Выбор редактора

Результатом снижения реальных доходов населения стало расширение теневого рынка муки и хлебобулочных изделий в России. По оценке отраслевых союзов, около 40% всего объема производится нелегально и не учитывается официальной статистикой. Конкурентная борьба с контрафактом вынуждает производителей снижать цены, лишаясь части прибыли, кроме того, предприятия несут потери из-за возврата ритейлерами нереализованной продукции.

Полулегальный рынок

По данным Росстата, в 2016 году производство пшеничной и пшенично-ржаной муки в России уменьшилось на 1,6% до 8,97 млн т. Еще большее снижение зафиксировано в производстве хлеба и хлебобулочных изделий недлительного хранения — на 2,8% до 6,1 млн т. Отрицательная динамика сохранилась и в январе 2017-го — выпуск продукции уменьшился на 1% и 1,9%. В то же время, согласно февральскому мониторингу РАНХиГС, Института Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли, снижение реальных доходов населения и рост доли бедных домохозяйств привели к росту потребления недорогих продуктов питания, в том числе и хлеба. Хлеб, крупы и макаронные изделия в январе 2017-го составляли 23,4% минимального набора питания против 22,9% годом ранее.

Производство хлеба и муки

Увеличение потребления во многом покрывается за счет расширения контрафактного сектора, уверен президент Российского союза пекарей Валерий Чешинский. По его оценке, около 40% хлеба производится без надлежащего контроля и зачастую без уплаты налогов разнообразными небольшими предприятиями, которых в России насчитывается около 7 тысяч. Этот нелегальный продукт не попадает в официальный статистический учет. В итоге вместо учтенных Росстатом 6,1 млн т совокупный объем производства хлеба может достигать 11 млн. В ситуации ограниченного платежеспособного спроса часть населения переходит на дешевую полулегальную продукцию, таким образом, официальные цифры отрицательной динамики производства лишь отражают увеличение теневого рынка, прокомментировал «Агроинвестору» Чешинский.

Аналогичная ситуация наблюдается и на рынке муки. Здесь, по словам Чешинского, объем контрафактной продукции достигает 38% от учитываемого официальной статистикой уровня. Эти данные подтверждает Российский союз мукомольных и крупяных предприятий: по его оценке, отечественный рынок на 40% заполнен мукой, не указываемой в данных Росстата. Такая продукция, как правило, является низкокачественной и небезопасной, вырабатывается кустарными мукомольными предприятиями и реализуется по демпинговым ценам.

«Строительство таких производств никем не регулируется, а их работа никем не контролируется. По этой причине многие индустриальные высокопроизводительные мельзаводы имеют низкий уровень использования производственных мощностей (коэффициент использования около 50%) и вынуждены реализовывать свою высококачественную продукцию в конкурентной борьбе с контрафактом, то есть практически без прибыли, что лишает их каких-либо источников для модернизации производства», — говорится в резолюции последнего съезда мукомолов России. Кроме того, отмечается в документе, в европейской части страны на грани выживания находятся мельницы ржаного помола из-за неконтролируемого ввоза ржаной муки из Белоруссии по демпинговым ценам. Общий объем производства муки, включая контрафактную, по оценке главы Российского союза пекарей, составляет 14−15 млн т.

Минимальные цены и низкая прибыль

По словам директора по стратегическому маркетингу компании «Грейн холдинг» (объединяет 12 предприятий, которые производят 250 т хлебобулочных изделий и перерабатывают 1,7 тыс. т зерна в сутки) Светланы Бычковой, в 2016 году была активная политика дискаунтеров на предоставление базового хлеба (батонная группа, «Дарницкий») по минимальной цене. «Благодаря автоматизации производства нам удалось удержаться и занять существенные позиции в данном сегменте», — отмечает она. Также «Грейн холдинг» увеличивает производство муки. «Мы сделали международный анализ мучной категории и видим в этом направлении большой потенциал», — говорит Бычкова. По ее словам, в этом году за счет запуска новой фасовочной линии и строительства мельничного комплекса мощностью 1,3 тыс. т/сутки предприятия группы рассчитывают удвоить объемы выпуска фасованной муки.

В среднем на 3−4% в год растет производство и тверской компании «Хлеб» (выпускает хлеб, хлебобулочные и кондитерские изделия), рассказывает гендиректор предприятия Нина Болгова. Однако прибыль снижается. «При нашем ежегодном росте объема за 2016 год мы получили всего 6 млн руб. прибыли. И это на тысячу человек сотрудников!», — рассказала она «Агроинвестору».

Одной из причин уменьшения прибыли Болгова называет потери из-за возврата торговыми сетями нереализованных хлебобулочных изделий. «Наш завод за три года потерял 155 млн руб. по возврату, причем за это время они выросли в три раза», — сравнивает она. Сейчас ритейлеры ежедневно возвращают на завод до 800 кг хлеба, заказанного сверх меры. «У них автозаказы. А, например, во время Масленицы население перешло на блины. В результате возврат возрос на 30%", — сетует она.

По словам вице-спикера Госдумы Ирины Яровой, в целом по России хлебопекарная отрасль ежегодно теряет 50−60 млрд руб. из-за возврата торговыми сетями нереализованного хлеба. Директор департамента перерабатывающей и пищевой промышленности Минсельхоза Евгений Ахпашев оценивает потери в два раза ниже — примерно в 30 млрд руб., уточняя, что это «все равно много». В связи с этим Российский союз пекарей призвал отменить практику возмездного возврата ритейлерами хлебопекарной продукции, что позволит сохранить в зерновом балансе России около 3 млн т высококачественной пшеницы и ржи. Замглавы ФАС Андрей Цыганов на этой неделе согласился, что систему заказа хлеба необходимо менять, но одновременно предложил пекарям подумать о сокращении производства и переориентации на «какие-то более интересные для потребителей сорта хлеба».