Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Органика — российского ли поля ягода? Объем внутреннего рынка экопродукции оценивается в $250 млн уже в 2020 году
Людмила Зуева
Агроинвестор
6 апреля 2020
С начала года вступил в силу федеральный закон об органическом сельском хозяйстве. Документ направлен на создание условий для устойчивого развития экопроизводства в России. Пока же сегмент расширяется не самыми быстрыми темпами. О перспективах organic-сектора в стране расскажет автор этой статьи
журнал «Агроинвестор»
апрель 2020
Фото: Shutterstock

С 1 января 2020 года вступило в силу новое нормативное регулирование для производства органической продукции. А в октябре 2019-го было анонсировано появление в России специального «зеленого» бренда, под которым будет продаваться продовольствие с улучшенными экологическими характеристиками. Минсельхоз ожидает, что к 2024 году такие товары составят до 15% от всего агроэкспорта. 

Захватывающие «зеленые» горизонты

Такое пристальное внимание к «зеленому» сельскому хозяйству со стороны государства  неслучайно. Мировой рынок органической продукции на протяжении нескольких лет показывает стабильный рост. Сейчас, по данным Международной федерации экологического сельскохозяйственного движения, он оценивается почти в $100 млрд, а к 2024 году, по прогнозам, его размер достигнет более $200 млрд. 

Объем внутреннего рынка органического продовольствия, по информации Органического союза, может составить $250 млн уже в 2020 году. Перспективы для развития экспорта также внушительные. Дело в том, что спрос в «зеленом» сегменте в мире растет быстрее, чем происходит увеличение площади подходящих земель. Например, Евросоюз по этой причине импортирует до 50% потребляемой органической продукции, что в денежном выражении составляет до $20 млрд. 

Другая причина — высокая добавленная стоимость такого продовольствия. Например, по оценке проекта Numbeo, органические мясо и овощи в Германии дороже традиционных в 1,5 раза, а кондитерские изделия и вовсе в 2,6 раз. В России разница в цене по многим позициям еще более внушительная. Например, цена экоовощей может быть втрое выше, чем продукции, выращенной традиционным способом. Поэтому развитие органического сельского хозяйства — это прямой путь к увеличению налоговых поступлений за счет НДС и наращиванию экспорта в денежном выражении. В первую очередь начать развивать сектор можно с наиболее популярных категорий органических продуктов, для производства которых в России созданы благоприятные условия: мяса, молока, овощей, дикоросов, кондитерских изделий.

Кроме того, развитие органического земледелия может реформировать и связанные отрасли экономики. Так, перед химической промышленностью встанет задача производства подходящих удобрений. В агрологистике появится спрос на новые направления за счет расширения географии рынков сбыта, а также на новые услуги — сейчас, например, ни один порт в России не подходит для хранения и перевозки organic-товаров. При этом европейские правила государственного регулирования по маркировке и контролю за органическим сельским хозяйством предъявляют высокие требования к прослеживаемости такой продукции и ее отдельному хранению. 

У России есть неплохие шансы занять часть мирового рынка экологически чистой продукции. Причина этому выглядит несколько феноменальной и заключается в относительном отставании отрасли в предыдущие периоды. Умеренная интенсивность сельского хозяйства, ограниченное использование удобрений — все это способствует более быстрому переходу к «зеленому» производству. Сейчас площадь неиспользуемых, но пригодных для органического земледелия пахотных земель, по разным оценкам, в России составляет 10-12 млн га. Количество используемых в нашей стране пестицидов и удобрений, по подсчетам ФАОСТАТ, в среднем в 16 и в 8 раз меньше соответственно, чем в ЕС. Кроме того, в России на законодательном уровне действует запрет на производство ГМО.

02.jpg

Несмотря на все описанные преимущества и постепенное увеличение количества земель, переведенных на органические «рельсы», в России, их текущая доля в общем земельном банке страны пока не превышает 0,3%. Дело в том, что данное направление попало в своего рода «ловушку бедности». Процесс перевода традиционного сельского хозяйства в органическое является достаточно длительным. Два года требуется на конверсию земель. За ними следует год, в котором будет выращен пробный урожай. И только на четвертый год от старта проекта будет собран первый коммерческий объем на продажу. Только очень удачливый и отчаянный фермер может решиться на такой эксперимент без гарантии поддержки от государства. При этом и для регулятора шаг в сторону organic-производства является непростым — в России привыкли к быстрым победам. 

03.jpg

Длительный процесс перехода диктует необходимость действовать уже сейчас, если страна планирует занять свое место на мировом рынке органической продукции и сделать эту категорию значимой в структуре российского экспорта к 2024 году. По прогнозу Национального органического союза, потенциал развития экспорта экотоваров из России оценивается в $15 млрд к 2025-2030 годам.

Как встать на органические «рельсы»?

Существует две модели развития сектора производства органической продукции. Например, в США рынок поделен между крупными корпорациями, а в Европе, Китае, Индии в секторе доминируют мелкие формы хозяйствования. Первый вариант более устойчив и подходит для удовлетворения массового спроса, второй — вызывает больше доверия у локальных потребителей.

04.jpg

России следует рассмотреть комбинированную модель. Небольшие фермерские хозяйства могли бы закрыть потребности внутреннего рынка. Кроме того, это хорошая возможность решить такие комплексные задачи развития, как повышение уровня жизни и занятости на селе за счет вовлечения мелких фермеров, развитие сельского и экотуризма, улучшение здоровья населения благодаря обеспечению доступа к здоровым продуктам питания, снижение негативного влияния на окружающую среду и сохранение природного наследия. 

Для поддержки мелких фермеров не нужны какие-то долгосрочные и дорогостоящие государственные программы, достаточно помочь им перейти на более автоматизированный и эффективный формат работы. Этому может способствовать, например, создание электронной площадки для торговли продуктами, которая позволит сократить путь от производителя к потребителю, избавившись от лишних посредников и, следовательно, сократив издержки.  

Если же говорить о выходе российской органической продукции на внешние рынки, то это более сложная и комплексная задача, с которой лучше могли бы справиться крупные компании с хорошо отлаженными процессами или же кооперативы мелких фермеров, объединенные под единым брендом. Чтобы привлечь крупный бизнес и создать экономические предпосылки для инвестиций в эту сферу, потребуется более значительная поддержка государства через льготы, субсидии или гарантии. При этом сектор органической продукции за счет высокой добавленной стоимости и стабильно растущего спроса выгодно выделяется на фоне других отраслей тем, что проекты в нем экономически считаются за пределами инвестиционного периода, а объем вложений определяется на четкий срок, необходимый для конвертации земель. Выводя фермеров на устойчивый уровень развития, государство инвестирует только на определенном конечном отрезке времени, а затем компания может работать самостоятельно. 

«Ответственное потребление» — один из стимулов роста organic-рынка
Владимир Шафоростов. Партнер практики АПК компании «НЭО Центр»
Рынок органической продукции по сравнению с традиционным действительно растет более высокими темпами во всем мире. И у нашей страны тоже есть существенный потенциал. Лейтмотив «зеленой моды» интуитивно понятен: люди хотят есть полезную и безопасную пищу. Исследования и опросы потребителей, которые проводят компании Fibl&IFOAM-Organics International, Nielsen и GfK, это подтверждают и показывают одно и то же: рынки органической и экопродукции увеличиваются двузначными темпами. Но стоит обратить внимание, что этот рост отмечается далеко не везде, а в основном в странах с высоким платежным спросом (в Центральной Европе, скандинавских странах, США, Австралии), а целевая аудитория этого рынка — миллениалы.
Откуда же у потребителей такой интерес к organic-продовольствию? Глобальные тенденции, которые мы наблюдаем в эволюции подхода к производству и потреблению пищевых продуктов, связаны с последствиями роста численности населения и необходимостью удовлетворять потребность в углеводах и протеинах. Попытка увеличить объемы производства привела к появлению более интенсивных технологий в сельском хозяйстве: активное использование удобрений, ГМО-семена, продуктивные и устойчивые к воздействию окружающей среды растения, гормоны роста, антибиотики, рост механизации (и потребления углеводородного сырья). Развитие агротехнологий позволило существенно увеличить объемы производства, снизить себестоимость и сделать пищевую продукцию более доступной широкой группе людей. Вместе с тем отмечается рост проблем со здоровьем. Это и ожирение, и рак, сахарный диабет, проблемы с сердцем и сосудами, резистентность к антибиотикам и многие другие. Если добавить сюда глобальные экологические проблемы, то вырисовывается неприятная картина: в попытке прокормить себя человек себя отравил.
Это экзистенциальное отступление необходимо, чтобы объяснить, что стоит за понятием «ответственное потребление». По своей сути — это ответственный потребительский выбор в пользу продукции компаний-производителей, придерживающихся принципов устойчивого развития (sustainable development), то есть принимающих социальную и экологическую ответственность за свою производственную деятельность. А как же тогда связаны «ответственное потребление» и рост рынка органической продукции? Ответ очевиден: это вопрос доверия, а доверие потребителя — это лояльность и повторные продажи. Интересно, что спрос на продукцию с повышенными экологическими свойствами более устойчив к различным внешним шокам. Эта продукция может быть более дорогой или продаваться по рыночной цене, но именно за ней потребитель приходит в точку продаж, отдавая предпочтение данному производителю.
Сейчас в России под органическое земледелие занято около 1 млн га и работает 100-120 сертифицированных производителей. Пока отечественный рынок экопродукции — это лишь десятые доли процента от всего рынка продовольственных товаров. Мировые показатели в тысячу раз больше. Однако я уверен, что развитие технологий экологически чистого сельского хозяйства приведет к снижению цены на такие продукты и увеличению емкости рынка уже в перспективе нескольких лет.

Россия пока находится в самом начале пути развития сектора производства органической продукции. В некоторых регионах введена компенсация части затрат на сертификацию и приобретение специальных биопрепаратов. Тем не менее использование дополнительных инструментов поддержки производителей может значительно увеличить привлекательность инвестиций в данное направление. Например, это может быть маркетинговое продвижение экопродукции, спонсирование проведения научных исследований о пользе organic-продуктов для здоровья и окружающей среды, субсидирование кредитов, льготное страхование, снижение налоговой нагрузки для производителей таких товаров и т. д.

05.jpg

В вопросах поддержки Россия также может ориентироваться на опыт стран-лидеров. Например, Евросоюз, помимо помощи с маркетинговым продвижением, также выступает спонсором проведения научных исследований о пользе органических продуктов для здоровья и окружающей среды. В Индии сформированы кластеры развития экологически чистого сельского хозяйства с предоставлением земель и другой поддержки. Бразилия субсидирует кредиты, льготное страхование и снижает налоговую нагрузку на производителей organic-товаров. 

06.jpg

Усилия по развитию сектора органической продукции могут оказать мультипликативный эффект на всю отрасль. Во-первых, экспорт такого продовольствия в мире на сегодняшний день фрагментарен, и у России действительно есть все шансы стать одним из ключевых игроков в новой, зарождающейся нише. Если все вопросы, замедляющие развитие сектора, будут решены, то органическое сельское хозяйство может стать статьей существенного дохода. Но пока подавляющая часть агропроизводителей придерживается традиционного, более понятного и не требующего инвестиций финансов и времени, ведения сельского хозяйства. Во-вторых, имидж страны — производителя органической продукции повысит доверие взыскательного мирового потребителя и к другим категориям товаров российского АПК. 

Россия занимает 1% импорта органической продукции в страны ЕС
Сергей Коршунов. Председатель правления Союза органического земледелия
Хотя органическое движение в России только набирает свои обороты, отечественные сельхозпроизводители уже добились определенных успехов на мировом рынке. Например, согласно статистике Еврокомиссии, наша страна входит в топ-21 поставщиков органических товаров в Евросоюз. На долю России приходится 1% от общего импорта такой продукции в регион. При этом стоит отметить, что наши соседи — Украина и Казахстан — превосходят нас по объемам поставок в ЕС, занимая, соответственно 8% и 1,5% ввоза в целом.
И все же Россия динамично наращивает экспорт органической продукции. За последние годы он увеличился более чем в два раза, что опережает общий рост рынка organic-продовольствия стран ЕС, который за этот же период составил всего 8%. У российских производителей, безусловно, есть потенциал повышения своей доли на международном рынке, спрос по-прежнему превышает предложение. Необходима государственная политика в области развития органического сельского хозяйства, меры экономической поддержки для хозяйств.
Все-таки органическое сельское хозяйство — новое направление для России, которое только начинает развиваться. Сейчас количество производителей такой продукции в нашей стране менее 100, и оно почти не растет. Для сравнения, в Италии их 42 тыс., в Индии — 547 тыс. При этом, чтобы обеспечить существующий спрос на российское organic-продовольствие, необходимо ежегодно увеличивать количество производителей на 200.
Отсутствие районированных агротехнологий производства органической продукции и низкая информированность — препятствия для развития экоземледелия в России. Его не понимают и боятся. Хотя, развивая данное направление, Россия решает экологические, социальные и экономические задачи. В то же время этот сектор, представляя собой современный, наукоемкий бизнес, дает возможность развития еще десятку обслуживающих отраслей.
Мировой рынок органической продукции уже превысил €90 млрд и увеличивается на 10-15% ежегодно. Но есть и сдерживающий рост фактор — нехватка сельхозугодий. Именно благодаря тому, что Россия обладает такими ресурсами (более 20 млн га давно не получали агрохимикаты), она могла бы стать лидером organic-производства в мире.

Автор — старший менеджер центра компетенций в АПК KPMG в России и СНГ. Статья написана специально для «Агроинвестора».

Показать еще
Статьи по теме


Реклама