Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Дмитрий Медведев
Агроинвестор
2 февраля 2010
«Зерно — наша вторая нефть»
журнал «Агроинвестор»
декабрь 2009
Фото: Итар-тасс

В 2009 году не проходило и месяца, чтобы глава государства не позаботился о сельском хозяйстве. Год он начал с кадровых решений, отправив из Минсельхоза в Воронежскую область почти бессменного главу агроведомства Алексея Гордеева. Его место заняла Елена Скрынник, назначения которой министром никто не прогнозировал. На протяжении года Медведев инициировал создание пула стран-экспортеров зерна, заявил о необходимости вложить $2 млрд в элеваторы, начал решать «земельный вопрос» и поручил разработать федеральную программу поддержки селекции и семеноводства.

Встречаясь с губернаторами в Кремле или выезжая в регионы, президент, как правило, интересуется положением дел в АПК. «Очень тревожный симптом» - сокращение поголовья КРС, переживал в июне Медведев (за первое полугодие вырезали 0,2 млн гол.) и обещал помогать главам регионов, старающимся стабилизировать число КРС.

АПК — не чуждая Медведеву тема. Погружаться в проблемы агропрома ему приходилось в 2007—2008 годах, когда он в должности первого вице-премьера курировал четыре национальных проекта, в том числе «Развитие АПК», который в этом году вспоминал как самый успешный. Благодаря госпрограмме, куда с 2008 года вписан проект, сельское хозяйство демонстрирует «лучшие показатели роста среди всех отраслей, даже в период кризиса», заявил Медведев в послании Федеральному собранию.

Кадры

С Еленой Скрынник глава государства тоже познакомился, когда руководил агронацпроектом. «Мы с вами когда-то начинали национальным проектом заниматься, потом преобразовали работу по национальному проекту в работу над программой [развития сельского хозяйства на 2008-2012 годы]», — вспоминал он на встрече с министром в мае. В феврале это знакомство позволило Медведеву принять неожиданное для аграрного сообщества решение: отставить почти 10 лет руководившего отраслью Алексея Гордеева, к работе которого не было никаких претензий (во всяком случае высказанных президентом публично). Знакомый со Скрынник владелец агрохолдинга, правда, утверждал в марте, что на пост министра ее предложил Виктор Зубков, с которым у нее сложились конструктивные и теплые взаимоотношения, а окончательное решение принял Владимир Путин.

Гордееву Медведев тоже нашел не менее неожиданное место службы, чем никогда не работавшей в Минсельхозе и руководившей «Росагролизингом» Елене Скрынник. Экс-министра отправили руководить Воронежской областью. Назначение Гордеева стало вторым за 2009 год резонансным кадровым решением президента в аграрной сфере. Утверждение заместителя Гордеева, Александра Козлова, губернатором Орловской области в феврале не вызвало такого интереса: больше обсуждались причины отставки губернатора-старожила, экс-главы Совета Федерации Егора Строева.

Таким образом, в кадровой сельхозполитике Медведев продемонстрировал стиль, близкий к путинскому: неожиданная рокировка, которой мало кто ждал, и назначение на вакантную должность человека, не рассматривавшегося аграрным сообществом в качестве реального кандидата. Когда стало известно об отставке Гордеева, разнообразные «источники» называли его возможными преемниками директора агродепартамента аппарата правительства Игоря Руденю, губернатора Белгородской области Евгения Савченко, экс-главу Ставрополья Александра Черногорова и даже Виктора Зубкова, который якобы будет совмещать министерский пост с должностью вице-премьера. Гордеев публично рекомендовал Савченко и главу администрации Калужской области Анатолия Артамонова. Фамилии Скрынник ни один из источников журналистам не называл.

Дела и решения

Когда Медведев стал президентом, он пообещал, что сельское хозяйство будет одним из приоритетов его экономической политики. «Агроинвестор» тогда опросил региональных чиновников и участников рынка, предложив им сформулировать, каких решений они ждут. Если кратко резюмировать ответы, то получалось, что от главы государства ожидают двух главных вещей: больше денег и усиления протекционизма. Повысить таможенные пошлины на импорт молочной продукции, «чтобы отечественные товары могли конкурировать с ней на равных», пожелал один из чиновников. «Воплотить в жизнь [федеральную] программу социального развития села. До деревни эти средства пока не доходят», — добавил другой. «Когда западные компании, как в случае с некоторыми молокоперерабатывающими предприятиями, занимают более 15% рынка, они получают возможность влиять на развитие отрасли в целом, — беспокоился топ-менеджер крупного агрохолдинга. — Если мы хотим добиться продовольственной безопасности, то этот процесс нужно прекратить законодательно. Например, запретить иностранным игрокам экспортировать зерно и масличные». Многие говорили, что им нужны более доступные кредиты для реализации инвестпрограмм в животноводстве и растениеводстве. Дискриминировать транснациональных трейдеров Медведев, конечно, не стал. Наоборот, они в 2009 году остались крупнейшими игроками в сегменте зернового экспорта. Больше всех в 2008/09 сельхозгоду — более 3 млн т, 14% рынка — вывезла «Международная зерновая компания» - «дочка» корпорации Glencore.

В январе Медведев утвердил поправки к закону о сельском хозяйстве, делающие условия кредитования для аграриев более комфортными. Бюджетные компенсации, сказано там, сохранят до 2013 года. Они могут составлять до 95% и даже 100% ставки рефинансирования Центрального банка. Ранее компенсировалось максимум 2/3 ставки. Первыми право на полное возмещение ставки ЦБ (c 25 ноября 2009 года составляет 9%) получили компании, строящие и реконструирующие молочные комплексы, доволен президент группы «Русские фермы» Андрей Даниленко.

В своих выступлениях Медведев позиционирует Россию как одну из ведущих зерновых держав мира. «Зерно — это наша вторая нефть», — высказался он в октябре. На саммите G8 в июле прошлого года президент предложил организовать всемирный зерновой саммит как «новый формат внутри «восьмерки», в котором принимают участие министры сельского хозяйства». Этот саммит прошел в июне 2009 года в Санкт-Петербурге. Там Медведев выступил с речью, в которой посоветовал вырабатывать биотопливо «из непродовольственных источников» (чтобы не обострять мировую проблему голода), а главное, предложил создать пул причерноморских стран-экспортеров зерна. Судя по словам Медведева, пул должен стать чем-то вроде аналога ОПЕК (объединяет экспортеров нефти), поддерживая «приемлемые цены на зерновых рынках».

В пул, развили идею Медведева спикеры форума, должны войти Россия, Украина и Казахстан, вместе поставляющие на внешний рынок 25% мирового объема пшеницы. Однако меньше чем через полгода стало понятно, что создание пула в лучшем случае откладывается на неопределенное время. Участвовать в нем не готова Украина, у президента которой Виктора Ющенко непреодолимые политические разногласия с Медведевым. Глава лоббировавшего эту идею Российского зернового союза Аркадий Злочевский надеется, что пул все-таки будет: вместо Украины к нему присоединятся Венгрия и Болгария, рассчитывает он. Но эти причерноморские страны не заявляли о желании формировать пул. К тому же их объем зерновой торговли несравним с украинским, а заметными игроками на мировом рынке пшеницы Болгарию с Венгрией вообще трудно назвать.

Предметами заботы Медведева в этом году были земли и инфраструктура. В июне он распорядился ускорить инвентаризацию российских земель, в том числе сельскохозяйственных. «У нас […] нет общего понимания того, каким земельным фондом мы обладаем», — недоволен президент (цитата — ИТАР-ТАСС). В стране до сих пор отсутствует прозрачный рынок земель и единая методика их оценки, не раз говорил он. Задача решить «земельный вопрос» была поставлена в числе первых и перед Еленой Скрынник сразу после ее назначения в Минсельхоз. Представляя ее на коллегии МСХ, Зубков назвал этот вопрос «болезненным и запущенным», констатировав, что «миллионы гектаров» заброшены или используются неэффективно.

Между тем Медведев пообещал «создать возможности» для возвращения в сельхозоборот 20 млн га пашни, а часть федеральных агроземель предложил передать для постройки жилья госкорпорации — Фонду содействия жилищному строительству. В октябре президент поручил подготовить проект закона, который позволил бы изымать не используемые три года земли у собственника или резко увеличивать налог, если он «не приступает к их освоению». Тогда же, на всероссийском совещании по сельскому хозяйству в Орле, Медведев выяснил у президента Россельхозакадемии Геннадия Романенко, что РАСХН владеет 5 млн га, а обрабатывает только 1,4 млн га. «Я не очень понимаю, каким образом таким хозяйством можно управлять», — удивился глава государства. Он дал указание РАСХН инвентаризовать земельный фонд и намекнул, что части угодий академики могут лишиться: «Тем, что вы не можете поставить под контроль, или тем, что не используется, нужно распорядиться по-хозяйски […] Считайте, что это мое поручение».

Еще одной инициативой Медведева стало поручение правительству до 31 декабря написать программу «развития инфраструктуры и логистического обеспечения агропродовольственного рынка». По подсчетам Медведева, для хранения урожая, решения проблем его сохранности и логистики нужно построить 300 элеваторов на $1,5-2 млрд. Эти цифры он озвучил после посещения орловского хозяйства «Дубовицкое», где осматривал новый элеватор на 35 тыс. т. «Его строительство обошлось нам в $6 млн», — рассказывает гендиректор «Щелково Агрохима» (компания владеет «Дубовицким») Салис Каракотов. По его мнению, расчеты Медведева правильные: «300 таких элеваторов вместят минимум 10 млн т зерна. Примерно такой объем хранения нужен для размещения избыточных запасов». В прошлом году Россия потеряла до 5 млн т зерна. Нехватку хранилищ чиновники признали одной из основных причин, по которым этот объем не удалось сберечь. Чтобы частный бизнес инвестировал в модернизацию и строительство зерновых хранилищ, нужно федеральное субсидирование процентов по кредитам на эти цели, высказался Медведев и поручил правительству «проработать вопрос».

По поручению президента Минсельхоз разрабатывает меры поддержки еще одного сектора — селекции и семеноводства. Производство отечественных семян, подсчитал Медведев, должно составлять минимум 75% потребности в них. Сейчас, по данным Минсельхоза, самая большая доля импорта — до 90% — в сегментах кукурузы, сахарной свеклы и овощей. Производители зерна используют всего 4% ввозимых семян. Каракотов говорит, что семян сахарной свеклы на рынке вообще 95%. Он готов построить в Липецкой и Воронежской областях два завода по производству дражированных семян этой агрокультуры.

Будет поддерживать

Главный мотив большинства заявлений Медведева о сельском хозяйстве — это заверения о сохранении или увеличении господдержки, констатация успешности госпрограммы и необходимость развивать социальную сферу села, где живет треть населения страны. «Доступность современных социальных услуг для сельских жителей, рост их доходов, улучшение условий их труда и быта всегда будут нашим приоритетом», — написал он в опубликованной «Газетой.ру» статье «Россия, вперед!». Правда, ФЦП соцразвития села при Медведеве урезали больше чем на 50%. В результате секвестра бюджета этого года, поправки к которому президент утвердил в конце апреля, ее финансирование снизили до 8,1 млрд руб. На реализацию в 2009 году основных мер госпрограммы (записаны в восьми программах — двух ФЦП, двух отраслевых и четырех ведомственных) оставили 61 млрд руб. против плановых 100 млрд руб.

Зато затраты на отраслевые программы развития мясного скотоводства и молочного животноводства, которые в этом году только начали реализовывать, оставили на прежнем уровне. По этим двум отраслям наше сельское хозяйство как раз «в тупике», говорит гендиректор подмосковного агрохолдинга. Он считает, что мер, записанных в программах, недостаточно, хотя и одобряет их. Кроме субсидирования кредитных ставок, нужны федеральные дотации эффективным хозяйствам из расчета на литр молока и на голову скота, если компания увеличивает стадо, думает предприниматель.

Президент доволен тем, как сейчас развивается агрокомплекс. Сектор подготовился к кризису лучше, чем та же промышленность. «Я сейчас с губернаторами общаюсь регулярно, самое небольшое падение — в сельском хозяйстве», — делает вывод Медведев. Если российский ВВП в 2009 году может сократиться минимум на 7%, то агропром — максимум на 1-2%, считают эксперты (см. статью на стр. 16). Драйвер роста — рынок мяса: только в первом полугодии свино- и птицеводство прибавили 8-12%, рассказывал Медведев «Первому каналу». Вместе с тем он недоволен темпами снижения импорта мяса и молока. Но, по данным ИКАРа, рост своего производства сейчас, наоборот, не успевает за падением импорта: ввоз мяса птицы за первые 9 месяцев сократился на 28%, в то время как производство прибавило только 15%.

Не исключено, что при Медведеве прямая поддержка АПК продолжит увеличиваться, если, конечно, не подешевеет нефть и не будет новой волны кризиса. «Сельское хозяйство без дотаций […] обойтись не может», — констатировал он в августе (цитата по www. ifx.ru). Субсидирование агропрома продолжится «несмотря на требования ВТО», заверил Медведев. В частности, сохранится субсидирование 95-100% ставки рефинансирования ЦБ при выдаче инвесткредитов.

Цитата
«Опять все начинают расслабляться в расчете на [нефтегазовые] сверхприбыли. Но если мы […] не будем заниматься инвестициями [в том числе] в сельское хозяйство, то у нас останется одно сырье. А это путь в никуда».
Der Spiegel
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама