Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Пастбищный вопрос
Ирина Фокша, Алексей Трофимов
Агротехника и технологии
20 ноября 2014
О причинах отказа хозяйств от пастбищного содержания.
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2014
Фото: Легион-Медиа

Пастбища в нашей стране недоиспользуются. Большинство хозяйств придерживается стойловой системы содержания, из-за чего коровы лишаются естественного корма. Его отсутствие можно было бы компенсировать сеном, но оно вытесняется из рациона силосом и сенажом. Более того, агрохолдинги зачастую предпочитают кормить скот генно-модифицированными кормами и отходами, говорят эксперты. Будущее, по их мнению, за малыми фермами, многие из которых уже сейчас ориентируются на органическое земледелие.

С точки зрения экспертов, наша страна обладает огромными пастбищными ресурсами. На территории Российской Федерации находится 92 млн га природных кормовых угодий, которые пригодны для выпаса скота и заготовки корма, рассказывает Илья Трофимов, заместитель директора по научной работе и заведующий лабораторией геоботаники ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса. А качество травостоя в нашей стране даже выше, чем в странах с более благоприятным климатом (Новая Зеландия, Греция, Турция), дополняет Яков Любоведский, исполнительный директор Союза органического земледелия (Москва). Ведь кормовая база у нас более питательная, а вредителей и паразитов значительно меньше.

Причины запустения

На данный момент природные угодья во многих регионах используются только на 2/3. Это связано с тем, что за последние 15-20 лет поголовье КРС уменьшилось в 3 раза (с 58 до 20 млн голов) — разорились колхозы, обезлюдели деревни. Поэтому используемые ранее пастбища в лесной зоне вышли из оборота и заросли лесом. Объемы же производства мяса сейчас такие же, как в 30-х гг. ХХ века.

Если в 1990 году они составляли 10 млн т, то в 1999 году достигли 4,5 млн т, уменьшившись почти в 2,5 раза. Что касается молока, то, согласно данным Росстата, общий объем производства молока сейчас составляет 32 млн т. Если верить официальной статистике, последний раз так мало молока Россия производила в 60-х гг. прошлого века.

Безусловно, есть регионы, в которых пастбищное скотоводство чуть более развито, говорит Трофимов. Например, в южных регионах пастбища иногда оказываются даже перегруженными за счет развитого овцеводства. Однако такие регионы, как Сибирь и Дальний Восток, «славятся» заброшенными пастбищами и пашнями. Да и северо-западные области, которые у нас считаются непригодными для сельского хозяйства (Костромская, Вологодская, Кировская, Ленинградская, Тверская область), имеют большой потенциал для развития, говорит Любоведский.

На запустение пастбищ повлияло и то, что последние 10 лет предприниматели в молочном и мясном секторе ориентировались на создание крупных животноводческих комплексов.

Для них экономически более целесообразно содержать скот в стойлах, а не пасти на пастбищах, объясняет Трофимов. На пастбищах выпасают более мелкие стада (до 100-300 голов), а стало быть, агрохолдингу, выбравшему пастбищное содержание, необходимо будет нанять дополнительных работников, что повлечет за собой лишние затраты и трудности, ведь кадровый дефицит, характерный для сельского хозяйства, за пос­ледние годы только усилился.

Тем не менее, содержание и кормление скота на пастбище все равно обходится дешевле, считает эксперт, ведь использование выпаса в летний период кормления скота снижает расход ГСМ в 1,5-2 раза. При этом среднегодовые затраты снижаются в 2,5-3 раза по сравнению со стойловым способом кормления. Тем не менее, в крупных хозяйствах на пастбищах чаще выпасается только молодняк, заключает Трофимов.

Еще одной причиной запустения пастбищ является сложная юридическая процедура оформления в собственность земли сельхозназначения, продолжает эксперт. Чтобы проделать эту процедуру, необходимо нанять нескольких грамотных юристов, которые справятся с задачей не ранее, чем через полгода. Семейной ферме это не по карману.

Поэтому необходимо сделать механизмы юридического оформления земли в собственность более простыми. Также государству нужно, по мнению Любоведского, следить за тем, чтобы хорошие земли не подвергались «самозахвату». Ведь это мешает развитию земледелия на сис­темной основе.

Сено — дорогое удовольствие

Очевидно, что самым естественным для рациона КРС является зеленый корм и сено. Это наиболее экологичные и воспроизводимые кормовые ресурсы, говорит Трофимов. Лугопастбищное хозяйство — это источник дешевых кормов, в производстве которых ведущую роль играют не антропогенные и техногенные затраты, а силы природы. Затраты на производство кормов здесь в 2,5-3 раза меньше, чем при стойловом типе кормления.

Кроме того, травоядные животные получают траву — тот корм, к которому они приспособлены миллионами лет эволюции, а значит, их здоровье будет значительно лучше, чем при стойловом типе кормления, ведь травы содержат более ценные питательные вещества (омега-кислоты, витамины), чем любые другие корма. Например, содержание протеина в травах на ранних фазах вегетации (в фазе бутонизации, стеблевания) очень высокое — 15-18% (злаки), 18-23% (бобовые) сырого протеина в сухом веществе (СВ), констатирует Трофимов.

Всем известно, продолжает эксперт, что в себестоимости молока и говядины затраты на корма составляют 50-70%. А стало быть, снижение затрат на корма позволит удешевить животноводческую продукцию. Поскольку на долю кормов приходится более половины всех затрат, то эффективность животноводства в значительной степени определяется развитием кормопроизводства.

Основная же задача кормопроизводства в животноводстве — обес­печить высококачественные объемистые корма для скота, которые должны содержать 10,5-11,0 МДж обменной энергии (ОЭ) и 15-18% (злаки), 18-23% (бобовые) сырого протеина в СВ. Такие корма даже без концентратов могут обеспечить суточный удой до 20-25 кг молока, говорит Трофимов.

Но так как большинство крупных хозяйств не выпасает скот на пастбищах, зеленого корма в достаточном количестве животные оказываются лишены. Ситуация с кормлением сеном тоже обстоит не лучшим образом.

Например, в «Гайворонской молочной компании» (входит в ГК «Агро-Белогорье»; Белгородская область) придерживаются стойлового беспривязного содержания. В молочном скотоводстве на мегафермах пастбищное содержание мало возможно, поскольку дойку нужно производить по 2-4 раза в день, поясняет главный технолог компании Дмитрий Абутин.

При выпасе большое стадо придется делить на гурты по 100 голов, что осложняет организацию производства. К тому же смена кормов весной и осенью требует привыкания микрофлоры рубца, что может вызывать снижение продуктивности в это время. А вот в мясном скотоводстве пастбищное содержание более вероятно.

По вышеописанной причине зеленый корм в рационе коров в «Гайворонской молочной компании» отсутствует. Что же касается сена, то его дают только маленьким телятам, потому что кормить им коров слишком накладно: сено дороже, чем силос и сенаж, и менее питательно. Да и заготовить сено хорошего качества получается далеко не всегда — влияют погодные и хозяйственные условия, обращает внимание Абутин.

Но все же в первую очередь аграрии не покупают сено по причине его дороговизны. По данным Любоведского, текущая средняя цена на сено в Центральном регионе составляет от 5 до 12 тыс. руб./т.

Зная это, в фермерском хозяйстве «ДИК» (Калужская область; мясное скотоводство) самостоятельно заготавливают достаточное количество сена, которого хватало бы как для собственного потреб­ления, так и для продажи. Однако продажей сена не занимаются — нет спроса. «В частных подворьях перестали держать скотину, а те, кто еще держится, предпочитают украсть сено с полей в период заготовки, нежели купить», — сетует директор фермерского хозяйства Андрей Давыдов.

Кстати, по его мнению, покупать сено более выгодно, чем выращивать самому. Как известно, средняя полоса России является зоной рис­кованного земледелия, напоминает специалист. Так вот, сначала аграрий вкладывает денежные средства в посев, обработку, уход за землей, а в сезон сбора урожая неожиданно могут обрушиться проливные дожди или же наступит сильная засуха летом. Зато обилие сена позволяет применять технологию свободного доступа к нему, что позитивно сказывается на здоровье животных, говорит Давыдов.

В компании «Рузское молоко» (Московская область; молочное животноводство, 9 тыс. голов) трудность в заготовке сена имеет, помимо прочего, еще и логистическую окраску. Компания владеет несколькими полями, которые находятся в разных частях Рузского района. Поэтому технику необходимо перевозить с поля на поле, что влечет за собой дополнительные денежные и трудовые затраты.

Сочное кормление

Поскольку большая часть нашей страны находится в зоне рискованного земледелия, такие виды кормов, как консервированные сочные корма (сенаж и силос), которые хранятся лучше сена, использовались всегда, говорит Илья Трофимов. В среднем, они составляют треть рациона коровы. Причем чем севернее регион, тем процент таких кормов в рационе животного выше. Что неудивительно: хорошо приготовленные консервированные корма не только хорошо хранятся, но и обладают питательными свойствами, сравнимыми с сеном (содержат органические кислоты, витамин С), считает эксперт.

В фермерском хозяйстве «ДИК» силосно-сенажный и сенно-сенажный корм считают оптимальным. Поскольку мясной скот не требователен к рациону, качество кормления не так важно, считает Давыдов. Выбирая между сенажом и силосом, в хозяйстве стараются больше использовать сенаж, поскольку в этом корме содержится большее количество сухого вещес­тва, а оно лучше усваивается (в 1 т сенажа — 350 кг сухого вещества, а в 1 т силоса — 150 кг сухого вещества).

Сенаж, в отличие от сена, дается животным нормировано — от 6 до 10 кг/голову в день. Однако за два месяца до отела необходимо полностью исключить силос и сенаж и кормить коров только сеном, подчеркивает директор хозяйства. В противном случае стельные коровы будут иметь низкий уровень кислотности в организме, что может снизить показатели сохранности новорожденных телят.

В ГК «Агро-Белогорье» (Белгородская область; молочное животноводство, 5,2 тыс. голов) сочные корма (силос и сенаж) занимают 40-50% рациона коров. Заготовкой кормов на предприятии занимается дочерняя компания «Борисовская зерновая компания», на полях которой (7,5 тыс. га) убирают травы для заготовки силоса и сенажа, возделывают зерновые и подсолнечник для приготовления комбикормов. В группе компаний уверены, что молоко высшего сорта можно изготавливать и без использования в рационе коров сена.

В компании «Рузское молоко» также считают, что силосно-сенажный рацион самый лучший для КРС. При балансировании рациона кормления по всем питательным веществам учитывается физиологическое состояние коровы, возраст и продуктивность, говорит Анна Бойко-Великая, замес­титель генерального директора по связям с общественностью.

По ее словам, в структуре рациона кормления дойной коровы в компании «Рузское молоко» сено составляет 3-3,5%, солома — 3-3,5%, силос — 50%, сенаж — 25%, комбикорм — 18-20%. Сочные корма на 2300 га полей здесь выращивают по органической технологии, используя биогумус собственного производства.

Кроме того, в компании применяется технология выгульного содержания, поэтому КРС получает с пастбищ и зеленый корм. Выпасается весь скот, за исключением больных и глубоко стельных животных. Для этого привлекается дополнительный персонал (пастухи), который пасет стада по 100-150 коров. В целом же структура рациона может меняться в зависимости от исследований, которые проводятся в специальной лаборатории проб кормов на качество и питательность.

Не только органика

Важно, чтобы в рацион КРС был включен грубый корм, комбикорма, а также витаминно-минеральные добавки и премиксы. Например, недостаток клетчатки (содержится в сене и соломе) ведет к снижению содержания жира в молоке.

В рацион животных агрохолдинга «Рузское молоко» включены концентрированные корма (комбикорм, жмых, шрот, патока свекловичная). Они отличаются высоким содержанием энергии и протеина (11 кДж), что очень важно, ведь при недостатке протеина в кормлении коровы снижается процент содержания белка в молоке, рассказывает Анна Бойко-Великая.

Что же касается свекловичной патоки, то она замечательна тем, что в ней содержится большое количество сахара. Потребность в наличии сахара в рационе коров связана с их обменом веществ. Сахар содержит глюкозу, которая дает энергию. И если энергии в кормах будет недостаточно, значит, отел будет проходить тяжело, корова будет терять в весе, что очень нежелательно.

Витаминно-минеральные добавки и премиксы также должны быть в рационе КРС, считают в агрохолдинге. В премиксах содержатся витамины, микро- и макроэлементы, в кормовой соли — натрий, хлор; в кормовом меле — кальций; в трикальцийфосфате — кальций и фосфат. Дефицит обменной энергии, недостаточное содержание витаминов, микро- и макроэлементов приводит к нарушению обмена веществ в организме животного и к снижению качества молока. Поэтому важно использовать в рационе кормов разнообразные компоненты, объясняет Бойко-Великая.

Эксперты подтверждают питательность комбикормов. Если комбикорм принять за единицу по питательности, то сено будет содержать 0,4-0,5 от комбикорма, а силос и сенаж — 0,4. Поэтому сейчас в среднем они занимают 20-30% рациона коров, говорит Трофимов.

Ужасы кормления

К сожалению, не все производители стремятся к сбалансированному рациону КРС. Поэтому зачастую рацион коров состоит из дешевых кормов низкого качества, «напичканных» премиксами импортного производства за счет чего, с одной стороны, повышаются надои, а с другой — теряется качество молока, говорит Яков Любоведский.

В СССР комбикорма тоже использовались, однако были на порядок безопаснее, утверждает он. Ведь тогда еще не было изобретено мощных стероидов, антибиотиков и химических премиксов. Сейчас комбикорма не включены в рацион КРС, как правило, только в глубинках (например, на Урале), куда их не возят на продажу из-за экономической нецелесообразности (дорогая логистика, мало средств у аграриев), объясняет эксперт.

Хуже всего то, что крупные производители всеми способами избегают дополнительных затрат. Многие крупные холдинги «подсели» на генно-модифицированные корма, сожалеет эксперт. Крупные холдинги закупают дешевую бразильскую сою, генно-модифицированную кукурузу, белок и другие премиксы, а также синтетические витамины.

При этом разница между обычной кукурузой и генно-модифицированной копеечная, негодует Любоведский. По его словам, жестокость современного животноводства не знает пределов: взрослых особей КРС кормят даже костной (делается из перемолотых костей телят) и рыбной мукой (делается из отходов рыбного производства). Дело в том, что в России сейчас острый дефицит растительного белка собственного производства, ведь в 1990-х годах эта отрасль была полностью уничтожена.

Такое кормление приводит к тому, что 80% коров в России страдают заболеваниями лейкозного комплекса. Высока и смертность животных (средний возраст — 3-5 лет). Известны даже случаи, когда из-за большого падежа скота крупным холдингам приходилось переходить на нормальные рационы питания животных, замечает Любоведский.

Качество молока и мяса также страдает. Но потребитель не привередлив и готов приобретать искусственную и вредную для здоровья продукцию по низкой стоимости. Ведь у производителей экологичес­ки чистой продукции товары в два раза дороже обычных.

Свет в конце тоннеля

Тем не менее, по данным экспертов, около 10% потребителей все же готовы приобретать органическую продукцию по более высокой цене. И в ближайшие годы этот сегмент пот­ребителей будет становиться больше.

Уже сейчас в нашей стране есть малые фермы и большие предприятия, которые придерживаются технологии кормления зеленым кормом и другими органическими кормами. Чтобы воспользоваться природным потенциалом, в зонах рискованного земледелия необходимо развивать именно малые формы хозяйствования, так как они более гибкие и устойчивые к рискам, считает Любоведский.

Возраст животных в семейных фермах достигает 12 лет, в то время как средний возраст КРС в агрохолдинге не превышает 3-5 лет. Срок службы молочных коров при использовании лугов и пастбищ возрастает в 3-5 раз и составляет от 7-8 до 10-11 лактаций, дополняет Трофимов. Такие показатели достигаются особым подходом к работе и прогрессивными технологиями.

В фермерском хозяйстве «ДИК», содержащем 400 голов и производящем ежегодно 50 т мяса говядины, работают по технологиям органического производства: животные выпасаются на 450 га пастбищ, принадлежащих хозяйству. Еще около 450 га используются для сенокосов. Также здесь применяется технология свободного доступа к кормам. Зимой количество сена на голову не нормировано, рассказывает директор Андрей Давыдов. А в весенне-летний период скот находится на культурных пастбищах с использованием электроизгородей и имеет в достатке свежую зеленую траву.

На предприятии используются исключительно органические корма. Отсутствие зерновых в рационе позволяет выращивать мясо элитного качества — мраморную говядину. В течение зимы на одну взрослую корову уходит 3,5 т корма собственного приготовления: 2,5 т сена и 1 т сенажа. Корм сами заготавливают с 450 га полей, засеянных культурными многолетними травами (белый клевер, тимофеевка, райграс пастбищный, овсяница луговая, ежа сборная, люцерна). А на сенокосах также сеются и красный клевер.

В фермерском хозяйстве считают, что такой рацион животных, несмот­ря на затратность, которая на первый взгляд кажется высокой, окупается. Рентабельность их производства составляет от 70 до 120% годовых. А ежегодная выручка — 6,5 млн. руб. Ориентируются на сегмент рынка, который более требователен к качес­тву и готов заплатить более высокую цену (15% от общего спроса).

Одним из факторов рентабельнос­ти является также разветвленная сеть логистики. Фермерское хозяйство не сдает мясо на реализацию в торговые сети, а продает напрямую конечному покупателю. Единственное исключение — два магазина, с которыми «ДИК» сотрудничает уже более пяти лет. Помимо этого, осуществляются оптовые продажи в тушах. Работает своя система доставки, которая позволяет доставить мясо по заказу покупателя очень быстро.

Как получить качественный корм?
Технология заготовки качественного сена основывается на посеве многолетних травяных культур. Среди злаковых и злаково-бобовых трав наиболее подходят овсяница, тимофеевка и костер безостый, перечисляет Илья Трофимов, заместитель директора по научной работе и заведующий лабораторией геоботаники ВНИИ кормов им. В. Р. Вильямса. А среди бобовых — клевер, люцерна. Уборка люцерны наиболее проста в технологическом плане, дополняет главный технолог ГК «Агро-Белогорье» (Белгородская область; молочное животноводство) Дмитрий Абутин. Она меньше преет в валке, имеет тонкие стебли, равномернее и быстрее сохнет, а также хорошо растет в условиях Черноземья, давая до четырех укосов в сезон.

Для того чтобы питательность трав была выше, уборку их следует начать до фазы цветения. Тогда из растений получается корм более высокого качества, советует Трофимов. Не менее важно довольно быстро скосить и подсушить травы (в течение 1-3 дней), а также защитить силос и сенаж от доступа воздуха. В таких условиях сенаж и силос хорошо сохраняют высокую питательность.

Большинство аграриев стремятся к самостоятельной заготовке кормов, так как заготовка с собственного пастбища обойдется в 1,5-2 раза дешевле. Например, в ГК «Агро-Белогорье» применяется силосно-концентратный тип кормления, и корма заготавливаются на собственных полях. Качество корма зависит от точного соблюдения технологии уборки, уверены в компании.

Многолетние травы после скашивания травы собираются в волок, который разбрасывается и подвяливается до влажности 60-70%, затем собирается комбайном с измельчением, после чего скошенная масса отвозится на площадку, где трактора ее утрамбовывают, а затем закрывают пленкой.

Через 45-60 дней можно начинать кормление. Самые важные вещества, гарантом сохранения которых становится правильная уборка, в сенаже — протеин (до 19-23% сухого вещества), а в кукурузном силосе — крахмал (30-40% сухого вещества).
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама