс практического обучения в области маркетинга и мировой экономики в Австрии.
Профессиональную карьеру специалиста мясной промышленности Рашид Хайров начал в 1985 году на мясоптицекомбинате «Пензенский» мастером шкуропосолочного отделения. В возрасте 24 лет был назначен начальником мясожирового цеха того же предприятия, в 29 лет —заместителем директора мясоптицекомбината по производству и сбыту. В 1993 году стал заместителем генерального директора ОАО «Мясоптицекомбинат „Пензенский“», а в 1997-м — гендиректором предприятия.
В начале 2011 года возглавил «Русскую молочную компанию» («Русмолко»). В июне 2012-го стал соучредителем, а с 2013 года — генеральным директором компании «Дамате».
Имеет степень кандидата экономических наук (2003), заслуженный работник пищевой индустрии РФ (2004).


— В 2018 году вы начали проект по производству и переработке баранины. Что стало стимулом для вложений в это направление?

— Концепция и идеология нашей компании — правильные продукты питания: диетические, для здорового образа жизни. Наш девиз — мы производим только ту продукцию, которой кормим своих детей. Поэтому неслучайно в нашем ассортименте появилась баранина — это диетическое мясо. Регион, куда мы пришли — Северный Кавказ — это же, можно сказать, альпийские луга в России, овцы пасутся на естественных пастбищах. Поэтому премиальная баранина, которую мы там производим, абсолютно соответствуем критериям и идеологии, которых мы придерживаемся. 

— Этот проект предполагает партнерство с фермерскими хозяйствами, не считаете такой вариант работы рискованным с точки зрения стабильности качества и объемов поставок скота на убой? 

— Мы разбили проект на три составляющих. Первая — наша сервисная компания, оказывающая услуги всем фермерам, которые занимаются овцеводством на Севером Кавказе. Для региона это традиционная деятельность, многовековой уклад жизни населения. Создавая эту компанию, в первую очередь мы преследовали цель изменить качество выпускаемой баранины. В советские времена ставка делалась на производство шерсти, вся селекционная работа шла в этом направлении, мясо было вторичным. Аналогично было с говядиной — развивалось преимущественно молочное или мясомолочное направление, а мясо уже было сопутствующим продуктом. А сейчас у нас в стране активно растет именно производство говядины от специализированных мясных пород КРС. То же самое мы хотим сделать в овцеводстве. Наша сервисная компания помогает хозяйствам с генетикой, в решении ветеринарных вопросов, кормлении и других сферах. Также мы покупаем земельные активы и создаем семейные фермы: с нашей помощью люди, которые занимались или хотят начать заниматься овцеводством, будут выращивать животных, которые потом будут поступать к нам на убойный завод. 

Вторая составляющая проекта — мы строим и уже запустили в эксплуатацию откормочные площадки. Будем выкупать молодняк овец у тех фермеров, которые не могут довести поголовье до полной кондиции, самостоятельно их доращивать и откармливать. Таким образом мы не только стандартизируем и улучшаем кондицию, но и повышаем качество мяса и ветеринарное благополучие этого процесса. 

Также мы купили мясокомбинат в Черкесске, где сейчас проводим тотальную реконструкцию и модернизацию. Думаю, в середине апреля мы завершим этот масштабный процесс, и это будет одно из лучших предприятий, которое специализируется на убое, разделке и выпуске продукции из баранины. Инвестиции в завод — чуть более 1 млрд руб., в целом в проект вкладываем около 3 млрд руб. 

— Ограничения Россельхознадзора по вывозу баранины из региона, связанные с регионализацией по ящуру, как-то влияют или могут повлиять на ваш бизнес? 

— Эти ограничения направлены на то, чтобы добиться полной свободы перемещения не только внутри России, но и за рубежом. Мы воспользовались этой паузой для того, чтобы провести полную реконструкцию мясокомбината в Черкесске. Сервисная компания и откормочные площадки работают в прежнем режиме и оказывают услуги фермерам. Причем работа идет по нарастающей. Мы уверены в том, что ведомства и организации, которые занимаются этим вопросом, справятся с этой задачей и снимут все вопросы к в указанные сроки.

— Еще относительно недавно индейка считалась нишевым видом мяса, сейчас ее популярность и востребованность с каждым годом растут. Многие отраслевые эксперты считают, что аналогичный путь — по мере развития промышленного производства — пройдет и баранина. Согласны? 

— Согласен. Вся философия построения нашего бизнеса по производству баранины направлена на то, чтобы пройти аналогичный путь и выйти на промышленное производство этого вида мяса. 

wikipedia.jpg

Технологии важнее рекордов и объемов

— «Дамате» — № 1 по выпуску мяса индейки, вы называете свое предприятие по переработке крупнейшим в Европе, свой молочный комплекс — самым крупным в Сибири, претендуете на звание ведущего производителя баранины в стране, а теперь пошли и в утку, выкупив у Россельхозбанка права требования по обязательствам «Донстара» Вадима Ванеева. Почему решили заняться еще и этим бизнесом? 

— Во-первых, проект вписывается в нашу концепцию, во-вторых, мы получили предложение выкупить права требования по нему. Сейчас занимаемся аудированием производственного комплекса, приводим в порядок площадки по выращиванию, комбикормовый завод, убойное предприятие, уже заложили первую партию утиного яйца в инкубатор. Если все будет идти по планам, то в декабре первое мясо утки появится в торговых сетях.

— Как предварительно оцениваете качество актива и сколько средств планируете вложить в восстановление производства? 

— Необходимые инвестиции мы сможем оценить немного позже, когда приведем предприятие в рабочее состояние и закончим аудит. Ростовская область — это все-таки южный регион, где жаркое лето, ветреная холодная зима. Предприятие полтора года не функционировало, там были отключены все коммуникации — электроэнергия, газ, вода, не работала вентиляция. Конечно, оборудование отчасти пришло в негодность, основная масса требует глубокой проработки и восстановления. 

— В перспективе рассчитываете стать лидером рынка и по утке?

— Мы не ставим перед собой цели стать крупнейшими. Наша первая задача — реанимировать предприятие. Есть технологические критерии, которые оценивают возможности данных мощностей. Самое главное, чтобы производственный процесс соответствовал всем требованиям начиная от ветеринарной и биологической безопасности и заканчивая соблюдением технологии.

— Еще один актив Ванеева — «Евродон» — перешел к вам чуть раньше, чем «Донстар». Как идет процесс интеграции предприятия в ваш бизнес? Первоначальные инвестиции в восстановление производства вы оценивали в 1,5 млрд руб. Что будет сделано на эту сумму? 

— Этот проект масштабнее, чем утиный. Пока мы взяли комплекс в аренду. Тут тоже работа ведется параллельно с аудированием всей технологической цепочки, мы также восстанавливаем площадки, приводим все в соответствие с нашими требованиями биозащиты — инкубаторий, кормопроизводство, убойный завод. Здесь у нас индюшата уже переводятся на откорм, ближе к концу ноября мы должны произвести первый убой, и в декабре продукция из индейки с ростовского комплекса появится в продаже.  

— Как увеличатся мощности «Дамате» по производству индейки с запуском ростовских площадок? 

— Как и по утке, в первую очередь мы ставим перед собой задачу выстроить всю работу так, чтобы соблюдалась технология производства. За образец мы берем наш пензенский проект и транслируем свой опыт на Ростовскую область: работаем с той же генетикой, используем те же рецептуры кормления, те же ветеринарные схемы, технологию убоя. Мы не гонимся за рекордами и объемами: что этот проект позволяет производить, то и будет у нас производиться. 

— Под каким брендом будете выпускать продукцию? 

— У нас есть очень сильный бренд — «Индилайт». Его узнаваемость, по данным независимой компании Ipsos, составляет 80%, поэтому вся продукция, которая будет производиться на этом предприятии, будет идти под брендом «Индилайт». Для продукции из утки мы разработали новый бренд. Объявим о его запуске отдельно.

— Рассматривает ли компания возможность дальнейшего роста за счет сделок M&A? Какие активы и направления потенциально могут быть вам интересны? 

— Мы, конечно, рассматриваем различные предложения, будь то большие или не совсем большие проекты. Главное, чтобы это соответствовало нашей концепции и идеологии, чтобы бизнес мог интегрироваться в нашу философию. Мы открыты для диалога и готовы обсуждать разные предложения под таким углом зрения. 

— По мере увеличения производства мяса у компании будет расти и потребность в кормах. Вы намерены полностью самостоятельно обеспечить комбикормами все площадки? Как для этого планируете наращивать мощности комбикормового дивизиона? 

— Изначально мы всегда придерживались такой концепции, чтобы обеспечивать себя кормами на 100%, что мы и делаем. Во-первых, таким образом мы контролируем вопрос качества кормов и той же самой биобезопасности. Во-вторых, это гарантия корректности тех рационов и рецептур, которые мы составляем для кормления птицы. С учетом роста объемов производства мы начали строить еще один комбикормовый завод в Пензенской области мощностью 50 т в час, также будут восстановлены имеющиеся предприятия в Ростовской области. Уверен, мы будем самостоятельно обеспечивать себя кормами на 100%. 

— Будете ли расширять производство сырья — активнее заниматься растениеводством?

— Растениеводческое направление у нас растет из года в год, на сегодняшний день общая площадь сельхозугодий «Дамате» — около 70 тыс. га на всех проектах. Понятно, что этого недостаточно для закрытия нашей потребности в сырье для производства кормов. Сейчас мы комбинируем — и самостоятельно производим сырье, и закупаем его у наших партнеров, которые занимаются растениеводством. 

Дамате0096.jpg

Новые вызовы и стратегия устойчивого развития

— Вы планируете вложить 6 млрд руб. в генетические проекты по индейке и овцам. Конечно, ваш интерес понятен, но как насчет того, что каждый должен заниматься своим делом, и, может быть, хотя бы генетику стоит оставить другим инвесторам? 

— Наша компания вертикально интегрирована, в индейководческом проекте — от яйца почти до прилавка. То, что сейчас происходит вокруг, мотивирует нас обезопасить свой бизнес в части обеспечения генетическим материалом. Совместно с компанией Aviagen мы реализовали проект производства инкубационного яйца индейки в Пензенской области, в Ростовской области также есть отдельные подразделения, которые будут заниматься производством яйца индейки и утки. В Тюмени мы хотим сделать еще один блок, чтобы полностью закрыть свою потребность в племенном материале индейки. Аналогично с овцами: селекционно-генетический центр на 4 тыс. овцематок, который мы планируем построить, позволит нашей сервисной компании решить ту задачу, которую мы перед собой ставим, — производить качественное мясо.

Нашим технологическим партнером по воспроизводству молодняка КРС является мировой лидер в производстве сексированного семени повышенной плотности — компания STgen. Сейчас мы проводим генотипирование ДНК молодняка на комплексе в Тюмени, что позволит нам максимально быстро сформировать генетическое ядро стада КРС с лучшими признаками по продуктивности, здоровью и долголетию. 

То, что сейчас мы ввозим генетику из-за рубежа, не всегда надежно и выгодно, границы могут закрывать, поэтому лучше заниматься этим самостоятельно и контролировать весь процесс, чтобы обезопасить свой бизнес. 

— Но заниматься генетической работой непросто, в частности, могут быть проблемы с поиском необходимых специалистов. Как решаете эти вопросы? 

— В Пензенской области мы работаем с Aviagen — крупнейшей компанией, которая занимается генетикой индейки, у нас тесные связи и с другими игроками. По овцам тоже есть опыт успешных взаимоотношений.  В прошлом году мы завезли генетический материал из Европы и Австралии. Те специалисты, с которыми мы работаем, в рамках сервисной компании почти каждую неделю проводят практические видеоконференции с фермерами Северного Кавказа, опытом с ними делятся производители баранины из Южной Африки, Новой Зеландии. Так что серьезной проблемы с профильными специалистами у нас нет. 

— Традиционный вопрос этого года — с какими новыми вызовами и трудностями пришлось столкнуться и как складывается 2020-й для компании? 

— Конечно, мы не остались в стороне от всех процессов, которые происходят. Рост курсов валют, изменение логистики, ограничения перемещений специалистов, особенно из-за границы — в какой-то степени все это могло внести коррективы в нашу работу. Но в целом год проходит в рамках тех планов, которые мы изначально наметили. Мы сместили на несколько месяцев строительство комбикормового завода, но это чисто технические моменты. Также по нескольким позициям увеличились затраты, но не так существенно. Все остальное идет по плану. 

Дамате0097.jpg

— СМИ писали, что, кроме «Дамате», вы с Наумом Бабаевым развиваете и другие бизнес-направления, причем довольно нишевые — в частности, производство меда в Ставропольском крае, также заложили экспериментальный миндальный сад. Что это за проекты? 

— (смеется) Мед — мы покупали земельный актив в Ставропольском крае, на территории этого актива была компания, которая называлась «Мед». Это все, что нас связывает с этой тематикой. Миндаль — на открытии первой площадки по откорму и доращиванию овец присутствовал губернатор Ставрополья Владимир Владимиров. Как водится, на таких знаковых событиях часто сажают деревья — кто-то елочки, кто-то еще что. Мы тоже посадили деревья — миндальные. Это все, что нас связывает с миндалем и медом. Но если журналисты будут задавать такие вопросы, то, возможно, это как-то нас сподвигнет развивать эти направления.

Кстати, по поводу миндаля и меда. Для меня было открытием, что в Калифорнии, которая выращивает 80% всего миндаля в мире, высажено 100 млн миндальных деревьев. Чтобы их опылить и гарантированно получить урожай, необходимо 2 млн пчелосемей. В самой Калифорнии есть только 400 тыс., поэтому в сезон цветения миндаля туда приезжают пчеловоды со своими пасеками со всех штатов. В результате их доход складывается примерно 50/50% от продаж меда и из того, что им платят те фермеры, у которых они опыляют миндаль. Так что поживем — увидим, может, и мы займемся. Но это я пока шучу. 

— Недавно «Дамате» сообщила, что разрабатывает долгосрочную стратегию устойчивого развития. В чем ее суть? 

— ООН приняла программу устойчивого развития бизнеса до 2030 года, включающую 17 направлений, которые предприятия и компании могут выбрать для себя и выстраивания своего бизнеса так, чтобы каким-то образом влиять на происходящее в мире. В условиях меняющегося мира, когда на первое место выходит забота о человеке и окружающей среде, каждый бизнес должен начать вносить свой вклад в реализацию целей. Все мало-мальски значимые иностранные компании активно в ней участвуют. Для России это еще несколько новая тема, хотя программа работает с 2015 года. 

Наша компания уже довольно крупная. Мы первые по производству индейки, мы лидируем по переработке молока в Поволжье, занимаемся растениеводством, развиваем целый список проектов. Сейчас в холдинге работает свыше 7 тыс. человек, к концу года с учетом ростовских проектов их будет около 9 тыс., а по планам на 2021-й — 12 тыс. В Пензенской области мы вложили около 70 млн руб. в реконструкцию очистных сооружений, мы отправляем на благотворительность и помощь нуждающимся десятки тонн продукции, за последние полтора года потратили на это более 35 млн руб. В этой ситуации невозможно было не задуматься о формализации имеющихся социальных и экологических инициатив в единую структуру.

Когда мы провели у себя аудит, посмотрели, чем занимаемся, все это выстроили, то увидели, что мы уже многое сделали и это нужно определенным образом систематизировать. В основе нашей стратегии будут лежать такие направления, как ликвидация голода и обеспечение производственной безопасности, помощь в поддержании здорового образа жизни, снижение воздействия на окружающую среду, содействие экономическому росту территорий, внедрение инноваций, а также поддержка благотворительных проектов и развитие социальных программ.
Сейчас мы уже прошли этап оценки текущих бизнес-процессов в области охраны окружающей среды и социальной политики, выявили сильные стороны, а также те, где требуются дополнительные усилия. Мы сформировали для себя список задач и сейчас ведем работу по установке метрик, KPI для программы. 

Любая промышленность, в том числе агросектор, оказывает серьезное влияние на экологию, поэтому мы должны применять те технологии, которые позволят сохранить планету и атмосферу, в которой мы живем. И, конечно, в приоритете человек. Все, что мы делаем, — во имя человека. 

— «Дамате» активно участвует в программе «Устойчивое развитие сельских территорий». Что уже сделано в этом направлении и что планируется?

— Мы еще несколько лет назад приняли внутри компании программу улучшения условий жизни наших сотрудников — она работает в Пензенской области: построили жилой дом на 42 квартиры для семей сотрудников с детьми и гостиничный комплекс из двух комфортабельных зданий на 384 места в Нижнеломовском районе. Также построен административно-бытовой комплекс на 60 человек в Колышлейском районе для временного размещения сотрудников сервисных бригад. По мере реализации проектов в Ростовской области аналогичная программа появится и там. 

В этом году мы участвуем в государственной программе комплексного развития сельских территорий, совместно с правительством Пензенской области реализуем проект строительства жилья — возводим благоустроенный поселок на 191 квартиру. Из них 178 будут предоставлены сотрудникам «Дамате» за небольшую арендную плату. Сотрудники, которые проработали в компании пять лет, смогут выкупить арендуемое жилье за 10% от его рыночной стоимости, а те, кто проработает 10 лет, — за 1%. 

Работу в этом направлении продолжим и в следующем году, в других регионах нашего присутствия. Очень хорошо, что есть эта программа: в целом по стране в этом году в ней около 80 тыс. участников. Она позволяет решать проблемы демографии и убыли сельского населения, будет способствовать сохранению рабочих мест в агросекторе. 

— Какие основные точки роста бизнеса «Дамате» вы видите на горизонте ближайших трех-пяти лет и в более долгосрочной перспективе?

— Боюсь отвечать на этот вопрос: хочешь рассмешить Всевышнего — расскажи ему о своих планах. Разве кто-нибудь мечтал, что этот год у нас будет таким, как мы видим? Хотя, конечно, у нас стратегические планы сформированы на 10 лет. Основная цель — двигаться вперед, повышать качество и объем выпуска продукции по тем направлениям, которые мы для себя выбрали. 

В Пензенской области мы завершаем проект по индейке и в ближайшее время планируем сосредоточить свои усилия на проектах в Тюмени, в Ростовской области и на Северном Кавказе. 

«Дамате» расширит экспортный портфель

Рашид Хайров

За пять лет работы на экспорт мы проделали огромную работу. Сегодня у нас есть разрешения на поставки продукции в государства Европейского союза, ЕАЭС и еще в 18 стран, среди которых Объединенные Арабские Эмираты, Гонконг, страны Африки и Ближнего Востока. В прошлом году «Дамате» вошла в список 10 первых российских компаний, получивших разрешение на экспорт продукции из мяса птицы в Китай, и начала поставки в эту страну. По итогам 2019 года Китай стал для нас ключевым экспортным партнером, в этом году мы планируем отправить туда свыше 2,5 тыс. т продукции. В ближайшее время мы рассчитываем расширить экспортный портфель и добавить в него баранину, мясо утки, а также продукцию завода глубокой переработки индейки.


Загрузка...

реклама