USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

USD

75.03 (-0,95%)

EUR

90.853 (-0,57%)

MOEX

3189.61 (1,33%)

BRENT

48.04 (1,31%)

Пшеница

588 (1,87%)

Сахар

14.6 (0,62%)

Инвестиции

«Мирный» сделает детское питание из козьего молока. Стоимость реализуемого в Адыгее проекта составляет 2,7 млрд руб.

«Мирный»
«Мирный»
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Козоводческий проект был запущен агрохолдингом «Мирный» в начале этого года. Он предполагает замкнутый цикл производства: от строительства ферм и создания кормовой базы до выпуска готовой продукции и ее продажи. В конце лета инвесторы приступили ко второму этапу своих планов — увеличению стада коз до 8 тыс. голов. А следующим шагом в 2022—2023 годах станет строительство завода по выпуску детского питания

Молочно-товарный комплекс «Мирный-Адыгея» заработал в начале 2020 года. Концепция инвестпроекта предусматривает создание предприятия замкнутой цепи: от строительства ферм и кормовой базы до выпуска готовой продукции и ее продажи. В ноябре 2019 года инвесторы привезли на комплекс более тысячи коз. В августе — запустили молочный завод, который выпускает твердые сыры и кисломолочную продукцию. На втором этапе в 2021 году агрохолдинг планирует нарастить дойное стадо коз до 8 тыс. животных, а надои молока — до 8 тыс. т в год. Инвестиции в расширение проекта составят 2,7 млрд руб., информирует один из учредителей и инвестиционный директор компании Александр Карпушин. Третьим шагом (2022-2023 годы) станет увеличение поголовья молочных коз до 24 тыс. голов и запуск производства востребованного на рынке детского питания и сухих смесей из козьего молока. Для развития проекта и расширения кормовой базы холдинг намерен выкупить более 1,5 тыс. га пашни в Адыгее. 

Большие перспективы

«Команда, реализующая проект, имеет прямое отношение к сельскому хозяйству (топ-менеджеры ранее работали в Минсельхозе России), и прежде чем вкладывать деньги, мы оценили перспективы разных отраслей на рынке, — рассказывает Карпушин. — Пришли к выводу, что козоводство может быть вполне интересно, ниша свободна: крупных промышленных объектов мало, переработка молока слабо развита». Рынок козьего молока, по оценкам компании, составляет 0,3% от общего объема производства молока, что открывает для инвесторов хорошие возможности при отсутствии конкуренции. Для сравнения, в некоторых европейских странах доля козьего молока достигает 15%, причем речь идет не только о Сербии и Греции, где козоводство — традиционный вид животноводства, но и об Италии, Германии, Франции, Испании, Голландии, Австрии и других. «Так что потенциал у данного сегмента точно есть, хотя рост и не будет быстрым, поскольку для нашей страны промышленное козоводство — это фактически новая отрасль АПК, — комментирует топ-менеджер. — Нет ни готовых специалистов по козоводству, ни опыта строительства крупных ферм и переработки, ни истории кредитования сектора банками». 

Между тем у козьего молока, по словам Карпушина, есть серьезные преимущества — оно гипоаллергенно, идеально подходит для изготовления детского питания. Пока что все детские смеси на основе козьего молока в Россию ввозятся из-за рубежа. С появлением отечественного производителя зависимость от импорта снизится, уверен он. «У нашего проекта есть большая миссия — создать в России независимое от импорта производство очень качественного и безопасного питания для маленьких детей. Это не только продовольственная безопасность, но и основа здоровья нации», — подчеркивает руководитель. 

В связи с ростом количества детей с аллергией козье молоко становится единственным спасением, комментирует секретарь Ассоциации промышленного козоводства Юлия Юрасова. Также оно рекомендуется в целом для здорового и для геронтологического питания. Параллельно с повышением спроса на козье молоко будет расти и число козьих ферм, считает она. 

Продукты из козьего молока уже постепенно завоевывают российский рынок, подтверждает аналитический обозреватель исследовательского агентства «Новые технологии» Елена Козина. Интерес к ним стабилен по нескольким причинам. Во-первых, молоко козы приближено по составу к женскому, поэтому идеально подходит для питания грудным детям. Во-вторых, белок в нем не содержит казеинов, которые часто вызывают аллергию, благодаря чему аллергикам такую продукцию можно употреблять без опасения. В-третьих, козья «молочка» лучше усваивается, не перегружая желудочно-кишечный тракт. «Если добавить к этому комплекс витаминов и минералов, содержащихся в продуктах из козьего молока, то их можно считать идеально подходящими для приверженцев современных трендов правильного питания и здорового образа жизни, — отмечает эксперт. — Поэтому к основным потребителям — аллергикам, диабетикам или же любителям деликатесов все активнее добавляются те, кто в целом заботится о своем здоровье». И именно на последнюю категорию потребителей стоит делать акцент для развития рынка, считает Козина.

0063.jpg

Пока же в России нет массовой культуры питья козьего молока, обращает внимание начальник животноводческого комплекса компании «Приневское» (Ленинградская область, занимается козоводством) Владимир Лебедь. Большая часть людей относится к нему вообще как к лекарству, которое есть смысл потреблять при определенных болезнях. 

0064.jpg

Сохраняются и стереотипы относительно вкуса козьего молока, добавляет начальник отдела продаж козьего молочного комплекса «Надеждинский» (Ставропольский край) Юрий Дружинин. «Однако, попробовав козье молоко из магазина, вы поймете, что оно не имеет сильного специфического запаха и вкуса, лишь легкий приятный аромат, ведь на промышленных предприятиях условия ухода за животными совсем иные, чем в ЛПХ, — уверяет он. — Так, наша ферма имеет современное европейское оборудование, у нас свой комбикормовый завод, мы следим за каждым этапом производства, за здоровьем животных».

С научной поддержкой

Адыгея для реализации проекта выбрана не случайно. Помимо мягкого климата, «Мирный» привлекла серьезная поддержка местных властей. «Очевидно, что у республики есть четкое понимание того, насколько важны региону крупные инвесторы, — поясняет Карпушин. — Наш проект признан приоритетным, все возникающие вопросы решаются по принципу „одного окна“, выделяются субсидии». В то же время продукция агрохолдинга ориентирована не только на реализацию внутри региона, но и на рынки Москвы и ЦФО: из-за особенностей производства себестоимость продукции из козьего молока в 2,5-3 раза выше аналогичной из коровьего, поэтому основной упор и сделан на регионы с достаточной долей платежеспособного населения.

Адыгея, в свою очередь, кроме налогов, роста объемов производства и рабочих мест получит дополнительную узнаваемость за счет позиционирования на рынке уникального продукта — адыгейского сыра из козьего молока производства «Мирного». Уже сейчас этот продукт компания поставляет «Аэрофлоту», начинаются отгрузки в крупные торговые сети — «Азбуку вкуса», «Ашан», «Перекресток», «Ленту» и многие другие.

По мнению Владимира Лебедя, как минимум в самой Адыгее у «Мирного» есть прекрасные перспективы, так как продукты из козьего молока являются для республики традиционными. Козина, напротив, предупреждает, что на местном рынке могут возникнуть трудности с реализацией из-за исторически сложившихся традиций: республики Северного Кавказа больше употребляют не продукты, купленные в сетевых магазинах, а фермерские или частных хозяйств. Хотя для подобных проектов важно расположение ферм в экологически чистых районах с большой территорией пастбища, и Адыгея для этого отлично подходит, добавляет она.

Экологичность продукции — важный фактор, соглашается Карпушин. В регионе нет крупных промышленных объектов, рядом Кавказские горы — их буквально видно с территории фермы. Есть собственная скважина с артезианской водой, козы пьют только ее. Да и с заготовкой кормов проблем нет, в отличие, например, от северо-запада или центра России.

В мире не так много ферм с такой численностью поголовья, как заявляется в проекте «Мирный-Адыгея», акцентирует внимание ведущий научный сотрудник отдела разведения и селекции овец и коз Всероссийского научно-исследовательского института племенного дела Минсельхоза Светлана Новопашина. Зааненские козы для него завозятся из Нидерландов, знает она. «Учредители проекта тщательно продумали стратегию развития козоводческого бизнеса. Еще до завоза коз они сформировали квалифицированный персонал и наладили сотрудничество с нашим НИИ», — делится эксперт. За основу взяли технологии Нидерландов и Франции, доработанные отечественными учеными, так как в России существуют свои особенности, как минимум климатические, что учитывалось при строительстве комплекса. 

Совместная работа практиков и ученых позволила «Мирному» избежать многих технологических ошибок. «Первое осеменение козочек произошло по достижении возраста 7-8 месяцев при живой массе 35 кг. Специалисты не допустили никаких ошибок и получили великолепные стартовые показатели — 170 козлят на 100 маток и более 3 кг среднесуточного удоя по стаду», — рассказывает Новопашина. Сейчас ферма производит уже более 1 т молока в сутки.

При условии создания мощной сырьевой базы и собственной высокоэффективной переработки проект будет вполне успешным, полагает гендиректор Национального союза производителей молокаСоюзмолоко») Артем Белов. Дополнительным фактором спроса может стать поставка молочной продукции в социальные учреждения, рекомендует он. Кроме того, сухое козье молоко также востребовано на рынке. «Если взять категорию пакетированного молока, которое представлено в супермаркетах, его львиная доля сделана из сухого продукта», — отмечает эксперт. 

Неудовлетворенный спрос

«Если посмотреть на долю продаж в гипермаркетах и супермаркетах, то становится понятно, что вся продукция из козьего молока, которая попадает в сеть, находит своего покупателя», — указывает Козина. О спросе красноречиво говорят два эпизода, во время которых снижались и снижаются продажи: это падение покупательского трафика в магазинах во время пандемии и это лето, когда начинается сезон отпусков. У козьих же продуктов доля продаж практически не изменилась, а в сети «Глобус» в мае даже выросла. По объему продаж лидируют гипермаркеты, вероятно, потому, что потребители не ожидают найти в супермаркете подобную продукцию, предполагает эксперт. 

Главными каналами сбыта козьего молока и продукции из него являются ритейл и фирменная розница. Основной покупатель — мамы маленьких детей, взрослые дети пожилых родителей, а также сторонники здорового питания, говорит Юрасова.

Сегменту есть куда расти и в плане потребления, и в плане наращивания производственных мощностей. Из-за высокой стоимости козьего молока его можно отнести к премиум сегменту. «И это — одна из главных причин, которая тормозит развитие рынка: продукты с высокой стоимостью находят своего покупателя, и то, что есть сейчас — далеко не потолок, но в какой-то момент для дальнейшего роста продаж нужно будет переходить в массовый сегмент, а пока цена отсеивает большую часть потенциальных покупателей», — поясняет Козина. Второй фактор, по ее словам, — низкие объемы производства. Интерес среди населения к молоку есть, но рост рынка ограничивается возможностями производителей, которые не в состоянии в данный момент предоставить в сети больше продуктов. 

Козье молоко стоит дороже коровьего в силу того, что себестоимость первого тоже выше. Цена литра на полке в Москве колеблется от 200 до 400 руб., отмечает Карпушин. «И вряд ли ценовая ситуация в ближайшее время изменится: спрос на качественную продукцию из козьего молока значительно превышает предложение», — акцентирует внимание он.

Себестоимость литра козьего молока составляет порядка 35-50 руб., приводит данные Новопашина. Стоимость элитного породистого животного из Европы — около €1000. Корм обходится в 30-50 руб./кг, а на каждую козу его необходимо до 4 кг в день. Именно из-за этого формируется достаточно высокая себестоимость молока, разъясняет она. 

Себестоимость может достигать и 70 руб./л в зависимости от условий той или иной фермы, возражает Юрасова. В результате переработки затраты часто удваиваются. Маржинальность в козоводстве, как и в производстве и переработке молока КРС, зависит также от продуктивности скота в текущем периоде. Так, зимой все фермы часто убыточны. 

Себестоимость козьего молока в «Приневском» выше, чем коровьего — 34 руб./л против 23 руб./л соответственно, делится Владимир Лебедь. И именно высокая себестоимость первого создает проблемы в реализации — летом особенно трудно найти покупателя, так как дети с родителями отправляются на отдых, говорит руководитель. Продавать именно молоко невыгодно, разница с себестоимостью в этом случае составит буквально 2,5-3 руб./л, а вот реализация переработанной продукции принесет уже 7-8 руб./л плюс к прибыли. Именно поэтому многие производители сразу закладывают в проект заводы по переработке. 

«Важно не ошибиться с объемом производства, — предупреждает Лебедь. — Так, мы изначально планировали ферму на 2 тыс. голов, но сейчас остановились всего на 800 — этого вполне достаточно для восполнения потребностей регионального рынка». Глава Ленинградской области как-то высказывал мысль о том, что было бы неплохо снабжать продукцией из козьего молока пансионаты и больницы, но, к сожалению, ситуация никак не меняется, объекты здравоохранения продолжают закупать то, что дешевле, а не то, что полезнее, сетует он.

Поллитра молока «Надеждинского» может стоить на полке до 126 руб., сообщает Дружинин. Молочный комплекс компании выпускает 14 наименований продукции, среди которых цельное молоко, йогурты, ряженка, кефир, сыры (твердые и полутвердные, брынза, камамбер), а также молочное мороженое в рожке. «У нас есть два фирменных магазина, которые позволяют иметь прямую связь с покупателями и отслеживать изменение спроса, — рассказывает он. — Продукция также реализуется через региональные торговые сети, недавно были заключены контракты с федеральными сетями». Сейчас мощности по производству козьего молока в «Надеждинском» составляют 3 тыс. л/сутки, в январе следующего года поголовье будет увеличено в два раза. «Козоводческих предприятий по России немного, мы рассчитываем увеличить спрос, расширив предложение», — надеется руководитель.

На двух фермах «Лукоз» (Марий Эл) около 10 тыс. коз, рассказывает начальник лаборатории Сернурского сырзавода (входит в «Лукоз») Алевтина Иванова. В ассортименте перерабатывающего предприятия уже около 50 позиций из козьего молока (йогурт, молоко, сметана, масло из козьего молока, мягкие и твердые сыры камамбер, кроттен, качота, линейка сыров марсенталь и т. д.), сообщает она.

0065.jpg

Не без сложностей

Проблемы у проектов по козоводству в первую очередь могут возникать на этапе формирования стада. По информации Новопашиной, в России всего около десяти племенных хозяйств, выращиваются козы зааненской породы, но этого явно мало с учетом все новых проектов в области козоводства. Александр Карпушин также указывает на проблему отсутствия племенного дела — трудно найти хорошее поголовье в достаточном объеме. 

Сами технологии в козоводстве нельзя назвать особенного сложными, главное — строго их соблюдать, рекомендует Новопашина. Уже есть руководства по содержанию, кормлению, поению и доению, но они постоянно корректируются и совершенствуются специалистами конкретных проектов в соответствии с их потребностями и целями. Козу можно назвать неприхотливым животным, соглашается Владимир Лебедь. Ее просто пасти, она сама прибегает на дойку, главное — правильно кормить. Места козе нужно меньше, чем корове, для ее рациона подходят дикорастущие травы. 

«Коза — это не корова и не свинья, даже ветеринары с опытом работы с коровами не могут перестроиться на работу с козами, — предупреждает Юрасова. — Вакцины для коров не подходят для коз, а вакцины для овец опасны для козьего молока, так как долго выводятся из крови животного. Поэтому стандартные методы лечения для коз не действуют, а новые не разработаны». При производстве продукции из козьего молока ГОСТов и ТУ практически нет, приходится изобретать свои рецептуры с нуля. Зато козы могут жить в большинстве регионов России, добавляет эксперт. Они приспосабливаются даже к отрицательной температуре. А есть породы, которые комфортно живут в пустынях.

Особенности и риски у проектов по козоводству есть как общие, так и частно-региональные, говорит Новопашина. Путь развития козоводства в России иной, чем в Европе. Там фермеры занимаются исключительно разведением животных и получением молока, которое они затем продают, так как рынок сырого молока сформирован и есть система кооперации, а переработку и дальнейшую продажу берут на себя отдельные компании. В России же проекты комплексные — от козы до прилавка. «Приходится идти от обратного: сначала следует изучить рынок сбыта, подумать над ассортиментом, найти пути реализации продукции, партнеров и единомышленников, выстроить договоренности, а уже потом принимать решение о создании фермы и количестве животных, — перечисляет эксперт. — Трудно быть и специалистом сельского хозяйства, и переработчиком, и отличным продажником, получается слишком длинная цепочка, которую нужно грамотно обслуживать и поддерживать». 

Комплексные проекты не всегда выгодны и просты в реализации, подчеркивает Новопашина. Кооперация — удобная схема работы, она актуальна для многих отраслей АПК, но с советских времен она была разрушена, хотя раньше прекрасно работала и даже вдохновляла другие страны перенимать этот опыт. «Люди потеряли доверие друг к другу, большинство не готово полагаться на кого-то, кроме себя», — признает она. Хотя тому же «Лукозу» удается понемногу выстраивать свою систему, благодаря которой молоко от фермеров аккумулируется вокруг одного большого перерабатывающего предприятия.

Ассоциация промышленного козоводства сейчас оценивает российский рынок козьего молока в 300 тыс. т. В перспективе продукты из него могут занять 1,5-2% от общего молочного рынка, считает Артем Белов. Пока же большая часть производимого в России козьего молока не является товарным, что создает определенную нехватку продукта. «У нас козье молоко торгуется с премией в 20-25%, если сравнивать с Европой, из-за ограниченного предложения и большого объема производства молока в личных хозяйствах, что очень неудобно для сбора и дальнейшей переработки», — поясняет он. С появлением в России крупных товарных комплексов разница между ценой на сырье в России и Европе будет нивелироваться, уверен эксперт.

Козоводство и переработка молока в России активно развиваются в последние пять лет, говорит руководитель проектов практики «Стратегическое консультирование» компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева. После введения продуктового эмбарго стали активно появляться новые молочные фермы и предприятия небольшой мощности по переработке продукции. Однако сегмент, по мнению эксперта, остается дефицитным: развитие внутреннего производства не минимизировало полностью импорт продуктов, в частности на основе козьего молока. Основные завозимые из-за рубежа козьи продукты — сыры (в 2019 году — 217 т) и сухое детское питание (1,6 тыс. т).

С прицелом на экспорт

У проекта, безусловно, есть экспортный потенциал, считает Александр Карпушин из «Мирного». Но на текущий момент внутренний рынок настолько ненасыщен, что первое время вполне хватит работы и в пределах России. «Хотя ввиду того, что инвестором проекта является крупный немецкий инвестиционный фонд — KGAL Group, выход в ЕС, можно сказать, уже обеспечен, — говорит он. — Технологии проекта тоже изначально заточены под Европу — доильное и перерабатывающее оборудование куплено именно там». Продукция агрохолдинга уже соответствует всем международным стандартам, уверяет топ-менеджер.


Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама