Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Крупный рогатый откорм
Дария Харитонова
Агроинвестор
3 февраля 2013
Сельхозпроизводители готовы вкладываться в выращивание мясного КРС специализированных пород и откорм быков, относящихся к молочному шлейфу. Инвестиции — $2 тыс./гол., вернуть их можно за 10 лет, говорят участники рынка. Эксперты не советуют браться за проекты, мощность которых меньше 5 тыс. стоящих на откорме животных: они вряд ли окупятся.
Фото: Инна Ганенко

У России еще не скоро будет специализированное мясное скотоводство, считает президент Мясного союза Мушег Мамиконян. Говядина в нашей стране, напоминает он, — побочный продукт производства молока, и основной источник этого мяса — шлейф молочного стада. На него приходится примерно 1,5 млн т/год из 1,6 млн т говядины, производимой в год отечественными агрокомпаниями, личными и фермерскими хозяйствами.

К примеру, на комплексе «Славянское» (Орловская область) из 7 тыс. черно-пестрого КРС на откорме 5,5 тыс. быков. Мясное стадо формируют из шлейфа от молочного и бычков (тоже молочных пород), которых ставят на доращивание, скупая у местных молферм. Выход мяса от такого скота, конечно, небольшой, да и привесы на 5-15% ниже, чем у шароле и симменталов, только где взять специализированный скот, разводит руками гендиректор «Славянского» Дмитрий Пониткин. «В России мясного генофонда нет, а делать ставку на импортные мясные породы опасно, — рассуждает он. — Эти животные не для нашего климата, они не приспособлены к местным кормам, да и мясо, думаю, у них не лучше». Хозяйств, занимающихся выращиванием КРС мясных пород, тем более импортных, сейчас почти нет, соглашается Мамиконян. Есть «отдельные компании», только начинающие реализовывать такие проекты либо специализирующиеся на говядине еще с советских времен, знает он. В числе последних — «Славянское», у которого 35-летний опыт откорма КРС.

Мясное скотоводство и промышленный откорм

Агрокомплекс «Сибирские бычки» (Алтайский край) откармливает бычков — как и в «Славянском», «не мясных» - с 2003 года, реализуя мясо розничным магазинам. Животные находятся в стойлах. В трех зданиях содержат по 4 тыс. КРС. В 2010 году планируется увеличить стадо на 1-2 тыс., затем довести его до 5 тыс., а в перспективе (плановая мощность) — до 12 тыс. гол. Быков на откорм весом 30-75 кг скупают «по всему краю», рассказывает директор компании Павел Вагнер. «Наше производство, — уточняет он, — не является в полном смысле слова мясным скотоводством: скорее это промышленный откорм. То есть у нас нет маточного мясного стада». Конечно, хотелось бы иметь привесы по 1 кг/гол. в сутки, как у герефордов и шароле, но держать маточное стадо и телят на подсосе невыгодно, объясняет Вагнер. При такой плановой мощности, как в «Сибирских бычках», маточное поголовье никогда не окупится, считает он. Подобные проекты, добавляет Вагнер, возможны «только на уровне фермерского хозяйства» максимум с 300 КРС на откорме. «Стартовой точкой безубыточности» промышленного откорма Вагнер называет 2 тыс. КРС. Нарастив поголовье до 12 тыс., он рассчитывает за счет эффекта масштаба увеличить рентабельность в 5 раз до 80%.

Калужское КФХ «ДиК» - как раз из числа таких хозяйств, о которых говорит Вагнер: на откорме — 310 быков, в том числе 200 герефордов. Все стадо на вольном выпасе, привесы — 800-1000 г/день. В год владелец хозяйства Андрей Давыдов продает 40 т говядины, себестоимость которой — 100 руб./кг парного мяса, или 50 руб./кг живого веса. А рентабельность продаж, утверждает фермер, — 100%. Мясо покупают московский продовольственный бутик и частные клиенты. КРС специализированных мясных пород сейчас как раз и выращивают в таких, как у Давыдова, хозяйствах, где стада не превышают 200-400 быков, комментирует гендиректор Института аграрного маркетинга Елена Тюрина.

У «Славянского» рентабельность «ближе к 20%», оценивает Пониткин. Это при том, что ручной труд в компании сведен к минимуму: один человек обслуживает 600 животных, причем весь КРС не на вольном выпасе, а в помещениях. Все корма свои, они недорогие, говорит Пониткин. У собственных концентратов из ячменя, пшеницы и тритикале себестоимость 2,2 тыс. руб./т, у таких же покупных — 5,5-7,5 тыс. руб./т. Быков по 35 тыс. руб./гол. (4 тыс. животных в год) покупают московские мясокомбинаты. В Орловской области нет боен, а продавать КРС в Курскую или Белгородскую области невыгодно: местные комбинаты платят на 5-6 руб./кг меньше, объясняет Пониткин выбор клиентов.

Башкирская «Дружба» тоже доращивает 5-8-месячных бычков мясных пород по круглогодичной стойловой технологии. Их совхозу поставляют население и племхозы, продавая по 45 руб./кг живого веса, в возрасте 5-8 месяцев. В год «Дружба» реализует 1,8 тыс. КРС по 115 руб./кг в убойном весе в торговые точки райцентра, на рынки и в магазины, а также мясокомбинатам и соцучреждениям. У предприятия есть убойный цех, небольшие мощности разделки и переработки (фарш, котлеты и пельмени).

В числе только начинающих заниматься откормом КРС — компания «Фермер К» из Тульской области (5 тыс. животных). Проект стартовал в середине 2008 года. Сейчас введены три помещения-откормочника из пяти, запуск еще двух запланирован на 2010 год. Маточное поголовье директор хозяйства Константин Козлов завез из Австралии (780 симменталов), а телят выращивает на подсосе и искусственном вскармливании. «Пока мы только экспериментируем», — признается Козлов, поэтому привесы составляют всего 850 г/день.

Разобравшись в технологии, он хочет увеличить их еще на 150 г/день. А рентабельность в 2010 году, когда компания выйдет на проектную мощность, должна увеличиться в три раза до 30%.

Большой проект производства говядины несколько лет подряд реализует липецкий агрохолдинг «Зерос». Там содержится 5 тыс. животных. Стадо обслуживают 22 сотрудника. «В ближайшее время», рассказывает гендиректор Николай Бобин, компания начнет закупать большие партии племенного скота в Калмыкии — приобретет до 13 тыс. КРС в течение 2010 года. Пока же «Зерос» скупает в разных регионах бычков (50-200 кг) и откармливает их. У холдинга вертикально интегрированный проект, с сетью продаж и мясокомбинатом, в который вложено 300 млн руб. Сеть реализации из 15 торговых точек существует с 2007 года. Бобин готовится к увеличению производства, поэтому собирается развить ее до 50 магазинов.

У «Мираторга» - импортера мяса и производителя свинины — один из крупнейших объявленных проектов индустриального откорма КРС (см. таблицу). Его инвестиционная емкость — 17 млрд руб. собственных и заемных средств. О точных сроках его старта реализации вице-президент «Мираторга» Александр Никитин пока не говорит. Сейчас холдинг только ведет переговоры с ВЭБом и Россельхозбанком о финансировании, положительного решения банков еще нет. 50 тыс. т мяса убойной массы, на которые рассчитан будущий комплекс, — минимальный объем, позволяющий сделать его рентабельным и способным окупиться, подсчитали в компании. Скот «Мираторг» будет закупать в Австралии, США, Канаде и ЕС.

Проект предполагает организацию зерновой компании, производство кормов на собственных сельхозугодьях, строительство скотных дворов, откормочных площадок (feedlot) и бойни мощностью 50 тыс. т, перечисляет Никитин. «Мираторг», по его словам, будет производить охлажденную говядину, в том числе так называемое мраморное мясо, а поставлять его — заведениям сегмента HoReCa и в торговые сети.

В России уже объявлялись проекты откорма КРС мощностью не только 100 тыс. гол., как у «Мираторга», но даже до 300 тыс. животных, говорит Тюрина. В пример она приводит башкирский «Уралитэ». Это проект ресторатора Михаила Зельмана и структур «Уральской горно-металлургической компании» Искандара Махмудова (0,3 млн быков, 25 млрд руб.), писал «Агроинвестор» в апреле. Все же несколько сотен тысяч КРС — это «пока многовато», думает Тюрина, называя оптимальным стадо в 5-10 тыс. КРС. В кризис увеличились сроки окупаемости откормочников говядины, теперь они составляют не менее 8-10 лет — при условии, что проект будет полного цикла, как у «Мираторга», добавляет эксперт. Неудивительно: птицу выращивают в среднем 40 дней, свинью — 6 месяцев, а бычка — до двух лет.

Что дальше

К числу крупных в Институте аграрного маркетинга, анализирующем проекты в сегменте мясного КРС, относят откормочники мощностью более 10 тыс. животных. По оценке Тюриной, через несколько лет на их долю должно прийтись до 85% ожидаемого прироста производства «мясной» говядины. Это новые проекты, и сейчас их доля в ее производстве — не более 10% в натуральном выражении.

Эффективность индустриального производства говядины зависит не только от количества животных, но и от того, какой продукт будут продавать бизнесмены, продолжает Тюрина. Если они планируют делать мясо не только для промпереработки, но и для премиальной розницы и HoReCa, то можно рассчитывать на высокую рентабельность. «Мраморная» вырезка, по словам Тюриной, может продаваться по 0,7-2 тыс. руб./кг. «Но такая вырезка, — замечает эксперт, — это всего 1,5-2 кг веса туши». Поэтому прежде чем вкладываться в откорм КРС, предпринимателям нужно быть уверенными, что будет стабильный спрос и маржа не только на этих отрубах, но и при продаже остальных. Платить за качественную охлажденную говядину готовы мясокомбинаты, которым нужно сырье для выработки премиальных деликатесов, приводит пример Тюрина.

Проблема не только в продажах, но и в том, что у российского покупателя еще нет культуры потребления говядины, которая в нашей стране всегда стоила примерно столько же, сколько свинина. Нет и привычки готовить и потреблять говядину в «чистом» виде, а не только в виде котлет и пельменей. Специально откормленные быки часто продаются чуть ли не по той же цене, что и выбракованные коровы, разводит руками Вагнер. «Это в Англии или Германии традиционно едят бифштексы «с кровью», — говорит он. — Неудивительно, что и «откормочную» говядину там закупают по 4 фунта/кг. А в России почти не разделяют высококачественное мясо, предназначенное к употреблению в пищу, и сырье для мясокомбинатов».

Другая причина, по которой производство говядины не распространено, — отсутствие до недавнего времени бюджетной господдержки ее производителей, полагает Тюрина. В 1990-е и 2000-е годы государство развивало мясной рынок для замещения импорта отечественным продуктом, поэтому приоритетом поддержки стало птицеводство, а затем и свиноводство, говорит она. Отраслевая целевая программа (ОЦП) развития мясного скотоводства (цель — «создание отрасли», стоимость — 19 млрд руб.) начала реализовываться только в этом году. Она, как и аналогичная молочная, рассчитана на четыре года. В 2009 году Минсельхоз согласился финансировать 23 «экономически значимые» региональные программы мясного скотоводства. О желании реализовать крупные проекты откорма КРС инвесторы начали заявлять как раз после принятия ОЦП, утверждает Тюрина.

А вот Мамиконян называет себя противником государственного софинансирования производства говядины. Власти, по его мнению, должны содействовать птице- и свиноводству, поддерживая участников этих рынков как производителей мяса, доступного для большинства населения, тогда как говядину будут покупать самые обеспеченные. «[Федеральная и региональные] программы развития мясного скотоводства должны опираться исключительно на коммерческую инициативу инвесторов, — настаивает глава Мясного союза. — А проекты с госучастием могут быть актуализированы только в среднесрочной перспективе — через 5-10 лет». Сейчас следует субсидировать «формирование качественного молочного стада», а не пытаться развивать мясное скотоводство, уверен Мамиконян.

К тому же выращивать «специализированно говядину» в промышленных масштабах в большинстве российских регионов невыгодно: по себестоимости она будет проигрывать импортируемой из Латинской Америки, продолжает он. Основное конкурентное преимущество этих стран — наличие круглогодичных пастбищ. А так как на корм приходится 65-70% себестоимости мяса, то даже с учетом таможенных и транспортных расходов латиноамериканская говядина будет в 1,5-2 раза дешевле российской, не сомневается Мамиконян. Кроме того, при нашем климате невозможен, в отличие от той же Америки, круглогодичный выпас. Значит, инвесторам придется вкладывать в создание стойло-мест и заготовку кормов на зимний период, что сделает отечественную говядину еще дороже в сравнении с импортом.

В России, по словам Мамиконяна, только несколько анклавных территорий, где с точки зрения климата выгодно выращивать говядину: Калмыкия, Краснодарский край и Дагестан по индустриальным технологиям. Это некоторые районы Калмыкии, Краснодарского края и Дагестана, говорит он. В остальных регионах, на его взгляд, имеет смысл реализовывать лишь нишевые проекты (к примеру, производство «мраморного» мяса) или доращивать шлейф молочных стад.

Что нужно для успешного производства говядины
— Собственные дешевые корма
Площадка, рассчитанная на откорм минимум 5 тыс. быков
— Племенное стадо
Выносливые, простые в содержании и хорошо адаптирующиеся к нашему климату
и рационам породы (в т. ч. абердин-ангусы и герефорды), способные прибавлять по 1 кг/сут.
— Инвестиции на строительство откормочных площадок из расчета $2 тыс./гол.
— Свои бойни, разделка и фасовка мяса
— Собственная дистрибуция и/или розничная сеть продаж
— Реализация мяса в узнаваемой упаковке и по цене, сопоставимой со стоимостью свинины (300 руб./кг, исключение — вырезка, которая дороже)
Средняя стоимость продаж полутуши — 130 руб./кг
— Рентабельность на уровне 20−30%, чтобы проект окупился (40% и выше, чтобы инвестировать в развитие)
Источник: опрос «Агроинвестора»
Это вам не Запад
В России на скот мясных пород в 2008 году приходилось примерно 1% поголовья КРС. К 2015 году доля мясного и помесного скота достигла 13,3%. Для сравнения, в Австралии такие породы составляют до 80%, в США — 78%, в Канаде — 67%, в западной Европе — 30% стад КРС. До 50% потребляемой в этих странах говядины — мясо специализированных мясных пород.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама