Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

МИС агропрома
Вадим Пронин
Агротехника и технологии
26 января 2011
В настоящее время у участников агрорынка просыпается интерес к независимым испытаниям сельхозтехники, проводимым российскими МИС. Однако желание постоянного сотрудничества с этими организациями появляется пока не у всех. К сожалению, не многие аграрии, выбирая ту или иную сельхозмашину, консультируются со специалистами испытательных станций. Да и не каждый производитель техники, особенно западный, прежде чем завезти в тот или иной регион свои агрегаты, считает нужным отдавать их на тестирование в государственные МИС. Если бы в практику участников рынка вошла привычка сотрудничать с испытательными станциями, многих проблем можно было бы избежать. Например, крестьяне могли бы без переплаты покупать технику, подходящую для их урожайности, почвенно-климатических особенностей и т. д. И не переживали бы, что заявленные продавцом технические характеристики не соответствуют реальным (как это часто бывает). Соответственно, в адрес производителей поступало бы меньше жалоб, а у продавцов сельхозтехники, несомненно, увеличились бы продажи.

С тем, что из-за специфичности и рутинности работы МИС интересны лишь руководству отрасли, представителям сельскохозяйственной науки и некоторым специалистам сельхозпроизводства и машиностроения, можно согласиться только отчасти.

Развитие сельского хозяйства не стоит на месте: в последнее время аграрии и производители агротехники стали чаще обращаться в испытательные станции за информацией и советами. У них появилась потребность в рекомендациях специалистов и мнении экспертов.

В первую очередь консультации необходимы новичкам, пришедшим в агробизнес за «быстрыми большими деньгами».

Достоверный прогноз — основа бизнеса

Качественная консультация — это тот минимум, без которого нельзя достигнуть коммерческого успеха, и именно машиноиспытательные станции имеют уникальные возможности для осуществления реального экономического консультирования по техническому и технологическому переоснащению. Все дело в том, что испытания любой сельскохозяйственной машины или технологии завершаются их экономической оценкой. Но прежде чем ее выдать, мы должны провести множество других оценок (агротехническую, эксплуатационно-технологическую, мощностно-экономическую, тяговые показатели энергосредств, оценку надежности и т. д.). Вся работа проводится в различных почвенно-климатических зонах и часто в сравнении с лучшими мировыми аналогами. То есть на МИС имеются все возможности для тестирования техники.

Помимо испытаний сельхозтехники и составления экономических расчетов ее эксплуатации МИС могут рассчитать рентабельность компаний, работающих в агропроме. В этой связи уместен конкретный пример.

В 1996 году в российском АПК стали появляться первые МТС (машинно-технологические станции). К 2000 году их количество по разным оценкам достигло от 650 до 950 по всей России. И тогда же через журналы и газеты наши специалисты на основании существующих данных пытались доказать, что хотя МТС действительно остро необходимы, они, тем не менее, могут быть использованы только как инструмент государственной поддержки сельхозтоваропроизводителя (как одно из средств дотации крестьян). Также мы утверждали, что МТС не смогут стать рентабельными, потому что их прибыль — это разорение хозяйств. Из-за высокой стоимости услуг МТС или не будут востребованы, или их услуги не будут оплачены, утверждали мы. Ведь в пределах одной географической широты режимы строгого соблюдения агротехники и ее интенсивной эксплуатации не совместимы.

Сегодня, по истечению полутора десятилетий, наши прогнозы признаны верными: большинство МТС разорились и лишь некоторые самые «сильные» (где существовала серьезная поддержка регионов) стали обычными сельскохозяйственными предприятиями, где на первом месте стоит не оказание услуг, а производство продукции.

Экзамен для техники

Аграриев, желающих получить реальную, а не формальную прибыль, я обязан предупредить: использование в растениеводстве большинства наименований зарубежной дорогостоящей сельхозтехники (комбинированные посевные комплексы, почвообрабатывающие машины, зерноуборочные комбайны и т. п.) в подавляющем большинстве регионов России ведет к разорению хозяйств. Ее применение в производстве зерновых культур, например, в зоне Поволжья, не может быть окупаемым в реальные сроки.

В первую очередь потому, что бизнес-планы, в которых отражены идеальные составляющие (высокая урожайность, приемлемая цена, великолепные технические возможности, несложная эксплуатация), разрабатываются самими продавцами или производителями техники и, как правило, для рекламных целей.

Приведу такой пример. Вместе с появлением западных зерноуборочных комбайнов на российском рынке появились многочисленные публикации о их многократном превосходстве над российскими аналогами по всем параметрам. Как раз в те годы нам удалось провести сравнительные испытания («Дон-1500Б» и «Мега 208»), в результате которых были получены практически равные технологические (потери, дробление, сорность) и эксплуатационно-технологические (производительность, расход топлива) показатели. Единственное преимущество «Мега 208» было отмечено по условиям труда механизатора (шум, микроклимат, эргономика). Мы не имели возможности провести оценку надежности комбайнов, но за счет хорошо налаженных «Ростсельмашем» сервисных услуг показатели надежности машин были приняты равными.

После завершения всей этой работы было установлено, что стоимость уборки 1 га комбайном «Дон-1500Б» оказалась почти в 2,5 раза ниже расходов, образовавшихся при выполнении работы на «Мега-208». Примерно такие же соотношения затрат получены по результатам сравнительных испытаний западных и отечественных образцов машин, применяемых на других операциях (вспашка, предпосевная обработка, посев). Ни один из наших выводов не был оспорен заинтересованными сторонами, но от повторения сравнительных испытаний производители западной техники пока успешно уклоняются.

Выбор — дело тонкое

У каждого покупателя всегда найдутся какие-либо субъективные предпочтения и дополнительные доводы в пользу той или иной машины или оборудования.

Мировая практика подтверждает, что выбор все же следует доверить квалифицированным независимым специалистам, которые владеют соответствующими методиками, испытательным и измерительным оборудованием. К примеру, европейские фермеры высоко оценивают знания и готовы платить за консультации независимых экспертов, но никак не за рекомендации самих продавцов машин, семян, удобрений, гербицидов и т. д. Но в практику российских аграриев, к сожалению, не входит обращаться к независимым экспертам.

Достаточно часто к нам идут уже после того, как купили сельхозмашину и не могут вывести ее на заявленные в инструкции параметры. Иногда для установления «истины» прямо в хозяйствах создают «филиалы МИС», где чаще всего получают давно известную испытателям информацию, например, о том, что коэффициент полезного использования сменного времени у сеялочного агрегата редко превышает 65% из-за технологических простоев (загрузка, развороты, техническое обслуживание и т. п.). Или о том, что при хорошей организации работ можно вместо трех сеялок вполне обойтись двумя, а применение сдвоенных колес на тракторах не только снижает уплотнение почвы, но и сокращает удельный расход топлива.

С одной стороны, цель достигнута — есть реальный результат. Но какой ценой получены все эти «знания», сколько сотрудников хозяйства в страду занималось несвойственным им делом!

Как правило, на МИС имеется вся подобная информация, причем гораздо более высокого качества: со сравнительным анализом предыдущих испытаний, на разных фонах, при различных влажностях и твердостях почвы, с учетом конфигурации полей, а иной раз и с учетом разницы в квалификации механизаторов.

Соблюдая законы рынка

В известном «Законе о техническом регулировании» есть статья о недопустимости введения покупателя в заблуждение. И если для физических лиц существует определенный механизм контроля за исполнением этого положения в виде «Закона о защите прав потребителя», то для юридических лиц какой-либо внятный механизм отсутствует. А что это, если не введение в заблуждение, когда поставщик выставляет на продажу продукцию с требованиями ТУ 30-летней давности. Или с показателями, сниженными в сравнение с теми, что были указаны при запуске в производство.

Во время судебных разбирательств арбитражный суд должен принимать во внимание заключения только тех экспертов, выводы которых подкреплены соответствующими испытаниями. Кроме государственных МИС, в настоящее время в России такие отсутствуют. И несмотря на огромное количество аккредитованных испытательных лабораторий и органов по сертификации, именно МИС имеют право на выдачу сертификатов. Кстати, из 116 аккредитованных органов по сертификации сельхозтехники 64 находятся в Москве. Возникает вопрос: как они могут качественно проводить испытания сельскохозяйственной техники, не имея в своем распоряжении необходимых земельных площадей и животноводческих помещений?

Реальный вклад

В стране заявлен курс на техническую и технологическую модернизацию сельского хозяйства. Откладывать ее более невозможно — всеми без исключения заводами сельхозмашиностроения утрачены собственные испытательные базы, отсутствуют специалисты. Да и в сельскохозяйственной науке непростые времена. По сути, в настоящий момент лишь машиноиспытательные станции остаются боеспособной единицей, способной оценить, как проходит модернизация на практике, являются единственным и необходимым звеном в создании новых образцов техники и технологий.

Используя материальный и кадровый потенциал МИС, государство оказывает существенную поддержку машиностроителям путем предоставления им доступных услуг по испытаниям и «доводке» сельхозтехники, отработке и адаптации современных технологий. Без этой невидимой на первый взгляд государственной помощи затраты производителей техники на создание новых образцов существенно возрастут, а компенсированы они будут, к сожалению, за счет крестьян. Для информации: единичные испытания зерноуборочного комбайна на одной из крупнейших европейских испытательных организаций обходятся для производителя техники почти в 40 раз дороже, чем на отечественных государственных МИС.

Полезные уроки истории

О первых испытаниях в российском сельском хозяйстве упоминается еще при Петре I. В 1721 году по его указу были проведены первые испытания косы-литовки.

Испытания в современном понимании начались в начале прошлого века, в период знаменитых реформ Петра Столыпина. Кстати, его реформы касались не только земельных отношений, но и технической модернизации сельского хозяйства. В 1907 году зависимость России от Америки, например, по жатвенным агрегатам составляла 92%. Именно в тот период государство оказало существенную помощь тем, кто взялся производить сельскохозяйственные машины в России. И именно тогда были организованы первые машиноиспытательные станции и отделения испытаний. В тот же период были сформулированы задачи МИС и намечены пути их решения. Особенный упор делался на единые методики и специализацию, что является определяющим для достоверности и сопоставимости результатов испытаний. Кстати, все эти задачи актуальны и сегодня.

После революции 1917 года испытательным станциям был нанесен существенный урон, но тем не менее они продолжали функционировать при университетах и институтах.

В 1948 году полностью разрушенное войной сельское хозяйство остро нуждалось в сельскохозяйственных машинах. В связи с этим было принято решение не просто что-то купить или что-то построить. Для этого — сейчас это трудно представить — в голодной стране выделяются средства для создания 16 машиноиспытательных станций в основных почвенно-климатических зонах и предоставляются земельные площади под испытательные полигоны.

Благодаря этому за относительно короткое время в Советском Союзе было создано конкурентоспособное сельскохозяйственное машиностроение со своими конструкторскими бюро, исследовательскими институтами, лабораториями, испытательными цехами и полигонами. Но даже тогда, когда заводы имели возможность самостоятельно проводить испытания, никто не ставил под сомнение существование сети независимых МИС.

В истории МИС можно вспомнить немало трудных, а иногда просто критических ситуаций. В 2006 году в рамках административной реформы было принято решение о реорганизации МИС. В случае проведения этой реорганизации наиболее вероятный финал был бы таковым: полная утрата всей российской системы машиноиспытаний вместе с кадрами и уникальным оборудованием.

Но ценность исторического опыта как раз в том, что он помогает найти наиболее правильные решения в похожие моменты развития государства. То же самое происходит и с российской системой МИС сегодня. После четырех лет активной работы по сохранению государственного статуса российской системы МИС (в которой самое непосредственное участие приняли Минельхоз, Совет Федерации, депутаты Госдумы, Минпромторг, Минэкономразвития, ассоциации «Росагромаш» и «Агромашхолдинг», Россельхозакадемия, руководители крупных предприятий сельского хозяйства и сельхозмашиностроения) Виктор Зубков, возглавляющий рабочую группу по модернизации сельского хозяйства и сельскохозяйственного машиностроения, 10 июня 2010 года подписал протокол о сохранении системы машиноиспытательных станций. С этого момента вопрос о реорганизации МИС был закрыт.

В следующем протоколе заседания рабочей группы от 22 июля этого же года Зубков дал поручение подготовить предложения по перспективам и повышению эффективности деятельности системы машиноиспытательных станций.

Современная техническая политика

Нигде в мире сельское хозяйство не отдано на откуп рынку. Вмешательство государства в деятельность частных предприятий вполне обоснованно.

Поэтому, на мой взгляд, поручение президента от 11 августа 2010 года №Пр-2334 Минсельхозу и Россельхозакадемии по выработке технических и технологических требований к сельскохозяйственной технике и оборудованию, предоставляемым российским сельскохозяйственным товаропроизводителям на условиях лизинга с использованием средств федерального бюджета и за счет кредитов, субсидируемых государством, весьма своевременно. Если же кто-то желает приобретать технику по своему усмотрению, не интересуясь, подходит ли она для работы в климатической зоне, где расположено его хозяйство, а также будет ли она ему экономически выгодна, почему государство должно принимать на себя необоснованные риски.

Апологеты рыночной экономики возражают, что необходимо доверять аграрию, он должен иметь возможность самостоятельного выбора. Я согласен с этим при условии, что крестьянин имеет высокую квалификацию и большой опыт работы в рыночных условиях, но, к сожалению, ни того, ни другого наши аграрии не имеют. В США, кстати, фермерам тоже даются рекомендации перед приобретением сельхозтехники. Вся она распределена по группам, каждая из которых имеет определенный цвет, обозначающий степень риска для потенциального покупателя.

Все решения, принятые относительно российской системы машиноиспытаний, позволяют надеяться на дальнейшее развитие отрасли. К тому же альтернативы использования машиноиспытательных станций в качестве инструмента осуществления государственной политики и выполнения важнейших государственных заданий нет. Кроме того, в настоящее время коллективы МИС работают над адаптацией так называемых базовых технологий в сельхозпроизводстве, которые позволят выработать критерии дифференцирования государственной поддержки. Другими словами, в зависимости от регионов государство будет иметь возможность определить адрес и уровень материальной помощи. Вплоть до стимулирования выращивания определенных культур или видов животноводческой продукции в определенных регионах. А как иначе? Государство не должно тратить деньги, поддерживая тех, кто сам не хочет экономить, расходуя 100 л топлива на гектар, в то время как его сосед обходится 29 литрами при той же урожайности.

Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама