Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Картофель с молоком
Светлана Зубкова
Агроинвестор
31 октября 2008
«Подгорнов и К»
журнал «Агроинвестор»
август 2008
Фото: А. Шилкин

Полиект Подгорнов — прирожденный аграрий: с сельским хозяйством связана вся его биография и карьера. До 2007 года он был директором крупного вологодского совхоза «Заря», но не сошелся взглядами на развитие бизнеса с новым собственником, ушел оттуда и решил основать свое дело. Полтора года назад учредил УК «Подгорнов и К», объединил в нее семь кризисных хозяйств и теперь вкладывает в проект 1 млрд руб. Основной бизнес компании — производство молока и картофеля.

Подгорнов мог и не стать известным аграрием, если бы прошел по конкурсу в Ленинградский политехнический институт. Но этого не случилось: после неудачной попытки стать студентом этого вуза он вернулся домой, в Вологодскую область, и поступил на инженерный факультет местного молочного института. Здесь началась его партийная карьера: к моменту окончания вуза Подгорнов прошел путь до секретаря райкома комсомола. «Но меня всегда тянуло к земле, — признается он. — Я человек сельский и город не люблю». Поэтому, когда его направили в совхоз «Сидоровский» директором, он возражать не стал. Двадцатисемилетнему Подгорнову досталось хозяйство с 1,2 тыс. коров и 5 тыс. га пашни. Еще через три года последовало повышение: молодого руководителя назначили начальником управления сельского хозяйства района, где находился «Сидоровский».

На заре перестройки

Но партийно-хозяйственная работа все же была Подгорнову не совсем по душе. Еще через три года он снова написал заявление о переводе в сельхозпредприятие, попросившись в крупнейший областной колхоз — «Зарю», где как раз освободилось место председателя. За, как тогда говорили, производственные достижения хозяйство при Подгорнове получило переходящее красное знамя и удерживало его пять лет, по итогам пятилетки - почетный знак «Золотая звезда», а также орден Трудового красного знамени.

В конце 1980-х годов партия снова позвала Подгорнова во властные структуры — его назначили в облагрокомитет первым зампредом. С точки зрения карьеры должность была высокой и перспективной. Но сам Подгорнов уверяет, что не хотел уходить из «Зари», просто тогда было принято соблюдать партийную дисциплину, а не думать о своих предпочтениях. В 1991 году агрокомитеты преобразовали в агропромсоюзы. Подгорнов без сожаления оставил госслужбу и вернулся в «Зарю»: ее председатель незадолго до этого уволился, объясняет он.

Девяностые годы запомнились Подгорнову как очень тяжелое время. Денег не было, люди не получали зарплат, в стране была галопирующая инфляция и ставки по кредитам достигали 25%/мес. Чтобы сохранить хозяйства, многие директора сокращали поголовье КРС и посевы. Подгорнов решил иначе, выбрав вместо привычной в советские годы многопрофильности специализацию — производство молока. «Мы даже не стали убирать 300 га льна, так как подсчитали, что он убыточен», — вспоминает он. Еще одной мерой, которая помогла сохранить колхоз, Подгорнов считает его преобразование в ЗАО. Только так, не сомневается он, можно было обезопасить его от распродажи или скупки отдельных паев. При акционировании контрольного пакета ни у кого не было: каждый работник мог получить не больше 2%. Потом это ограничение сняли, и к 2005 году Подгорнов выкупил у сотрудников контрольный пакет «Зари».

В 1994 году Подгорнов решил начать переработку молока, чтобы продавать продукт с большей добавленной стоимостью, чем сырье, и меньше зависеть от закупочной политики молкомбинатов. На предприятии установили две линии стерилизованного молока Tetra Pak общей мощностью 1 тыс. т/мес. Они стоили $1 млн и были взяты в лизинг, срок хранения полученного продукта составлял 210 дней. Кроме молока, Подгорнов наладил производство 100 т/мес. сливок. Продукцию через дилеров поставляли «по всей России», в Белоруссию и Украину, рассказывает он. Производство было высокорентабельным, доволен предприниматель. На стерилизованном молоке хозяйство делало больше 95% выручки. Кроме него, «Заря» выращивала и продавала племенной КРС.

Дефолт помог

Развить производство стерилизованного молока «Заре» помешал дефолт 1998 года. «Правительство приняло решение не платить зарубежным компаниям, а Tetra Pak требовал, чтобы мы досрочно рассчитались за всю линию либо вернули ее», — обижается Подгорнов. Он год доказывал поставщику, что августовский кризис для его хозяйства — форс-мажор, и предлагал продлить лизинговый контракт еще на три года. Но Tetra Pak не согласился. «Заря» была вынуждена вернуть оборудование, потеряв выплаченные за него средства (60% стоимости).

Несмотря на вызванные кризисом финансовые потери, Подгорнов считает, что дефолт сыграл позитивную роль в развитии его компании. В 1999 и 2000 году в страну почти не ввозили молоко и молочные продукты, из-за чего на рынке возник дефицит и цены на них выросли в два раза. «Заря» воспользовалась благоприятной конъюнктурой: в 1999 году Подгорнов заключил контракты на поставку сырья с «Вимм-Билль-Данном» и «Даноном». «Сначала мы большую часть молока возили в «Данон» [на завод в Московской области], меньшую — на Лианозовский комбинат ВБД в Москве. Затем почти все молоко, больше 65 т/сут., начали продавать ВБД», — уточняет директор. Переработчики, заинтересованные в гарантированных объемах молока, кредитовали хозяйство: по программе ВБД «Молочные реки Подмосковья» оно получило в рассрочку на четыре года $585 тыс. под залог будущих поставок сырья, а от «Данона» - $2 млн под 8% годовых. Условием предоставления средств «Даноном» было заключение с ним пятилетнего контракта, по которому «Заря» обещала поставлять заводу корпорации 90 т/сут. молока. В первые два года действия договора 40% перерабатываемого компанией в России молока поступало из «Зари», утверждает Подгорнов.

Контракты с крупными покупателями сырья помогли «Заре» за полтора года рассчитаться с долгами, в том числе образовавшимися после дефолта, провести техническое переоснащение ферм и увеличить поголовье КРС с 4,4 тыс. в 2000 году до 7,7 тыс. в 2003-м. Надои за это же время выросли с 5 до 7,2 тыс. л/год на корову.

С «Нутритеком» не сложилось

В 2005 году контрольный пакет акций «Зари», в том числе большую часть акций Подгорнова (какую, он не говорит), купил молочный холдинг «Нутритек», владевший Грязовецким молзаводом в Вологодской обл. Подгорнов занял пост директора УК «Нутритек-Агро-Вологда», управлявшей областными сельхозактивами холдинга. У «Нутритека» были большие планы, вспоминает он: на собрании коллектива «Зари» председатель его совета директоров Георгий Сажинов пообещал, что на основе хозяйства создадут «огромный холдинг», в который войдут другие агрокомпании Вологодской и Ярославской областей. Их, по словам Сажинова, собирался приобрести «Нутритек». Инвестиции в «Зарю», пообещал инвестор, составят $5 млн/год, продолжает Подгорнов: деньги должны были вложить в строительство мегафермы на 2 тыс. коров, комбикормового завода, техническое перевооружение и сформировать несколько МТС.

Однако обещанных инвестиций хозяйство не получило, утверждает Подгорнов. А для покупки нового оборудования якобы использовались средства самой «Зари» и привлекались кредиты под залог ее активов. За год до IPO, которое прошло в 2007 году, «Нутритек» продал свои молзаводы и агроактивы, включая контрольный пакет «Зари», «Руссагропром-холдингу» примерно за $310 млн, говорит близкий к сделке источник. «Заря» была чрезмерно закредитована еще когда Подгорнов имел контрольный пакет, рассказывает знакомый с ним экс-топ-менеджер «Нутритека». Если бы холдинг не приобрел хозяйство, оно бы вообще обанкротилось, уверяет он. Разобравшись, в каком финансовом состоянии находится компания, новый владелец, по его словам, понял, что сначала нужно вернуть уже вложенные в бизнес средства и только потом строить и покупать новые активы. Подгорнов был не согласен с такой стратегией и покинул пост руководителя «Нутритек-Агро-Вологды», сохранив миноритарный пакет акций «Зари».

Частный бизнес

Еще работая в «Нутритеке», Подгорнов приобрел в Ярославской области колхоз «Красный Октябрь». «Мы не покупали его, — оговаривается он, прежде чем начать рассказывать о личном агропроекте, — мы договаривались с коллективом». Условия договора были такими: создается новое юрлицо (ЗАО), колхоз участвует в нем основными и оборотными средствами, а Подгорнов и еще несколько частных лиц, имена которых он не раскрывает, — деньгами. Сам он объясняет, что лично у него в ЗАО 40% акций, а «вместе с друзьями» - контроль. По такой же схеме в 2006—2007 годах приобретались другие хозяйства.

Сейчас их 7 — кроме «Красного Октября», это ярославские «Любимское», «Заря», «Аврора», «Колос» и вологодские «Ростиловский» и «Согласие». Для управления активами создана УК «Подгорнов и К». Оперативным руководством предприятиями занимаются назначаемые ею исполнительные директора. Общая сумма инвестиций в 2006—2008 годах составит примерно 1 млрд руб., подсчитывает Подгорнов, из которых 600-650 млн руб. достанется «Красному Октябрю». Финансируется проект за счет собственных средств акционеров (20-30%), кредитов РСХБ, Сбербанка и банка «Вологжанин». Собственные средства — это прибыль, взносы в уставный капитал, займы акционеров и т. д., говорит Подгорнов.

В «Красном Октябре» было всего 1450 га пашни и 450 КРС, продолжает он. «При таких масштабах хозяйствования на современной технике не развернешься», — шутит бизнесмен. Чтобы расширить пашню до 5-6 тыс. га и увеличить поголовье до 2 тыс. коров, новый владелец «Красного Октября» купил по остаточной стоимости местные хозяйства «Обнорское», «Минино» и «Рассвет». Как и в «Заре», Подгорнов делает ставку на молочное животноводство: строит в «Красном Октябре» два комплекса по 960 дойных коров и по 20 т/сут. молока. Ввод первого намечен на октябрь. Второй комплекс планировалось завершить в ноябре, но из-за роста затрат в 1,5 раза (подорожание кредитов, рост цен на стройматериалы, удобрения, корма и пр.) его сдачу пришлось перенести «на более позднее время». Назвать точный срок ввода этого объекта Подгорнов затрудняется, тем более неясно, сколько он будет окупаться. «В 2006 году, при составлении бизнес-плана, мы рассчитывали на шесть лет, — рассказывает он. — Год назад цены на молоко выросли, и он вообще уменьшился до трех лет! Но как только стоимость минудобрений поднялась больше чем вдвое, а зерна и жмыха — втрое, срок окупаемости молферм приблизился к 10 годам».

Если оба комплекса введут, то к концу 2009 года стадо «Красного Октября» вырастет до 2,7-3 тыс. КРС. А Подгорнов, по собственным расчетам, будет самым крупным в Ярославской области производителем молока-сырья: на новых и существующих фермах он сможет надаивать 90 т/сут. Чтобы меньше зависеть от роста цен на корма и повысить рентабельность, он хочет уже в этом году начать строительство завода комбикормов (10 т/час), а в 2009—2010 годах установить линии по переработке молока.

Планы

Думает Подгорнов и о других видах бизнеса. Даже при самых высоких в Ярославской и Вологодской областях закупочных ценах — 15,5 руб./л летом 2007 года и до 18 руб./л зимой 2007-2008 годов — рентабельность производства в «Красном Октябре» была ниже инфляции (всего 5-8%), приводит он пример. В производстве говядины, которой в «Подгорнове и К» получают 700 т/год, ситуация еще хуже. «Себестоимость килограмма в живом весе — 100 руб., а покупают ее за 45 руб.», — сетует он. Сейчас самый выгодный бизнес — производство зерна, решил Подгорнов. В 2007 году он собрал и продал 2,5 тыс. т по 7-9 тыс. руб./кг, а в 2008-м увеличил посевы на 50%. Если цены на молоко не стабилизируются, «Подгорнов и К» сосредоточится на картофеле и зерне. В 2009 году он будет выращивать картофель, начав с 100 га, и ждет от его продаж 100%-ной рентабельности.

Проект молочного животноводства в «Красном Октябре» компания тогда заморозит, не будет и других комплексов, которые предполагала начать строить в этом году, — в «Ростиловском» и «Заре» (1,2 тыс. и 1,5 тыс. коров). Однако Подгорнов не сомневается, что молоко будет стоить дороже, а качественное сырье останется востребованным. Поэтому запланированные мощности, пусть и с задержкой, но будут построены, уверен он.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама