Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Битва за стоимость
Агротехника и технологии
7 апреля 2009
Условия, которые ритейлеры навязывают сельхозпроизводителям и переработчикам при покупке у них товара, с каждым годом становятся все изощреннее. Особенно распространены официальные и неофициальные системы бонусов, которые поставщик «добровольно» отдает торговой сети, чтобы реализовать свой товар и в срок получить деньги. По признанию одного из известных производителей колбасных изделий, эти бонусы достигли 27%, а это, по его мнению, практически легальный грабеж. Главной причиной такого положения дел Виктор Семенов, депутат Госдумы, председатель комитета ТПП РФ по предпринимательству в аграрно-промышленной сфере, считает отсутствие четких и справедливых правил игры на продовольственном рынке. Свое мнение о том, какие шаги необходимо предпринять в отношении урегулирования ценовой политики, чтобы уберечь отечественного производителя от нулевой рентабельности, он изложил в статье, специально написанной для нашего журнала.
журнал «Агротехника и технологии»
март-апрель 2009
Фото: www. viktor-semenov.ru

За последние годы государство приняло немало мер для урегулирования всей продуктовой цепочки, особенно в отношении сельхозпроизводства. Были введены товарно-закупочные зерновые интервенции, аграриям выделили кредиты на покупку ГСМ, удобрения, страхование урожая, льготные и долгосрочные кредиты на строительство новых животноводческих комплексов, все активнее происходит покупка техники и племенного стада с помощью лизинга. Однако на конечном этапе, когда товаропроизводитель выходит со своей продукцией на рынок, он сталкивается с рядом нерешенных проблем.

Причин тому несколько. Во-первых, принятый закон о розничных рынках, направленный на обеспечение мест для сельхозпроизводителей на «колхозных» рынках, не сработал. Во-вторых, закон о торговле, который должен был расставить все точки в отношениях производителей и продавцов, за два года так и не был принят. И это несмотря на то, что в ноябре 2008 года президент Дмитрий Медведев и премьер-министр Владимир Путин поручили ведомствам согласовать за месяц законопроект «О государственном регулировании торговой деятельности в РФ». Более того, этот документ даже не попал в план законотворческой деятельности правительства на первое полугодие 2009 года.

В январе этого года вице-премьеру Виктору Зубкову было поручено доработать документ по новой процедуре согласований, которую разработало правительство для подобных случаев. Зубков оказался в непростой ситуации. Ему придется подвести под один знаменатель все предложения от Минпромторга, Минсельхоза и Минэкономразвития России, камнем преткновения между которыми стали вопросы, касающиеся отношений торговых сетей с сельхозпроизводителем. По мнению МСХ РФ, в законе необходимо прописать их отдельной статьей, устранив дискриминационное положение поставщиков. Это касается системы «входного билета», пресловутых «бонусов», размера торговых наценок (особенно на товары первой необходимости, к которым в первую очередь относят минимальный продуктовый набор) и сроков возврата платежей поставщикам. Однако ни о каких таких ограничениях оба министерства (торговли и экономики) и слышать не хотят. Есть вопросы к ритейлерам и у Федеральной антимонопольной службы, но сейчас не об этом.

Стабилизационные якоря

Безусловно, ценовая политика — это не только закон о торговле. Порядок и понятные правила игры должны быть выстроены по всей цепочке превращения сырья в конечный товар. И если в зерновом секторе, который справедливо считается базовым для агропродовольственного рынка, государство уже применяет некоторые инструменты настройки (зерновые торги, призванные не допускать резких колебаний цен), то в молочном сегменте, втором по важности, царит полная анархия. Например, в нашей стране практически не отслеживается ситуация с балансом производства сырого молока и не определяется реальная потребность в нем. Тогда как, на мой взгляд, ориентировать в этом производителей — прямая обязанность государства.

Из-за того, что российский рынок молочного сырья никем не регулируется, говорить о нем как о доступном поле для торговли мы не можем. Производители сырого молока находятся в жесткой зависимости от переработчика: сырьевики не имеют возможности торговаться с ними и требовать более высокой стоимости за свой товар (молоко — продукт скоропортящийся, и его необходимо реализовывать в короткие сроки). К тому же у крестьянина почти нет выбора: вокруг него не так много перерабатывающих заводов, находящихся на доступном расстоянии. Поэтому он вынужден работать по той цене, которую ему предлагают местные монополисты. А она, как правило, чрезмерно занижена.

Для того чтобы поддержать баланс интересов на молочном рынке, многие страны используют такую форму регулирования: раз в год собираются представители сельхозпроизводителей, переработчиков и государства и договариваются о том, в каких рамках можно будет осуществлять их отношения, соблюдая интересы всех трех сторон. Это может быть ценовой коридор либо фиксированная стоимость «летнего» и «зимнего» молока. Государство в данном случае не только выступает арбитром, но и защищает интересы потребителей, то есть населения.

Есть и другие соображения, которыми руководствуется государство в этих переговорах. Например, в Великобритании приняты разные уровни цены на молоко: один — для Шотландии, другой — для центральной Англии. У шотландцев закупают молоко по более высокой цене, потому что у них скотоводство и молочное животноводство не просто бизнес, а традиционный уклад жизни. Таким образом, государство не только помогает фермерам, но и способствует поддержанию экологического баланса данного региона. Ведь если шотландские аграрии разорятся, правительство обретет более серьезные проблемы.

Сетевой гнет

Как уже было сказано, одна из нерешенных сторон ценового вопроса — это взаимоотношение аграриев с ритейлерами, которые зачастую предлагают им дискриминационные условия сотрудничества, пользуясь тем, что закона о торговле у нас просто нет.

Они могут диктовать своим партнерам любые условия взаимоотношений. Сегодня в договорах практикуется использование до 16 видов различных бонусов (за «вход», за место на прилавке, за «продвижение» товара, «исследование рынка», рекламу, даже за содержание продавцов и возврат платежей в срок!), к которым они принуждают поставщиков. Таким образом, до 26-27% от собственной выручки производитель вынужден дарить магазину. И это при том, что его товар продается в розницу зачастую в два раза дороже.

В случае, если поставщик захочет получить свои деньги в полном объеме, ему опять же предлагается выплатить бонус. Причем большинство таких оплат никак не вписывается в «белую» бухгалтерию, и производителям приходится ломать голову, на какую статью их отнести.

Помимо этого, в последнее время у сетей стал очень популярен так называемый «ретробонус», по которому поставщик обязуется «добровольно» вернуть ритейлеру до 30% от суммы проданного товара. Причем большинство продуктов питания, как я уже говорил, имеют очень маленький срок хранения, а значит и реализации. Тем не менее, время возврата денег за проданный товар просто несопоставимо: от 30 до 60 дней, а в условиях кризиса — до 120 дней. И это несмотря на то, что торговые сети напрямую получили помощь от государства (в рамках антикризисных мер) для расплаты с поставщиками.

Правда кризис внес и позитивные коррективы. К примеру, из-за падения курса рубля по отношению к доллару и евро импортное мясо птицы стало значительно дороже (оно составляет до 40% от общего объема этого рынка), поэтому торговля обратила свои взоры на отечественных птицеводов. Сетевикам стало выгодно закупать нашу продукцию, они готовы брать российскую птицу даже с предоплатой. Это отрадный факт, но его все-таки стоит отнести к крайностям, свойственным российской действительности.

Что делать?

Многие сельхозпроизводители надеются, что принятие закона о торговле стабилизирует ситуацию на рынке в их пользу. Но для этого в законопроект необходимо как минимум включить сроки возврата денег за проданную продукцию (думаю, они не должны превышать более 15 дней). Ведь подобные регулировки торговых отношений существуют в большинстве европейских стран. Так, например, в Польше действует обязательная норма, по которой возврат денег должен происходить не позднее, чем через 14 дней после продажи товара. Прямое регулирование через закон происходит и во Франции. В Англии также соблюдаются правила взаимоотношения между игроками рынка, но там сети ограничивают себя сами с помощью добровольного кодекса, и если ритейлер не согласен с его формулировкой, то он просто не сможет стать членом профессионального сообщества продавцов.

Особого внимания требует группа социально значимых товаров. Нельзя допустить, чтобы покупатель остался один на один с ростом цен, особенно в период экономического кризиса. Будет ли это мера, направленная на прямую поддержку товара в виде компенсаций производителю, или дотации малоимущим гражданам — в любом случае этот вопрос должен остаться в поле зрения правительства и депутатов.

Большинство товаропроизводителей, которые входят в Ассоциацию отраслевых союзов АПК, считают, что количество бонусов для торговых сетей должно быть либо четко оговорено законом, либо включено в торговую наценку, то есть введено в налоговую базу. В таком случае производителю не придется ломать голову, на какие расходы отнести те или иные «пожелания» торговых сетей, и не гадать, почему, договорившись об одной стоимости товара, по факту он получает совсем другую. Возможно, для этого понадобится согласование статей и в Налоговом кодексе. Но в любом случае делать это надо не в конце 2009 года, как предлагают Минпромторг и Минэкономразвития, а уже в нынешнюю весеннюю сессию.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама