Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Садовая анархия: отечественное садоводство под вопросом
Дария Харитонова
Агротехника и технологии
25 ноября 2015
Введение эмбарго на поставку зарубежных ягод и фруктов, а также увеличение господдержки на развитие садоводства стали несомненным толчком к развитию этого направления в России, однако выполнить программу импортозамещения российским садоводам в ближайшее десятилетие вряд ли удастся
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2015
Фото: Легион-Медиа

По данным Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Минсельхоза РФ, российские садоводы обеспечивают потребность населения во фруктах лишь на 22%. Так, в 2014 году фактическое производство плодов и ягод в нашей стране составило около 3 млн т, тогда как при норме, рассчитанной ФГБНУ «НИИ питания», — 90 кг на человека в год — требуется производить свыше 13 млн т. Таким образом, дефицит отечественной садовой продукции на сегодняшний день достигает 10 млн т.

Основная причина этого — отсутствие достаточного количества садов. Сейчас площадь многолетних садово-ягодных насаждений составляет около 527 га, из которых плодоносящих всего 420 тыс. га. Причем с не самой высокой урожайностью (в среднем по стране она составляет 76 ц/га, или 7,6 т/ га). В общем, наращивать площади требуется ускоренными темпами. По данным Минсельхоза, ежегодная закладка новых площадей составляет примерно 10 тыс. га в год. Стало быть, к 2020 году площадь садов, за минусом старых насаждений, подлежащих раскорчевке, увеличится до 445,5 тыс. га, что вместе со старыми посадками позволит ежегодно собирать около 4 млн 800 т.

Чтобы ускорить импортозамещение в садоводстве, необходимо поднимать урожайность, и курс садоводов должен быть направлен на интенсивные технологии выращивания фруктов и ягод, говорит директор Департамента растениеводства, химизации и защиты растений Министерства сельского хозяйства РФ Петр Чекмарев. По его словам, в последние 5 лет этот тренд проявлялся хорошо: при ежегодной закладке около 10 тыс. га 6 тыс. из них составляли интенсивные сады.

Однако, по мнению аграриев, работа по закладке новых садов проводится крайне медленно.
«Это капля в море, — говорит директор ЗАО «Совхоз имени Ленина» (Московская область) Павел Грудинин. — Чтобы такими темпами нарастить свое производство, понадобятся десятилетия, и уж, конечно, в объявленные правительством сроки — в течение 3-5 лет обеспечить граждан России продуктами питания отечественного производства — наши садоводы не уложатся».

Господдержка — плохая мотивация?

По данным, озвученным Петром Чекмаревым на конференции «Состояние и перспективы развития садоводства и питомниководства в Российской Федерации», прошедшей в рамках «Золотой осени — 2015», при ежегодной закладке интенсивных садов по 20 тыс. га в год с ежегодной урожайностью 25 т/га прирост валового сбора составит свыше 1,2 т плодово-ягодной продукции. Соответственно, при импорте 1,9 млн т программа импортозамещения будет выполнена к 2020 году на 64,2%.

Впрочем, садоводы не разделяют оптимизма чиновника: срок окупаемости в садоводстве составляет минимум 5-7 лет, а урожай можно получить лишь спустя 3 года после закладки сада. Иными словами, капиталоемкость интенсивных садов очень высока, ведь все эти годы, несмотря на отсутствие прибыли, инвестор должен выкладывать на их развитие немалые средства.

«Стоимость закладки одного гектара интенсивного сада составляет не менее 800 тыс. руб., а в отдельных регионах эта цифра доходит до 3 млн руб., — подсчитывает Павел Грудинин. — Кроме того, необходимо затратное обновление значительной части уже существующих садов. Таких денег в отрасли не было и нет».

И это несмотря на то, что господдержка производителей фруктов и ягод в 2015 году увеличилась почти в 5 раз: если в 2014 отрасли было выделено 418,8 млн руб., то в этом — около 2 млрд. Сейчас ставка субсидирования интенсивного сада установлена на уровне 210 тыс. руб./га.

Если верить данным Минсельхоза, то выделенных денег хватит на полное обеспечение закладки всего 2,5 тыс. га садов. Однако, по мнению Грудинина, эти дотации проблемы не решают.

«Суммы поддержки смешные, они не мотивируют производителя закладывать сады. При этом, чтобы получить деньги, надо выполнить условия Минсельхоза: предоставить проект сада, сделанный специализированной организацией. Но проект стоит около 100 тыс. руб., что сопоставимо по цене со стоимостью выделяемой помощи! — возмущен Грудинин. — Именно поэтому мы, заложив 6 га интенсивного сада на собственные средства (в среднем затратили 800 тыс. руб./га), за компенсацией не обращаемся».

Затраты велики

Оборудование для интенсивных садов стоит дорого. Во-первых, необходима система капельного орошения, которая помимо того, что стоит недешево, еще требует расходов на эксплуатацию: ежегодно на 1 га орошаемого плодоносящего сада (в сравнении с 1 га сада без капельного орошения) дополнительно расходуется примерно 25 тыс. руб., сравнивает Игорь Муханин. Однако без этой системы не обойтись, так как именно она является важным элементом, позволяющим поднять урожайность садов и ягодников в 2-2,5 раза. Так, по словам Павла Грудинина, средняя урожайность на орошаемых участках в его хозяйстве в этом году составила 27 т/га, земляники — 120 ц/га, что в 2 раза выше показателей на неорошаемых участках.

Помимо этого бюджет садоводов расходуется на опорные конструкции (шпалеры), затраты на которые составляют в среднем около 650 тыс. руб./га. Но главная статья расходов и огромная проблема садоводов, по мнению большинства участников отрасли, кроется в нехватке и дороговизне мощностей по хранению урожая.

«Обеспеченность холодильниками на сегодняшний день составляет не более 15% урожая, — негодует Игорь Муханин. — Из-за этого продукция, которую произвели наши садоводы, может расходиться только в сезон, а к ноябрю пригодными для торговли остаются лишь 15% валового сбора продукции! Остальное мы вынуждены продавать за бесценок на сырье, иначе оно пропадет».

«Отсутствие фруктохранилищ приводит к сезонному колебанию цен и делает наш продукт неконкурентным, — добавляет Ярослав Луканин. — При этом строить свои мощности для садоводов крайне нерентабельно: затраты на хранилище с регулируемым климатом в 4 раза выше совокупных затрат на выращивание, оборудование и защиту интенсивного сада».
«Строительство холодильников даже хозяйство с хорошей экономикой превращает в миллионера по долгам, — резюмирует Муханин. — Ведь их стоимость в среднем составляет около 40 млн руб.».

Проблема питомников

Не меньшую проблему, по словам Павла Грудинина, представляет слабая обеспеченность садоводов посадочным материалом. Интенсивное садоводство требует большого количества посадочного материала, а в России собственный посадочный материал на слаборослых подвоях, таких как М9, 62-396, практически не выращивается. Те, кто начинал закладывать такие сады, как правило, везли саженцы из-за границы, констатирует аграрий.

По мнению Владимира Степанова, председателя Всероссийского общества садоводов и генерального директора НПО «Сад и огород», отечественное садоводство переживает не лучшие времена: в России практически развалена система питомников и селекционно-питомниководческих станций. «Сегодня крайне мало внимания уделяется разработкам новых сортов, приносящих максимальную урожайность на российских почвах, в результате рынок посадочного материала переполнен импортной продукцией далеко не лучшего качества», — сетует Степанов. Но еще хуже то, что не хватает оздоровленного материала, а это приводит к плохой приспособляемости отечественных сортов фруктов и ягод: они болеют, плохо сохраняются и из-за этого не могут конкурировать с импортными.

Плохо также то, что садоводам приходится самим заниматься производством качественного посадочного материала. «Во всем мире существует разделение: одни хозяйства (питомники) специализируются только на выращивании маточников, а другие покупают рассаду и выращивают продукцию, — рассуждает Павел Грудинин. — Мы же, к примеру, — это касается выращивания земляники — вынуждены содержать маточники, поскольку в нашей стране нет такой системы, которая позволяла бы нам получать оздоровленный посадочный материал, а возить его из-за границы дорого, более того, это сопряжено с проблемой зараженности. Это ставит нас в абсурдную ситуацию, ведь многие средства защиты растений запрещены к ввозу в РФ. Получается, завозя рассаду земляники, мы рискуем, потому что средства для борьбы с болезнями заграничной рассады не могут быть ввезены, а наша промышленность их не производит».

Сегодня, по данным Минсельхоза, в России под земляникой занято более 35 тыс. га. Валовое производство этой ягоды составляет 134 тыс. т, или 0,9 кг на душу населения. Ее массовое потребление не превышает 6 недель в год, тогда как в экономически более развитых странах землянику потребляют круглогодично.

В связи с этим в стране назрела необходимость не только лучше финансировать науку и НИИ садоводства и виноградарства, но и развивать систему крупных питомников и возрождать селекционно- питомниководческие центры, не сомневается заведующая отделом координации научных фундаментальных и прикладных исследований ФГБНУ «Всероссийский селекционно-технологический институт садоводства и питомниководства» (ФГБНУ ВСТИСП) Антонина Борисова. По ее словам, в России практически не осталось крупных базовых питомников с адаптированным, выращенным под наши условия посадочным материалом, а работать с сетью мелких, разрозненных по стандартизации питомников дороже и сложнее. Эксперт видит правильным создание по всей стране сети селекционно-питомниководческих центров, производящих сертифицированный посадочный материал и координируемых научными центрами (при существующих профильных НИИ).

Нарастить объемы фруктов и земляники можно, только работая с хорошим маточным материалом, говорит генеральный директор «Корочанского плодопитомника» Виктор Городов. При этом будущее, несомненно, за интенсивными садами, уверен аграрий. По его мнению, низкая и средняя урожайность российского садоводства объясняется тем, что у нас по сей день имеют большое распространение промышленные высокорослые сады. «Более половины из них старше 30 лет, их нормативная урожайность — не более 100 ц/га, тогда как за границей используются только «карлики» интенсивного типа — низкорослые сорта с высокой плотностью посадки, способные давать урожай 400-800 ц/га, — сравнивает Городов. — Плоды таких деревьев отлично хранятся и легко перевозятся. Но сдерживающим фактором к распространению таких садов является все та же высокая капиталоемкость».

Отечественное дешевле?

С учетом выросших вдвое цен на средства защиты и химизацию, которые в основном поставляются из-за рубежа, а также с постоянным ростом цен на ГСМ, электро-энергию и другие ресурсы (крымчанам к этому списку еще надо прибавить затраты на прес-ную воду), окупаемость проектов интенсивных садов начиная с этапа закладки составляет, по мнению Павла Грудинина, не менее 15 лет. И это ставит инвесторов в тупик.

Отсюда и закономерный рост цен на садоводческую продукцию. «В прошлом году мы продавали стандартные яблоки по 25-45 руб./кг, а сейчас — по 60-80 руб./кг, но при этом соотношение себестоимости к продажной цене осталось на том же уровне, — сравнивает Грудинин. — Также выросли в цене и нестандартные яблоки, идущие на переработку: в прошлом сезоне килограмм «технических» яблок стоил не выше 3,5-5 руб., а в нынешнем переваливает за 10 руб./кг». По сути, это реальная цена продукции, за которую ее готовы реализовывать российские производители.

Впрочем, столь резкий скачок цен спровоцировало не только увеличение себестоимости, но и создавшийся в результате ухода с рынка основных конкурентов из ЕС дефицит: яблоки, которые раньше шли на переработку, теперь продают в розницу как столовые вместо запрещенных польских.

«Идея импортозамещения подразумевала удешевление продукции на прилавках за счет наполнения их производящимся на местах товаром, но кто сказал, что отечественные яблоки получаются дешевле? — задается вопросом Павел Грудинин. — Отечественные садоводы находятся в абсолютно неравных конкурентных условиях с производителями фруктов из ЕС, где государство субсидирует большую часть расходов фермеров».

С Грудининым солидарен Игорь Муханин. «Закладка сада в Европе обходится в 4 раза дешевле, чем в России, более того, у нас субсидируется в основном только сама закладка, а дальнейший процесс не поддерживается. В Европе же субсидии выдаются на строительство холодильников (благодаря чему их возведение удешевляется в 5-6 раз), на покупку шпалер, ядохимикаты и многое другое», — перечисляет эксперт.

Анализ конкурентных условий, произведенный Игорем Муханиным, показывает, что при создании интенсивного сада с реализацией урожая 1 тыс. т плодов в год российский садовод тратит около 200 млн руб., из которых субсидируется 26,4 млн руб. (12%). Почти столько же — 197 млн руб. — тратит и польский фермер, но субсидирование в данном случае составляет 133,8 млн руб. (68%), плюс компенсация — около 20 млн руб. (9,4%).

«Итого, отечественный производитель фруктов при сравнительно одинаковых издержках на равное количество полученного урожая тратит 174 млн руб., а польский — чуть выше 43 млн руб., — сравнивает Муханин. — Стало быть, себестоимость 1 кг столовых плодов в интенсивном карликовом саду у польских производителей составляет около 18 руб./кг, а у российских — свыше 30 руб./кг».

Кому они нужны?

Главная проблема садоводов в том, что спрос на такие дорогие яблоки будет стремительно падать, уверен Павел Грудинин. Собственно, уже сейчас мы видим снижение покупательского интереса: население беднеет, кризис уменьшает доходы, спрос на фруктовую продукцию уменьшается. И кому будут нужны наши яблоки по цене свыше 100 руб./кг? — вопрошает аграрий.

Стратегической задачей государства в условиях курса импортозамещения, по мнению Грудинина, должно стать обеспечение доходности садоводства для сельхозпроизводителей, которые вкладывают в этот бизнес долговозвратные средства.

У Ярослава Луканина помимо прочего вызывает опасение неопределенность перспективы наращивания производства отечественных фруктов. Он уверен, что реализация Госпрограммы поддержки садоводов до 2020 года — это недостаточный горизонт для планирования. Как известно, от момента закладки сада до его вступления в пору плодоношения в промышленных масштабах проходит не менее 5-6 лет, поэтому тот, кто сейчас примет решение закладывать сады, должен быть уверен, что через этот промежуток времени на рынок снова не хлынет дешевое яблоко из зарубежья. Проблема в том, что вступление в ВТО предполагает планомерное снижение импортных пошлин, напоминает аграрий, поэтому нужна твердая политика по защите интересов отечественного производителя садовой продукции или хотя бы равные условия поддержки.

Свой путь в садоводстве?

Все эти факторы негативно влияют на инвестиционную привлекательность отрасли, и тем не менее, по данным чиновников Минсельхоза, интерес инвесторов к сфере садоводства растет. Так, в 2015 году активизировалась закладка новых садов, и, по прогнозам, к декабрю этого года площадь новых многолетних насаждений будет составлять около 11 тыс. га, что почти на 30% выше площади садов, заложенных в 2014 году.

Увеличение интереса к производству отечественной фруктовой продукции чиновники из профильного ведомства связывают прежде всего с усилением мер господдержки: в 2015 году не только были в два раза увеличены субсидии на закладку садов интенсивного типа, но и впервые выделены средства (около 1 млрд 200 тыс. руб.) на строительство холодильных мощностей. Субсидии предполагают возмещение 20% прямых затрат на строительство и модернизацию плодо-хранилищ, включая приобретение оборудования. Кроме того, ставка субсидирования на закладку питомника составила 131 тыс. руб./ га, ягодника — 48 тыс. руб./га.

Но, поскольку этой помощи явно недостаточно, эксперты и аграрии предлагают снижать себестоимость продукции, используя менее затратные технологии. Например, Игорь Муханин видит выход в том, чтобы внедрять безопорные карликовые насаждения (веретеновидные формировки). Безопорный сад на карликовом подвое менее прибылен, чем аналогичный со шпалерой, за счет меньшей плотности деревьев и других факторов, однако его закладка обойдется в 2-3 раза дешевле, разъясняет Муханин.

Антонина Борисова же уверена, что сады на карликовом подвое — путь европейцев, которые вынуждены из-за нехватки земли концентрировать больше растений на единице площади. Но в России земли хватает, поэтому закладывать сады можно с меньшей плотностью посадки и при этом не менее интенсивные, говорит эксперт. Кроме того, отечественные высокоурожайные сорта на семенном подвое не несут вирусных инфекций, имеют хорошую корневую систему, которая позволяет им снабжать себя влагой и обходиться без капельного полива. Такие сорта адаптированы к местным условиям и оздоровлены.

Кстати, выращенные на семенном подвое высокоурожайные сорта отечественной селекции (такие как сорт Легенда, Маяк Загорья и др.) имеют также уникальный ген устойчивости к парше и прекрасно хранятся до нового урожая, замечает Борисова. При их выведении использованы уникальные методики промораживания, что делает их пригодными для закладки садов в Нечерноземье, рассказывает она. А главное — технология их возделывания за счет отсутствия опор и капельного полива дешевле в 3-4 раза. Кроме того, добавляет Борисова, химизация таких садов (обработка фунгицидами, инсектицидами и пестицидами) гораздо ниже, что делает продукцию более экологически чистой.

По наблюдениям главы агрохолдинга «Щелково Агрохим» Салиса Каракотова, 90% препаратов для садоводов, а в основном это фунгицидная линейка, производятся импортными компаниями. «Это серьезное упущение для российских производителей фунгицидов и акарицидов, поэтому мы уже разработали линейку замещения основных зарубежных препаратов для обработки садов и надеемся в течение трех лет (к 2018 году) заместить их на 46% своей, более дешевой, но не менее качественной продукцией», — делится планами Каракотов.

Здесь надо отметить, что и некоторые иностранные компании во многом поддерживают отечественного производителя антикризисными мерами. К примеру, в компании «Сингента», ежегодно предоставляющей российским производителям товарное кредитование средств защиты растений или семенного материала на 6-8 месяцев с момента отгрузки до уборки и продажи урожая, увеличили объем товарного кредита. Как пояснила директор технического маркетинга «Сингенты» Елена Соколова, сделано это было по причине снижения доступности кредитных ресурсов в 2015 году.

Интенсивный сад
Под интенсивными технологиями в садоводстве понимается использование оздоровленных саженцев в экологически устойчивых условиях данной местности. Саженцы, как правило, выращиваются на слаборослых подвоях с высокой плотностью посадки — 1,5-5 тыс. деревьев на 1 га. Такие деревья имеют высокую урожайность и отличаются скороплодностью.

Несмотря на то, что яблок на низкорослых деревьях меньше, в целом урожай с гектара за счет большой плотности размещения выше, замечает Ярослав Луканин, гендиректор хозяйства «Трудовое» (Краснодарский край, садоводство).

Как объясняет президент Ассоциации производителей плодов, ягод и посадочного материала (АППЯПМ) Игорь Муханин, такой сад уже на второй-третий год после посадки обеспечивает урожайность около 15 т/га плодов высоких товарных кондиций, а на третий-четвертый год — до 30-40 т/га.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама