КОНФЕРЕНЦИЯ 20.09.2019

Зарегистрируйтесь на Russian Crop Production-2019/20 по специальной цене!

Узнать больше
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Смутное время
Евгения Чернышова
Агротехника и технологии
20 ноября 2014
Поспособствуют ли санкции возрождению российского АПК.
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2014
Фото: Ю. Эйвазова/Е.Родина

Санкционная война Европы и России стала одной из самых обсуждаемых тем последних месяцев. Особую окраску она приобрела для представителей сектора АПК, ведь создавшиеся условия — отличная возможность для восстановления отечественного агропрома и выхода на импортозамещение по большинству показателей. Крупнейшие игроки рынка уверены, что санкции на их работе особенно не отразятся — наращивание мощностей и новое инвестирование в бизнес у них идет по многолетнему плану, а рост спроса только на руку. Однако эксперты в положительных прогнозах для отрасли не единодушны.

В Минсельхозе уверяют, что в случае изменения условий субсидирования в стране уже в краткосрочной перспективе можно за счет собственного производства заместить импорт свинины и мяса птицы. Чуть больше времени понадобится для импортозамещения плодово-ягодной продукции. Наиболее длительный период — до 8-10 лет — требуется для наращивания производства молока и мяса КРС.

По словам заместителя министра сельского хозяйства РФ Дмитрия Юрьева, в целом для отечественных сельхозтоваропроизводителей после ввода санкций условия сбыта и конкурентоспособность продукции улучшились. Однако необходимо принять меры по обеспечению сбалансированности товарных рын­ков и недопущению ускоренного рос­та цен на сельскохозяйственную и продовольственную продукцию, подчеркивает чиновник.

Достигнуть поставленных задач можно путем обеспечения ускоренного импортозамещения по отдельным направлениям сельхозпроизводства. В МСХ считают, что основным условием для этого является строительство новых агрообъектов и модернизация уже существующих комплексов.

«С учетом поручения Правительства РФ, поступившего 11 августа, по корректировке существующих и формированию новых мероприятий Государственной программы Минсельхоз обновил свои предложения, — рассказал Юрьев. — Подготовлен актуализированный сценарий реализации Госпрограммы до 2020 года, предусматривающий дополнительный объем ресурсного обеспечения мероприятий Гос­программы в 625,7 млрд руб. на 2015-2020 годы». К слову, в рамках осуществления основных мероприятий Госпрограммы в стране уже достигнуты пороговые значения Доктрины продовольственной безопасности по зерну, картофелю, сахару и растительному маслу. Достижение пороговых значений по мясу ожидается в 2016—2017 годах, по молоку — к 2020 году.

Юрьеву вторит заместитель директора Департамента агропромышленной политики Минсельхоза Владимир Азаров, который отмечает, что министерством сейчас осуществляется реализация комплекса мероприятий, направленных на увеличение предложения сельхозпродукции, сырья и продовольствия с целью недопущения роста цен.

По его словам, в настоящее время Минсельхозом России ведется работа по внесению изменений в Госпрограмму, которые предусматривают выделение новых приоритетных направлений развития агропромышленного комплекса.

Так, уже разработаны новые подпрог­раммы по следующим направлениям: повышение плодородия почв, развитие производства картофеля и овощей открытого грунта, развитие производства овощей в защищенном грунте, развитие молочного скотоводства, развитие племенного молочного скотоводства, развитие селекционно-генетических центров в подотраслях растениеводства и животноводства, а также развитие оптово-распределительных (логистических) центров по закупке, переработке, хранению и сбыту сельскохозяйственной продукции.

По мнению Азарова, реализация указанных мероприятий создаст новые возможности для развития отечественного сельского хозяйства и поспособствует увеличению доли отечественной продукции в ресурсах внутреннего рынка.

Между тем, сами производители сельскохозяйственной продукции, несмотря на усиленную работу министерства, продолжают испытывать сильнейший шок. Связано это, прежде всего, с неопределенностью ситуации на рынке и невозможностью точно определить модель дальнейшего поведения.
«Все неожиданные, даже положительные, явления всегда действуют на рынок отрицательно, — говорит Виктор Семенов, основатель группы компаний «Белая Дача», председатель комитета ТПП РФ по развитию АПК. — А санкции — тем более, потому что они создали нервозность и ощущение нестабильности. Ведь производители часто завязаны миллионами ниточек с другими производителями в Европе и Америке.

Это и ингредиенты, и оборудование… И даже если пока запрета на ввоз этих товаров нет и производственного процесса санкции не коснулись, все равно появляется тревога, что развитие санкционного списка может затронуть и эти стороны. А любая тревога стоит денег».

Финансовая нестабильность

К сожалению, тревога, охватившая многих аграриев, имеет под собой серьезные основания. По мнению заместителя начальника Центра экономического прогнозирования Компании «Газпромбанк» Дарьи Снитко, макроэкономическая картина в нашей стране в ближайшее время сильно изменится не в лучшую сторону. Прежде всего, произойдет замедление темпов роста доходов населения, затем будут ограничены суммы бюджетных инвестиций и уменьшена поддержка по экономике в целом, а это в итоге приведет к девальвации национальной валюты. Впрочем, в отличие от двух первых факторов, девальвация рубля для многих агропредприятий даст положительный эффект, уверена эксперт.

«Девальвация хороша для экспортеров, производителей и трейдеров зерна и масла. Кроме того, в этом году положительный эффект от рос­та курса почувствовали отечес­твенные производителя мясного сырья, — объясняет Снитко. — Но есть и те, для кого такая валютная динамика неблагоприятна: это российские мясопереработчики, а также отдельные предприятия кондитерской промышленности, зависимые от пос­тавок импортного сырья. Если же
говорить о снижении роста доходов населения, то для предприятий АПК это однозначно плохо, потому что рост спроса замедлится почти во всех сегментах рынка».

Однако введение эмбарго на пос­тавки ряда продовольственных товаров из некоторых стран, по мнению аналитиков рынка, должно произвести сильный положительный эффект на отрасль.

Эмбарго уже вызвало рост цен на ряд товаров, причем даже на слабо связанных с импортом рынках (например, мяса птицы), что, безусловно, хорошо для российского производителя, но плохо для переработчика и потребителя, замечает Снитко.

В этой ситуации участники рынка могут заработать на временном дефиците продуктов, рассуждает она, но для конвертации этой дополнительной прибыли в полноценное импортозамещение по овощам, фруктам и мясу требуется быстро реагировать ростом выпуска товаров. И если в овощеводстве этого можно добиться в течение года, то в садоводстве на импортозамещение понадобится намного больше времени, заключает эксперт.

К тому же здесь появляется другая сложность — из-за крайне нестабильной политической ситуации многие кредитные организации просто не готовы брать на себя дополнительные денежные обязательства и кредитовать сельхозпроизводителей.

«Все мы видим, что обмен санкционными ударами не закончился, — констатирует Семенов. — И это, конечно, серьезно сдерживает многих западных инвесторов. Вот яркий пример: Европейский банк реконструкции развития прекратил свою деятельность на территории РФ. А есть еще множество банков, которые официально не прекращают деятельность, но притормозили ее неофициально».

В то же время эксперт обращает внимание на то, что сейчас отчасти воспрянули внутренние инвесторы, которые с большим оптимизмом смотрят на поддержку инвестиционного процесса со стороны государственных структур, возлагая большие надежды на инвесткредиты. Да и сами отечественные банки, несмотря на то, что у них сейчас не лучшие времена, наблюдают за внут­ренними проектами по импортозамещению с интересом, отмечает Семенов.

Многое будет зависеть от того, одобрит ли Минсельхоз новые субсидии по инвестиционным проектам, считает Снитко. Ограничение конкуренции с импортом на нашем внутреннем рынке — вот главная опасность для предприятий АПК, поскольку любое ограничение конкуренции ведет к неэффективности использования ресурсов и технологическому отставанию, предупреждает аналитик. «Безусловно, для отраслей с длинным инвестиционным циклом закрытие рынка ускорит окупаемость инвестиций и привлечет инвесторов, — не отрицает Снитко. — Но важно, чтобы государственная поддержка доставалась наиболее эффективным инвесторам, чтобы неверные технологические и управленческие решения не оплачивались в конечном счете из кармана потребителей».

Кстати, инвестиционная привлекательность сельскохозяйственного и потребительского сектора РФ по-прежнему выше, чем у других отраслей реального сектора страны, добавляет она.

Взять те секторы, куда государство уже всерьез вложилось, например, свиноводство, продолжает мысль коллеги Семенов. После вступления в ВТО эта отрасль испытывала колоссальный кризис, поскольку были допущены ошибки в таможенном регулировании. И государству пришлось приложить немалые усилия, чтобы выровнять ситуацию на рынке.

Поэтому в долгосрочной перспективе, даже если эмбарго когда-нибудь отменят, государство, вложив серьезные деньги в новые секторы сельского хозяйства, будет вынуждено этот рынок поддерживать, чтобы не допустить банкротства тех предприятий, которые вольют в эти направления свои средства, заключает он.

В то же время в сельском хозяйстве есть масса направлений, где государственной поддержки остро не хватает. Взять тепличный сектор, продолжает Семенов. Несмотря на то, что в последнее время оценочная стоимость тепличных конструкций поднялась с 20-30% до 50%, проблемы это не решило. Ведь банки обычно берут под залог землю, а ее у тепличных хозяйств, как правило, мало. «Чтобы объект был эффективным, он должен иметь достаточную площадь теплиц. Для этого необходимо иметь 12-18 га, — объясняет эксперт. — А это значительный капитал для сельского хозяйства. Можно строить, конечно, и небольшие теплицы за счет собственных средств, но страна отдачи от них не увидит. Поэтому государство должно определить для себя приоритеты. И если ему нужна в этих секторах быстрая отдача, оно обязано пойти на разумные встречные меры».

Впрочем, о необходимости усиления государственной поддержки чиновники уже задумались. Так, Минсельхоз в данный момент совместно с кредитными организациями работает над возможностью использования механизма проектного финансирования для создания семеноводческих селекционных центров и тепличных комплексов. Что также должно значительно отразиться на уменьшении стоимости кредитов для предприятий и привести к снижению рисков для кредитных организаций за счет государственных гарантий.

По словам заместителя минис­тра сельского хозяйства РФ Дмит­рия Юрьева, министерством ведется активная работа по упрощению процедуры кредитования АПК. Так, на базе Минсельхоза России создана Рабочая группа по упрощению кредитования агропромышленного комплекса, включающая в состав представителей ведущих кредитных организаций Российской Федерации и Банка России.

В частности, в настоящее время рассматривается внесение изменений и применение особых условий с учетом специфики АПК в действующие нормативные документы и инструкции Банка России.

Данные изменения, по словам Юрьева, позволят обеспечить ликвидность земель сельскохозяйственного назначения как залога и уменьшить объемы резервов банков, которые необходимо сформировывать при выдаче кредитных ресурсов сельхозтоваропроизводителям. Следовательно, уменьшится себестоимость кредитования АПК для банков, что должно привести к увеличению объемов выданных кредитных ресурсов АПК.

Точка роста бизнеса

Конечно, в условиях сокращения количества зарубежных конкурентов и наращивания государственной поддержки отечественные сельхозпроизводители как никогда прежде имеют возможность для роста производства и усиления собственных позиций на рынке. Поэтому, несмотря на сложности, сопровождающие этот процесс, аграрии в целом настроены оптимистично. Не падают духом даже представители молочной отрасли.

«Проблем, в частности с сырьем и кормами, у нас нет, — рассказывает Артем Белов, исполнительный директор Национального союза производителей молока «Союзмолоко». — Тем более что в этом году второй по величине урожай зерновых с начала 1990-х». По его словам, самую большую долю импорта молочной продукции из стран, которых коснулись санкции, составляли сыры.

А стало быть, для российских производителей сегодня открывается прекрасная возможность заполнить образовавшийся вакуум, тем более что технологии производства практичес­ки всех популярных сортов сыра — и пармезана, и моцареллы — в нашей стране есть. «Часть освободившейся ниши могут занять российские производители, часть — белорусские и швейцарские, поскольку осталось еще немало стран-производителей элитных сыров, которых не коснулся запрет», — объясняет Белов.

По данным «Союзмолоко», при существующих мощностях российские производители могут увеличить объемы производства в среднем на 10%. Однако для того, чтобы выйти на самообеспеченность по показателям Доктрины продовольственной безопасности (к 2030 году), одной только молочной отрасли потребуется 600 млрд руб. частных инвестиций, которые необходимо будет вложить в производство до 2020 года.

В случае выполнения этой задачи становится возможным введение более 510 проектов по производству молока и молочной продукции, что потребует от государства поддержки отрасли в объеме 426 млрд руб. Но и доход государства от этих вложений составит 77 млрд руб. в виде налоговых отчислений, подсчитывает Белов.

В любом случае крупные игроки на рынке производства сельскохозяйственной продукции в санкицонном режиме видят для себя много положительных моментов. «Для нашей компании плюсы, конечно, очевидны, — говорит Рашид Хайров, генеральный директор ГК «Дамате» (производство и переработка молочной продукции, индейководство). — На сколько и как последовательно будут вводиться санкции, неизвестно, возможно, они просто носят временный характер. Однако мы должны постараться восполнить образовавшуюся нишу».

Такого же мнения придерживаются в ГК «Агро-Белогорье» (животноводство, растениеводство). «Сейчас на рынке ожидаемый и закономерный ажиотаж, особенно среди переработчиков, — рассказывает глава Торгового дома «Агро-Белогорье» Олеся Дмитрова. — В стране не хватает шпика, возрос спрос на грудинку, очень востребованы полутуши, деликатесная продукция.

Мы получаем заявки из многих регионов, даже весьма отдаленных. Недавно, например, о своей готовности работать с нами заявил Находкинский мясокомбинат». В то же время к новым предложениям в компании подходят осторожно, понимая, что нужно дорожить проверенными партнерами. Ведь те же, кто раньше работал на импорте, вернутся к нему, как только граница будет снова открыта, не сомневается Дмитрова.

Таким образом, сегодня речь идет уже не о конкуренции с Западом, а о внутренней конкуренции отечес­твенных производителей. «Мы боремся за покупателя, — поясняет Дмитрова. — А главный инструмент этой борьбы — стабильное качество продукции. Спасибо нашим свиноводам и переработчикам, которые за последние два года сделали очень много для того, чтобы производимая свинина была стандартизированной. Ну а торговое эмбарго, без сомнения, станет дополнительным стимулом для развития как производства, так и переработки. Это касается всех видов мяса».

Впрочем, решение о строительстве второго цеха мясопереработки «Агро-Белогорье» приняло до запрета импорта. По словам Дмитровой, это было сделано в результате обращения к руководству компании, поскольку необходимо было начать продавать более глубоко переработанную продукцию. «Так что к расширению и внедрению новых технологий подталкивает не только политическая конъюнктура, но и естественная эволюция рынка», — резюмирует она.

В том, что эмбарго послужит стимулом к развитию отечественного производства, не сомневается и генеральный директор ГК «Агро-Белогорье» Владимир Зотов. «В конкретных политических условиях само решение о введении подобных санкций абсолютно правильное, рассуждает специалист. Оно подхлестнет российский бизнес и подтолкнет к увеличению количества инвестиционных проектов.

«Слава Богу, что еще несколько лет назад наш губернатор каким-то чутьем осознал необходимость двигаться в направлении обеспечения продовольственной безопасности, — говорит Зотов. — Уже тогда на Белгородчине появились региональные программы поддержки производства птицы и свинины, благодаря которым сегодня наша область производит 1,6 млн т мяса обоих видов, а это почти экологическая норма: больше производить продукции животноводства я как председатель думского комитета не рекомендую. Но идти в более глубокую переработку и производство других продуктов — абсолютно целесообразно. А наши коллеги, которые работают на территории других регионов, вполне способны нарастить мощности и окончательно закрыть потребности страны в мясе».

По данным Зотова, объем производства ГК «Агро-Белогорье» сос­тавляет около 5-6% от общего агропромышленного производства в стране. Но это не так мало, как может показаться на первый взгляд. «Сегодня есть четыре ярко выраженных лидера на свиноводческом рынке России: это компании «Мираторг», «Черкизово», «Русагро» и «Агро-Белогорье». Технология производства свинины на этих крупных промышленных предприятиях отработана настолько четко, что в случае необходимости в течение шести месяцев любая из них может добавить столько, сколько будет нужно рынку», — не сомневается он.

Не видит Зотов и проблем с кормами. Пока что в «Агро-Белогорье» при производстве кормов используются определенные компоненты и микродобавки, которые приобретаются как на европейском, так и на азиатском рынках. Но уже сегодня крупные компании начали работать над собственным производством такой продукции. Например, «Приосколье» имеет одно из крупнейших уникальных предприятий по производству лизина. Также недавно на Белгородчине открылось предприятие компании «ВИК» по производству ветпрепаратов. «Все это дает основание надеяться, что будет альтернатива и западным медикаментам, — говорит гендиректор. — Помимо этого нас очень волновала генетическая безопасность нашего бизнеса. Но сегодня крупные предприятия имеют собственные селекционные центры, которые работают над саморемонтом стада и производством генетического материала».

Активно завоевывает свободные ниши и «Белая Дача» По мнению Семенова, рынок производства отечественных салатов во многом развился благодаря влиянию его компании. «Белая Дача» обеспечивается салатами отечественных производителей в полной мере до декабря, рассказывает он. Сначала идут поставки из центрального региона, потом из Кубани, Волгоградской и Астраханской областей. А вот в зимний период салатный рынок ждут серьезные испытания. «Сможет ли Турция дать то же качество по хорошей цене? И сможем ли мы привести достойные продукты из Туниса, Египта, Ирана — покажет время», — рассуждает эксперт. «Белая Дача» частично закупает семена в Европе.

Однако поддерживает и отечественных производителей. По словам Семенова, в России есть несколько фирм, которые выпускают достойные семена, но они не способны предоставить необходимый объем и ассортимент.

Не слишком сильно повлияли санкции и на планы развития ГК «Дамате». «Мы идем сейчас с существенным увеличением объема производства, — рассказывает Хайров. — Мяса индейки в следующем году планируем произвести 35 тыс. т, что вдвое больше, чем в прошлом. А в 2016 году объемы намерены увеличить еще вдвое. Эта динамика, конечно, не закроет всю потребность регионов в мясе птицы, но позволит значительно увеличить его производство за счет потенциала наших фабрик. Мы идем согласно своему плану. Например, в июле запустили новый завод по производству сыров, который будет перерабатывать до 250 т молока в сезон».

По словам Хайрова, санкции его компании только на руку, т. к. благодаря образовавшейся свободной нише появилась возможность рас­ти и развиваться более интенсивно. «Все наше сырье и кормовая база отечественные, поэтому проб­лем нет, — ­ говорит специалист. — Сейчас мы будем ускорять многие наши проекты в связи с текущей ситуацией. В первую очередь, по молочному животноводству в Башкирии и Тюмени.

Это инвестпроект по строительству молочно-товарного комплекса на 12 тыс. стойломест и генетического центра по воспроизводству молочного стада на территории Республики Башкортостан, общая стоимость проекта составляет почти 9 млрд рублей».

Также его компания планирует реализовать проект по созданию родительского стада индейки. С одной стороны, он менее интересен с точки зрения получения прибыли, но зато актуален с точки зрения защиты бизнеса от внешних факторов, поясняет Хайров. Кроме того, как рассказали «АТт» в пресс-службе компании, «Дамате» продолжает строительство индейководческого комплекса в Пензенской области, который должен выйти на полную мощность в 2015 году. Общий объем инвестиций в проект — свыше 12 млрд руб.

Впрочем, почувствовать положительный эффект от новой санкционной политики государства смогут не только акулы бизнеса. По мнению экспертов, именно сейчас появится прекрасная возможность рос­та для фермеров и малого бизнеса. «Эскадра кораблей не может состоять только из авианосцев, они будут неповоротливы и уязвимы, — рассуждает Семенов из «Белой Дачи». — Флот обязательно должен состоять из кораблей разного размера. Только такая эскадра становится практически неуязвимой.

Точно так же и в сельском хозяйстве: должны быть и крупные агрохолдинги, и фермеры, и ЛПХ». Безусловно, продолжает эксперт, представителей малого бизнеса не может быть много в зерновом или масличном производстве, но в овощеводстве, особенно открытого грунта, их преобладающее количество.

Также, по мнению Семенова, представители малого бизнеса должны быть в молочном животноводстве и птицеводстве. «Многие наши потребители предпочитают продукцию, произведенную не на больших фабриках, поэтому, полагаю, производители фермерской птицы и яиц также займут свою нишу», — уверен эксперт. «Если образовалась ниша, кто-то ушел с рынка, вернуться обратно будет довольно сложно, — убежден Хайров. — Мы рассчитываем, что за время действия санкций нам удастся выстроить взаимоотношения с покупателями и закупщиками таким образом, что и сам потребитель, если получит возможность оценить продукцию внутреннего производства, вернуться обратно к импорту просто не захочет.

Сейчас наша продукция по цене вполне конкурентоспособна, поэтому здесь я не вижу проблемы. Кроме того, наше преимущес­тво в том, что мы ближе и свежее. Конечно же, после отмены санкций какой-то зарубежный товар вернется на рынок. Но конкуренция тогда уже будет, скорее, проблемой внешних поставщиков».

Санкции вскрыли проблемы АПК
Генеральный директор Института аграрного маркетинга, Елена Тюрина:
Первый и, на мой взгляд, очень важный результат санкций заключается в том, что мы еще раз смогли внимательно взглянуть на состояние отраслей сельского хозяйства и их баланс. Благодаря этому сегодня мы четко понимаем, в каком сегменте рынка у нас наибольший уровень зависимости от импорта.

Прежде всего, это плодоовощная отрасль, где основная причина даже не в сложностях с выращиванием, а в проблемах на стадии хранения и логистики. По разным оценкам от 30 до 50% урожая овощей у нас пропадает потому, что его негде хранить. Также введение санкций остро вскрыло проблему дефицита кускового и разделанного мяса для предприятий переработки. Достаточно сильно мы зависели от импорта и по молоку: импортировалось около 30% сухого молока, 27% сыров и около 30% сливочного масла. Но здесь проблема связана с тем, что у нас просто недостаточно сырья для производства этих продуктов, то есть основная сложность не в санкциях, а в самой отрасли.

Наши исследования показывают, что основные объемы финансирования приходятся на 10-15 компаний в каждой отрасли.

И, конечно, очевидно, что объемы, которые получают крупные холдинги и более мелкие компании в регионах, просто несопоставимы. Поэтому крупная компания, постоянно получающая государственную поддержку, будет более устойчива в период действия санкций — ее работы они особенно не коснутся. Как правило, все подобные компании расположены в центральном федеральном округе, где наблюдается серьезное перепроизводство и высокая конкуренция. А вот в Поволжье, Сибири и на Дальнем Востоке большой дефицит отмечается даже по таким растущим отраслям, как свиноводство и птицеводство. Что уж говорить про такие направления, как молочное производство и производство плодоовощной продукции, где доля фермеров и небольших товаропроизводителей очень велика. Доступ к финансированию у них более сложен, чем у крупных компаний. В то же время я уверена, что холдинги не в состоянии закрыть объемы производства по тем видам продукции, которые производят фермеры.

Иными словами, у нас идет непропорциональное финансирование инвестпроектов и введение санкций эту проблему тоже вскрыло.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама