Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
На твердой основе
Нина Важдаева
Агроинвестор
31 октября 2008
Владелец «Первой макаронной компании» создает вертикально интегрированный агрохолдинг
журнал «Агроинвестор»
апрель 2008
Фото: www. flick.com

Едва успев интегрировать в свой бизнес купленные у «Агроса» макаронные фабрики, московский девелопер «Экоофис» решил пойти дальше и заняться сельским хозяйством. Основатель группы Андрей Ковалев хочет купить или арендовать в Сибири и Поволжье 300 тыс. га земли, чтобы обеспечить компанию твердой пшеницей, которая сейчас в дефиците. По его словам, рентабельность растениеводства сейчас превышает 200%, поэтому «Экоофис» не прочь заработать и на трейдинге зерна.

В 2007 году девелоперская группа «Экоофис» (12 место в рейтинге крупнейших владельцев коммерческой недвижимости Forbes), основанная депутатом Мосгордумы Андреем Ковалевым, решила добавить к основному бизнесу макаронный. Она приобрела у распродающего свои агроактивы «Интерроса» Владимира Потанина «Первую макаронную компанию» (1МК), владеющую фабриками «Экстра М» в Москве, «Первой макаронной» в Санкт-Петербурге и «Саоми» в Смоленске. До заключения сделки участники рынка говорили, что «Интеррос» просил за 1МК -58 млн. «Мы планировали вложить в новый бизнес млн, — рассказывает «Агроинвестору» Ковалев. — Но, скорее всего, сумму вложений уже в этом году придется пересмотреть. Она будет значительно больше, хотя цифры назвать пока сложно».

Аграрные намерения

Денег Ковалеву действительно потребуется много: получив контроль над 1МК и став крупным игроком рынка макарон, он хочет приобретать новые активы (ведет переговоры о покупке макаронного предприятия в Италии) и «в течение года» выстроить вертикально интегрированный холдинг с собственным сельхозпроизводством. «Пока мы планируем купить или арендовать до 100 тыс. га в Оренбургской и Саратовской областях, а также в Алтайском крае, — говорит Ковалев. — Достичь этого показателя собираемся уже в этом году. В дальнейшем хотим довести площадь посевов до 300 тыс. га». Оптимальный вариант, по его словам, — покупка земель, но если взять сельхозугодья в собственность не получится, то компания будет заключать договоры аренды пашен. «Переговоры о покупке хозяйств уже идут с чиновниками и владельцами колхозов, — уверяет Ковалев, не уточняя, впрочем, какие агрокомпании он планирует купить. — Земли будем приобретать на собственные и заемные средства. Скорее всего, станем кредитоваться в Росбанке». Однако в администрациях Саратовской и Оренбургской областей не знают о проекте «Экоофиса» (см. врез).

Наращивать посевы компания собирается, параллельно покупая макаронные активы на Урале и увеличивая имеющиеся мощности: фабрики 1МК задействованы только на 30%. «Сейчас нам требуется 40 тыс. т твердой пшеницы, чтобы загрузить действующие производства, — размышляет Ковалев. — Но в следующем году [с учетом роста загрузки предприятий 1МК и возможной покупки новых] потребуется уже 80 тыс. т [в год]». Чтобы вырастить необходимый «Экоофису» объем сырья, нужно 100 тыс. га при урожайности 10 ц/га, подсчитал он.

Сейчас 1МК покупает пшеницу у аграриев регионов, где расположены ее фабрики. Это сказывается на рентабельности макарон — она минусовая, сетует Ковалев, «а после открытия собственного агропроекта мы хотим довести ее до 5%». Другого выхода, кроме как делать макаронную муку из своей твердой пшеницы, нет, уверен он: за последний сельхозгод зерно подорожало в три раза, а макароны — только на 25%. Покупка либо аренда земель, рассчитывает Ковалев, позволит не только загрузить фабрики, но и «на пике цены, перед началом очередного сезона» продавать остатки зерна другим компаниям. На растениеводстве, по его словам, можно заработать до 200-300% прибыли. Срок окупаемости и расчетную рентабельность своего агропроекта Ковалев назвать затруднился.

Сырья не хватает

После того как «Экоофис» проявил интерес к покупке сельхозугодий, эксперты и участники рынка предположили, что компания использует часть земель для девелоперских проектов. Ковалев утверждает, что это не так: «Конечно, мы построим коттеджи, кафе и дворцы культуры для наших сотрудников, а на сельхозугодьях будем выращивать только сырье. Никакого девелопмента там не будет».

Производители макарон говорят о дефиците твердой пшеницы на внутреннем рынке и росте цен на нее. Поэтому если «Экоофис» наладит ее производство, то сможет лучше, чем сейчас, контролировать свои сырьевые риски. «Твердую пшеницу можно купить минимум за 19 тыс. руб./т, — рассказывал «Агроинвестору» в апреле Андрей Гуров, гендиректор компании «Инфолинк» (владеет Тульской и Шебекинской макаронными фабриками). — А мука из нее стоит 29-30 руб./кг — заметно дороже, чем в той же Италии, где она продается примерно по 25-26 руб./кг. При сохранении нынешних тенденций мука подорожает еще на 2-5 руб./кг». Пшеницу «Инфолинк» покупает там же, где «Экоофис» собирается ее выращивать, — в Оренбургской, Саратовской областях и Алтайском крае. Часть сырья удается «раз в три года» купить в южном Казахстане, но в последнее время оно дороже российского на 5-15%, добавляет Гуров.

В России макаронным компаниям не хватает пшеницы твердых сортов, соглашается аналитик зернового рынка ИКАРа Игорь Павенский, и высокий спрос на нее в ближайшие годы сохранится. По его данным, в стране производится всего 500 тыс. т/год твердой пшеницы, тогда как весь рынок этой агрокультуры в нашей стране оценивается в 50 млн т/год. Макаронная промышленность — главный российский потребитель твердой пшеницы, подсчитали в ИКАРе: в 2005 году участники этого рынка закупили 370 тыс. т, а сейчас им требуется примерно 450 тыс. т/год.

Слишком затратно

Пшеница твердых сортов востребована и продается по хорошим ценам, констатируют опрошенные «Агроинвестором» сельхозпроизводители. Однако в последние годы многие перестали ее выращивать.

Чтобы возделывать эту «очень капризную» и затратную агрокультуру, нужно правильно выбирать технологии и строго соблюдать их — только тогда будет высокая урожайность, замечает гендиректор «Нивы Оренбуржья» Александр Зубов. «Твердая пшеница у нас занимает до 25% посевов, — рассказывает он. — Сеем ее по парам, то есть на земле, которая год отдыхала». Но пары тоже нужно обрабатывать, а значит, затраты на гектар возрастают. К тому же высоки природные риски, продолжает Зубов: если в момент уборки начнутся дожди, то упадет основной показатель качества твердой пшеницы — стекловидность. В течение сезона тоже важна хорошая погода, говорит он, например, в прошлом году была неблагоприятная весна и урожайность снизилась до 15-16 ц/га, хотя раньше она доходила до 18 ц/га. «Нива Оренбуржья» занимается выращиванием твердой пшеницы шестой год. По словам Зубова, ее можно продать на 20-30%, а в этом сельхозгоду — в два раза дороже мягкой. «В Оренбургской области мягкая пшеница стоит 8,5-9 тыс. руб./т, твердая — 17-18 руб./т, — сравнивает он. — Но ее рентабельность не так высока, как может показаться. Ведь поскольку твердые сорта выращивают на парах, их себестоимость складывается из двухлетних затрат на культивацию земли, ГСМ, зарплаты и т. д. Если не проводить агротехнические работы и не обновлять семенной фонд, то не получится произвести конкурентоспособную продукцию».

Гендиректор ростовской компании «Югтранзитсервис-Агропродукт» Эдуард Курочкин не советует сеять озимую пшеницу твердых сортов — есть риск, что она не приживется. «Четыре года назад мы пробовали вырастить озимую твердую пшеницу, сорт которой разработали ученые из НИИ г. Зернограда, — вспоминает он. — Но потерпели неудачу: она вымерзла. Больше сеять не стали». По наблюдениям Курочкина, хорошая твердая пшеница, как правило, яровая, но и она под Ростовом-на-Дону дает на 30-40% меньшую урожайность по сравнению с мягкой озимой. При этом последняя устойчива к заморозкам. «Мы выращивали твердую пшеницу с 2001 по 2003 год, но потом остановились на мягкой, — рассказывает замдиректора сельхоздепартамента самарской компании «Синко» Андрей Зорин. — Урожайность составляла 12-18 ц/га, а рентабельность мягких и твердых сортов была одинаковой — в пределах 10%. Но мягкие было легче реализовывать. Твердые же требовали больших усилий при возделывании, уступая мягким в урожайности 5-10%». Однако агропроект «Экоофиса» будет перспективным, не исключает он, если компания привлечет квалифицированных специалистов.

Даже если «Экоофис» освоит технологии и сумеет вырастить пшеницу оптимальной себестоимости, то эффект собственной сырьевой базы может свести на нет необходимость транспортировки зерна на дальние расстояния. Фабрики компании находятся в западных и северо-западных регионах, а выращивать зерно Ковалев хочет в Поволжье и Сибири. «Твердая пшеница хорошо растет в Саратовской, Самарской, Оренбургской областях и Алтайском крае, так что место для покупки земель «Экоофис» выбрал верно, -говорит Зорин из «Синко». — Там все условия для возделывания: много тепла, солнца, а черноземные почвы богаты азотом». Но везти пшеницу на переработку придется за три-четыре тысячи километров, что довольно накладно. «Целесообразно ли доставлять сырье с такого дальнего расстояния — большой вопрос, — сомневается Павенский. — Затраты на его транспортировку могут не окупиться. Возможно, «Экоофису» имеет смысл перенести производство [макарон] в зону выращивания пшеницы, иначе компании будет сложно повысить рентабельность их производства до заявленных 5%». К подобному решению, похоже, склоняются и в «Экоофисе»: в феврале топ-менеджмент компании заявлял, что ведет переговоры о покупке макаронного холдинга «Алтан» (Алтайский край; бренд «Гранмулино»), не исключая также строительства фабрики по производству макарон в Сибири.

Лучше везти макароны

Делая ставку на макароны из твердой пшеницы, «Экоофис» выбрал самую свободную нишу на этом насыщенном рынке, продолжает Павенский. «В прошлом году было произведено более 10 млн т муки, из которой только 300 тыс. т — из твердых сортов зерна, — говорит аналитик. — Производство же макарон в 2005 году составляло 1 млн т и за два последующих года выросло всего на 3,7%, причем в основном за счет продукции, полученной из сырья мягких сортов».

Вложения в производство макарон могут не окупиться, тем более если расширять этот бизнес до выращивания пшеницы, полагают в макаронных компаниях. «В мире крайне редка вертикальная интеграция по принципу «поле — прилавок», — рассуждает Гуров из «Инфолинка». — Вот по формуле «мельница — макаронная фабрика» уже интегрируются до трети предприятий». Но в любом случае покупка земель, даже без учета макаронного производства, — «не самый плохой бизнес-проект», говорит он. Из твердой пшеницы производится 92% макарон «Инфолинка», однако в компании никогда не задумывались о своем агропроекте: выпуск ее макарон «Шебекинские», несмотря на стагнацию рынка, пять лет подряд растет на 25-30%.

Вложения в твердую пшеницу не окупятся — в Подмосковье она не растет, а везти издалека невыгодно, высказывает свое мнение о намерениях «Экоофиса» замгендиректора компании «Байсад» Александр Кругликов. У производителей макарон, добавляет он, нет опыта выращивания зерна — все крупные игроки покупают его. В сегменте макаронных изделий и так высокая конкуренция, так что вряд ли целесообразно закладывать в цену продукции затраты на транспортировку сырья, говорит Кругликов. Он, как и Павенский из ИКАРа, не исключает, что лучше построить или купить вблизи сырьевой зоны фабрику и доставлять в центральные регионы не пшеницу, а макароны. Тем более что их потребление приходится в основном на эти территории. Выкупать сельхозземли или арендовать их «Байсад» не планирует, хотя производит макароны только из твердой пшеницы, а их рентабельность из-за удорожания зерна снизилась с 20% до 10-15%.

«Экоофис»
Основная специализация — девелопмент. Работает на московском рынке недвижимости. Среди проектов — бизнес-парки «Дербеневский», «Кожевники», «Соколиный дворик», офисно-складские комплексы «Медведково» и «Перово поле». Площадь объектов: офисные (по данным Forbes) — 121 тыс. кв. м, торговые — 20 тыс. кв. м. Годовой доход — $87 млн. В 2007 г. приобрела у группы «Агрос» (входит в холдинг «Интеррос») «Первую макаронную компанию», объединяющую фабрики «Экстра М», «Первая макаронная» и «Саоми».
В регионах ничего не знают
В региональных администрациях, с которыми удалось связаться, не знают о проекте «Экоофиса». Высокопоставленный чиновник саратовского министерства сельского хозяйства узнал о желании компании инвестировать в сельское хозяйство своей области от корреспондента «Агроинвестора». «Экоофис» не вел с властями региона переговоров, утверждает он. Не слышали о планах компании и в Минсельхозе Оренбургской области. По словам первого замминистра сельского хозяйства Анатолия Попова, власти региона содействуют только тем инвесторам, которые готовы «комплексно развивать АПК», в том числе содержать социальную сферу и создавать новые рабочие места. «У нас 10 млн га сельхозугодий, из них на 2 млн га работают инвестиционные компании, — рассказывает чиновник. — Земля принадлежит дольщикам, а они арендуют ее, взявшись не только за выращивание сельхозкультур, но и за животноводство. С такими инвесторами мы рады работать. А твердую пшеницу можем возделывать и сами: Оренбургская область — самый крупный ее поставщик (400 тыс. т/год)». «Если «Экоофис» хочет просто купить землю и ограничиться зерном, нас это не устроит», — заключает Попов.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама