КОНФЕРЕНЦИЯ 20.09.2019

Зарегистрируйтесь на Russian Crop Production-2019/20 по специальной цене!

Узнать больше
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Консолидация на тяжелом рынке. Число сделок в АПК сокращается, но их объем становится больше
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
5 февраля 2019
Крупный агробизнес продолжает покупать активы для повышения операционной эффективности, а также диверсификации и вертикальной интеграции производства. При этом качественных предприятий с приемлемой ценой входа не так много. В этом году предложение может увеличиться на фоне ухудшения макроэкономической ситуации
журнал «Агроинвестор»
февраль 2019
Дополнительным драйвером сделок стала погода
Фото: Shutterstock

Крупнейшая сделка в АПК, объявленная в 2018 году, — покупка группой «Русагро» Вадима Мошковича холдинга «Солнечные продукты» Владислава Бурова — к началу третьей декады января не была закрыта. Слияние активов намечено на этот год. В ноябре 2018-го «Русагро» выкупила права требования к «Солнечным продуктам» по кредитам Россельхозбанка на сумму 34,7 млрд руб. — более 80% от общей внешней долговой нагрузки. А в декабре предприятия холдинга объявили о намерении подать заявления о своем банкротстве. Причина — невозможность выполнить денежные обязательства перед кредиторами. В результате сделки «Русагро» планирует создать крупнейшую в стране масложировую компанию и увеличивать экспорт продукции.

M&A-активность неоднозначна

Итоги 2018 года на рынке M&A к моменту написания статьи еще не были подведены. В первом полугодии, по данным информационного агентства AK&M, в сельском хозяйстве было заключено всего шесть сделок общей стоимостью $56,9 млн. За аналогичный период 2017-го было завершено 23 M&A более чем на $1,1 млрд. За десять месяцев, согласно информации агентства, произошло 12 сделок на сумму около $510 млн. При этом в ноябре на рынке M&A был активен агрохолдинг «Степь», в декабре — «Черкизово».

Аналитик «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин оценивает сумму сделок по всем отраслям экономики в 2018 году в $20-25 млрд, в том числе в АПК — на уровне $3-3,5 млрд против $1,5-2 млрд в 2017-м. Правда, он при этом учитывает покупку компанией Japan Tobacco 100% группы «Донской табак» за $1,7 млрд, а также крупную сделку в сегменте рыбного промысла. В начале июля связанная с экс-сенатором Александром Верховским компания «Остров Сахалин» выкупила у семьи тогдашнего губернатора Сахалина Олега Кожемяки (сейчас он руководит Приморским краем) 96,38% акций Преображенской базы тралового флота — одного из лидеров на рынке рыбодобычи. По данным AK&M, стоимость сделки составила $415 млн. По словам партнера отдела инвестиций и рынков капитала KPMG в России и СНГ Дмитрия Мусатова, рыбный промысел — один из сегментов рынка, где в прошлом году сделки были ожидаемыми. Причиной могли стать изменения в регулировании отрасли, в частности начало работы системы инвестиционных квот, предполагает он.

Правда, эти сделки все-таки нельзя безоговорочно отнести именно к сектору АПК. А без их учета сумма M&A в нем оценочно будет на уровне 2017 года или несколько меньше. Впрочем, реальные показатели могут быть далеки от оценок: во-первых, потому что далеко не все сделки проходят публично, информация о них вполне может не попадать в базы раскрытия, во-вторых — редко озвучивается стоимость. «Сложно оценивать активность в секторе M&A, поскольку многие сделки были непубличными, — признает директор департамента корпоративных финансов инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. — Но, на мой взгляд, на рынке сохраняется тенденция к концентрации бизнеса ради повышения его операционной эффективности».

В АПК продолжается консолидация активов, что в целом характерно для сильно фрагментированного рынка в условиях сложной экономической конъюнктуры, соглашается Нигматуллин. «Дополнительным драйвером сделок в прошлом году стал погодный фактор, негативно повлиявший на финансовые и операционные показатели ряда компаний, — комментирует он. — При этом ближе к концу фазы кризиса число сделок сокращается, а их объем возрастает».

Начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка Дарья Снитко говорит, что в прошлом году стало неожиданностью отсутствие сделок с агроактивами крупных финансово-промышленных структур и банков, попавших под процедуру санации и реорганизации. «Вероятно, такие агроактивы по-прежнему находятся в управлении непрофильных учреждений, и интересно, будут ли Банк России и прочие кредиторы избавляться от них и передавать игрокам рынка», — рассуждает Снитко. Она предполагает, что активы не были реализованы не столько из-за невозможности их адекватной оценки, сколько по иным юридическим причинам. Однако досадно, что предприятия, построенные с привлечением государственных субсидий, сокращают производство или вовсе уходят с рынка, при этом действующие игроки продолжают искать новые субсидируемые средства на строительство таких же производственных мощностей, обращает внимание эксперт.

В 2018 году большинство сделок слияний и поглощений в АПК были связаны с тем, что кто-то из их участников испытывал трудности, и редко компании объединялись со стратегическими целями, сожалеет Снитко. Партнер практики АПК компании «НЭО Центр» Владимир Шафоростов уверен, что в 2019-м мы услышим аналогичные истории, так как непрофильных проблемных активов еще много, в том числе у банков. Правда, Николаев считает, что если речь идет о старых немодернизированных предприятиях, то они никому не нужны — проще построить новое. К тому же еще есть регионы с низким уровнем концентрации производства, например Дальний Восток, где начали реализовываться проекты в мясном секторе с прицелом на экспорт продукции в Китай. «Проблема в том, что игроки на внутреннем рынке или технологически отсталые, которых никто не захочет покупать, или наоборот — продвинутые и уже входящие в структуру какого-то холдинга, акционеры которого не рассматривают возможности выхода из бизнеса», — рассказывает эксперт. Поэтому современные, эффективно работающие предприятия нечасто выставляются на продажу. «Планы по диверсификации и расширению бизнеса есть у многих агрохолдингов, а качественных активов с приемлемой ценой входа существенно меньше», — добавляет Шафоростов.

Птицеводческие холдинги ждут новых владельцев
Среди ожидаемых сделок этого года — покупка группой «Черкизово» предприятий «Белой птицы», которая в 2017 году была четвертой в стране по объему выпуска мяса бройлера. В октябре 2018-го холдинг сообщил, что планирует взять часть ее активов в аренду, а в декабре выкупил у Россельхозбанка права требований по кредитным и обеспечительным договорам основных активов «Белой птицы» на 6,5 млрд руб. «Черкизово» планирует перезапустить производство в первом квартале этого года, вложив 0,5 млрд руб. По словам гендиректора группы Сергея Михайлова, с возобновлением работы актива «Черкизово» получит синергию со своими родительскими площадками и комбикормовыми заводами, а также нарастит производственные мощности.

Также в этом году не исключена смена владельца «Евродона» — ранее крупнейшего в стране производителя индейки. В январе стало известно, что доли основателя холдинга Вадима Ванеева в ключевых компаниях группы перешли к ВЭБ после дефолта по кредиту. Ранее Ванеева отстранили от руководства компанией. Акционеры не могли договориться между собой, каждый преследовал свои интересы. В итоге прежний акционер потерял активы. «Из банкиров редко получаются хорошие аграрии. Для возобновления работы в предприятие нужно инвестировать немалые деньги, к тому же нужно время, чтобы восстановить родительское стадо, — комментирует Иван Николаев из «Атона». — Но в принципе профессиональный игрок может это сделать и, возможно, что-то купит».

Другой вопрос, что самый профессиональный игрок на рынке мяса птицы — группа «Черкизово», но у нее есть нюансы по части денежного потока, продолжает Николаев. Хотя компания операционно эффективна, рынок сейчас тяжелый, и непонятно, как группа могла бы фондировать подобную покупку, учитывая ограниченные возможности долгового финансирования и не лучшего времени для привлечения акционерного капитала. «Так что сейчас не лучшее время, чтобы она купила «Евродон», — резюмирует он. При этом «Черкизово» в 2019 году по-прежнему готова рассматривать предложения по приобретению качественных активов, говорит Андрей Дальнов. В первую очередь холдинг интересуют сегменты производства мяса птицы и мясопереработка.

В секторе возможны и более мелкие сделки. Например, калужская «Птицефабрика в Белоусово» мощностью до 35 тыс. т продукции в год может перейти под контроль подмосковного холдинга «Элинар». ФАС одобрила сделку, однако, согласно данным kartoteka.ru, в январе учредители предприятия оставались прежними. Если сделка состоится и «Элинар» выведет птицефабрику на полную мощность, то объем производства мяса птицы в холдинге превысит 100 тыс. т.

А вот еще один крупный игрок рынка мяса птицы — холдинг «Здоровая Ферма» - в конце 2018 года уже сменил владельца. Собственником группы стала государственная холдинговая компания «Траст Птицеводческий холдинг», которая является дочерней структурой банка «Траст». Прежним владельцем компании и ее структур был экс-совладелец и бывший глава Бинбанка Микаил Шишханов. До этого «Здоровая Ферма» принадлежала депутату Госдумы Олегу Колесникову. Подробности сделки не раскрываются. Перед менеджментом нового владельца агрохолдинга стоит задача выстроить эффективное и прозрачное корпоративное управление, разработать и внедрить обновленную стратегию развития агрохолдинга.

Сделки для диверсификации

Николаев обращает внимание, что инвесторы начали покупать и доводить до ума активы, которые занимаются овощеводством, садоводством, производством молока — то есть им интересны предприятия, выпускающие продукцию с более высокой добавленной стоимостью. В АПК есть как более насыщенные сектора, такие как свино- и птицеводство, где продолжается поглощение менее эффективных компаний крупными игроками, так и сегменты, где такие сделки только появляются, говорит партнер практики АПК компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд. Среди последних она отмечает тепличное овощеводство, где уже сформировались крупные игроки, которые интересуются покупкой более мелких и менее эффективных активов. Аналогичная ситуация и в молочном животноводстве.

Шафоростов выделяет три типа сделок в зависимости от целей покупателя: новые направления бизнеса, увеличение доли рынка в России, развитие экспорта. К числу первых он, в частности, относит сделку между группой «Астон» и международной агропромышленной корпорацией Archer Daniels Midland (ADM), входящей в большую пятерку глобальных трейдеров сельхозпродукции. В прошлом году она выкупила у «Астона» часть бизнеса по производству крахмалов и сиропов — 50% в компании «Астон крахмало-продукты». Сумма сделки не раскрывается, уставной капитал АКП, по данным kartoteka.ru, составляет 2,8 млрд руб. В сотрудничестве с ADM «Астон» планирует увеличить ассортимент и улучшить качество продукции, ADM — расширить географию бизнеса и повысить спрос.

Входящий в АФК «Система» Владимира Евтушенкова агрохолдинг «Степь» в ноябре купил крупнейшего в России сахарного трейдера — ростовскую компанию «Инвестпром-опт». Также она занимается оптовой торговлей крупами и реализует фасованную продукцию под собственным брендом в федеральные и региональные торговые сети. Компания ежегодно продает более 150 тыс. т сахара, у нее есть своя фасовочная линия мощностью свыше 60 тыс. т в год и логистический комплекс пропускной способностью более 100 тыс. т в год с возможностью отгрузки продукции на железнодорожный и автотранспорт. Сумма сделки не раскрывается. «Финам» оценивал «Инвестпром-опт» на уровне 1-1,26 млрд руб., тогда как стоимость чистых активов составляет 63,2 млн руб. По мнению Нигматуллина, бизнес обошелся «Степи» максимум в 100-200 млн руб., поскольку у компании был большой долг. Сделка позволит агрохолдингу вертикально интегрировать растениеводческий сегмент, диверсифицировать каналы сбыта и войти с новым продуктом в торговые сети, говорил гендиректор «Степи» Андрей Недужко.

Кроме того, «Степь» выкупила активы ростовской группы «Ростзернотранс». В сделку вошло хозяйство с 10 тыс. га земли, элеваторы общей емкостью 400 тыс. т единовременного хранения и портовый зерновой терминал на реке Дон мощностью перевалки до 5 тыс. т зерна в сутки, ставший первым в структуре агрохолдинга. В том числе благодаря этому активу компания планирует увеличить объем экспорта зерна.

Beluga Group, один из крупнейших в России производителей водки и ликеро-водочных изделий, летом прошлого года сообщила о намерении выйти в новый сегмент благодаря M&A. Группа объявила, что покупает 80% винодельческого хозяйства «Вилла Романов» в Краснодарском крае. Оно контролирует 1 тыс. га сельхозземель, в том числе 231 га занято виноградниками. Также в составе компании есть винодельня мощностью 2,5 млн бутылок в год и туристический комплекс. Стоимость сделки оценивалась примерно в 1,2 млрд руб. Правда, по данным kartoteka.ru на 20 января, единственным владельцем компании по-прежнему значился Андрей Романов, Beluga Group пока не публиковала релиз о закрытии сделки.

Также к сделкам, связанным с новыми направлениями бизнеса, можно отнести покупку группой «Русагро» компании «Тамбовский молочник» в феврале 2018-го. Последняя планировала возведение молочного кластера с поголовьем до 40 тыс. животных и молокоперерабатывающего завода для производства сыра и другой продукции. Проектная мощность производства — 350 тыс. т молока в год, переработки — 1 тыс. т в сутки. Гендиректор «Русагро» Максим Басов говорил, что холдинг купил «пустую» компанию с подходящим названием, сумма сделки — тысячи рублей. Осенью группа заявила, что намерена стать одним из крупнейших в стране производителей сыра. В европейской части страны она планирует построить бизнес на основе мощностей компании «Алев» (молокоперерабатывающие заводы в Самарской и Ульяновской областях), которая проходит процедуру банкротства. На ее предприятии в Самарской области холдинг Мошковича с сентября на контрактной основе начал выпускать сыр и сливочное масло под своим брендом. В 2019-м «Русагро» планирует выкупить один или оба завода. «Мы рассчитываем, что подразделение молочных продуктов станет крупным бизнесом, сопоставимым с нашими другими дивизионами, и внесет вклад в нашу прибыль», — отмечал Басов.

Число сделок в АПК сокращается, но их объем становится больше

Покупки для расширения бизнеса

«Русагро» была активна и в других типах M&A. Так, в августе она сообщила о закрытии сделки по покупке компании «КапиталАгро» и одноименного торгового дома в Белгородской области. Предприятие специализируется на производстве и продаже мраморной свинины. Стоимость покупки составила 1,8 млрд руб., чистый долг приобретенных компаний — 1,9 млрд руб. В периметр сделки вошли комплексы с 10,4 тыс. свиноматок и убойное производство мощностью 400 тыс. свиней в год. Холдинг планирует модернизировать свинокомплексы и бойню, вложив около 300 млн руб. В результате сделки он рассчитывает увеличить свою долю на рынке полутуш, крупного куска и продукции в потребительской упаковке.

К сделкам, благодаря которым покупатели планировали нарастить свою долю рынка, относятся и приобретения «Черкизова». В декабре она сообщила о завершении объявленной в июле сделки по покупке у «Приосколья» птицефабрики «Алтайский бройлер» за 4,6 млрд руб. Сделка позволит холдингу выйти на рынок Сибирского федерального округа и упрочит позиции на российском рынке мяса птицы. В ближайшие два-три года компания намерена увеличить производственные мощности алтайского предприятия с 60 тыс. т до 100 тыс. т мяса птицы в год. В повышение уровня биобезопасности площадок, модернизацию цеха разделки и систему складской логистики на первом этапе «Черкизово» вложит около 250 млн руб. Чтобы обеспечивать птицефабрику инкубационным яйцом, компания также выкупила у «Приосколья» производственные площадки «Краснояружского бройлера» (Белгородская область) с родительским стадом. Стоимость сделки оценивалась в 560 млн руб.

Кроме того, в конце прошлого года «Черкизово» подписала основной договор купли-продажи по приобретению 75% питерской группы «Самсон продукты питания». Компания заплатит 350 млн руб. и возьмет на себя долговые обязательства «Самсона» — около 550 млн руб. В отличие от других приобретенных активов, которые сейчас интегрируются в бизнес-структуру группы, «Самсон» продолжает осуществлять операционную деятельность самостоятельно, уточняет руководитель направления стратегического маркетинга «Черкизова» Андрей Дальнов. По его словам, эта сделка усиливает позиции холдинга на рынке мясопереработки в СЗФО и Санкт-Петербурге и позволит увеличить продажи продукции с добавленной стоимостью, что соответствует долгосрочной стратегии компании.

Еще одна сделка в птицеводстве, ставшая заметной на федеральном уровне, произошла в феврале: «Комос Групп» купила расположенную в Татарстане Лаишевскую птицефабрику. В 2017 году она пострадала от вспышки гриппа птиц, на предприятии было уничтожено все стадо несушек — почти 450 тыс. Новый владелец переименовал птицефабрику в «Державинскую» и уже интегрировал ее в свою структуру. В течение прошлого года на предприятии были внедрены унифицированные для всех птицефабрик группы процессы кормления, содержания поголовья, а также стандарты качества. «К началу 2019-го поголовье птицы насчитывает 449 тыс. несушек, производство яйца по итогам прошлого года составило 20 млн штук, — приводит данные управляющий акционер «Комос Групп» Андрей Шутов. — Общие вложения в запуск фабрики, приобретение птицы, сырья для кормов и т. д. ориентировочно составили 153,3 млн руб., и эта цифра не окончательная. Уже согласован инвестпроект по реконструкции трех птичников на 119,8 млн руб.». При успешном завершении всех запланированных работ к концу года «Державинская» будет выпускать 120 млн яиц. Другие птицефабрики холдинга — «Вараксино» (Удмуртия) и «Менделеевская» (Пермский край) в сумме производят 1 млрд яиц в год — это 3% от общероссийского объема.

Шутов добавляет, что компания осознавала все возможные риски при покупке актива, однако определяющим критерием стало его расположение. В 2016 году холдинг купил в Татарстане свинокомплекс «Татмит Агро», поэтому считает регион домашним. К тому же он привлекателен для инвестиций благодаря мощной господдержке, а наличие платежеспособного спроса делает республику отличным рынком для реализации продукции, отмечает топ-менеджер.

Сделки не состоялись
Среди интересов «ЭкоНивы» в 2018 году были «Бутурлиновский агрокомплекс» на 1,8 тыс. голов КРС — воронежская структура питерского концерна «Детскосельский», и завод по производству сгущенки «Нижнекисляйская молочная компания» (Воронежская область), входящий в группу компаний «Молпроект». Однако эти сделки в итоге не были заключены.

Весной компания «Технологии тепличного роста» (ТТР) Сергея Рукина, реализующая проект создания федеральной сети тепличных комплексов, приобрела «Тепличный комбинат „Донской“» в Ростовской области. Однако позднее сделка была отменена, сейчас в базе kartoteka.ru учредителем «Донского» указан прежний владелец — Алексей Фролов. «Коммерсантъ-Юг» писал, что сделка не состоялась, потому что банк отменил ТТР кредитную линию.

Земельный банк — не самоцель

Иван Николаев говорит, что один из продолжающихся трендов в агросекторе — консолидация земельных банков крупными игроками. При этом они стремятся объединять угодья вокруг своих активов, создавая кластеры, а не просто расширять площади земель в управлении.

Сделок с земельными активами, о которых рынку стало известно, в 2018 году было немало. Президент и совладелец «ЭкоНивы» Штефан Дюрр признает, что предпочитает покупать землю и строить предприятия с нуля. Действующие фермы приобретаются, только если они уже построены на участках, интересных компании. «Основной принцип, по которому отбираем активы, — чтобы были рядом друг с другом. Отсюда лучшая управляемость, большая концентрация земель», — поясняет Дюрр. Так, в октябре «ЭкоНива» купила башкирский племзавод им. М. Горького за 38 млн руб. Росимущество с 2011 года искало покупателя на этот актив. В декабре компания выкупила у группы «Ташир» проект молочного комплекса на 2,4 тыс. голов КРС в Калужской области. По состоянию на сентябрь дойное стадо хозяйства «Редькинское» начитывало 308 коров, фактически «ЭкоНива» купила землю, на которой в этом году планирует построить комплекс на 3,4 тыс. голов КРС.

Из данных kartoteka.ru следует, что в 2018 году в состав «ЭкоНивы» также вошли агрофирма «Шипова дубрава» с земельным банком 10 тыс. га в Воронежской области и растениеводческое хозяйство «Осташкино» в том же регионе. Кроме того, в середине осени компания подала ходатайство в ФАС о приобретении активов компании «Конек-Горбунок», обрабатывающей более 20 тыс. га в Курской области. Также у нее было небольшое стадо КРС и сахарный комбинат. Последний «ЭкоНиве» не нужен, но, как поясняет Дюрр, иногда, чтобы купить что-то нужное, приходится взять в нагрузку что-то ненужное. ФАС удовлетворила ходатайство, однако, согласно базе kartoteka.ru, к 20 января сделка не была закрыта. По словам Дюрра, сейчас у «ЭкоНивы» около 500 тыс. га. Если прибавить активы, по которым есть договоренности, то ее земельный банк достигнет почти 1 млн га. Земли нужны холдингу в первую очередь для обеспечения кормами растущего стада КРС и увеличения производства молока.

«Продимекс» в 2018 году купил у компании «Экспортхлеб», которая в 1990-х годах была госагентом по импорту зерна, воронежское хозяйство «Экспортхлебагроцентрплюс». Компания занимается растениеводством и управляет 4,5-5 тыс. га, причем земли находятся в непосредственной близости от Перелешинского сахарного комбината «Продимекса». Также в октябре владелец группы «Талекс» Алексей Тотунов сообщил, что компания продала «Продимексу» почти все земельные активы в Воронежской области (около 13 тыс. га), чтобы выплатить 500 млн руб. долга перед Сбербанком и ВТБ. На юридическое оформление сделки могло потребоваться около трех месяцев, судя по данным kartoteka.ru, в январе она еще не была закрыта.

Группа «Русагро» в сентябре сообщила о приобретении 100% акций компании «Возрождение», которая контролирует 11 тыс. га в Тамбовской области. Поскольку хозяйство находится недалеко от Никифоровского сахарного завода холдинга, купленные земли планируется использовать для выращивания сахарной свеклы, а также развивать там оросительную систему. Аналитический центр «СовЭкон» оценивает стоимость земли в регионе на уровне 50 тыс. руб./га, так что за землю «Русагро» могла заплатить около 550 млн руб.

«Мираторг» в ноябре заключил соглашение о покупке орловских компаний агрохолдинга «РАВ Агро», контролируемого чешской PPF Group. Сделка позволит «Мираторгу» увеличить земельный банк на 36 тыс. га. Расширение угодий связано с планами создания в регионе новых перерабатывающих мощностей — комбикормового и маслоэкстракционного заводов. Стоимость земель могла составить 1,8 млрд руб. Сделка была закрыта в декабре.

Корейская Lotte Group в прошлом году приобрела два растениеводческих предприятия — «Хендэ Хороль Агро» и «Хендэ Михайловка Агро», зарегистрированные в Приморье. Это непрофильные активы концерна Hyundai Heavy Industries. В сумме у них около 10,5 тыс. га. Агентство AK&M оценивает сделку в $29,8 млн, «Финам» — на уровне 425 млн руб., «Алор Брокер» — в 1-1,5 млрд руб.

«Тамбовагрофуд», «дочка» «Агрохолдинга Яхрома» экс-сенатора Глеба Фетисова, в декабре пробрела на торгах компанию «Зеленая долина» в Тамбовской области за 850 млн руб. В сделку вошло более 7,5 тыс. га земли, нежилые здания, овощехранилища, линии по предпродажной подготовке продукции. «Зеленая долина» была основным активом холдинга «Корнев групп». В 2015 году компания обрабатывала 20 тыс. га земли, из которых 2,1 тыс. га было занято картофелем. В 2016-м она перестала обеспечивать кредиты от Сбербанка, а в декабре 2017-го Арбитражный суд Тамбовской области признал ее банкротом.

Завод «Карат» плюс Azimut
Новым владельцем московского завода плавленых сыров «Карат» стала компания Gleden Invest, управляющая активами бизнесмена Александра Клячина. Он занимает 66-е место в рейтинге Forbes богатейших бизнесменов России с состоянием в $1,5 млрд. Предпринимателю принадлежат компании Azimut (управляет сетью Azimut Hotels) и девелоперская KR Properties. «Карат» заинтересовал инвестора популярными брендами и лидерскими позициями на рынке: по данным Nielsen, завод производит около 20 тыс. т плавленых сыров в год и входит в тройку крупнейших российских производителей вместе с «Хохланд Русланд» и Valio. Кроме того, компания увидела возможность применить свой опыт управления проблемными активами. Сумма и условия сделки не раскрываются. Swiss Appraisal оценил ее стоимость в 2-2,5 млрд руб.

2019-й — год покупателя

Если говорить о стоимости сделок, совершенных в 2018 году, то о переоцененности активов речи точно не идет, уверен Иван Николаев. «Сейчас все активы стоят достаточно дешево, но это оправданно, они и должны быть дешевыми, исходя из текущей экономической ситуации», — поясняет он. При этом сумма сделки — это результат оценки качества активов и переговоров. Сами по себе производственные активы могут быть вполне хорошими, с современным оборудованием, но если были какие-то просчеты в управлении и финансировании, то качество всей компании оказывается уже не таким хорошим. «Даже если подобное предприятие переходит к кому-то за номинал долга — вроде бы это недорого. Но если оценить все риски и необходимые инвестиции в восстановление работы, то получается не очень дешево», — рассуждает эксперт.

Как показывает практика, в долгосрочной перспективе покупка активов по текущей относительно низкой цене исходя из основных мультипликаторов достаточно быстро окупается, обращает внимание Нигматуллин. «Впрочем, агрессивные приобретения накладывают риски и на покупателей, которые часто сами сильно перегружены долгами. Типичный пример — „Черкизово“ или „ЭкоНива“», — добавляет он.

Поскольку АПК остается привлекательным для инвесторов, потенциал для M&A-активности в секторе все еще сохраняется на высоком уровне, уверен Дмитрий Мусатов. По его мнению, в ближайшие два года одним из потенциально активных сегментов с точки зрения слияний и поглощений станет производство мяса, в частности свинины. «Это может быть обусловлено плавным, но неуклонным снижением платежеспособности населения и, соответственно, дальнейшей потерей потребительской привлекательности свинины по сравнению с мясом птицы», — комментирует он. Дарья Снитко также прогнозирует, что в ближайшей перспективе в свиноводстве будут происходить интересные сделки. Консолидация в мясном секторе продолжится, соглашается Николаев, также склоняясь к тому, что активность в свиноводстве может быть несколько выше, поскольку в секторе есть комплексы, построенные относительно недавно, достаточно качественные, которые еще можно купить у небольших компаний.

А вот Владимир Шафоростов ждет активизации сделок в производстве баранины. Также он уверен, что будут M&A в молочном секторе, в овощеводстве как открытого, так и закрытого грунта (правда, скорее всего, не в 2019 году), а также в садоводстве. Инна Гольфанд полагает, что в тепличном овощеводстве число сделок будет расти из-за снижения господдержки. Там же, где она сохраняется на высоком уровне и еще есть большой потенциал импортозамещения, инвесторы предпочитают строить новые объекты с нуля, добавляет она.

По мнению Николаева, 2019 год будет более благоприятным для покупателей. Реальные доходы населения сокращаются, НДС вырос, все будет дорожать. В этой ситуации игроки, которым не хватает операционной эффективности, будут терять рентабельность, притом что обычно у них достаточно серьезная долговая нагрузка. Как результат — на рынок будут попадать неплохие производственные активы, потому что возрастет мотивация их продавать. Потенциальных покупателей может привлечь возможность синергии. Конечно, они в этом году тоже столкнутся с проблемами: ситуация у всех одинаковая, ухудшение макроэкономической среды ударит по всем. Однако, например, для такой компании, как «Русагро», это будет менее болезненно, чем для небольшого регионального предприятия. Ей проще привлекать финансирование, она лучше управляется, и своей операционной эффективностью холдинг может ответить на новые вызовы. «Сейчас тот период, когда решения последних 15-20 лет будут отличать такие компании. Кто-то будет уходить, а кто-то продолжит работу, потому что построил бизнес, способный жить не только на растущем рынке и не только в периоды, когда можно всю инфляцию издержек переложить на потребителя», — говорит Николаев.

«Русагро» в этом году намерена продолжить покупать активы, подтверждает Максим Басов. «Все M&A оцениваются по стратегическим и финансовым критериям. Цели определены, но сделки произойдут, если договоримся по цене», — уточняет он, не раскрывая возможные приобретения. Топ-менеджер считает, что сейчас благоприятный период для покупки других игроков, поскольку конкуренция растет, а возможности для органического роста сокращаются.

Андрей Шутов, наоборот, считает, что сейчас не очень подходящее время для проведения сделок. «Сегодня мы работаем в достаточно жестких условиях, доходность бизнеса в целом снижается, — поясняет он. — Это связано с ужесточением налогового давления, резким сокращением покупательной способности населения, высокой волатильностью цен на определенные виды продукции и т. д. В этой ситуации компаниям в первую очередь необходимо сосредоточиться на повышении эффективности управления затратами». Тем не менее он не исключает, что «Комос Групп» продолжит покупать других игроков. Все будет зависеть от ценового предложения и от того, насколько успешно новый актив сможет интегрироваться в структуру бизнеса, поясняет Шутов.

«Содружество» растет за счет Турции
В декабре стало известно, что группа «Содружество» приобрела производственные активы компании Altinyag Kombinalari Anonim Sirketi, владеющей мультизерновым перерабатывающим заводом в турецком городе Измир. Приобретенный комплекс состоит из двух линий переработки, рафинации масла и промышленной инфраструктуры. Сделка позволит «Содружеству» расширить свое присутствие на турецком рынке. Компания планирует производить на предприятии более 200 тыс. т масла и шрота. Сумма сделки не раскрывается. По расчетам Swiss Appraisal, ее стоимость может составить около $20 млн.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама