USD

73.713 (0,49%)

EUR

86.91 (-0,21%)

MOEX

2972.35 (-0,54%)

BRENT

44.69 (-0,89%)

Пшеница

496 (-1,04%)

Сахар

12.67 (-2,09%)

USD

73.713 (0,49%)

EUR

86.91 (-0,21%)

MOEX

2972.35 (-0,54%)

BRENT

44.69 (-0,89%)

Пшеница

496 (-1,04%)

Сахар

12.67 (-2,09%)

USD

73.713 (0,49%)

EUR

86.91 (-0,21%)

MOEX

2972.35 (-0,54%)

BRENT

44.69 (-0,89%)

Пшеница

496 (-1,04%)

Сахар

12.67 (-2,09%)

Рынки

Агроэкспорт в экономическом артхаусе весны-2020. Как обвал цен на нефть и коронавирус повлияют на внешние продажи сельхозпродукции

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

Планы государства по почти двукратному увеличению стоимостных объемов аграрного вывоза к 2024 году может подорвать ряд проблем, с которыми Россия столкнулась этой весной. Каким может быть падение экспорта, когда мировые рынки начнут выходить из кризиса и почему нужно продолжать инвестиции в АПК, расскажет автор этой статьи

Уместно ли сегодня говорить о росте экспорта продовольствия из России и выполнении амбициозных планов по его объему в $45 млрд к 2024 году, в то время как в течение марта и апреля активно обсуждался запрет или временные ограничения на отгрузки за рубеж зерновых, круп, муки, масличных, различных товаров первой необходимости и социально значимых продуктов (перечни позиций, относящиеся к этим спискам, так и не опубликованы)? В конечном счете была введена квота на экспорт зерна на апрель — июнь, а также запрет Евразийской экономической комиссии продавать за границы ЕАЭС репчатый лук, чеснок, репу, рожь, рис, гречиху, просо, крупы и муку, а еще соевые бобы и семена подсолнечника. Что будет с аграрным экспортом в 2020 году и каковы дальнейшие перспективы, стоит изучить предметно. 

Выполнить план по экспортным отгрузкам, несмотря на пандемию

Андрей Терехин. Руководитель управления экспорта ТД «Черкизово»

Конечно, ситуация, сложившаяся в нашей стране и мире, не могла не отразиться на бизнесе. Большой объем экспорта компании — 28% в натуральном выражении по итогам 2019 года — приходится на Китай, который уже прошел пик эпидемии. В феврале сокращение поставок в республику отмечалось на 25-30%, этот период наша группа прошла с небольшими потерями. Сейчас отгрузки в КНР увеличиваются на фоне растущего спроса на куриные крылья и лапки — традиционные блюда китайской кухни. Люди постепенно возвращаются в бары и рестораны, выезжают на пикники, активно покупая эту продукцию. Ситуация была бы более напряженной, если бы основным направлением экспорта у нас была, к примеру, Европа. В целом по году мы намерены выполнить наш весьма амбициозный план экспортных поставок, увеличив их в два раза по отношению к 2019-му.
Коронавирус затронул морские перевозки. Произошел значительный рост ставок морского фрахта в среднем на 20-25%. Вкупе с дефицитом рефрижераторных контейнеров это заметно снижает маржинальность продаж по всему миру. Есть некоторые сложности при пересечении границ и поставках в конкретные города, закрытые на карантин. В большей степени это касается стран Таможенного союза. Но такие проблемы решаемы.
Из положительных моментов можно отметить, что продукты питания — это товар, который в ситуации пандемии не потерял актуальность, спрос на него даже возрос. Правда, произошла деформация структуры потребления: если раньше значительная часть продукции уходила в сегмент общественного питания, то теперь большие объемы отправляются переработчикам (b2b-продажи) и в ритейл, так как люди стали в основном питаться дома. Из-за этого компании меняют ассортиментный портфель. Хотя в случае «Черкизова», опять же, это не так сильно заметно.
Изменились в целом товарные потоки — те же крылья, которые резко «просели» в США из-за закрытия ресторанов быстрого питания, начали отправляться в Китай, что тут же сказалось на балансе спроса и предложения по этой важной позиции в нашем экспортном портфеле.
Что касается девальвации рубля, то она, конечно, пошла экспортерам на пользу — отечественная продукция стала более конкурентоспособной. Но этот фактор относителен, так как случилось ослабление национальных валют и у стран, которые являются нашими конкурентами — той же Бразилии и других стран Латинской Америки.


Мировые цены на сырьевые товары

В 2019 году из России экспортировано продовольственных товаров и сырья на сумму $24,6 млрд. Это почти столько же, сколько в 2018-м — $24,8 млрд. Целями нацпроекта «Международная кооперация и экспорт» для агропромышленного комплекса в 2019 году плановое значение определено в $24 млрд. Таким образом, пока все идет в рамках плана, поскольку этот целевой индикатор был установлен в середине 2018-го, когда еще не было уверенности, что тот год будет таким успешным. Способность агросектора России увеличить темп роста после прохождения острой фазы кризиса сейчас зависит от двух ключевых факторов: того, как вывоз будет регулироваться ведущими экспортерами, и последует ли за мировой рецессией подъем или снижение цен на сырьевые товары. 

06.jpg

Как будут меняться цена на биржах мира, пока уверенно говорить не может никто. Слишком сильными для глобальной торговли оказались карантинные меры, введенные для предотвращения пандемии коронавируса. Шок спроса, который исходил в феврале — марте из Китая, закрывшего одну из ведущих по производству и потреблению разнообразного сырья провинцию на полный карантин, на многих рынках обвалил мировые цены. В частности, снизилась стоимость цветных металлов из-за сократившейся потребности остановивших производство автомобильных заводов. Продолжением стал шок спроса со стороны стран Европы и США, одна за другой закрывающихся на карантин, который, в частности, вызвал падение в авиаотрасли и на транспорте. А это привело к сокращению спроса на нефтепродукты и топливо на 10% в марте 2020 года. Помимо всего этого, совпавший с распространением пандемии обвал нефтяных цен на фоне отмены сделки ОПЕК+ в начале марта окончательно сформировал картину кризиса на биржах.

В этой непростой ситуации волатильности, конечно, не устояли и сельскохозяйственные товары: снижение цен на сахар на Нью-Йоркской бирже в марте составило 22% к уровню февраля, все зерновые и масла дешевели в феврале на 5-10% и (кроме соевого шрота) продолжили падение в первом месяцы весны. Однако по мере того, как европейские государства закрывали границы, а Индия останавливала экономику, китайские компании восстанавливали закупки. В итоге к концу марта спрос вернулся на мировые рынки, но поставщики ответить адекватным ростом предложения не смогли. О перебоях отгрузки товаров на экспорт заявили Аргентина, Бразилия, Украина, о проблемах в работе сообщали некоторые порты США. Отдельные страны начали объявлять о запрете экспорта: Турция — лимонов, Вьетнам — риса (временно). Такая ситуация дисбаланса в мировой торговле, когда резкий шок спроса накладывается на не менее выраженный шок предложения, весьма редкое явление. В начале апреля на рынках сложились предпосылки для высокой волатильности цен на сырьевые продовольственные товары. Но до выхода основной статистики по торговле за первый квартал и проявления последствий карантинных ограничений в морской торговле нельзя спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации на биржах.

 Мировой баланс в основных товарах на текущий момент выглядит весьма благополучно: переходящие запасы зерна и растительных масел, сахара, по данным Минсельхоза США, находятся на высоких уровнях относительно прошлых лет. Однако наблюдается значительная ценовая волатильность. Выйдут ли биржи после этой турбулентности на высокие уровни цен или вернутся к средним значениям последних нескольких лет, во многом зависит от политики по ограничению экспорта основных поставщиков продовольствия на мировой рынок.

Спрос на подсолнечное масло сократился

Алексей Гаврилов. Директор дивизиона по развитию экспортного потенциала ГК «ЭФКО»

Из-за пандемии коронавируса в мире и введенных в Китае, Индии, странах ЕС карантинных ограничений на передвижение людей существенно снизились объемы и темпы потребления растительных масел как в промышленной, так и в продовольственной сфере. Например, в Индии в марте загруженность заводов по рафинации масел составляла 50-60% мощности. Аналогичные ситуации по сокращению объемов переработки наблюдались в Китае и в некоторых странах Евросоюза. Это вынуждало импортеров переносить поставки растительных масел (в том числе подсолнечного масла) на апрель-май текущего года. В течение марта и апреля мы действительно ощутили уменьшение спроса на подсолнечное масло в Черноморском регионе со стороны конечных потребителей. Однако география продаж во второй половине сезона-2019/20, думаю, не поменяется: основными странами — покупателями российского подсолнечного масла в апреле — августе останутся Китай, Индия, Турция, Египет и Иран.
К сокращению спроса и отгрузок в марте-апреле привели несколько факторов. Во-первых, внутренние карантинные ограничения в странах-импортерах (ограничения на передвижение рабочей силы и ее дефицит на перерабатывающих предприятиях). Во-вторых, большая премия за подсолнечное масло по сравнению с соевым маслом, которая составляет $80-100/т. Это обстоятельство делает подсолнечное масло менее конкурентоспособным и серьезно сокращает спрос на мировом рынке. С учетом рекордного урожая семян подсолнечника в России в текущем сезоне (15,4 млн т в зачетном весе) остатки сырья все равно необходимо будет перерабатывать и продавать, но у нас есть сомнения, составит ли подсолнечное масло конкуренцию соевому в условиях низкого спроса в Азии.
При этом стоит отметить, что девальвация рубля, которая случилась в начале марта, не помогла сделать российскую продукцию более конкурентоспособной, так как снижение мировых цен смогло компенсировать этот эффект. Сыграл свою роль и тот факт, что рекордный урожай семян подсолнечника в текущем сезоне в России и в мире в целом оказали понижательное влияние на рынок. А падение цен на нефть в два раза резко уменьшило глобальный спрос на биодизель и, как результат, спрос на растительные масла.
Ситуация с распространением коронавируса в мире продолжает оказывать сильное негативное влияние на мировое потребление растительных масел. Снижение темпов экономического роста стран-импортеров и уменьшение покупательной способности населения будут отрицательно влиять на спрос и потребление подсолнечного масла со стороны домохозяйств. Положительным для нас решением является введение запрета на экспорт подсолнечника из России в апреле этого года. Это может повысить спрос на подсолнечное масло и подсолнечный шрот со стороны Турции, ранее закупавшей семена в нашей стране.


Разные сценарии

Что станет фактором выхода мировой экономики из кризиса без резкого роста цен на сырьевые товары и продукты питания в частности? Сокращение карантинных мероприятий и минимизация их влияния на перевозки продовольствия. Такой сценарий решения позволит не допустить дисбалансов в торговле продуктами на отдельных региональных рынках и возникновения резкого дефицита или избытка товаров в некоторых частях мира. Отсутствие запрета на экспорт из ряда стран в условиях невысоких цен на мировых рынках нивелирует влияние девальвации местных валют на внутренние цены, которое ощущают некоторые экспортеры, например Россия или Бразилия. 

В случае выхода мировой экономики из рецессии в инфляцию, что также вполне вероятно и подтверждается опытом кризиса 1970-х, рост цен на сырьевые товары будет резким уже в 2020 году. Действия властей разных стран мира по вливанию большого объема средств в поддержку экономики (до 10% от объема ВВП в Германии, США), а также принятие новых протекционистских мер, в том числе действия США и Китая по увеличению взаимной торговли, — вот факторы, которые могут говорить в пользу инфляционного сценария на сырьевых рынках в этом году. 

08.jpg

В зависимости от того, как при различных сценариях будет ограничиваться торговля продовольствием из России, объем экспорта в стоимостном выражении сократится от незначительных 4% в среднем за два будущих года до 15-17% уже в 2020 году. При введении существенных ограничений вывоза основных групп продовольственных товаров из России в инфляционном сценарии развития событий на мировом рынке снижение экспорта будет в пределах 10% от уровня 2019-го, то есть в 2020—2021 годах он составит $22,1-22,2 млрд. Но при сохранении низких мировых цен объем поставок за рубеж может сжаться до $20 млрд. Без сильных ограничений внешних отгрузок падение будет более мягким: мировая инфляция может сохранить уровень экспорта продуктов питания на прошлогоднем уровне. Однако при сокращении мировых цен (а негативные тенденции уже проявляются на рынках растительных масел и рыбной продукции) объемы вывоза опустятся на 12%. К числу существенных запретов, в частности, можно отнести ограничения на экспорт зерна сверх уже введенной на апрель — июнь 2020 года квоты в 7 млн т, лимиты на внешние поставки масла.

07.jpg

Какие возможности будут у российского АПК для роста торговли на внешних рынках? Абсолютно все аналитики сходятся во мнении, что увеличение объемов экспорта зависит от ряда факторов. Помимо подъема мировых цен, это рост физического объема производства сельскохозяйственного сырья и продовольствия в стране. Переход от производства и вывоза аграрного сырья, коим является зерно, сырое растительное масло и непереработанная рыба, составляющие в сумме до двух третей экспорта из России, к увеличению выпуска и отгрузок за рубеж готовой продукции с высокой добавленной стоимостью. 

В текущих же непростых экономических условиях рост российского экспорта продукции АПК, скорее всего, возможен лишь в случае одновременного выполнения всех обозначенных условий. 

Потребление свинины вряд ли поднимется

Юрий Ковалев.​ Гендиректор Национального союза свиноводов

Пока существенного влияния коронавируса или каких-либо других факторов на экспорт свинины не наблюдается. Основные отгрузки идут в страны ближнего зарубежья и Юго-Восточную Азию, большей частью в Гонконг и Вьетнам, открытый в конце 2019 года. За первый квартал текущего года мы поставили за рубеж уже 34 тыс. т продукции, это на 55% больше, чем в 2019-м. При этом растущий тренд показывают почти все страны-импортеры, и особая надежда, конечно, на Вьетнам, на который за три месяца 2020 года пришлось уже 5 тыс. т. В целом по году мы ожидаем рост объемов экспорта свинины и продуктов из нее на 30-40%.
Девальвационные процессы, происходящие в стране, также повышают конкурентоспособность отечественных производителей. Главной же проблемой в экспорте свинины по-прежнему остается закрытый для нас рынок Китая.
Стоит сказать, что на данный момент возникают сложности с транспортными контейнерами — рефрижераторами, их не хватает. Торговля — процесс двусторонний, мы загружаем контейнеры, которые приходят к нам, а поставок из Вьетнама, например, становится меньше. Но этот вопрос, я надеюсь, в ближайшее время удастся решить.
Внутренний же рынок находится в тренде падения оптовых цен. В этом году прирост объемов производства свинины может составить 5% в общем и 7% в промышленном секторе. Только за первый квартал было произведено на 11,4% больше, чем за аналогичный период прошлого года. Импорта почти не осталось, страна обеспечивает себя свининой на 100%. Но еще в 2019 году средние оптовые цены снизились на 8%, в 2020-м они продолжат падать. Из-за ситуации с коронавирусом трудно прогнозировать, с какими ценами мы закончим год. Если в прошлом году более низкая стоимость продукции заставила потребление вырасти на 4%, то в этом году из-за кажущегося неминуемым понижения благосостояния граждан страны потребление вряд ли поднимется.


Внутренний спрос — вызов для инвестора 

Объемы производства продовольствия в России увеличивались в последние 20 лет практически постоянно. Исключением стал, пожалуй, лишь провал в 2010 году из-за погодных аномалий. Факторами данного роста были стимулы к инвестициям, реализующиеся через субсидирование кредитов на создание новых производств, ограничения импорта в страну определенных видов продукции, возможности расширения экспорта, появившиеся благодаря как отсутствию ограничений, так и расширению инфраструктуры вывоза и не в последнюю очередь обусловленные несколькими волнами девальвации рубля. Помимо перечисленного, конечно, активно развивался в стране и внутренний спрос, особенно в части мясного рынка и, следовательно, кормопроизводства. 

1419473240.jpg
Shutterstock

Большинство этих факторов в 2020 году и в следующие 3-5 лет сохранятся даже в сложных условиях мировой экономической рецессии. Например, антикризисный план правительства и Банка России уделяет повышенное внимание сохранению возможностей кредитования и рефинансирования пострадавших от кризиса отраслей и предприятий. Также стабильной выглядит ситуация в отношении стоимости кредитов: специальные меры предполагают выделение средств на льготных условиях, в мире в целом наблюдается тенденция снижения ставок денежного рынка в большинстве стран, а Россия пока не выбивается из этого тренда. 

Что касается внутреннего спроса на продовольствие, то по самым осторожным подсчетам в этом году доходы населения снизятся примерно на 5-8% в реальном выражении, а восстановление будет небыстрым. В этой ситуации рост производства в ориентации на внутренний спрос увеличится в основном на рынках базовых продуктов питания и продовольственного сырья, а о расширении доли дорогой продукции в продовольственной корзине (овощей, фруктов, сыров, рыбы и тому подобного) можно будет говорить лишь в случае увеличения доступности данных товаров, то есть снижения цен. Следовательно, планы роста производства, если у предприятий отрасли такие будут, сфокусируются на экспорте. 

Инвестиции необходимы 

О стратегии развития внешней торговли пищевой продукцией глубокой переработки в России уже сказано многое. В целом трудно предположить, что в отличие от развитых в аграрном отношении стран, например Бразилии или США, России удастся сделать долю переработанной продукции в агроэкспорте существенной. Тем не менее в структуре российского вывоза продолжает расти доля мяса, все-таки не являющегося простым сырьем, а скорее относимого к продукции второго передела, а также потребительских масложировых продуктов. В частности, с 2012 года доля мяса в структуре экспорта по стоимости увеличилась с 0,4% до 2,4% в 2019-м, а в феврале 2020 года экспорт мяса птицы и свинины удвоился по отношению к началу 2019 года.

Прилагаемые профильными ведомствами России усилия по открытию в странах мира торговых миссий и получению разрешений на ввоз сельскохозяйственной продукции дают результаты. В прошлом году расширился перечень стран, куда стали поставлять мясо из России — Вьетнам, Гонконг, по мясу птицы — материковый Китай. Также российские компании существенно продвинулись по развитию отношений с рынками масел в Индии. Пока нельзя говорить, что пандемия перечеркнула эти достижения. Тем не менее в текущей ситуации стоит вспомнить, что основная часть переработанных товаров с высокой добавленной стоимостью из России отправляется ближайшим соседям и партнерам по СНГ: готовых изделий из мяса и рыбы — в Казахстан, Беларусь и Азербайджан, кондитерских изделий — в Узбекистан, Казахстан, мороженого — в Казахстан и Монголию, майонеза и соусов — в Казахстан, Беларусь и Грузию. С перспективами спроса этих стран и будет связано развитие экспорта продукции глубокой переработки в дальнейшем.

09.jpg

Текущий глобальный экономический кризис вносит существенные корректировки в планы предприятий и национальных экономик по завоеванию внешних рынков продовольственной продукции, но ключевым фактором увеличения вовлеченности российского АПК в мировую торговлю будет рост именно внутреннего производства. Это потребует существенных инвестиций на уровне как агропредприятий, так и перерабатывающих мощностей. 

В начале этого года перспективную динамику вложений в развитие сектора уже можно было оценивать как стагнирующую: снижение числа заявленных к реализации проектов и слабые перспективы спроса внутри страны говорили, что бурный рост вложений в сельское хозяйство приостановился. Сейчас, на фоне пересмотра прогнозов по российской экономике (большинство аналитических институтов ожидают снижение ВВП на 2-5% в 2020 году) и уникальных для новейшей экономической истории России факторов внешней среды, Центр экономического прогнозирования Газпромбанка ожидает сокращения инвестиций в целом по экономике на 4% в реальном выражении. Однако, если ограничения на экспорт продовольствия в ближайшие годы будут мягкими и предсказуемыми и не дестимулируют экономическую активность, есть все предпосылки для увеличения доли России в мировой торговле продовольствием после окончания текущей экономической турбулентности.

Автор — начальник Центра экономического прогнозирования Газпромбанка. Статья написана специально для «Агроинвестора».

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать

реклама