Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Ренессанс агробизнеса
Алена Гроздова, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
31 октября 2008
Объемы финансирования пятилетней государственной программы развития сельского хозяйства составят 1 трлн руб., напомнил Дмитрий Медведев, выступая в начале года на Всероссийском сельском сходе в Барнауле. Этих средств, безусловно, не хватит на поддержку всех приоритетных подотраслей АПК, в один голос утверждают аграрии. Но недостаточное финансирование — не единственное недовольство крестьян. У них возникает и масса других претензий к программе, которые в основном связаны с перераспределением обещанных государством средств. Так ли необходимы вливания денег в те отрасли сельского хозяйства, которые заявлены в госпрограмме как приоритетные, задаются вопросом сельхозпроизводители.
Фото: С. Плужник

Несмотря на массу спорных моментов, первое достоинство госпрограммы АПК российские аграрии видят в ее появлении. В сельское хозяйство начали поступать государственные деньги, и оно становится «реальным бизнесом», торжествует генеральный директор торговой компании «Кубаньагропрод» (Москва) Евгений Кабанов. До принятия правительством госпрограммы поддержка села была мизерной — как на федеральном уровне, так и со стороны субъектов федерации, соглашается с Кабановым гендиректор племенного завода «Рапти» (Ленинградская обл.) Василий Пахомов.

Но все же по сравнению с европейскими субсидиями (в ЕС на сельское хозяйство из госбюджета выделяется не менее 5% в год) российские вливания в размере 1,1% чрезмерно малы, сетует директор компании «Геос-консалтинг» (проектно-управленческое консультирование в АПК, Москва) Владимир Залогин. В Евросоюзе происходят постоянные сражения между странами за наибольший процент бюджетного субсидирования, добавляет Джон Копински, президент компании «Рождество» (животноводческий комплекс; Владимирская обл.). А в России народ ждет милостыни от правительства, когда оно расщедрится и организует что-то перед выборами, недоумевает специалист.

Аграрный резонанс

По большому счету госпрограмма является продолжением приоритетного национального проекта «Развитие АПК», объясняют эксперты. Но если нацпроект представляет собой всего лишь продекларированное проявление политической воли, то госпрограмма — это документ с детальным описанием механизмов и объемов финансирования отрасли. В ней более четко указаны приоритетные направления сельского хозяйства, среди которых поддержка племенного животноводства, элитного семеноводства, развитие северного оленеводства и табунного коневодства, производство льна, рапса, а также закладка многолетних насаждений, перечисляет Залогин.

С ним соглашается сенатор от Курганской области и председатель совета директоров холдинга «Моссельпром» (бройлерное птицеводство; Москва) Сергей Лисовский. «Идея Минсельхоза заключается в том, чтобы финансировать направления, которые смогли бы выступить в роли локомотива, ускоряющего развитие наиболее слабых точек агросектора», — говорит он.

Выделенные в программе сектора находятся в самом сложном положении либо являются некой исходной точкой развития всего сельскохозяйственного потока, объясняет депутат Госдумы, председатель комитета по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере ТПП РФ Виктор Семенов. Например, животноводство — подотрасль, дающая продукт с наибольшей добавленной стоимостью, к тому же ее подъем влечет за собой развитие практически всего растениеводческого сектора.

Однако у Кабанова о программе несколько иное мнение. Он считает, что ей не хватает системности. «В советские времена при подготовке подобных документов учитывались абсолютно все этапы производственного цикла. Но в нынешней программе делается упор только на середину процесса, а конец оставлен без внимания. К примеру, в подотрасли свиноводство сделали акцент на выращивание животных, а переработку оставили за бортом», — огорчен генеральный директор.

Приоритетный сектор

Наиболее приоритетным направлением для развития сельского хозяйства в России опрошенные «АТт» аграрии считают животноводство. В рамках госпрограммы большая часть средств инвестируется именно в эту отрасль, констатирует Семенов. «Развитие животноводства должно практически полностью ликвидировать неверно сложившуюся экономическую ситуацию, когда мы импортируем за границу сырье, а экспортируем в страну готовый продукт (мясо, молоко или даже готовую колбасу и сыр)», — предполагает он.

Руководителя исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации Сергея Юшина радует тот факт, что в программе озвучены главные направления развития животноводства. «Для нас выделено самое важное — то, чего не было в нацпроекте: в документе уделили внимание комбикормовому производству, включили целый инфраструктурный спектр (строительство предприятий по убою, первичной переработке). Также не забыли о субсидировании процентной ставки по кредитам на приобретение специализированного транспорта для перевозки скота, ведь это один из ключевых моментов для сохранения качества мяса во время транспортировки», — замечает он.

И все же Мясная ассоциация разрабатывает документ с дополнениями к госпрограмме. «Мы считаем, что необходимо не только стимулировать строительство, например, боен, но также поощрять приобретение отдельных видов оборудования для этой подотрасли, которые в России не производятся, — заявляет Юшин. — Прежде всего это необходимо для того, чтобы ликвидировать технологическое отставание от западных производителей».

Поддерживаются аграриями и вливания государственных средств в развитие оленеводства и табунного коневодства. «Поддержка традиционных укладов народа севера и степных жителей определенно важна, — считает Александр Никитин, — так как для многих регионов это является единственным источником для существования». Помимо этого в рамках программы из федерального бюджета предоставляются субсидии на содержание маточного поголовья овец и коз (в размере 30% по ставке на одну голову, как и на другие виды животных). Однако не все специалисты считают поддержку этих направлений необходимой. «Во всех странах мира существует три основных вида мяса (говядина, свинина и мясо птицы), которые считаются ключевыми и на которые следует делать акцент, развивая животноводство и стимулируя население к потреблению этих продуктов», — поясняет Юшин. Как и большинство специалистов, он считает, что на региональном уровне в отдельных областях важно развивать козоводство или производство баранины, но это не является тем приоритетным направлением, которое могло бы положительно повлиять на развитие мясной отрасли в целом.

Сырьевой плацдарм

Субсидирование процентных ставок по кредитам в растениеводческом секторе имеет значительное преимущество по сравнению с другими отраслями сельского хозяйства, убежден Залогин. В России большое количество пустующих земель, которые необходимо использовать при создании мощной сырьевой базы для нужд внутреннего рынка. В первую очередь это касается северо-западных регионов страны, где сельское хозяйство традиционно ориентировано на растениеводство и молочное животноводство. По мнению Семенова, производство кормовых культур, рапса или льна в этих областях будет способствовать выходу страны из затянувшейся аграрной депрессии.

Упор на выращивании рапса сегодня делается практически во всем мире, продолжает Залогин. Россия тоже не стала исключением. Специалист считает, что предоставление субсидий на приобретение элитных семян, средств химической защиты растений, а также на строительство заводов по переработке масленичного сырья привлечет большое число желающих инвестировать в производство рапса. Тем более что зарубежные инвесторы начали рассматривать возможность получения сырья для производства биоэтанола на российской территории.

Вливание денег в развитие производства льна Залогин объясняет желанием государства возродить старую промышленность, которая в советские годы была достаточно сильной. Лен — это традиционно российский продукт, характерный для северных регионов, где никакая другая культура не даст такой рентабельности, замечает Семенов. В условиях упадка, длившегося последние годы, производство «русского шелка» было практически невозможным, но при участии государства в развитии этой подотрасли аграрии смогут наладить выращивание льна и выпуск конечного продукта в виде полотна или готовой одежды.

Еще одно приоритетное направление в секторе растениеводства — «поддержание почвенного плодородия», доволен Пахомов из «Рапти». Мелиорация в России сегодня практически не производится, негодует он: стоимость сложных минеральных удобрений дошла до 12 тыс./т, а количество хозяйств, которые приобретают эти удобрения, не превышает 20%.

По словам Пахомова, каждый регион по госпрограмме должен выделять достаточные средства на субсидирование приобретения минеральных удобрений сельхозтоваропроизводителям. «К примеру, нашему предприятию необходимо купить около 500 т этого продукта, а это больше 5 млн руб. — без дотаций с такой суммой хозяйству просто не справиться», — говорит специалист.

Что касается поддержания традиционных культур (пшеницы, кукурузы, ячменя), то они, со слов Никитина, требуют к себе равного внимания, так же как рапс или лен. Залогин придерживается другой позиции: «Производство зерна в России находится в отличном состоянии, на эту подотрасль не стоит затрачивать бюджетные деньги. Тем более что на мировой рынок мы экспортируем львиную долю этого продукта».

На вопрос, почему приоритетными направлениями в госпрограмме не выбраны другие подотрасли растениеводства, Семенов ответил, что «сегменты растениеводства, не указанные в программе, достаточно активно развиваются в свободном рыночном пространстве и государственная поддержка им необходима лишь на уровне таможенно-тарифного регулирования и льготного налогообложения».

Техническая экипировка

В рамках нацпроекта российским аграриям начали выдаваться кредиты на закупку сельхозтехники. При этом в соответствии с решением правительства компенсация процентных ставок по кредиту выдавалась только при приобретении техники отечественного производства, а также импортной, не имевшей российских аналогов, рассказывает гендиректор «Союзагромаша» Евгений Корчевой. Из-за этого Министерство сельского хозяйства довольно часто отказывало аграриям в субсидиях на зарубежную технику, указывая на отечественные модели и ссылаясь при этом на их экономическую эффективность. «Это правильный подход: именно так поступают во всех развитых странах», — утверждает эксперт. Единственной недоработкой проекта, по его мнению, было отсутствие точного определения того, какие зарубежные агрегаты являются аналогами отечественных, а какие нет, что предоставляло лазейку для чиновников.

В госпрограмме принцип ограничений субсидирования кредитов на покупку импортной техники исчез. И это нововведение Корчевой считает основным минусом документа. «Если в России развито комбайностроение и существует огромное количество моделей разной производительности и мощности, которые полностью удовлетворяют потребности аграриев, то зачем субсидировать закупку аналогичных иностранных машин? — недоумевает эксперт. —  Подобной либерализации не позволяют себе даже развитые западные страны: они субсидируют только покупку собственной техники, которая производится на их территории. Другое дело, если у нас не производятся свеклоуборочные комбайны. Тогда нет смысла ограничивать покупателей в выборе импортных сельхозмашин данного вида».

Семенов, наоборот, считает, что субсидирование кредитов на приобретение импортных машин будет только стимулировать российское производство сельхозтехники. Поэтому не стоит ограничивать покупку импортных агрегатов, необходимо лишь урегулировать таможенно-тарифную политику и ввести пошлину на ввозимую продукцию, говорит он.

С ним не согласен Юшин из Национальной мясной ассоциации: «Выбор должен быть за потребителем. Если мы по каким-то политическим мотивам навяжем ему машины, из-за которых увеличится себестоимость продукции, то поддерживая одну отрасль, потопим другую. К тому же свобода выбора будет стимулировать отечественные машиностроительные заводы к производству конкурентоспособной продукции».

После введения субсидирования кредитов на приобретение любой импортной техники аграрии бросятся ее покупать и окажутся абсолютно не застрахованными от некачественного приобретения, опасается Корчевой. Дело в том, что в мире выпускается огромное количество сельхозтехники, и разобраться, какие агрегаты действительно стоит приобрести, сложно. Например, есть китайская продукция, которая зачастую является подделкой российских и западных разработок, или машины, продаваемые без гарантии и сервисного обслуживания, несмотря на то, что они новые. Также существует техника, которая абсолютно не подходит для российских почвенно-климатических условий. Случаи покупки таких машин уже были, предостерегает гендиректор «Союзагромаша». «Одним хозяйством на юге России была закуплена большая партия комбайнов (порядка 50 шт.) известного зарубежного производителя. Но из-за постоянных поломок и низкой производительности они простояли практически всю уборочную, и в результате практически весь урожай был потерян», — приводит он пример.

По мнению Корчевого, Минсельхоз (дабы предотвратить подобные случаи) обязан в полной мере владеть информацией о том, как испытываются машины, какие показатели они демонстрируют, насколько надежны или не надежны, соответствуют ли патентной чистоте. В распоряжении чиновников более десяти машиноиспытательных станций, собирающих эту информацию, однако никто не желает этим заниматься, сожалеет он.

Также эксперт недоволен появлением в России региональных программ, в которых субсидирование выстроено в пользу приобретения аграриями иностранной техники. «Скажем, если крестьянин пожелает купить импортный трактор, то получит, условно говоря, 1 млн руб., а если захочет приобрести аналогичную машину у российского производителя, то субсидия составит лишь 300 тыс. руб.», — возмущен Корчевой. И все же, по его словам, такой не взвешенный подход существует не во всех регионах. Так, в Челябинске, независимо от того, кто производитель техники, сельхозпроизводителю выплачиваются субсидии, например, не более 500 тыс. руб. А при таком раскладе, конечно же, выгоднее приобретать российские машины.

По мнению эксперта, развитие сельского хозяйства должно быть в компетенции Минсельхоза, а не субъектов федерации, которые могут выступать только в качестве исполнителей. На сегодняшний день они вольны разработать свою программу и использовать любые методы и механизмы управления, но такая свобода действий приведет к анархии, прогнозирует Корчевой.

В целевых индикаторах госпрограммы прописано, что в этом году нашими крестьянами должно быть приобретено почти 8 тыс. зерноуборочных комбайнов и не мене 23 тыс. тракторов, перечисляет гендиректор. За эти индикаторы Минсельхоз отвечает перед правительством (так как это правительственная программа). Но возникает вопрос: если закупается техника иностранного производства, которая, как правило, в 2,5-3 раза дороже отечественной, как можно достичь таких показателей? Ведь часто, рассуждает эксперт, выбирая между отечественными и импортными машинами, обладающими одинаковыми техническими характеристиками, некоторые субъекты РФ или хозяйства предпочитают закупать иностранную технику. Соответственно, вместо того, чтобы приобрести для своего региона, например, 100 кировских тракторов, они покупают 30 тракторов, произведенных в западной Европе. В результате показатель обеспеченности села сельхозтехникой резко падает и становится в три раза ниже, чем при выборе российских машин. А инструмента, способного повлиять на эту ситуацию, у Минсельхоза нет, резюмирует Корчевой.

Российские мастерские

Субсидирование российских производителей техники следует выделить в приоритетное направление в рамках госпрограммы, заявляет Пахомов. Развивающиеся хозяйства вынуждены покупать новую технику за границей из-за того, что в России практически нет стоящих заводов по производству тракторов, почвообрабатывающей техники и комбайнов, а те машины, которые выпускаются нашими заводами, значительно уступают импортным и по качеству, и по производительности. «Просто абсурдно, что техника белорусского и западного производителя в передовых хозяйствах составляет около 90% всего российского парка», — огорчен Пахомов.

Субсидирования производителей сельхозтехники программа не предусматривает, возражает Корчевой: «Во-первых, это в компетенции других органов — Минфина и Минпромэнерго, а во-вторых, либеральная политика нашей страны, к сожалению, не предусматривает денежные вливания в этот сектор». Семенов предлагает решать проблему за счет субсидирования создания новых моделей отечественной техники на конкурсной основе по государственному заказу.

Того же мнения придерживается и Корчевой. Стимулировать производство техники можно за счет оплаты части стоимости новейших российских разработок при их покупке аграриями. Это даст для агрофирм 30-50%-ное удешевление стоимости машин. «Союзагромаш» выступал с предложением ввести такие субсидии в период разработки госпрограммы, но предложение было отклонено Минэкономразвития. Несмотря на это, во многих регионах России механизм субсидирования приобретения аграриями новой техники уже применяется и достаточно хорошо себя зарекомендовал, отмечает Корчевой.

Впрочем, госпрограмма может ежегодно подвергаться корректировке, говорит Лисовский, и если, например, в следующем году произойдет увеличение финансирования сельского хозяйства, поддержка российского производителя техники станет реальной. Прошлой осенью в бюджет 2008 г. уже добавили 12 млрд руб. «Хорошо, что они есть, но этих средств, конечно же, недостаточно», — замечает специалист. Более того, по его мнению, отечественного производителя должны субсидировать напрямую из бюджета. Если этого не произойдет, то цены поднимутся, и те дотации, которые получают потребители продукции, перетекут к продавцам. Тогда избежать опосредованного финансирования будет трудно, утверждает Лисовский.

Кооператив спасает АПК
Виктор Семенов, депутат Госдумы, председатель комитета по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере ТПП РФ:
Стимулирование объединения сельхозпроизводителей в сбытовые кооперативы необходимо, чтобы аграрии смогли более уверенно выходить на рынок и сами себя защищать, как это делают во многих странах. Скажем, если крестьяне объединятся в сбытовой кооператив по доработке продукции и если при этом будет приобретено современное оборудование (сортировальная линия с компьютером, недоступная одному селянину), то государство может компенсировать за счет бюджета до 75% расходов, а 25% оплатит кооператив. Такой вариант был бы очень мощным стимулом для развития сельского хозяйства.
Главный минус
Александр Никитин, гендиректор компании «Мираторг»:
Госпрограмма в первую очередь страдает от слабой инфраструктуры (плохие дороги, устаревшие электрические, газовые мощности и строительный комплекс). К тому же параллельно с реализацией проектов сельского хозяйства поднимаются цены на цемент, металл, минеральные удобрения, электричество. Хозяйство начинает работать в одних условиях, а эксплуатируется совершенно в других, что не может не сказаться на инвестициях и возврате кредитов.
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама