Бройлера много не бывает -Агроинвестор
Добро пожаловать на "Агроинвестор 2.0". Старую версию сайта можно найти по этой ссылке. Об ошибках и пожеланиях можно сообщить здесь.
Не более 5МБ
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Бройлера много не бывает
Алена Белая
Агроинвестор
март 2016
Обеспеченность страны бройлером составляет около 90%, но новые проекты продолжают появляться в различных регионах от Камчатки до Дагестана. Эксперты считают, что эффективным предприятиям место на рынке найдется. Но им придется работать в условиях жесткой конкуренции и снижения маржи
За последнее время в секторе анонсировано более десяти новых проектов на 0,5 млн т
Фото: Ю. Эйвазова

Производство мяса птицы в 2015 году достигло примерно 4,4 млн т в убойном весе. По оценке Росптицесоюза, обеспеченность страны бройлером уже составляет около 90%. Но инвесторы по-прежнему заявляют о намерениях вкладывать в этот сектор. За последний год был анонсирован десяток новых либо начатых ранее, приостановленных и возобновленных проектов строительства бройлерных птицефабрик общей мощностью около 0,5 млн т. Новые бройлерные комплексы стране нужны, считает президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. Ведь, несмотря на хорошие достижения отрасли, говорить о каком-то переизбытке производства пока не приходится. «В США потребление мяса птицы на человека составляет 60 кг в год, в Бразилии — 45 кг, а мы едим лишь 31,5 кг, что явно еще не предел, — говорит эксперт. — Весь мир идет по пути увеличения потребления этого вида мяса, потому что птица — лучший конвертор кормов. И наше птицеводство пока движется в этом же тренде».

Зачем России больше бройлера

Старший эксперт по мясному рынку Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Даниил Хотько отмечает, что, несмотря на то, что крупнейшие производители охватывают своими поставками регионы в радиусе до 2 тыс. км (и это не предел) от фактического расположения птицефабрик, существует ряд областей, слабо обеспеченных мясом бройлера, тем более собственного производства. В большей степени это регионы Сибири и Дальнего Востока. В ДФО также по-прежнему велика доля импортной продукции. «Кроме того, по итогам 2015 года в некоторых регионах производство бройлера сильно сократилось или фактически приостановилось, как, например, в Красноярском крае, Хакасии, Мурманской и Архангельской областях, — знает Хотько. — Все это — те ниши, которые еще можно занять и успешно работать». Фисинин подтверждает, что в основном новые проекты заявляют в регионах, где существует нехватка собственного производства. Однако, обращает внимание Хотько, новым инвесторам важно понимать, что действующие игроки продолжают наращивать объемы и также стремятся заполнить эти потенциальные рынки. По мнению эксперта, отрасль уже не нуждается в очень крупных предприятиях с точки зрения их мощности. Предельный уровень нового производства — 25−35 тыс. т в год.

Новые проекты ориентированы в первую очередь на замещение старых мощностей по производству мяса птицы, полагает вице-президент инвесткомпании «Атон» Иван Николаев. До 2016 года экономическая ситуация еще как-то позволяла выживать немодернизированным фабрикам, но повышение процентных ставок банками сказалось на них негативно. «Нередка ситуация, когда те, кто брал кредиты на год или два (обычно банки одобряют кредит сроком максимум на три года с возможностью последующей пролонгации), уже не могут выплачивать его по новым ставкам или продлевать, — рассказывает он. — При этом цены на продукцию повышать сложно, а рентабельность снижается, причем так, что компания может уйти в минус. У предприятий накапливаются долги, и банки прекрасно это понимают». Поэтому птицефабрики с невысокой операционной эффективностью вряд ли будут перекредитовываться. Их место и займут более современные и технологичные игроки, способные работать с меньшей себестоимостью, делает вывод Николаев.

Есть еще одна причина строить птицефабрики — возможности экспорта. По мнению гендиректора консалтинговой компании «А8 Практика» Андрея Морева, новые проекты по производству бройлера должны быть ориентированными на внешние рынки. Успехом для их реализации будет сокращение затрат на экспортную логистику. Поэтому размещать комплексы стоит в регионах, которые имеют выход на рынки государств-импортеров мяса птицы — Китай, страны Ближнего Востока и Африки, считает он. «Инвесторам должны быть интересны регионы, граничащие с Черноморским, Каспийским бассейнами и имеющие выход на портовые мощности, а также приграничные с Китаем районыи Приморье, — перечисляет аналитик. — Строительство же площадок в областях внутри страны, не имеющих выхода на экспорт, бесперспективно».

Николаев согласен, что Россия вполне может вывозить мясо птицы, так как из-за обесценивания рубля оно стало «довольно дешевым». Но есть и сдерживающие факторы, напоминает он. «Во-первых, девальвация произошла не только в России, но и на всех развивающихся рынках, в том числе в тех странах, которые являются крупными поставщиками мяса птицы, например, в Бразилии и Турции, — рассказывает эксперт. — Во-вторых, в Аргентине до выборов действовало эмбарго на экспорт продовольствия, сейчас после смены лидера страны запрет планируется снять, а это дополнительное предложение на рынке продовольствия на $8−9 млрд».

Нужно добавить объем

Новые проекты, находящиеся на стадии планирования, разработки документации, поиска инвестиций или строительства получают поддержку региональных властей и банковское финансирование. Но пока ни один из заявленных в последнее время комплексов не был запущен, а некоторые не продвинулись дальше проектной документации. «Те инвестиционные планы, которые сейчас действительно реализуются — проекты уже действующих производителей, остальные дальше разговоров не ушли», — замечает Даниил Хотько.

Один из новых птицепроектов реализуется в Дагестане. В регионе есть промышленные бройлерные предприятия, но потребности в этом виде мяса не обеспечены на 100%. По данным республиканского Минсельхозпрода, общие объемы собственного производства мяса птицы в Дагестане составляют 38 тыс. т в убойном весе, или 50% от потребности, объем которой ведомство оценивает в 76 тыс. т. «Остальные 50% пока завозим из соседних регионов, — рассказывает начальник отдела птицеводства, пчеловодства и коневодства дагестанского Министерства сельского хозяйства и продовольствия Ильмутдин Салахбеков. — Так что новый комплекс придется как нельзя кстати, кроме того, он удачно вписывается в программу «Развитие производства и переработки яиц и мяса птицы в республике Дагестан на 2014−2016 годы»».

Птицекомплекс в Магарамкентском районе республики мощностью 5,3 тыс. т бройлера в год (в живом весе) возводит АПК «ЭкоПродукт». По словам Салахбекова, основная часть строительных работ уже выполнена. По состоянию на середину января этого года в проект было вложено 1,07 млрд руб. Производство — инкубаторий, площадки выращивания, комбикормовый завод, убойный цех и пометохранилище — разместится на 230 га. «Со своей стороны республика обязуется обеспечить компании льготы по налогам на имущество и на прибыль, освободить от арендной платы за участки, создать внешнюю инженерную инфраструктуру. Также инвестор будет получать господдержку — субсидии и компенсации части затрат на приобретенное технологическое оборудование и за произведенное мясо птицы в живом весе», — перечисляет Салахбеков. Планируемый срок окупаемости предприятия — восемь лет. Ориентировочный срок сдачи объекта и официального открытия — март 2016 года, говорил он в феврале.

Саратовской области также не хватает мяса птицы собственного производства. В 2015 году все хозяйства региона получили 33,4 тыс. т в живом весе. В 2016-м планируется произвести 33,5 тыс. т. «Сейчас обеспеченность мясом птицы в области составляет 36% от потребности на человека. В прошлом году мы завезли 63,6 тыс. т из других регионов, в том числе 0,7 тыс. т из-за рубежа, — делится замглавы Министерства сельского хозяйства области, начальник управления развития животноводства Алексей Гришанов. — Поэтому строительство промышленного комплекса в условиях замещения импорта региону просто необходимо».

Планы возведения птицефабрики в Татищевском районе области на 31,5 тыс. т в убойном весе есть у компании «АгроТехнологии». После запуска предприятия и выхода на проектную мощность (в 2017—2018 годах) производство мяса птицы в регионе вырастет в два раза, рассчитывают в Минсельхозе. По словам Гришанова, для реализации проекта выкуплены и поставлены на учет три земельных участка общей площадью 612 га, оформлена долгосрочная аренда на 88 га.

Проект реализуется при поддержке администрации Саратовской области. Компании предоставляются субсидии на возмещение части процентной ставки по инвестиционным кредитам, полученным на строительство, приобретение племенной продукции, а также покупку техники, оборудования, автотранспорта. Кроме того, выделяются субсидии на возмещение части процентной ставки по краткосрочным кредитам на срок до одного года.

Производители Самарской области обеспечивают примерно половину от общего потребления бройлера в регионе. В 2015 году здесь выпустили 41,34 тыс. т мяса птицы в убойном весе — 53,2% от потребности. Из других регионов и по импорту было поставлено 45,8 тыс. т, сообщила пресс-служба областного Минсельхозпрода.

«Корпорация развития Самарской области» уже несколько лет пытается построить птицефабрику. Проект на 50 тыс. т/год в убойном весе с перспективой расширения до 100 тыс. т включает инкубаторий, цех убоя и переработки мяса, площадки откорма бройлеров, комбикормовый завод, инженерную инфраструктуру и другие объекты. Они находятся в различной степени строительной готовности, рассказывает замминистра сельского хозяйства Самарской области Сергей Скворцов. Он также уточнил, что сейчас общая стоимость проекта актуализируется с учетом произведенных изменений: корректировки концепции, инфляции, резкого роста курса евро, вынужденных изменений проектных решений в части инженерного обеспечения птицекомплекса и др. В прошлом году «Корпорация развития Самарской области» уже подавала заявку во Внешэкономбанк, который финансирует проект, на увеличение кредита с 5 млрд руб. до 7,76 млрд руб., писал «Коммерсантъ».

На 100% и около нуля

Птицефабрики Ставропольского края уже сейчас полностью обеспечивают потребности местных жителей в мясе птицы. При этом значительные его объемы вывозятся в соседние регионы. По итогам 2015 года на Ставрополье произведено 266,29 тыс. т (в живом весе, прирост к уровню 2014-го — 17,2%). Тем не менее ГАП «Ресурс», уже имеющая в крае бройлерное производство, строит еще одну фабрику. После ее запуска, а также ввода комплекса по производству индейки в Изобильненском районе объем производства мяса птицы в регионе в 2016 году превысит 310 тыс. т, рассчитывает краевой Минсельхоз.

«Кочубеевскую птицефабрику» мощностью до 40 тыс. т мяса птицы в год (в живом весе) инвестор возводит в селе Овощи Туркменского района. Вложения оцениваются в 1,36 млрд руб., окупить которые планируется за пять лет. По информации замминистра сельского хозяйства Ставропольского края Юрия Сербина, проект реализуется на двух площадках — «Овощная-1» и «Овощная-2». «На первой уже закончено возведение 26 корпусов, на второй построено 23 производственных корпуса и работа продолжается, — рассказывает он. — Уже посажены на выращивание 1,5 млн цыплят». Инвестор получает господдержку — субсидирование процентной ставки по привлеченным на реализацию проекта инвестиционным кредитам.

А вот Бурятия, напротив, относится к регионам, где практически нет собственного производства мяса бройлера. По данным Росстата, в прошлом году в республике получили всего 0,4 тыс. т в живом весе, при этом три четверти этого объема произвели хозяйства населения. Поэтому проект строительства Селенгинской птицефабрики с родительским стадом на 30 тыс. т мяса бройлеров (в живом весе) в год здесь нужен. Инвестор — «Бурятмяспром». По словам гендиректора компании Владимира Селицкого, проект реализуется по программе поддержки моногородов в Кабанском районе. Государство участвует в нем в лице некоммерческой организации «Фонд развития моногородов», правительство республики финансирует создание необходимой инфраструктуры.

«Сейчас птицеводство Бурятии представлено одной фабрикой яичного направления, небольшими КФХ, частными подворьями, подсобными хозяйствами, — рассказывает Селицкий. — Годовая потребность в мясе птицы в республике — 30−35 тыс. т, подавляющая часть которого завозится из других регионов». Основные поставщики — предприятия Иркутской области: «Саянский бройлер», «Ангарская птицефабрика», СХАО «Белореченское». Также в торговых сетях присутствует продукция, произведенная в Центральном, Поволжском, Уральском федеральных округах. После реализации проекта «Бурятптицепром» при ежегодном выпуске 21,6 тыс. т мяса птицы в убойном весе планирует занять 45−55% рынка Бурятии, полностью закрыв потребности в охлажденном мясе, рассчитывает топ-менеджер.

Проект предусматривает строительство площадки содержания родительского стада и ремонтного молодняка, комбикормового завода на 25 т в час с элеватором на 16 тыс. т, производственной площадки откорма на 13,6 млн бройлеров в год и инкубатория на 18,7 млн яиц в год. Также будет возведен цех убоя производительностью 6 тыс. птиц в час. Стоимость проекта превышает 7 млрд руб. Начать строительство планируется в этом году. Срок реализации — 30 месяцев с начала финансирования проекта, окупиться он должен через восемь лет с момента выхода на полную мощность. По состоянию на начало февраля за инвесторами было закреплено право собственности на земельные участки под строительство, получена исходно-разрешительная документация для проектирования. До 1 апреля генеральный проектировщик «Горпроект» (Москва) намерен завершить работу и сдать проект на градостроительную и экологическую экспертизы, делится Селицкий.

Также к мало обеспеченным мясом птицы регионам, где планируется построить бройлерные производства, относятся Красноярский край (в 2015 году произведено 16,5 тыс. т в живом весе), Камчатский край (0,4 тыс. т) и Калмыкия (1,1 тыс. т). В первом проект анонсирован в начале этого года. «Ленхард Девелопмент» совместно с «Шарыповским агропромышленным комплексом» планируют создать птицефабрику по выпуску мяса птицы и яиц на 68,7 тыс. т в год с замкнутым производственным циклом. Начало строительства должно начаться в первом квартале этого года, а выпуск продукции — в третьем квартале 2017-го. Выйти на проектную мощность планируется во втором квартале 2019 года. «Корпорация развития Камчатки» ищет инвестора для строительства птицефабрики мощностью до 9,2 тыс. т мяса птицы в год. По мнению инициаторов проекта, его реализация должна поднять показатель производства с менее чем 1 кг мяса птицы/чел. до 20 кг/чел. и более к 2018 году. В Калмыкии анонсирован проект «Калмыцкий бройлер» производительностью более 5 тыс. т продукции в год.

Риски и перспективы

Из всех рынков мяса в России наиболее насыщен рынок бройлера. Несмотря на преобладающую долю мяса птицы в потреблении, конкуренция между производителями максимальна, что отражается в том числе в отсутствии роста цен и даже их снижении в конце 2015 — начале 2016 года, когда тушка подешевела до менее чем 100 руб./кг, отмечает Даниил Хотько. «Главными сложностями для инвесторов может стать доступ к заемному финансированию на начальном этапе, а также трудности в реализации продукции и получения комфортного уровня маржи, — считает он. — С учетом роста себестоимости доходность производства бройлеров на сегодняшний день минимальна, что значительно увеличит сроки окупаемости новых проектов». Способствовать успеху новых игроков будет только повышение спроса на мясо бройлера, который может произойти по трем причинам. Во-первых, в результате естественного роста среднедушевого потребления, что пока маловероятно из-за падения платежеспособности населения. Во-вторых, благодаря развитию экспорта мяса птицы. В-третьих, если неэффективные компании начнут уходить с рынка в результате банкротств. Это наиболее вероятный сценарий в ближайшие один-два года, но тем не менее сложно оценить масштабы и потенциал роста спроса.

Одним из конкурентных преимуществ является наличие собственной кормовой базы, которая позволяет минимизировать риски ценовых колебаний, снижения качества и доступности сырья в течение всего сезона, продолжает Хотько. Также более успешными могут стать проекты с полным циклом от выращивания бройлеров до глубокой переработки и с собственной розничной торговой сетью.

По мнению Николаева, никаких специфических рисков у новых птицеводческих проектов нет. Их набор стандартен: биологический риск (например, гибель стада), типично российский — можно вовремя не получить нужное разрешение и т. д. Важно и то, что в стране мало валюты, а большая часть оборудования закупается за рубежом, отмечает он. «В последние годы птицеводы приобретали оборудование исключительно на Западе, но в условиях нынешних курсов валют следует присмотреться и к другим вариантам», — комментирует Фисинин. Например, в Липецкой области с 2014 года работает большой современный завод российской компании «Техна» по выпуску птицеводческого оборудования, напоминает он. «Теперь и премиксы можно купить в России, в стране действует 15 премиксных предприятий, — продолжает эксперт. — Другое дело, что приходится закупать за рубежом витамины, аминокислоты и другие биологические вещества. Но часть затрат все-таки можно сократить, минимизировав импорт».

Гендиректор группы «Продо» Петр Илюхин полагает, что инвесторам стоит приготовиться к снижению рентабельности и длительным срокам окупаемости. «Это касается как уже существующих, так и новых проектов. А это могут себе позволить лишь крупные диверсифицированные холдинги, имеющие большой запас прочности», — уверен он.

Тенденция насыщения рынка, а также другие факторы, например неблагоприятная экономическая ситуация в стране, вызовут падение цен на мясо птицы. «Этот процесс уже начался, хотя пока ситуация на рынке довольно стабильная. Опыт предыдущих полутора лет заставляет производителей верить в лучшее — доходность этого бизнеса была довольно высока, но в дальнейшем о росте рентабельности говорить не приходится, — комментирует топ-менеджер. — Цены будут снижаться, а сроки окупаемости инвестпроектов — расти, хотя бы из-за падения курса рубля».

По словам Фисинина, сейчас рентабельность эффективных птицекомплексов составляет примерно 15−20%, но вряд ли в ближайшее время она станет выше. В период активного подъема отрасли сроки окупаемости бройлерного производства в среднем составляли четыре-пять лет, сейчас — еще плюс два-три года, добавляет Даниил Хотько.

Банки готовы?

Одна из трудностей, с которыми сталкиваются инвесторы, — проблемы с получением кредитования. По словам Морева, банки стали более настороженно относиться к новым проектам, что вызвано насыщением рынка сбыта. «Если у компании есть четкий маркетинговый план продаж, обеспеченный предварительными соглашениями с покупателями, то ее шансы получить финансирование достаточно высоки, — считает он. — В противном случае рассчитывать на кредит не приходится».

Банкам выгодно вкладывать в проекты, которые строятся в регионах, не обеспеченных мясом птицы, полагает Николаев. Если там вдруг появляется хороший современный птицекомплекс, то это несомненный плюс. «Для банка это может быть мотивирующим фактором, так как кредитуемый клиент имеет преимущество на рынке, следовательно, велики шансы на быстрый возврат денег», — рассуждает он.

ВТБ видит большой потенциал в птицеводческой отрасли, в текущей ситуации инвестировать в производство мяса птицы выгодно, ответила пресс-служба банка на запрос «Агроинвестора». За последние полтора года ВТБ выделил деньги многим компаниям, занимающимся выращиванием птицы. Среди наиболее значимых сделок в этой отрасли можно отметить финансирование банком ГК «Руском», которая за два года в общей сложности получила более 1 млрд руб. для открытия птицефабрик в Омской области. Кроме того, выдано 67 млн руб. для модернизации единственной на Камчатке птицефабрике «Пионерская». Одной из последних крупных сделок ВТБ в этой отрасли стало кредитное соглашение на сумму 1,9 млрд руб. с «Челны-Бройлер», одним из ведущих птицеводческих предприятий Татарстана. Заемные средства предоставлены на срок до семи лет на возведение цеха по переработке мяса птицы.

На комплексной экспертизе во Внешэкономбанке находится заявка от компании «ЕвроБиоТех» по финансированию строительства птицефабрики в Самарской области, сообщила пресс-служба банка. Также на предварительной экспертизе есть еще несколько подобных заявок. Банк принимает решение о финансировании инвестиционных проектов по результатам проведения экспертиз.

Всероссийский научно-исследовательский и технологический институт птицеводства (ВНИТИП) недавно получил предложение о сотрудничестве от Россельхозбанка, знает Фисинин. Возможно, будет принято соглашение, по которому специалисты ВНИТИП будут выступать экспертами по проектам, поступающим на рассмотрение банка. Важно правильно оценить перспективы проекта, разобраться, насколько современное оборудование планируется использовать, старая или новая технология будет на производстве. «Мы готовы к такой совместной работе. Для банка это хорошо — есть какая-то уверенность в правильности вложений», — говорит Фисинин. Диалог о предоставлении экспертных заключений ведется и с другими банками.

Нужно начинать с яйца
По мнению Владимира Фисинина, птицеводство сейчас вышло на тот уровень, когда недостаточно построить только откормочные площадки и убойный цех. Новые проекты могут стать успешными, только если инвесторы обеспечат полную цепочку производства и начнут с создания собственного родительского стада. «Мы должны строить фермы молодняка, создавать родительское стадо, инкубаторий и не побираться по миру в поисках инкубационного яйца, — убежден эксперт. — Это имеет большое значение для птицефабрики с точки зрения обеспечения биологической и ветеринарной безопасности, кроме того, помогает сокращать затраты». По словам Фисинина, с 2005 года стоимость суточного цыпленка из родительского стада выросла с 83,5 руб. до 312 руб. «Виной тому не только девальвация рубля. Просто производители племенной продукции быстро поняли, что наши птицеводы не обеспечивают себя этой важной составляющей и будут вынуждены покупать ее у них даже по высоким ценам, — пояснят он. — Так что подход к строительству новых фабрик должен быть серьезным».
Статьи по теме
Рекомендации
Показать еще