Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Фермеры поневоле
Софья Корепанова
Агроинвестор
31 октября 2008
Компания «Бондюэль-Кубань»
журнал «Агроинвестор»
февраль 2008
Фото: ИТАР-ТАСС

С момента принятия компанией Bonduelle решения делать в России овощные консервы до начала строительства завода по их производству прошло пять лет. Камнем преткновения стало сельское хозяйство: прежде чем закатывать в банки горошек и кукурузу, нужно было выбрать регион и убедиться в наличии подходящего местного сырья. Регион — Краснодарский край — нашли быстро. А вот выращивать в промышленных масштабах качественные овощи, соответствующие стандартам Bonduelle, кубанские крестьяне не умели. Пришлось все делать самим и заодно обучать аграриев: арендовать угодья, покупать технику и другие агрегаты, привозить в край французских агрономов и технологов. Через несколько лет фермеры научатся возделывать овощи так, как требуется, и тогда «Бондюэль-Кубань» сможет сосредоточиться только на выпуске консервов, мечтают в компании.

В 1998 г. руководство французской компании Bonduelle, поставляющей в нашу страну консервированный горошек и кукурузу из Восточной Европы, решило начать производство этой продукции в России. В октябре 2002 г., после визита в Краснодарский край президента Bonduelle Кристофа Бондюэля, в региональной администрации подтверждали, что на Кубани будет построен завод по выпуску кукурузы и горошка. Уже в 2004 г. на предприятии сделают около 30 млн банок, обещали чиновники. Годовой объем реализации, по расчетам Bonduelle, на этом этапе должен был составить $75 млн.

Где взять сырье

Однако строить консервный завод, не решив вопроса с его загрузкой сырьем, бессмысленно, понимали в Bonduelle. Как вспоминает гендиректор «Бондюэль-Кубани» Филипп Коэн, в том же 1998 г., когда возникла идея создать в России новое предприятие, в южные регионы отправили экспертов-технологов из Франции. Они должны были выяснить, какая территория подойдет для выращивания овощей и постройки консервного завода, а также понять, что могут дать местные земли при использовании французских технологий и подходящей техники. Bonduelle рассматривала три региона: Ростовскую область, Ставропольский и Краснодарский края. Сделав тестовые посадки кукурузы и горошка, французы остановились на кубанских землях как самых благоприятных с точки зрения климата, сроков и продолжительности уборки.

Так решился и вопрос о том, где строить завод. Однако сырьевая проблема оставалась открытой. Проведя под Краснодаром пробные посевы и убедившись в надлежащем качестве угодий, компания начала поиск партнеров-сельхозпроизводителей. До 2001 г. «Бондюэль-Кубань» заключала «экспериментальные», по словам Коэна, договоры с двумя крупными краснодарскими агрокомпаниями. Инвестор предоставлял им семена, ирригационные установки, технику для возделывания овощей, а также консультировал по технологическим вопросам. Рекомендации французских специалистов были обязательными для выполнения, замечает Коэн: только так можно было гарантировать получение сырья высокого качества, соответствующего стандартам Bonduelle. Компания брала на себя обязательство выкупать все выращенные овощи. Консервный завод еще не построили, поэтому весь приобретенный урожай планировалось отправлять на другие кубанские предприятия, чтобы делать там пробные партии консервов.

Коэн объясняет, что для его компании это был пока еще не бизнес, а пилотный проект, представлявший для крестьян не меньший интерес, чем для Bonduelle. От них требовалось лишь предоставить французам небольшие участки земли под пробные посадки и соблюдать технологии. Перспективой для агрокомпаний было то, что проект задумывался Bonduelle как долгосрочный: после открытия консервного завода и его выхода на проектную мощность они смогли бы зарабатывать на овощах в десятки раз больше, чем сначала.

Лучше самим

Но партнерство не сложилось. Посотрудничав с обеими компаниями четыре года, Коэн пришел к выводу, что единственно возможный для Bonduelle вариант — аренда земли и самостоятельное выращивание овощей. У французского инвестора и местных аграриев оказались разные бизнес-интересы. Крестьяне нацелены на получение мгновенной прибыли, говорит Коэн. По его словам, технологическим указаниям Bonduelle они не следовали, а предоставляемую им технику и агрегаты для ирригации использовали в собственных целях. «Воровства или продажи на сторону семян и техники, конечно, не было, — рассказывает директор «Бондюэль-Кубани». — Но, к примеру, они поливали нашей ирригационной установкой свои помидоры. В результате снижалось качество овощей [предназначенных для Bonduelle]».

Пришлось придумывать альтернативу. В 2003 г. компания арендовала участок земли в 1 тыс. га у краснодарского сельхозпредприятия «Луч» (его выбрали технологи Bonduelle). На землях снова сделали пробные посадки горошка и сладкой кукурузы, только теперь угодья обрабатывали не местные аграрии, а специалисты компании. На этот раз французы остались довольны урожаем: качество овощей соответствовало их требованиям.

Первая пошла

В 2003 г. в станице Новотитаровской началось строительство консервного завода стоимостью 30 млн евро. Он рассчитан на производство 60 тыс. т готовой продукции в год, заявляли топ-менеджеры Bonduelle. Еще 10 млн евро планировалось вложить в выращивание сырья. Площадь овощных плантаций компании тогда уже превышала 500 га. Чтобы загрузить завод, ее, как подсчитали в Bonduelle, нужно увеличить в четыре раза. В 2004 г. запустили первую линию завода, рассчитанную на 30 млн банок в год. К 2007 г. мощность предприятия выросла до 40 тыс. т (80 млн банок). В 2008 г., по планам компании, ее доведут до 120 млн банок.

Сейчас «Бондюэль-Кубань» арендует у «Луча» 1,5 тыс. га угодий, срок — 15 лет. Урожаи с этой площади покрывают 50% потребности действующих мощностей завода. Еще 2,3 тыс. га арендовано на 49 лет у краевой администрации. То, что земли нужно больше, чем может предоставить «Луч», стало ясно в первый год работы завода, говорит Коэн. Поэтому, начав с небольших, менее 1 тыс. га, участков так называемых административных земель, компания стала брать новые. В ближайшие годы Коэн хочет взять в аренду еще 300-400 га государственных угодий.

Земли «Луча» и администрации, которые занял «Бондюэль-Кубань», расположены в 10 км друг от друга. Благодаря этому можно не так сильно беспокоиться о сохранности посадок, как если бы они были на одном участке. Ведь самая распространенная причина гибели урожаев в Краснодарском крае — гроза с градом, поясняет Коэн. Это локальное природное бедствие, поэтому расстояние между посевами в 10 км снижает риск потери овощей.

Урожай, который собирает «Бондюэль-Кубань», — 10 тыс. т/г. горошка и 30 тыс. т/г. очищенной сладкой кукурузы. Ей занято 2,3-2,4 тыс. га, еще на 1 тыс. га сеют горошек. Кроме этих сельхозкультур, французские агрономы компании пробуют вырастить на краснодарской земле еще и фасоль. Тестовые посадки показали, что этот проект может быть удачным, нужно только отработать технологию. Пока же качество фасоли ниже, чем нужно для выпуска консервов. 5% перерабатываемых на краснодарском заводе Bonduelle овощей, то есть около 150 тонн, закупается у местных агропроизводителей. Пока это только горошек — кукурузу надлежащего качества выращивать на аутсорсе сложнее, объясняет Коэн: крестьяне не соблюдают технологии так же тщательно, как это делают агрономы «Бондюэль-Кубани». «Мы кровно заинтересованы в увеличении доли контрактных овощей, чтобы в идеале заниматься только переработкой, — признается он. — Но еще не можем обойтись без сельхозпроизводства, ведь иначе завод просто встанет». О выкупе угодий Коэн и слышать не хочет: зачем земли компании, вынужденно взявшейся за сельское хозяйство и в перспективе планирующей сосредоточиться только на выпуске консервов?

Дорогая аренда

У администрации арендовать угодья дешевле, чем у «Луча», продолжает Коэн. Размер платы он не раскрывает, однако жалуется на ее постоянный рост. Например, в 2007 г. он составил 50%, сетует директор: основная сельхозкультура в Краснодарском крае, в том числе и в «Луче», — пшеница, и цена аренды зависит от ее рыночной цены. Крестьянин же должен быть финансово заинтересован в выращивании на своих землях не зерна, а горошка, вот и приходится соглашаться с увеличением арендной платы, разводит руками Коэн.

Расценки за пользование «административными землями» растут медленнее, оговаривается он. Отказаться от угодий «Луча» в пользу государственных «Бондюэль-Кубань» не может, так как административный земельный фонд почти исчерпан. А компании к тому же нужны только пахотные поливные территории. Коэн пока не может найти даже небольшие, по 300-400 га, участки для высева фасоли, горошка и кукурузы, которые в течение двух лет потребуются для покрытия растущих потребностей консервного завода. Поэтому «Бондюэль-Кубань», несмотря на первый неудачный опыт сотрудничества с местными аграриями, вновь ищет «надежных и исполнительных» партнеров-сельхозпроизводителей. «Так мы сразу решили бы две задачи — получили новые угодья и не имели бы проблем с сырьем», — мечтает Коэн.

Кадры и инвестиции

На заводе и в сельском хозяйстве «Бондюэль-Кубани» работают 100 человек, еще 200 привлекают для сезонных работ. За экономику и производство отвечают два экспата — оба французы. У компании есть кадровая служба, нанимающая сотрудников из числа местных крестьян. «Нам нужны только обученные нами же работники, — говорит Коэн. — Обучение проводят на месте специалисты головной компании [Bonduelle], а руководители отделов стажируются за рубежом».

Кадровая служба, по словам Коэна, работает хорошо: случаи воровства и алкоголизма в компании редки. И то, и другое влечет за собой немедленное увольнение. Тем более если происходят прецеденты, подобные случившемуся в один из сезонов. Во время уборочной нетрезвый комбайнер ночью завел кукурузоуборочный комбайн и въехал на нем в дерево, вспоминает Коэн. Механизатор не пострадал, а вот машину пришлось капитально ремонтировать. Пока из Франции выписывали запчасти, кукурузу, прямо как в советские времена, в течение двух недель вручную убирали студенты, срочно привлеченные при содействии местных властей.

Большая часть техники в «Бондюэль-Кубани» импортная. Даже от тракторов «Беларусь» из-за их ненадежности и низкой продуктивности компания отказалась в пользу John Deere. Остальные сельхозмашины покупают у тех же дилеров, чьими услугами пользуются другие европейские сельхозподразделения Bonduelle, — так меньше проблем с сервисом, объясняет Коэн. Поврежденный пьяным механизатором комбайн был приобретен во Франции напрямую у производителя, из-за чего пришлось долго ждать деталей. Удобрения и гербициды в компании покупают на месте: чтобы свободно обрабатывать ими поля, химпрепараты должны иметь российские сертификаты.

В агропроект и постройку консервного завода уже вложено 30 млн евро. 65% инвестиций приходится на Bonduelle, 35% — на ЕБРР, которому принадлежит 35% акций головной компании. Окупить эти средства «Бондюэль-Кубань» планирует до 2009 г. Кредитами российских банков Коэн пока не пользуется — хватает средств акционеров.

Курс на аутсорсинг

В планах компании — увеличение доли аутсорсного сырья. Выращивать по контракту кукурузу, даже частично, пока невозможно, а вот с горошком проще — требования к его качеству не такие жесткие, говорит Коэн. Небольшую часть горошка для «Бондюэля» уже выращивают местные аграрии. А некоторые спонтанно обращаются в компанию «в разгар сезона» с просьбой приобрести излишки гороха хорошего качества. «Мы покупаем, если мощности завода позволяют его переработать, — рассказывает Коэн. — Однако доля покупного и контрактного сырья все еще невелика, не больше 4-5% объема переработки».

Российские крестьяне оказались самыми «необучаемыми», разводит руками директор: во Франции, Италии и Венгрии Bonduelle больше 30 лет возделывает овощи на аутсорсе и нигде не сталкивалась с таким халатным отношениям к технологиям. Тем не менее Коэн не теряет надежды: «Я понимаю, что кукуруза — очень чувствительная культура, требующая математической точности при выращивании и уходе. Освоить эти технологии непросто, однако я своими глазами вижу, что российские крестьяне все больше преуспевают в этом». Со временем можно будет полностью доверить им обеспечение российского «Бондюэля» сырьем, надеется Коэн.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама