Рынки

Семена государственной важности. К 2030 году Россия должна закрыть отечественной продукцией 75% от потребности для сева

Shutterstock
Shutterstock
Журнал «Агроинвестор»

Журнал «Агроинвестор»

Читать номер

За последнее десятилетие Россия добилась больших успехов в производстве продукции растениеводства, но значительная доля площадей все еще засевается иностранными семенами. В условиях введенных санкций и проблем с логистикой задача по их импортозамещению является одной из приоритетных. Президент России Владимир Путин призвал решить ее за восемь лет. Производители семян готовы наращивать объемы, но работа над селекцией все-таки потребует больше времени

В этом году ряд агропредприятий страны столкнулись со сложностями в части ввоза семян из-за нарушения логистики вследствие обострения политической ситуации, а также по причине серьезной турбулентности валютного курса, из-за которого все зарубежные поставщики были готовы работать только по полной предоплате. Большинству компаний проблему с семенами удалось решить: во многих регионах сев начался позже обычного, поэтому задержки поставок не были столь критичными. Более того, значительная часть сельхозпроизводителей смогли закупиться заранее — еще в прошлом году или до середины февраля 2022-го. «Ситуация с наличием семян для весенней посевной складывалась нормально, — подтверждает гендиректор Национального союза селекционеров и семеноводов (НССиС) Анатолий Михилев. — Весь семенной материал, которые последние годы завозился в Россию из-за границы, своевременно поступил в хозяйства». А вот что будет с поставками импортной продукции под урожай следующего года, пока не очень понятно. 

Не стоит забывать о возможностях ГМО

Евгений Иванов, ведущий эксперт ИКАР

Семеноводство — процесс очень сложный и капиталоемкий, им нужно заниматься много десятилетий, с привлечением длинного недорогого финансирования. При этом не стоит обходить стороной возможности генной инженерии. Конечно, к ГМО сейчас относятся настороженно, но есть CRISPR-методы (редактирование геномов высших организмов, базирующееся на иммунной системе бактерий), щадящие формы ГМО, которые локально разрешили в ряде стран. Такие технологии позволяют продукту быть устойчивым к болезням, вредителям, а также иметь высокую продуктивность применительно к сахарной свекле — в части урожайности, сахаристости, лежкости.


Зависимость высока

По некоторым агрокультурам, выращиваемым в нашей стране, на зарубежные семена приходится более 90 %. Именно так, например, обстоит ситуация с сахарной свеклой. Ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Евгений Иванов оценивает ввоз гибридов по данной пропашной культуре практически в 100 %. На то, по его словам, есть несколько причин. Во-первых, свекла — двухлетняя культура, ее семена вызревают на второй год, и в России очень мало климатически пригодных зон для их продуктивного размножения. Как правило, все компании мира, которые занимаются семенами сахарной свеклы, выращивают их на севере Италии и юге Франции. В России для этих целей подходят лишь некоторые районы возле Сочи и в Крыму, отмечает эксперт. Однако, напоминает Иванов, в Крыму до недавних пор были проблемы с водой, а без полива выращивать сахарную свеклу там не получается. 

Во-вторых, нужно серьезно работать в части селекции, продолжает эксперт. «Селекционную гонку мы начали проигрывать еще в 1970-80-е. Чтобы добиться каких-либо успехов, необходимо заниматься развитием селекции много десятков лет, — считает он. — Селекция — это очень сложный, длительный и дорогой процесс, требующий высочайших компетенций». В России на всю страну остался один ВНИИИ сахарной свеклы и сахара им. А. Л. Мазлумова, сохранились селекционные станции — Рамонская в Воронежской области, Первомайская на Кубани и Льговская в Курской области. «Но финансирование данных организаций последние 35 лет точно не поражало воображение, кроме того, в них давно существует проблема преемственности поколений», — добавляет Иванов. Прошедшие 30 лет недофинансирования отечественной селекции и семеноводства, безусловно, сказались на отставании отрасли, соглашается Михилев. «Поэтому сейчас необходимо максимально вкладывать средства в развитие данных направлений и в первую очередь — в селекцию», — подчеркивает он.

 В части подготовки семян тоже есть проблемы, продолжает Иванов. Современных крупных семенных заводов в России всего два — в Белгородской области (совместное предприятие бельгийской «Сесвандерхаве» и «Агротех-Гаранта») и в Воронежской («Щелково Агрохим»). Кроме этого, есть несколько менее масштабных промпроизводств. Впрочем, как утверждает эксперт, большинство гибридов сахарной свеклы, созданных в России и предлагаемых рынку, в последние годы не показывали сверхвысокого выхода сахара с гектара и не были в разы дешевле импортных. А это основные условия для того, чтобы отечественные гибриды закрепились на рынке и выигрывали конкуренцию у иностранных. 

Высокая доля зарубежного семенного материала сохраняется в подсолнечнике, кукурузе, рапсе, сое, практически всех овощах — как тепличных, так и открытого грунта. Зависимость от импорта по семенам подсолнечника гендиректор «Щелково Агрохим» Салис Каракотов оценивает в 70-77 %. Член совета директоров «Малино» Татьяна Губина отмечает, что компания в производстве овощей открытого грунта и картофеля использует в основном семена иностранной селекции. Семян российских сортов для выращивания данной продукции на рынке пока нет в нужном объеме, констатирует она.

В ГК «Дмитровские овощи» (Московская область) овощами открытого грунта занято около 1 тыс. га, доля импорта семян по данному направлению составляет 90%. В картофеле на иностранные сорта приходится практически 100%, но на семена, закупленные за рубежом — не более 15%. «Для производства картофеля мы используем сорта немецкой и голландской селекции, но выращены они в России», — уточняет президент группы Сергей Филиппов.

«Тамбовагропромхимия» использует импортные семена кукурузы и подсолнечника. Семена ячменя изначально тоже иностранного производства, но так как они не гибридные, то размножаются в России, делится гендиректор предприятия Валерий Солопов. Семена пшеницы — российских сортов, горох — австрийских, а соя — из канадских питомников размножения. По словам руководителя, зарубежные сорта более устойчивы к болезням и значительно урожайнее. «Если рассматривать кукурузу и подсолнечник, то у иностранных сортов хорошая влагоотдача — перед уборкой урожая их не нужно просушивать, следовательно, меньше затраты, — рассказывает он. — Ранее мы пробовали сеять российский сорт кукурузы, урожайность была неплохая, но влажность составила 35%». 

По данным Россельхозцентра, которыми с «Агроинвестором» поделился исполнительный директор Картофельного союза Алексей Красильников, в прошлом году на семена зарубежной селекции по картофелю пришлось более 65 %. А в части картофеля для фри, чипсов и крахмала зависимость от импорта и вовсе превышает 95 %. «Ежегодно сельхозорганизациями и КФХ высаживается 750-850 тыс. т семян картофеля различных репродукций, из них, к сожалению, Россельхозцентром сертифицируется не более 200 тыс. т, а около 300-400 тыс. т семенного материала вообще не подлежит опознанию с точки зрения, что это за сорта и каких репродукций, — рассказывает эксперт. — Такую ситуацию необходимо исправлять». Еще существуют поставки исходного семенного материала — микрорастений и мини-клубней. В этом направлении работа тоже ведется, но для того, чтобы довести такие семена до уровня первой или второй репродукции, требуется 5-6 лет. С учетом всех факторов у эксперта имеются опасения в части обеспеченности семенами картофеля хозяйств под урожай следующего и 2024 годов. 

AI_30-38_trendi.jpg

Партнерство государства и бизнеса

Задача по созданию селекционно-семеноводческих центров поставлена в Программе развития сельского хозяйства на 2017-2025 годы. Выведение новых сортов семян в России должно осуществляться на основе государственно-частного партнерства (ГЧП). При этом техническое задание на разработки научным учреждениям должен сформулировать бизнес, который также финансово поддержит проекты импортозамещения в отрасли. Об этом по итогам совещания на тему «Развитие селекции и семеноводства овощных культур в условиях санкций недружественных иностранных государств» сказала зампредседателя комитета Госдумы по аграрным вопросам Надежда Школкина. «Президентом поставлена задача достигнуть 75 %-ного уровня обеспеченности отечественными семенами российского рынка через восемь лет. В стране необходимо создавать больше селекционных центров и семеноводческих хозяйств. Фундаментальные исследования, научные разработки, сохранение биологического разнообразия должны финансироваться за счет государства, все прикладные вещи (выведение новых сортов) — в рамках государственно-частного партнерства», — цитировал ранее чиновника ТАСС. По мнению депутата, такой подход усилит коммерциализацию селекционных разработок, поскольку новые сорта будут выводиться в соответствии с требованиями бизнеса, «под заказ». Научные организации в этой ситуации смогут улучшить свое финансовое положение за счет роялти.

Участие государства в федеральной программе — это и есть государственно-частное партнерство, и оно уже успешно работает в части производства семян сахарной свеклы, комментирует Каракотов. «По семенам подсолнечника такое партнерство тоже будет эффективным, — считает он. — Впрочем, мы созданием гибридов сахарной свеклы начали заниматься еще до появления ФНТП по семеноводству». Компания построила семенной завод по производству дражированных семян агрокультуры в Воронежской области в 2011 году, к тому моменту у нее был накоплен достаточно большой селекционный материал. В 2017-м «Щелково Агрохим» объединила усилия с «Русагро» и вошла в ФНТП. Сейчас в Госреестре зарегистрировано 25 новых гибридов сахарной свеклы с совершенно новой генетикой относительно той, которая традиционно использовалась в России, утверждает Каракотов.

Сложнее всего дело обстоит с семенами и гибридами сахарной свеклы и картофеля потому, что семеноводство этих агрокультур требует больших стартовых капитальных вложений, отмечает представитель ГК «ЭкоНива», у которой также есть собственное семеноводческое подразделение. Центр селекции группы активно осваивает инструменты государственно-частного партнерства: второй год успешно работает базовая кафедра «Селекция и семеноводство полевых культур», созданная совместно с Курской ГСХА и семеноводческим предприятием «Защитное». В этом же составе стороны планируют участвовать в реализации комплексного научно-технического проекта подпрограммы «Селекция и семеноводство масличных культур» ФНТП. В прошлом году селекционный центр холдинга совместно с ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии вошел в перечень индустриальных партнеров проекта «Национальные центры мирового уровня». Также компания осуществляет поиск адресных штаммов эффективных микроорганизмов «штамм — сорт» для последующей предпосевной инокуляции предлагаемых сельхозпроизводителю семян сои, информирует представитель «ЭкоНивы».

Цикл создания гибрида с учетом государственных испытаний занимает примерно четыре года, рассказывает Каракотов. Можно параллельно вести работу по созданию нескольких гибридов. «Мы, например, так и делаем, именно поэтому мы создали 25 гибридов сахарной свеклы фактически за десять лет», — поясняет он.

В случаях применения исключительно классических селекционных методов (гибридизация и отбор) на сорт уходит до 15 лет работы, обращает внимание представитель «ЭкоНивы». В случае использования комплекса современных методов селекции период создания нового сорта любых агрокультур однолетнего цикла выращивания удается сократить до 5-7 лет. Специалисты Центра селекции и первичного семеноводства агрохолдинга активно применяют действующие и осваивают новые методы селекции, поэтому в среднем на создание одного сорта у специалистов центра группы уходит 7-8 лет.

Переход на самообеспечение отечественным семенным материалом — процесс небыстрый, он может занять несколько лет, полагает главный агроном концерна «Покровский» Лидия Кухаренко. Но в перспективе это вполне достижимая задача, верит она. Например, по подсолнечнику и кукурузе в стране есть неплохая научная база, в частности, в Краснодарском крае — институт масличных культур (ВНИИМК), у которого есть хорошие линии семян подсолнечника, — знает она. — Они сохранили кадровый потенциал, владеют большим объемом исследовательских данных и могут использовать их в селекции новых гибридов». Кроме того, существуют высокопродуктивные «Ладожские» семена кукурузы, которые производят селекционеры НПО «Семеноводство Кубани», Национальный центр зерна им. П. П. Лукьяненко и ВНИИ кукурузы в Пятигорске, которые тоже работают в этом направлении. Компания «Росагротрейд», помимо дистрибуции французского семенного материала, самостоятельно занимается производством семян импортной и российской селекции, проводит исследования и предлагает довольно продуктивные гибриды, утверждает специалист. «По этим позициям при поддержке государства мы вполне можем закрыть потребность в семенах на 100 % в течение 3-4 лет», — говорит она. 

Но по другим агрокультурам, в частности по сахарной свекле, ситуация не столь радужная, продолжает Кухаренко. В 1990-е годы эта отрасль была почти полностью уничтожена, а теперь на создание государственного института сахарной свеклы, который бы занимался селекцией продуктивных сортов и гибридов, потребуются колоссальные ресурсы — и финансовые, и материально-технические, и образовательные. «Поэтому в случае с сахарной свеклой на качественное замещение потребуются не годы, а десятилетия, а сеять и собирать урожаи аграриям нужно уже сейчас», — подчеркивает специалист. Концерн готов проводить испытания на своих полях, апробировать, размножать семена и уже этим занимается: помимо собственных семеноводческих хозяйств по производству элитных семян озимой пшеницы и ячменя, компания выращивает родительские формы кукурузы, подсолнечника, бобовых, многолетних трав и кормовых культур. Для интенсивного развития сектора нужно привлекать к исследованиям сельхозпроизводителей, выделять средства на софинансирование подобных проектов. «Нужно поддерживать селекционные центры по нишевым культурам — сое, рапсу, гороху, люцерне, эспарцету и другим, чтобы они занимались производством высокопродуктивных семян, — предлагает Кухаренко. — Сейчас на эти цели выделяются минимальные деньги, но при поддержке государства аграрии более активно включались бы в исследовательскую работу и помогали в развитии отечественной селекции». 

Госпрограмма по селекции и семеноводству картофеля действует с 2018 года, напоминает Красильников, и все предпосылки для наращивания собственного производства семян до 75 % от потребности рынка есть, несмотря на текущие сложности. «По линии картофеля на селекцию и семеноводство из федерального бюджета направлено более 11 млрд руб., плюс делают вложения частные инвесторы», — отмечает он. Селекционерам была поставлена задача к 2025 году вывести не менее 12 сортов картофеля и поставить на рынок не менее 15 тыс. т сортов семян уровня элита. По отчетам дирекции Программы, на текущий момент в Госреестр уже введено более 20 сортов картофеля и поставлено 15 тыс. т семян уровня элита. «Получается, что исполнители идут опережающими темпами, — делает вывод Красильников. — Однако особого внимания заслуживает выведение отечественных сортов картофеля на переработку — чипсы и фри, — и в среднесрочной перспективе стоило бы уделить особое внимание развитию данного направления». 

ГК «Дмитровские овощи» занимается размножением семян картофеля от мини-клубней до категорий суперэлита и элита. «Процесс размножения семян занимает пять-шесть лет, причем проходить он должен в специальных зонах, где минимизированы риски развития возможных патогенов», — рассказывает Филиппов. У компании есть 350 га семеноводческих посадок картофеля в Талдомском районе Подмосковья. В этом году предприятие планирует закладывать испытания нескольких новых сортов картофеля (в том числе выведенных в рамках ФНТП), чтобы проверить их на ряд признаков, в числе которых — урожайность, подверженность болезням и вредителям, пригодность для механизированной уборки и хранения.

Компания «Малино» тоже включилась в работу по производству семян в рамках ГЧП. «Мы сотрудничаем с нашими институтами и селекционерами, “Озеры” — предприятие, которое входит в группу компаний, занимается селекцией и семеноводством картофеля и лука. Однако требуется время, чтобы появился нужный для рынка объем, — акцентирует внимание Губина. — Также нужны определенные климатические зоны — далеко не во всех можно выращивать семена, особенно овощных культур». Многое также зависит от востребованности гибридов и сортов, с точки зрения конечного потребителя, который хочет получать продукцию надлежащего качества. Если продукт будет невкусный и неприглядный, его никто не купит только потому, что он российский, уверена руководитель. 

0036.jpg

Без семян аграрии не останутся

В последние годы, несмотря на то что на рынке появляются новые отечественные гибриды сахарной свеклы, значительного роста их продаж не наблюдалось, утверждает Иванов. Сельхозпроизводители их приобретают, пробуют на экспериментальных участках, но закупки не увеличивают. Эксперт полагает, что, возможно, такая стратегия растениеводов связана не с тем, что качество семян их не устраивает, а с тем, что им нужен не один год, чтобы убедиться в том, что российские семена действительно по качеству не уступают привычным импортным. «Также для того, чтобы получить большое количество сахара с гектара, необходимо, чтобы все корнеплоды были примерно одного размера, а семена отечественной селекции, по отзывам сельхозпроизводителей, часто такого результата не дают — зачастую свекла получается разного размера, что критично при современной технологии уборки», — поясняет Иванов. 

Каракотов не согласен: гибриды сахарной свеклы советской селекции действительно отличаются фенотипической невыровненностью корнеплодов, однако созданные и зарегистрированные в Госреестре в последние десять лет новые гибриды имеют выровненность и по форме, и по размеру клубней. Увеличиваются и объемы продаж российских гибридов. По словам руководителя, в этом году «Щелково Агрохим» реализовало больше семян сахарной свеклы, чем в прошлом сезоне, удовлетворив уже 5 % потребности рынка (годом ранее — 3 %). Кроме того, утверждает он, существенно вырос спрос и на семена подсолнечника российского производства. «Да, в прошлом году у нас были остатки семян этой агрокультуры, так как аграрии все еще отдавали предпочтение иностранным гибридам, но мы проделали серьезную маркетинговую работу и в итоге в текущем году реализовали весь произведенный объем семян, — уверяет Каракотов. — Если бы мы имели возможность произвести больше, то смогли бы и продать больше — спрос превышал предложение».

Использование качественного посевного материала — одно из необходимых условий получения высокой урожайности, поэтому любые изменения в агротехнологии требуют предварительной проверки и анализа продуктивности новых сортов и гибридов, говорит Лидия Кухаренко. Сейчас в связи с санкциями остро стоит вопрос по замещению импортного посевного материала, и концерн изучает альтернативные варианты на российском рынке. «Например, размножением семян сахарной свеклы занимается “Щелково Агрохим”, в этом году мы отвели большой демоучасток — 1 тыс. га — для испытания их новых гибридов, посмотрим на урожайность и адаптивность к климатическим условиям Юга, — сообщает специалист. — Также будем тестировать семена отечественной селекции в других агрокультурах, чтобы выбрать лучшие по продуктивности сорта и уже в 2023 году приступить к частичному замещению зарубежного материала».

По словам Михилева, с этого года в России расширяются посевные площади под семенами кукурузы и подсолнечника, чтобы максимально закрыть возможный их дефицит в следующем сезоне. По тем же зерновым страна уже практически на 100 % закрывает внутреннюю потребность в семенах. Это подтверждают и производители — так, в севообороте «Покровского» доля отечественных семян пшеницы и ячменя составляет 100 %. В озимых культурах семена отечественной селекции обладают хорошей генетикой, отмечает Кухаренко. «Они адаптированы к погодным условиям нашей местности — по температурному режиму, обеспечению влагой и другим параметрам. Мы самостоятельно занимаемся производством (размножением) элитных сортов — в составе концерна работают четыре семеноводческих хозяйства», — добавляет она. А вот в «Малино» зерновые выращиваются на 65 % из отечественных семян и на 35 % из импортных.

Руководитель по коммуникациям «Сингенты» в России Антон Пушкарев отмечает, что компания продолжает поставки семян в прежних объемах. Кроме того, на основании соглашений с местными сельхозпроизводителями предприятие делает часть своих семян локально. «Около 40 % семян подсолнечника и кукурузы “Сингента” выпускает в России и планирует продолжать локальное производство», — уверяет Пушкарев. Кроме того, в декабре 2021 года компания открыла институт защиты семян, который нацелен на внедрение в России передовых практик обработки. «Это научный центр, который предоставляет услуги по разработке и внедрению инновационных методов обработки семян с использованием передовых технологий и оборудования», — поясняет он. 

«Щелково Агрохим» уже сейчас готово предложить рынку семенной материал сахарной свеклы в объеме не менее 350 тыс. посевных единиц — это приблизительно 30 % от потребности рынка. «В следующем году мы, в зависимости от того, сохранятся или нет иностранные поставки, имеем возможность закрыть от 40 до 60 % от потребности рынка, а в 2024-м обеспечить примерно 70-75 %», — утверждает Салис Каракотов. К окончанию действия ФНТП — в 2030 году — вполне реально полностью закрыть потребность российских аграриев в семенах, оптимистичен он. К тому времени число выведенных гибридов, занесенных в Госреестр, «Щелково Агрохим» планирует увеличить до 40. 

Кроме того, «Щелково Агрохим» включается в ФНТП по масличным культурам, в частности по подсолнечнику. «Его площади гораздо больше, чем посевы сахарной свеклы, мы рассчитываем, что через восемь лет выйдем на производство до 1 млн посевных единиц, которыми можно будет засеять 2,5 млн га — примерно четверть от общей площади этой агрокультуры», — обещает руководитель компании. Он добавляет, что проект по производству семян подсолнечника очень большой и затратный — с учетом создания калибровочного и сортировочного производства инвестиции в него составят 2-2,5 млрд руб.

Помимо «Щелково Агрохим», в ФНТП по семенам подсолнечника участвуют и другие предприятия, напоминает Каракотов. Общими усилиями бизнесу удастся выйти к 2030 году на показатели обеспеченности семенами внутреннего производства в 75 %, причем достаточно уверенно, заключает он.

Планирует наращивать производство семян и холдинг «ИрАгро» (Северная Осетия), который выпускает семена сои, кукурузы, подсолнечника. Пока объемы производства небольшие: так, по кукурузе они составляют 600 т при потребности рынка в 60 тыс. т. Это всего 1 %, делится замдиректора предприятия Заурбек Уртаев. «В первую очередь мы будем наращивать производство семян кукурузы, но для этого нам нужно увеличивать площади земель. Для выращивания семян кукурузы нужна изоляция разных гибридов друг от друга, а в Северной Осетии, где располагается наше хозяйство, свободной земли не так много — в этом основная проблема, по которой мы не можем в максимально короткие сроки увеличивать объемы», — поясняет он.

Семеноводческое подразделение ГК «ЭкоНива» ежегодно производит свыше 70 тыс. т семян зерновых и зернобобовых культур. В хозяйстве «Защитное» (Курская область) производится 51 сорт по 11 агрокультурам, в «Сибирской Ниве» (Новосибирская область) — 21 сорт по 11 позициям, в подразделении «Окамолоко» (Рязанская область) — два сорта по двум агрокультурам. Ежегодно на государственные испытания и регистрацию группа передает два-три новых селекционных достижения озимой пшеницы и один новый сорт сои. С учетом двух-трехлетнего цикла государственных испытаний регистрацию ежегодно получают один-два сорта пшеницы и один сорт сои. В среднем компания выстраивает свой горизонт планирования на регистрацию трех сортов в год. Также «ЭкоНива» планирует расширение селекционных программ в части работы по яровой мягкой пшенице, яровому ячменю, нуту, чечевице. Сейчас агрохолдинг рассматривает строительство селекционно-семеноводческого центра в хозяйстве «Защитное» Курской области, что, в свою очередь, позволит увеличить производственные мощности до 170 тыс. т семян в год, а также повысить качество селекционной работы. 

0038.jpg

Чего не хватает для развития отрасли

По мнению Каракотова, сейчас не до конца понятно, каким образом в следующем году будет происходить взаимодействие российских аграриев с иностранными поставщиками, и такая неопределенность является риском для отечественных семеноводов. «В этой ситуации со стороны государства было бы целесообразно предложить партнерство бизнесу в форме размещения государственного заказа на семена основных агрокультур или по отдельным позициям применить механизмы таможенного регулирования, чтобы у селекционеров и производителей семенного материала была уверенность в том, что их продукция будет реализована, — рассуждает глава «Щелково Агрохим». — Понятно, что российские потребители привыкли к поставкам иностранных семян и не хотят рисковать, переходя на российские. Многие ждут, что зарубежные компании смилостивятся и пришлют им опять в следующем году свои семена. Однако если этого не произойдет, то аграрии останутся ни с чем». 

Обсуждать введение квот на импортные семена преждевременно, считает Анатолий Михилев. «В перспективе такая мера, возможно, будет актуальной, но на данный момент ограничивать ввоз семян из-за рубежа мы не можем, так как слишком велика степень импортозависимости», — говорит он. Татьяна Губина тоже считает, что искусственное ограничение импорта — популистская мера, которая может привести к дефициту конечной продукции. Гораздо эффективнее будет более активное информирование потребителей о появлении новых российских гибридов, обмен друг с другом семенами и увеличение количества демонстрационных площадок, чтобы сельхозпроизводители смогли выбрать тот сорт, который им подходит.

Последние два года растениеводы чувствуют нехватку семян, в частности подсолнечника и кукурузы, и без квотирования, напоминает Валерий Солопов. «Возможно, что аналогичная ситуация наблюдается и в сегментах сахарной свеклы, ячменя, сои, — не исключает он. — Тогда зачем квотировать поставки, если семян и так на всех не достает?». К тому же, отсутствие на рынке конкуренции тоже может привести к неблагоприятным последствиям, добавляет руководитель.

Если аграрии работают с продуктивными гибридами и получают благодаря этому высокую урожайность, то любой запрет или ограничение приведет в результате к снижению общих объемов сельхозпроизводства, предупреждает Лидия Кухаренко. «Если импортные семена сахарной свеклы дают нам 700 ц/га, а российские — в лучшем случае 500 ц/га, то о каком эффективном производстве и наращивании объема продукции АПК может идти речь? — рассуждает она. — Аграрии вправе выбирать те инструменты на рынке, которые дают им наибольшую эффективность и прибыль с гектара». 

В НССиС важной задачей для развития селекции и семеноводства в текущих условиях считают совершенствование законодательной базы. «Помимо доходов, которые селекционеры имеют с реализации своей продукции, они должны получать вознаграждения и в виде роялти, — говорит Михилев. — Во всем мире роялти являются дополнительными серьезными инвестициями в селекцию, но у нас законом запрещено брать роялти за внутрихозяйственные семена». Союз уже внес предложение в Государственную думу о полной отмене фермерской льготы, чтобы все хозяйства платили российским селекционерам вознаграждение. Это не просто повышение зарплаты сотрудникам селекционных компаний — это в первую очередь развитие материально-технической базы, которая сейчас находится не в лучшем состоянии. По оценке эксперта, роялти позволят селекционным центрам получить на свое развитие дополнительно 7-9 млрд руб., причем без ущерба для сельхозпроизводителя. Затраты аграриев на гектар при уплате роялти увеличатся всего на 0,5 %, подсчитал глава НССиС. 

 «Даже если в ближайшее время появятся новые российские сорта, которые по своим характеристикам не будут уступать тем, которые сейчас широко применяются, понадобится не менее 7-10 лет, чтобы накопить семенную массу для занятия ими больших площадей, — подчеркивает Сергей Филиппов. — А все это время нужна какая-то альтернатива, в качестве которой можно использовать импортные проверенные сорта». Для того, чтобы действительно приблизиться к импортозамещению, нужно поддерживать не только селекционеров, но и компании, которые занимаются размножением семян высоких репродукций, причем не только отечественных, но и зарубежных сортов, считает он.

Уртаев сомневается в том, что к 2030 году возможно нарастить производство отечественных семян до 75 % от потребности рынка, потому что доля импорта по ряду агрокультур очень высокая. «Это произойдет, только если иностранные компании локализуют свои производства в России, но тогда в любом случае, это будут не отечественные семена, а импортные, просто произведенные в нашей стране», — отмечает он. 

Чтобы производить собственные семена, нужно изменить подход к науке и ряд законодательных аспектов, вторит Уртаев Михилеву. «В первую очередь селекцию и семеноводство нужно сделать привлекательными направлениями для молодежи. Чтобы молодым специалистам было интересно идти в науку, нужны хотя бы даже не высокие, но средние по стране зарплаты, — предлагает он. — А аспиранту, получающему 15 тыс. руб. в месяц, вряд ли будет действительно интересно заниматься наукой». Кроме того, должно открываться как можно больше частных НИИ с хорошим финансированием, так как государство в полной мере не может финансировать научную селекционную деятельность. И именно из-за недостатка финансирования, в частности, российские семена кукурузы пока неконкурентоспособны относительно импортных. Если в США инвестиции на одну семеноводческую компанию составляют порядка $1 млрд в год, то в России во все вместе взятые вкладывается значительно меньше, утверждает руководитель.

Загрузка...
Агроинвестор

«Агроинвестор»

Читать