2017 год. Точка роста или ситуативное равновесие? -Агроинвестор
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
2017 год. Точка роста или ситуативное равновесие?
Николай Лычев
Агроинвестор
5 декабря 2017
Главный редактор журнала «Агроинвестор» Николай Лычев о том, что экономические прогнозы начали использоваться как инструмент политики
Фото: М. Стулов

Декабрьский выпуск «Агроинвестора» по традиции сделан как специальный номер: вместе с ведущими участниками и экспертами рынка подводим итоги 2017 года и по формулируем контуры 2018-го. Кроме этого поста, есть много других редакционных текстов (12 «Событий года»), статья о самой большой сделке года, обзоры главных товарных рынков. Есть топ инвестпроектов года, в изобилии и другой подробной аналитики. Поэтому не буду повторяться: за фактами и цифрами отсылаю вас к этим текстам. А здесь позволю себе поделиться ощущениями от уходящего года.

Завершаясь, он оставляет ощущение ситуативного равновесия. С одной стороны, возобновление роста экономики страны (где-то на 2% по году), контроль над инфляцией, некоторое оживление активности потребителей и, в принципе приемлемый для участников рынка курс рубля. Лучше сказать, приемлемый своей стабильностью, а не самими цифрами котировок, вполне себе позволявших в уходящем году время от времени оживать импорту, а нашим зерновикам — заключать минусовые трейдерские сделки. Рекордный урожай зерновых и рост производства мяса — тоже хорошо: и моральное удовлетворение, и рост денежного потока. Нефть подросла — и это неплохо: тем полновеснее бюджетный рубль, без которого АПК не обеспечил бы не то что роста, но даже не смог бы финансировать свою текущую деятельность. Чистые прибыли агрохолдингов волатилизируются и даже иногда снижаются (чем ближе к растительному маслу и сахару — тем хуже, хоть бизнес продавай). Но, тем не менее, маржа остается нормальной, и позволяет продолжать инвестировать в развитие. Что еще?.. Финансирование госпрограммы вот сохранили, даже кое-что добавили в течение года на отрасль из допдоходов федеральной казны. Жить, в общем-то, можно.

Можно, конечно, и нужно. Но есть другая сторона. Равновесное состояние экономики и отрасли базируется на совпадении ряда позитивных факторов, часть которых перечислена выше. Однако стоит выпасть из этой корзины факторов хотя бы одному — и общее равновесие нарушится. Ускорение инфляции, переукрепление или снова девальвация рубля, политический кризис, даже неурожай — и все придет в движение. Сейчас отчасти наступила временная стабилизация (отхлынула «волна» шоков двух-трехлетней давности), а где-то просто повезло (как с рекордным урожаем). Бодрый рост экономики — не в плюс к ВВП страны. Он восстановительный, компенсационный. С начала 2010-х годов и по 2016-й мы перестали расти, а потом падали со скоростью примерно 1% в год, теперь же просто прекратили падать. Рост основан на конъюнктурных, а не на фундаментальных факторах.

Экономика с большими издержками адаптировалась к санкциям и прошла девальвацию 2014−15 годов. Но мы стали сильнее зависеть от сырьевых котировок — рубль все больше напоминает квазинефтяной дериватив. Что будет с ним, а заодно и с поддержкой АПК, с инфляцией валютных затрат агробизнеса, если Brent устремится к 40−30 долларам? Как отразится на инвестициях такой «стресс-тест»? И еще есть ощущение, что прогнозы и прочие цифры Минэкономразвития в истекающем году начали использоваться как политический инструмент — после того, как сменился министр, а Росстат был переподчинен от правительства министерству и изменил методологию оценки экономической активности. Прочтение отчетов экономического ведомства теперь оставляет стойкое ощущение выхода из кризиса. Но кризис никуда не делся — он просто притормозил. Почитайте cover story этого номера — там есть интересная альтернативная аналитика, показывающая АПК в макроэкономическом контексте. Есть и характерные примеры — как, допустим, потребитель салатов переходит с рукколы на отварные овощи и винегрет. Это говорит о том, что доходы не восстанавливаются, а без этого нечем финансировать рост.

Показать еще
Рекомендации
Реклама