Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Сорго вместо нефти
Софья Корепанова
Агроинвестор
31 октября 2008
«АСТ Компани М»
журнал «Агроинвестор»
апрель 2008
Фото: А. Ольховой

Учредители агропромышленной корпорации «АСТ Компани М» пришли в сельское хозяйство из нефтяного трейдинга. Начав с торговли зерном как побочного бизнеса, они за шесть лет стали собственниками 11 хозяйств и 60 тыс. га земли в Липецкой, Ульяновской и Пензенской областях. Сейчас холдинг продолжает скупать земли вокруг своих элеваторов и собирается только в этом году потратить 2 млрд руб. на постройку первого в России завода по производству сахара из сорго. Также в планах компании выпуск биоэтанола себестоимостью 11 руб./л и мясное животноводство.

История прихода в агропром совладельцев «АСТ Компани М» Руслана Магомедхажиева и Александра Лиховцева вполне типична для прошлого десятилетия. До 1997 года они зарабатывали на торговле нефтепродуктами, поставляя их владельцам бензоколонок и сельскохозяйственным компаниям. Продавать сельхозпродукцию им впервые пришлось, когда клиент-аграрий не смог расплатиться за солярку и отдал долг зерном. Чтобы вернуть деньги, товар нужно было кому-то реализовать, рассказывают компаньоны. Подходящей кандидатурой оказался ближайший подмосковный мелькомбинат, нуждавшийся в сырье. Однако денег у него, как и у задолжавшего трейдерам агрария, не было, поэтому он тоже рассчитался натурой — несколькими тоннами муки.

Пришли в агробизнес

Торговлю мукой партнеры сочли перспективным бизнесом. Обороты доходили до 35 млн руб./мес. За несколько лет мука и зерновой трейдинг вытеснили торговлю нефтепродуктами. Тем более что конкуренция на рынке бензина постоянно усиливалась, оборотных средств требовалось все больше и у небольшого игрока почти не было шансов выжить в этом секторе. С 1997 года компания сосредоточилась на работе по давальческой схеме: закупала у крестьян и крупных трейдеров зерновые, транспортировала их на подмосковный Истринский и другие мелькомбинаты, а муку забирала и реализовывала хлебокомбинатам.

Пшеницу АСТ продавали российские и казахстанские игроки рынка. Нынешнее название компания, кстати, тоже получила перед поездкой ее владельцев в Казахстан для заключения контракта (до этого сделки регистрировались на физических лиц). «Нам срочно требовалось зарегистрировать компанию, чтобы не было проблем с оформлением договора, — говорит гендиректор «Агрохолдинга «АСТ Компани М» Александр Кириченко. — Выбирать не приходилось: в спешке купили буквально за копейки готовую фирму, называвшуюся «АСТ Компании М». Правда, на визитках, отпечатанных после ее регистрации на новых владельцев, перед названием фирмы уже солидно значилось: «Агропромышленная корпорация». Может быть, поэтому мы и начали скупать совхозы и расширять сферу деятельности — надо было соответствовать названию», — шутит Кириченко.

В агропром партнеры, конечно, пошли не поэтому: из торговых операций с сельскохозяйственным сырьем выросли многие агрохолдинги. Сначала с 2001 по 2002 год они выкупили у менеджмента контрольные пакеты акций Усманского элеватора и «Усманьхлеба» (Липецкая область), затем — еще трех элеваторов. Так они консолидировали мощности, где можно было хранить 400 тыс. т зерна, и с 2001 по 2008 год нарастили оборот зерноторгового бизнеса до 2-2,5 млрд руб./год. Зерно по давальческой схеме перерабатывалось на мелькомбинатах, а затем и на собственной мельнице в Пензенской области (мощность — 120 т зерна в сутки) или продавалось торговым компаниям. Чтобы больше зарабатывать на зерне и иметь гарантированный объем для формирования товарных партий, АСТ начала авансировать растениеводческие хозяйства в Липецкой, Воронежской, Саратовской, Ульяновской и Пензенской областях. Они получали семена, ГСМ, удобрения и т. д., а отдавали компании часть урожая, равную по стоимости сумме аванса. Дальше холдинг действовал по отлаженной схеме: зерно перерабатывал, но теперь уже на своих мощностях, а муку продавал.

В 2001 году повторилась ситуация с нефтяным трейдингом: сразу у нескольких хозяйств не получилось расплатиться за ГСМ и удобрения — урожаи оказались в несколько раз меньше ожидаемых. «Нам было невыгодно иметь на балансе столько долгов, суммы которых [у каждого хозяйства] доходили до 70 млн руб., — говорит Кириченко. — Поэтому решили через процедуру банкротства выкупить хозяйства, чтобы больше не рисковать недопоставкой зерна и окончательно замкнуть производственную цепочку». На приобретение каждого АСТ потратила от 6 до 25 млн руб.

Элеваторы с зерном

Так, с трех совхозов под Липецком и 7 тыс. га земли, и начал создаваться вертикально интегрированный агрохолдинг. За шесть лет АСТ выкупила еще восемь хозяйств. Пашня выросла до 60 тыс. га. Сейчас основные активы компании сконцентрированы под Липецком — там холдинг контролирует все хозяйства, расположенные в сырьевой зоне трех элеваторов, самый крупный из которых рассчитан на 140 тыс. т зерна.

Земли приобретали в основном залежные, говорит Кириченко. Чтобы ввести их в оборот, требуется не меньше трех лет. На 30 тыс. га компания выращивает под Липецком и Пензой пшеницу, подсолнечник, кукурузу, пивоваренный ячмень, сахарную свеклу и продолжает выкупать земли, чтобы загружать элеваторы и наращивать трейдинг.

Сейчас их мощность составляет 400 тыс. т, а объем торговли собственным зерном — до 100 тыс. т. Это 25% зернового трейдинга АСТ в натуральном выражении. В числе покупателей — несколько комбинатов хлебопродуктов: Липецкий, Владимирский, Тульский и Тверской, а также экспортеры зерна, в том числе WJ Interagro, «Югтранзитсервис» и Международная зерновая компания. Бизнес-партнеры подбираются просто, объясняет Кириченко: «чтобы платили вовремя и по рыночной цене». Первое условие выполняется не всегда, сетует он: раньше чем через месяц за зерно мало кто рассчитывается. Кроме переработчиков и трейдеров, АСТ сотрудничает и с государством: хранит зерно интервенционного фонда.

Бешеная прибыль

Торговля зерном была выгодным делом в середине и конце 1990-х годов. Сейчас хорошо зарабатывать на растениеводстве: за последний год с небольшим пшеница подорожала больше чем в три раза и приносит «просто бешеную» прибыль, говорит Кириченко. В 2007 году компания заработала на ней больше 500 млн руб. Даже до начала ценового ралли на рынке зерна и масличных АСТ удавалось, по его словам, получать «вполне достойную» рентабельность зерна и подсолнечника (200%), на кукурузе зарабатывать 100%, а на пшенице и ячмене — 40%. Однако вместе с прибылью растут и затраты на сельхозпроизводство. На момент сдачи этого номера в АСТ как раз просчитывали возможные расходы на посевную: выходило не меньше $1,3 тыс./га. Раньше можно было ограничиться $600/га, сравнивает Кириченко.

Вместе с затратами на развитие бизнеса растет кредитный портфель АСТ. Сейчас он составляет 700 млн руб. — в основном это кредиты на пополнение оборотных средств. «Мы занимаем в Сбербанке, «Уралсибе» и РСХБ», — перечисляет коммерческий директор компании Геннадий Юров. У «Сбера» всего один недостаток, но очень большой, считает он: банк требует предоставлять залоговую базу, рыночная стоимость которой намного превышает сумму кредита. А РСХБ в этом году вообще отказался выдавать АСТ кредит, обосновав это внутренними проблемами банка, говорит Юров. Поэтому сейчас он ищет альтернативу «Сберу» и РСХБ. Юров не исключает, что холдинг остановится на ВТБ, условия которого лучше: требования к залоговой базе «более гуманные», а документы оформляются оперативнее.

Мясо, сахар и биоэтанол

В выкупленных АСТ хозяйствах было несколько сотен свиней и КРС. Развитие мясного и молочного направлений не входило в планы новых владельцев. Несмотря на просьбы обладминистраций, они, по словам Кириченко, «решительно отказались» от инвестиций в животноводство. По его расчетам, в одну только реконструкцию коровников и свинарников пришлось бы вложить минимум несколько миллионов долларов, но отвлекать средства из основного бизнеса для развивающейся компании было крайне нежелательно. «Весь скот мы постепенно, в течение семи лет, продали местным фермерам, — говорит он. — Надеюсь, им он принесет большую прибыль, чем нам». По мнению Кириченко, животноводством имеет смысл заниматься на небольшом частном подворье либо индустриально, но тогда нужно доить либо откармливать несколько тысяч голов КРС.

К производству мяса компания может вернуться, не исключает он. Кириченко предполагает, что через два-три года чиновники будут не только требовать сохранения поголовья, но и начнут больше помогать тем, кто держит стада бычков и коров. Выращивать свиней и КРС можно и сейчас: турецкая компания, названия которой в АСТ не раскрывают, предлагает холдингу создать СП и берется поставлять мясо в федеральные торговые сети. Администрация Липецкой области обещает проекту налоговые льготы и софинансирование инфраструктуры. Но Кириченко не торопится соглашаться. «Мы могли бы, конечно, сразу начать строиться, — рассуждает он. — Ведь у нас сильное зерновое «плечо»: оно, если что, в любом случае выведет проект на прибыль. Но без четкого понимания конъюнктуры рынка перекладывать яйца из одной корзины в другую все же не хочется. А зерно и так приносит стабильную прибыль».

Инвестировать в мясо АСТ не стремится, возможно, еще и потому, что уже нашла более перспективное бизнес-направление. В планах холдинга — строительство завода по переработке сахарного сорго стоимостью 1,8 млрд руб. и мощностью 6-7 тыс. т/год. Ввести его предполагается в 2009 году. Таких проектов в России еще никто не реализовывал, уверяет Кириченко и не понимает, почему: выход сахара из сорго в 2-2,5 раза выше, чем из свеклы (30% против 11-15%). Предприятие построят в Липецкой области в партнерстве с АПК «Славянский». Он вложит 50% средств и предоставит семена. АСТ обеспечит вторую половину вложений, производственную площадку под завод, угодья для выращивания сырья (2,5 тыс. га) и обучит сотрудников. «Рентабельность переработки сорго может достигать 100%, — мечтает Кириченко. — Его урожайность на наших землях будет не меньше 450-500 ц/га!».

Земли и сорта семян компаньоны уже выбрали, а также разработали документацию. С гибридами им помогли местные сельскохозяйственные НИИ. Производство будет небольшим, признает Кириченко (всего 0,25% российского сахарного рынка). Но зарабатывать он намерен не на объемах, а на качестве: производимые на заводе сахар и сиропы будут обладать «исключительной рафинадной чистотой», обещает гендиректор, поэтому закупать их смогут компании пищевой и фармакологической промышленности. Кириченко рассчитывает на 100%-ную рентабельность проекта.

Производством сахара и возможным откормом скота планы холдинга не ограничиваются. Вместе с переработкой сорго АСТ запустит небольшую биоэтанольную установку — пока только для эксперимента и собственных нужд компании. Она будет выдавать всего 500 т этанола в год. «Внутреннего рынка биотоплива еще нет, — поясняет Кириченко, — но если мы убедимся, что наша агротехника сносно работает на экологически чистом и дешевом топливе, то сможем постепенно увеличивать его выпуск для себя, а потом рассчитывать и на сбыт другим потребителям». По его подсчетам, литр этанола обойдется АСТ в 11-12 руб./л.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама