USD

72.958 (-0,67%)

EUR

85.593 (-0,55%)

MOEX

3970.48 (0,02%)

BRENT

74.22 (0,41%)

Пшеница

692 (-1,23%)

Сахар

18.97 (0,58%)

USD

72.958 (-0,67%)

EUR

85.593 (-0,55%)

MOEX

3970.48 (0,02%)

BRENT

74.22 (0,41%)

Пшеница

692 (-1,23%)

Сахар

18.97 (0,58%)

USD

72.958 (-0,67%)

EUR

85.593 (-0,55%)

MOEX

3970.48 (0,02%)

BRENT

74.22 (0,41%)

Пшеница

692 (-1,23%)

Сахар

18.97 (0,58%)

USD

72.958 (-0,67%)

EUR

85.593 (-0,55%)

MOEX

3970.48 (0,02%)

BRENT

74.22 (0,41%)

Пшеница

692 (-1,23%)

Сахар

18.97 (0,58%)

USD

72.958 (-0,67%)

EUR

85.593 (-0,55%)

MOEX

3970.48 (0,02%)

BRENT

74.22 (0,41%)

Пшеница

692 (-1,23%)

Сахар

18.97 (0,58%)

Интервью

«Нам необходимо создать суперсою» Генеральный директор компании «Щёлково Агрохим». Салис Каракотов о будущем отечественной селекции

Pixabay
Pixabay
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Драйвером российской экономики сегодня можно назвать озимую пшеницу. Именно она обеспечивает стране огромные объёмы экспорта. Но способна ли эта культура обеспечивать маржинальность всего отечественного растениеводства? Возможно, некоторое время озимая пшеница будет с этим справляться, однако ей можно и нужно помочь. В ближайшие годы перед нашей селекцией стоит ответственная задача: создать в помощь озимой пшенице «суперсою» и «суперсвёклу». Об этом журналу «Агротехника и технологии» рассказал Салис Каракотов, генеральный директор компании «Щёлково Агрохим»

— Начать нужно с крайне важного вопроса: как сегодня растениеводческие реалии взаимосвязаны с наукой? Кто занимается селекцией для аграриев: осуществляют ли это научные работники, или академические институты давно оставили сельхозпроизводителей ради фундаментальной, «высокой» науки, отдав приземлённые сферы коммерческим компаниям? 

— Всем понятно, что селекция начинается с научно-исследовательских работ. Они испокон веков велись у нас в научно-исследовательских селекционных учреждениях, которые входили в систему Россельхозакадемии. Теперь эти институты оказались под эгидой Министерства науки и образования, и в результате этой реорганизации мы увидели, какова настоящая сила нынешней селекционной науки. Дело в том, что Министерство науки и образования начало трепетно и активно заниматься государственными селекционными учреждениями. К слову, ранее в нашей стране в сфере сельскохозяйственной науки существовало более 170 научных учреждений, в том числе селекционные растениеводческие, селекционные по животноводству и сопутствующие этим направлениям научно-исследовательские организации — экономические, землеустроительные, растениеводческие и другие. 

— Советский Союз развалился, и в нашу страну пришли долгожданные рыночные условия. Как переходила селекция на «рыночные рельсы»? Труден ли был этот путь? Как выдержало его массовое семеноводство? 

— Нужно сказать прямо, что с давних пор, от зари советской власти и включая российский период, наша селекционная наука сделала много выдающихся селекционных достижений. Но когда страна вошла в рынок, оказалось, что с этими выдающимися достижениями мы по некоторым пунктам оказались далеко позади. При этом, конечно, мы считали уровень собственных селекционных работ достаточным для использования в неконкурентных условиях, когда внутри страны стояла задача обеспечивать сельское хозяйство своими селекционными материалами. Однако, как только мы попали в конкурентную среду, оказались далёкими аутсайдерами, что и проявилось на самых важных культурах. 

Сегодня действительно мы можем похвастаться зерновыми. Все достижения наших зерновых культур, конечно, результат грамотной работы селекционеров в советских и российских научно-исследовательских учреждениях. И всё же при этом массовое семеноводство оказалось утраченным. Селекционные учреждения сохранились лишь за редким исключением, а классическое элитное и массовое семеноводство, которое было сосредоточено на государственном уровне в уполномоченных для этой цели хозяйствах, практически перестало существовать. Редкие исключения — это ФГБУ «Национальный центр зерна им. П. П. Лукьяненко», ФГБУ Аграрный научный центр «Донской» и некоторые другие сельскохозяйственные организации: ФГБНУ «НИИСХ Юго-Востока» в Саратове, селекционный институт в Омске, селекционный институт в Челябинске… Но, честно говоря, их работа по массовому распространению семян на рынке не очень хорошо видна. Поэтому в нашей стройной селекционной цепочке появляется, так сказать, выпавшее звено. 

004567.jpg

— Какие культуры сегодня можно назвать наиболее перспективными для российской экономики? Насколько мы зависимы от импорта семян по этим культурам? Можно ли исправить это положение, создав сорта и гибриды непосредственно для российских климатических и других условий? 

— Мы действительно во многом зависимы от импорта семян самых массовых культур. Что касается сои, наша зависимость от импорта здесь составляет 35%, по кукурузе — 50%, а по подсолнечнику — 60%. Но всё-таки страна имеет внутреннее производство семян. По сое это, соответственно, около 65%, по подсолнечнику — около 40%, а по кукурузе — около 50%. 

Безусловно, на смену государственным научным учреждениям пришли частные селекционные компании. К примеру, большие объёмы сои производят именно они. Например, «Щёлково Агрохим», занимаясь размножением семян, полученных от научных организаций, стал крупнейшим производителем семян сои. Мы поставили перед собой задачу по созданию соевой селекции, потому что сегодняшний уровень научной селекции этой культуры, в отличие от пшеницы, слабо конкурентоспособен. Именно поэтому 35% рынка этих семян отдано европейцам и канадцам. Мы видим, что соя отечественной селекции отстаёт по показателям белка и урожайности. А вот в чём мы не отстаём, так это в создании семян ультраранних и ранних сроков созревания: наши основные сеющие регионы по сое находятся не на юге, где достаточно длинный вегетационный период, а в центре России, в Центрально-Чернозёмной зоне и на Дальнем Востоке, где нужна соя со сроком вегетации 90-100 дней. Мировые компании, конечно же, имеют в своём арсенале выдающиеся сорта с более долгой вегетацией, 120-130 дней и выше, которые дают высокую урожайность. Но нам необходимо создать суперсою. Президент России Владимир Путин сказал, что мы должны производить экологически чистую нетрансгенную сою (и это возможно уже сейчас), но от себя добавлю, что для получения маржи её урожайность должна составлять как минимум, 20-25 ц/ га. Сейчас этот показатель находится на уровне 16-17 ц/га, то есть, мы значительно отстаём. Поэтому наша компания задалась целью создать новое соевое направление в селекции — ультраранние и ранние по срокам созревания сорта, которые будут такими же урожайными, как сорта с более длинными сроками вегетации. 

Развитие этого направления косвенным образом поможет нам шаг за шагом уходить от яровой пшеницы, которая всегда уступает озимой пшенице в урожайности. Мы видим, что в этом году в стране озимый клин увеличился более чем на 2 млн га. Обычно мы засевали 17 млн га, а теперь будет 19 млн га, потому что все почувствовали коммерческую значимость озимой пшеницы. А поскольку яровая пшеница, которая всегда была прерогативой Центральной зоны России, значительно уступает по своим экономическим показателям озимым сортам, можно постепенно разбавлять яровые посевы пшеницы и ячменя соей. Эта культура маржинальная: так, если получать 2,5 т сои с гектара, то при нынешней цене выручка с гектара составит 75 тыс. руб. Тогда как достигаемые 3,5 т яровой пшеницы сегодня дают производителю выручку 35-40 тыс. руб./ га. Путём такого простого сравнения мы видим, что соя создаёт конкуренцию самым высокомаржинальным культурам — например, подсолнечнику. Однако важно заметить, что подсолнечник (при правильном выращивании) рекомендуется сеять раз в семь лет, а сою можно чередовать, например, с кукурузой или пшеницей, то есть сеять через год. Соя — универсальная культура, она насыщает почву азотом и не имеет никаких отрицательных последействий к следующей культуре в севообороте, как подсолнечник или сахарная свёкла, которые являются настоящим инкубатором почвенных болезней. Отсюда вытекает главная на сегодняшний день задача: поднять уровень селекции сои в государственных и частных учреждениях. Конечно, постепенно селекция может уйти в частные компании. Это приведёт к желаемой конкуренции сортов и гибридов на территории нашей страны. Мы знаем, что уже сегодня существуют частные селекционные материалы высокого уровня по пшенице и сое. Но их пока не очень много. Поэтому мы, в том числе, активно занимаемся озимой пшеницей. 

Озимая пшеница — важнейшая культура, которая всегда будет для России «локомотивной». Вопреки сомнениям нашего правительства 10-15-летней давности, сельское хозяйство сегодня стало доходным, и произошло это исключительно благодаря тому, что мы научились выращивать озимую пшеницу. 

Мы в «Щёлково Агрохим» придумали следующую вещь: хотим проводить селекцию созданных нами сортов в жёстких условиях, например, в Поволжье, на Урале. Суть этого вот в чём. Для того чтобы получить массовые сорта, которые будут давать большой урожай, они должны пройти селекцию в жёстких условиях, где урожай не превышает 15-20 ц/га. Размножать же на семена эти сорта нужно в условиях, напротив, мягких, в которых и раскроется весь их потенциал. Тогда вторичное семеноводство станет супер-рентабельным. Условно говоря, селекцию мы проводим в Кургане, затем адаптируем сорта в Орловской, Курской или Белгородской областях, и если видим, что эта пшеница давала в Кургане 20 ц/га с гектара, то в Орле она даст 80. 

(PIXABAY) sugar-beet-4138196.jpg
Pixabay

— Каких свойств нужно добиваться селекционерам от озимой пшеницы в наших условиях Центрально-Чернозёмной зоны?

— Озимая пшеница нужна урожайная и ультра-раннеспелая, потому что в Центрально-Чернозёмных районах, которые должны стать супержитницей наряду с Кубанью, постоянно плохая осень. Из-за того, что начинаются дожди, мы недоубираем урожай и теряем зерно. Поэтому важно получить сорта пшеницы, которые будут созревать на 2-3 недели раньше традиционных местных сортов. Такую задачу ставит перед нами рынок. 

— В чём сегодня состоит принципиальная разница между состоянием селекции пшеницы и сахарной свёклы? 

— Это, как говорилось в комедии «Горе от ума», дистанция огромного размера. Сахарная свёкла далека от того уровня селекционных достижений, который у нас в стране достигнут на зерновых культурах. Можно сказать, что российская селекция сахарной свёклы на рынке полностью отсутствует. В 100%->ю зависимость от импорта селекции сахарной свёклы мы попали 20 лет назад, и достигли мы её очень быстро, в течение пяти лет, условно говоря, с 2000 по 2005 год. 

От Сталина до Путина

Урожайность озимой пшеницы в России менялась в разные периоды нашей истории (если измерять, так сказать, «в первых лицах», то от Сталина до Путина). Так, во времена Сталина (1946-1953) она составляла 7 центнеров с гектара. При Хрущеве (1953-1963) — 9 центнеров. При Брежневе, Черненко и Андропове (1963-1981) мы достигли показателя 13 центнеров с гектара. При Горбачёве — 16 центнеров. При Ельцине снизились до 13 центнеров. А при Путине сегодня у нас 26 центнеров с гектара. То есть, за последние 20 лет мы достигли скачкообразного роста урожайности озимой пшеницы, и именно поэтому её стало можно экспортировать.


— Что произошло? Неужели мы перестали выращивать сахарную свёклу? Почему сельхозпроизводители так быстро и охотно перешли на семена этой культуры импортной селекции? 

— Напротив, у нас сахарная свёкла всегда была важнейшей культурой, и площади были всегда большие. В целом по Советскому Союзу мы выращивали 3,5 млн га сахарной свёклы, которые полностью обеспечивали собственными семенами. Селекция осуществлялась в нескольких местах: в Умани (Украина), в Рамони (Воронежская область) и Льгове (Курская область) Центрально-Чернозёмной зоны, а также в Краснодарском крае. Эти четыре селекционных школы создавали семена, которые по тем временам отвечали требованиям по урожайности. Пиковая урожайность, которая достигалась на этих семенах, составляла 280 центнеров. Для сравнения, в прошлом году урожайность сахарной свёклы в нашей стране достигала 450 ц/га. А в этом году она будет 350. То есть мы видим, что сахарная свёкла импортного происхождения урожайная, но иногда эти показатели могут обвалиться из-за погодных условий, когда массово распространяются корневые гнили. Именно так и случилось в этом году. Импортная сахарная свёкла, прошедшая селекцию в условиях бедных гумусом земель, оказалась очень чувствительной к распространенным в чернозёмных почвах корневым гнилям. Во влажные годы она теряет урожайность и страшно болеет, а свёкла российской селекции, хоть и малоурожайная, но не болеет совершенно. Заболевшая свёкла теряет дигестию и не накапливает сахар. Конечно, существует препарат, который способен вылечить растение, но тогда корнеплоды свёклы будет зашрамливаться. К тому же, он не панацея: в этом году гниль захватила свёклу в первой фазе вегетации, чего за последние 20 лет не случалось. 

Эта ситуация диктует необходимость создания также отечественной суперсвёклы — урожайной, сахаристой, засухоустойчивой и не подверженной болезням. Такая свёкла, к тому же, должна конкурировать по урожайности и сахаристости с «иностранцами». Устойчивость к болезням у отечественных гибридов есть уже сегодня. Однако для того, чтобы конкурировать с мировыми образцами, мы должны довести нашу российскую свёклу до совершенства и по остальным параметрам. Среди этих параметров, в частности, генетическая выровненность. Что это такое? Прежде всего, корнеплоды должны быть одинаковыми по форме и размерам, а отрастание ботвы — ровным и скученным. Этой выровненности мы должны достичь современными методами биотехнологической селекции. Свёкла — один из самых сложных гибридов по части плоидности. У свёклы может быть 3-4 линии (материнская, отцовская, закрепитель цитоплазматической мужской стерильности, многосемянный опылитель), каждая из которых несёт гомозиготный характер. Компания «Щёлково Агрохим» начала заниматься этим корнеплодом в 2015—2016 гг., и из созданных в наших институтах селекционных материалов нам удалось за эти пять лет создать 13 гибридов. В прошлом году мы их зарегистрировали. Теперь у нас начинается коммерческая реализация: в 2021 году мы должны вывести на рынок несколько гибридов на 60 тысяч посевных единиц и занять тем самым 5% рынка. Эти гибриды устойчивы к корневым гнилям, они урожайны, как «иностранцы», и устойчивы к засухе. 

— Трудно ли будет потеснить иностранцев, полноценно властвующих на всём российском рынке семян сахарной свёклы?

— Это невозможно трудная задача, потому что сельхозпроизводители за 20 лет привыкли к неплохим результатам зарубежных гибридов. Но обилие корневых гнилей в этом году вызвало в рядах свёклосеятелей достаточно серьёзное беспокойство. Мы ещё недоубрали сахарную свёклу с полей, она будет ещё какое-то время лежать и гнить в кагатах и покажет свою генетическую слабость к условиям наших жирных чернозёмных почв. Помимо этого, в кагатах она ещё потеряет лёжкость и сахар. Такая картина встречается ежегодно. В этом году на больших полях распространение гнили доходило до 40%. 

Сегодня в России осталось две селекционные школы: Рамонский научно-исследовательский институт сахарной свёклы и сахара им. А. Л. Мазлумова в Воронежской области и Первомайская селекционно-опытная станция сахарной свёклы в Краснодарском крае. И там, и там в полученных селекционных материалах имеются свойства устойчивости к корневым гнилям и устойчивость к засушливым условиям. К счастью, в обоих учреждениях есть учёные, которые могут развить эту работу. Мы работаем совместно с Рамонским институтом: в наших новых гибридах, которые сейчас выходят на коммерческий уровень, использованы их генетические материалы. 

В чём состоит основная проблема? В связи с тем, что у нас было очень мало селекционных школ, в стране сложился очень бедный генетический фонд сахарной свёклы. Да, безусловно, в советское время все они обменивались друг с другом информацией, искали комбинации, новые кроссы. Но, к сожалению, бедность генофонда поставила нас в тупиковую ситуацию, не позволяющую создать особенно хорошие гибриды. Поэтому вливания чужеродной генетики нам не избежать, чем, собственно говоря, мы и занимаемся, создавая свои гибриды. Мы закупаем эту генетику, договариваемся с иностранными компаниями, которые, в свою очередь, могут заинтересоваться нашими гибридами в плане обмена. Однако нужно учитывать, что российский рынок действительно колоссальный — по сахарной свёкле, по подсолнечнику, где мы сильно зависим от импорта, и по кукурузе, поэтому зарубежные селекционные компании неохотно идут на такие формы взаимодействия. К сожалению, из-за этого в селекции невозможно сразу сделать большой скачок. Но сахарная свёкла — особенная культура, и, если сейчас иностранцы не подберут для своих гибридов фрагментов генома, отвечающих за устойчивость к гнилям, со временем мы их вытесним. Сегодня гибриды, созданные нашей компанией совместно с «Русагро», отлично себя показывают. 

— Как сосуществуют семеноводство и защита растений? Можно ли сказать, что с годами они всё больше зависят друг от друга? 

— Семеноводство связано со средствами защиты растений теснейшим образом. Динамика урожайности главных культур напрямую коррелирует с интенсификацией защиты растений. Поэтому, как видите, селекция столь же тесно связана с защитой растений. Сегодня создаются гибриды, предназначенные конкретно под систему защиты. Именно поэтому наша компания и занялась селекцией. В этом году мы продали семян разных культур собственного производства на 1 млрд руб. На фоне постепенно снижающейся доходности пестицидов мы наблюдаем, что доходность производства семян достаточно высока. Например, если говорить о мировой ситуации, то начиная с 2015 года объём потребления пестицидов (в ценах) постоянно падает. Поэтому наша задача развить у себя тот симбиоз селекции, семеноводства и средств защиты растений, который мы наблюдаем у крупных мировых компаний. Это приведёт к сумасшедшей конкуренции в производстве семян на территории страны, благодаря чему мы в конце концов вытесним иностранцев. 

В какой-то момент в игру должна вступить высокая наука в сфере редактирования генома культур. В нашей стране это совершенно новое биотехнологическое направление, и производить редактирование генома нужно с максимальной осторожностью, как сказано в распоряжении Президента РФ. К сожалению, в этом отношении мы опять далеко отстаём. Поэтому в ближайшие годы нам необходимо осваивать эти технологии и научиться редактировать геномы важнейших сельскохозяйственных культур, в частности, сахарной свёклы, масличных, бобовых и кукурузы. Основное, чего надо достичь — это выравнивание генотипов селекционных материалов. Мы этой задачей тоже занимаемся. Наш селекционно-генетический центр по созданию высокоэффективных гибридов сахарной свёклы «СоюзСемСвёкла» имеет молекулярную лабораторию, где уже начали заниматься этими вопросами. В этом году здесь будет завершено создание полногеномного сиквенса сахарной свёклы. Затем мы начнём расшифровывать, какие участки за какие функции отвечают. Возможно, нас ожидает большой прорыв. Европейские компании тоже этим занимаются, но пока сегодня зарегистрирован единственный гибрид сахарной свёклы, созданный таким путём.

Загрузка...
Агротехника и технологии

«Агротехника и технологии»

Читать