Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Строят на убой
Нина Важдаева
Агроинвестор
31 октября 2008
Почему не хватает мощностей по забою скота
журнал «Агроинвестор»
октябрь 2008
Фото: Photoxpress

Оборудование по забою скота изношено на 50-90%, а большинство агрокомпаний предлагают переработчикам только живых свиней. Мясокомбинаты вынуждены строить свои мощности по убою — иначе они просто не смогут увеличивать производство. По той же причине инвестируют в бойни животноводы. Те, кто вкладывается в них, хотят не продавать переработчикам полутуши или четверти, а делать стандартизированные отруба и поставлять ритейлорам мясо на подложке.

Массовое строительство боен при крупных агрокомпаниях и мясокобинатах стартовало всего несколько лет назад, после начала реализации аграрного нацпроекта. Но и сейчас в России острый дефицит таких мощностей, констатируют эксперты. В последние 15 лет бойни только закрывались, а мощности оставшихся сейчас изношены на 50-90%, рассказывает руководитель исполкома Национальной мясной ассоциации (НМА) Сергей Юшин: мясокомбинаты импортировали упакованное сырье, соответствующее современным стандартам разделки и почти не требующее дальнейшей доработки. Никто не хотел инвестировать в убой еще и потому, продолжает он, что в стране сокращалось поголовье КРС и свиней (см. врез), да и качество отечественных туш не отвечало требованиям переработчиков.

В результате многие бойни представляют собой отсталые производства, давно переставшие отвечать ветеринарным, санитарным, экологическим и технологическим требованиям. Формально их нужно просто закрыть, считает Юшин, но тогда производителям сырья будет еще труднее реализовывать скот, ведь убойные мощности мало у кого есть. «К тому же сейчас большинство боен рассчитано на производство охлажденных полутуш, в лучшем случае — четвертин, — знает Юшин. — Вторичное сырье — шкуры, кишки, кровь, пригодные для переработки, — осваивают далеко не все. Поэтому, конечно, существующие предприятия часто низкоэффективны. Для сравнения, на Западе бойни производят больше 100 наименований сырья».

Нужна стабильность

Одна из причин упадка убойных производств — структурное несовершенство животноводческого сектора, где на долю мелких ЛПХ приходится больше 50% производства говядины и свинины. До недавнего времени вообще невозможно было наладить стабильные поставки на бойни «стандартизированных свиней и КРС в промышленных объемах», говорит Юшин. «Мелкотоварное производство и в будущем продолжит тормозить развитие отрасли», — не сомневается он. Небольшие хозяйства, по его мнению, настолько ненадежные поставщики, что трудно даже подсчитать, сколько боен и где необходимо строить. Например, для стран с развитой мясной промышленностью бойня на 1-2 млн голов в год — норма: Дания всего на нескольких предприятиях забивает больше 20 млн свиней. В России нет таких мощностей. По данным НМА, на мелкие бойни (до 30 т мяса в смену) приходится почти 80% рынка, а сравнительно крупных предприятий, способных освоить больше 100 т сырья за смену, 3-4%.

Впрочем, создавать мощности больше чем на 1 млн гол./год в России пока не имеет смысла, признают эксперты: невыгодно собирать скот за сотни и тысячи километров от предприятия, да и нет гарантии, что эти животные качественные и будут поставляться на забой регулярно. Исключение — Центральный федеральный округ (ФО), где создается несколько кластеров индустриального животноводства. Оно также будет развиваться в Южном и Приволжском ФО, предполагает Юшин, в остальных же регионах целесообразно строить только небольшие бойни — с учетом возможностей местных поставщиков сырья. Однако мелкие мощности, до 10 т/сут., в любом случае будут неэффективными: окупить их при таком объеме производства нереально.

Инвесторам, желающим реконструировать и строить бойни, готово помочь государство. С 2007 года компании, вкладывающие в инфраструктуру мясного рынка, могут рассчитывать на кредитные субсидии в размере 2/3 ставки рефинансирования ЦБ. Эта мера поддержки записана и в госпрограмме развития АПК, принятой в 2007 году. «Это существенная и своевременная поддержка», — доволен Юшин. Президент Мясного союза России Мушег Мамиконян, ссылаясь на программу, говорит, что в ближайшие пять лет планируется увеличить производство одной только свинины до 3 млн т/год. «Так что за это время нужно построить новые мощности минимум на 1-1,5 млн т/год», — подсчитал он. На проектировку и строительство бойни как раз и нужно порядка пяти лет, добавляет Мамиконян. Для забоя КРС, по его данным, хватит действующих предприятий, так как в стране развивается молочное, а не мясное животноводство.

Юшин беспокоится, что часть новых боен, созданных при господдержке, окажутся неконкурентоспособными. «Некоторые компании, планирующие строительство таких предприятий, не до конца представляют себе, какой ассортимент товаров нужен мясному рынку, — объясняет он. — Стараясь упростить себе задачу и удешевить проекты, многие [при их планировании] по-прежнему ориентируется на производство полутуш. Но переработчикам нужны не они, а отруба (на кости и бескостные), кишечное сырье, субпродукты в упаковке, в том числе замороженные. Да и обычный потребитель требует конкретного продукта — антрекота, корейки, филея, бифштекса, фарша и т. д.». Многие инвесторы недооценивают, насколько сложны и дороги очистные сооружения, считает топ-менеджер крупного мясокомбината, имеющего собственные мощности по забою. В стоимости проекта на них приходится 50% затрат, знает он.

Негде забивать

Строить бойни приходится из-за того, что скот просто негде забивать, подтверждают опрошенные «Агроинвестором» переработчики мяса. Кроме того, без своей бойни трудно увеличивать мощности мясокомбинатов. Подмосковный «Мортадель» строит убойный цех производительностью 480 голов в час, который введет в 2009 году. «После того как мы начнем сами забивать свиней, выпуск готового продукта у нас вырастет на 100 т/год, — строит планы директор сельхознаправления «Мортаделя» Владимир Епишин. — К тому же сможем снизить себестоимость конечной продукции примерно на 20% и наладить полный цикл производства». Благодаря собственной бойне компания увеличит и поголовье свиней — сейчас их 48 тыс., а через несколько лет будет 216 тыс. «Мортадель» возит свиней на бойню Сергиево-Посадского мясокомбината, но она рассчитана только на 100 голов в день. Ее мощностей компании недостаточно.

В убой также инвестируют предприятия, у которых нет своего стада. Мясокомбинат «Велком» запустил бойню в 2004 году (100 гол./час). «Строительство заняло год и обошлось в €10 млн, срок окупаемости — 15 лет. Теперь мы увеличиваем производство мясопродуктов на 40%/год», — рассказывает гендиректор компании Раиса Демина. На других мощностях «Велком» никогда не забивал скот: до постройки новой у комбината была бойня на 100 гол./день, но готовый продукт производился в небольших объемах, поэтому предприятию ее хватало. Введенная четыре года назад бойня рассчитана только на потребности «Велкома», и контрактного забоя на ней не будет — это невыгодно, подчеркивает Демина.

А Мамиконян из Мясного союза считает, что бойни переработчиков вполне могут быть самостоятельным бизнесом. В пример он приводит «Черкизово», имеющее такое предприятие в Краснодарском крае. Там не только забивают животных для мясозаводов группы, но и зарабатывают, выполняя заказы других компаний.

Мясная логика

Животноводы строят бойни по той же причине, что и переработчики мяса, — без них они не могут увеличивать поголовье. К тому же продавать живых свиней невыгодно и сложно. Единственная в России компания, которая строит «действительно мощную и крупную бойню», — это «Мираторг», утверждает Юшин из НМА. У других холдингов — например, питерского «Митлэнда» - тоже есть современные убойные комплексы, но меньшие по масштабу, добавляет он. «Свою бойню на 2 млн гол./год, которая находится в Белгородской области, мы запускаем в октябре, — рассказал «Агроинвестору» вице-президент «Мираторга» Александр Никитин. — Строительство заняло два года, окупить вложенные средства рассчитываем за 6-7 лет». В 2009 году, по его словам, у холдинга будет 50 тыс. маток. Это стадо позволит «Мираторгу» откармливать 1 млн/год товарных свиней. Столько же планирует выращивать соинвестор проекта, компания «Агро-Белогорье». Она тоже поставит на бойню своих животных, полностью загрузив ее вместе с «Мираторгом». Продуктами переработки будут охлажденное крупнокусковое мясо для комбинатов, мясо на подложке в модифицированной среде, пищевой жир, белые и красные органы, мясокостная и кровяная мука. На этом «Мираторг», впрочем, останавливаться не собирается. «Хотим построить еще одну бойню, но для КРС, выращивать который планируем в Брянской области, — говорит Никитин. — Сейчас этот проект только стартует, поэтому бойня откроется в 2011 году, а ее строительство начнется в 2009-м».

Сибирская аграрная группа («С-Агро») одновременно реконструирует действующую бойню и строит новую. Как и у «Мираторга», у компании свои свинокомплексы — на 175 тыс. и 140 тыс. животных под Томском и Екатеринбургом. Бойня при последнем, введенная в конце августа, только строится, томскую модернизировали в 2004 году, увеличив мощности в 2,5 раза (см. таблицу), а выход мяса — на 2% до 75%. Следующий этап модернизации запланирован на 2010-2011 годы, окупится проект до 2013-2014 годов, говорит исполнительный директор компании Руслан Гурьев. Одна из самых больших проблем — нехватка квалифицированных бойцов скота, сетует он, из-за которой нет возможности работать в две смены.

Новую бойню холдинга, под Екатеринбургом, введут в 2010 году. Окупится она, рассчитывает Гурьев, за 5-7 лет. Мощности рассчитаны на свиней и КРС: «С-Агро» держит 1,7 тыс. дойных коров и 700 бычков-герефордов. Крупный рогатый скот компания забивает и в Томской области, но не свой, а закупаемый у населения и местных хозяйств по 45 руб./кг живого веса. «Два дня в неделю забиваем только КРС», — уточняет Гурьев.

В конце года завершит строительство бойни липецкий «Сельхозинвест». Вернуть инвестиции совладелец компании Александр Жемчужников надеется за полтора года. «Но это только по бойне, — уточняет он. — У нас будет еще и первичная переработка — мясо на подложке». «Сельхозинвест» намерен забивать и перерабатывать только своих свиней. Пока бойня не действует, их поставляют на Липецкий и Воронежский мясокомбинаты. Строить бойню Жемчужников решил в прошлом году после того, как переработчики, купившие много сверхквотного импортного сырья, отказались покупать у него живых свиней. «Мы решили построить ее еще и для того, чтобы избежать диктата мясокомбинатов, — добавляет Жемчужников. — Полтора года назад поставляли животных всего по 38 руб./кг! Потом ситуация улучшилась: сейчас платят 78 руб./кг при себестоимости 49 руб./кг. Но бойня все равно нужна — мы хотим напрямую поставлять в супермаркеты разделанное и упакованное мясо».

Сколько у нас свиней и КРС
По данным Национальной мясной ассоциации, за последние 17 лет поголовье КРС в стране сократилось с 58 млн до 21 млн. В свиноводстве схожая ситуация: к 2004 году стадо стало меньше на 25 млн. Минимальное — 13 млн — поголовье свиней зафиксировано в 2004 году (в 1990 году — более 38 млн). Сейчас их численность растет медленно и нестабильно: максимальная в 2007 году была менее 18 млн, далее последовал спад. В 2008 году опять начался подъем: в августе 2008-го пре-одолена планка в 17 млн голов.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама