Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Поддержка АПК: инициатива снизу
Евгения Уваркина
Агротехника и технологии
22 ноября 2011
При формировании федеральных и региональных программ чиновники запрашивают от сельхозпредприятий сведения о рентабельности и затратах, которые не позволят составить объективную картину положения дел в сельском хозяйстве. Это невозможно хотя бы потому, что сегодня не существует единых стандартов и методологии сбора данных, используемых для статучета. К тому же попытка проанализировать неверные сведения и, более того, выстроить на их основе еще один уровень анализа все дальше уводит от истинного положения вещей.

В настоящее время мы, члены Ассоциации сельхозпроизводителей Липецкой области, активно пытаемся убедить Минфин, Минэкономразвития и Минсельхоз в том, что назрела необходимость в изменении принципов государственной поддержки АПК. В первую очередь в разделе дотирования молочной отрасли.

Производители сырого молока как никто заинтересованы в объективной оценке затрат. Вместе с коллегами и экономистами мы разработали собственную методологию их расчета. Полученные результаты могут быть положены в основу механизма плавающей дотации на литр товарного молока, которая обеспечит гарантированный минимальный уровень рентабельности молочной отрасли, а следовательно, даст толчок к ее развитию. Ведь именно дотация на литр товарного молока позволит стимулировать бизнес и региональные власти не заниматься игрой цифр на бумаге, а увеличивать реальный объем товарного молока.

Приведу несколько примеров для понимания ситуации. Для начала вспомним, что товарность — это отношение объема реализованного молока к произведенному. В России товарность ниже 50%, в развивающихся странах она находится на уровне 70-80%, а в Америке и других передовых государствах достигает 96%. Уверена, мы тоже сможем прийти к такой цифре, если введем меры поддержки, мотивирующие рост производства при соответствующем уровне товарности.

Вот маленький технологический расчет, на который, как мне кажется, не обращают особого внимания ни специалисты Минсельхоза, ни специалисты Тимирязевской академии. Одна корова в лучшем случае должна дать одного теленка в год (это при не очень высокой продуктивности). (Кстати, мировым сообществом доказано: чем выше продуктивность, тем длиннее межотельный период). Этого теленка мы должны в течение двух месяцев выпаивать молоком, давая ему по 6 литров в день. Некоторые предприятия продлевают этот срок, но вместе с тем могут использовать заменитель цельного молока.

Итак, 360 л/год (60 дней на 6 литров) уходит на выпойку одного теленка. При этом, согласно статданным, средняя продуктивность коровы в России составляет 4 тыс. л/год. Вычитаем из продуктивности коровы литры, расходуемые на одного теленка (4000 л — 360 л) и получаем 3640 л. При таком знаменателе товарность должна составлять 90% (3640 л/4000 л). Однако, как мы сказали выше, официальная товарность у российских молочных хозяйств ниже 50%. Как же такое получается? Конечно, можно допустить, что все остальное молоко, то есть порядка 40%, идет на утилизацию. Но мы знаем, что, к сожалению, в связи с отсутствием культуры производства сегодня реализуется молоко практически любого качества. Вернемся вновь к статистике. Она утверждает, что в нашей стране производится 32 млн т молока, а до промпереработки доходит от 14 до 16 млн т. В то же время в Америке, где, как и в России, численность поголовья составляет 9 млн коров, из 86 млн т произведенного молока перерабатывается 84 млн т. Представляете, как несерьезно мы выглядим в их глазах?

Возникает вопрос: где же остальное российское молоко? И что думает по этому поводу Минсельхоз, когда видит отчетность о товарности от 30% до 70% в различных регионах России. Ведь перед глазами заокеанский пример: у американской буренки при продуктивности 9 тыс. л/год товарность составляет 96%! Глядя на эти цифры не может не возникнуть вопросов. Но недаром говорят, что цифры не лгут, а лгут цифрами.

Вот почему необходимо срочно изменить мотивацию. Не просто производить продукцию, но и подтверждать полученный объем реализацией с технологическими нормами и обоснованиями. Тогда появятся реальные данные, и мы, наконец, начнем видеть результаты тех программ господдержки, которые действуют сегодня.

Но, к сожалению, зачастую принятие решения о поддержке той или иной отрасли сельского хозяйства принимается по принципу первенства. Кто успел первым что-то аргументировать, тот и получил. Аграрии ходят к чиновникам, «плачутся» по очереди или одновременно, и каждому что-то перепадает. А в каком размере, зависит от тех господ, которые имеют возможность повлиять на ситуацию. Правда, никаких гарантий, что система поддержки будет работать долго, тоже нет.

Стимул вместо компенсации

И все же я думаю, что сейчас правительство наконец-то стало подходить к пониманию того, что необходимо для достижения целей доктрины продовольственной безопасности. Руководство страны стало осознавать, что нужно создать комфортные условия для развития бизнеса, определить его права и ввести обоюдную ответственность как со стороны бизнеса, так и со стороны государства. А для этого следует включить гибкие механизмы господдержки и таможенно-тарифного регулирования.

И здесь мы возвращаемся к началу разговора: появление таких механизмов возможно только при условии качественного анализа производимой продукции, который сегодня полностью отсутствует. Анализ же, в свою очередь, неразрывно связан с термином, практически утерянным в России — «плановость производства продукции», которая рассчитывается из фактического потребления с учетом перспектив по его увеличению и по экспорту продукции (если таковые задачи ставим). И тогда мы подходим к планированию экономики, бюджета, роста уровня жизни и многого другого. Ведь сельское хозяйство — это область, которая открывает перспективы для развития пищевой и машиностроительной промышленности, а также малого бизнеса и, как следствие, инфраструктуры сельских территорий.

Но что такое гибкие механизмы господдержки? Дотации на корма, ГСМ, электроэнергию и т. п. не мотивируют увеличения товарности того или иного производства, поэтому я считаю, что их лучше не применять. Намного эффективнее компенсировать затраты через дотацию на один литр товарного молока — тогда сельскохозяйственный бизнес сам решит задачу, чем кормить и что делать, чтобы получить как можно больше качественной продукции.

К тому же у государства при таком подходе появится реальный инструмент для качественного анализа и принятия правильных решений. Посудите сами, что лучше: выделить средства на ГСМ, электроэнергию и удобрения или повысить дотацию на литр молока, чтобы сохранить минимальный уровень рентабельности (к примеру, на уровне 15-20%) и создать условия для формирования цены, обеспечивающей рентабельность? Кстати, в советский период уровень минимальной рентабельности для аграриев был, если мне не изменяет память, на уровне 50-60%. Опять-таки, если объективно взглянуть на объемы экспорта и импорта сельхозпродукции и продуктов питания и, с другой стороны, на объемы экспорта и импорта средств производства для аграриев (то есть тех же удобрений и ГСМ), а также на стоимость электроэнергии, то сразу становится понятно, где есть рентабельность и сверхприбыли и где их, к сожалению, нет.

Такая политика — путь в никуда. С каждым годом госбюджет будет все сложнее наполнить, поскольку не может один бизнес генерировать сверхприбыли, а другой нести убытки. Эта ситуация не может продолжаться вечно, так как в конечном счете потеряет и тот, который сейчас «в шоколаде».

Вот почему государство должно взять на себя функции регулятора: это необходимо для создания равных комфортных условий для ведения бизнеса в разных отраслях. К примеру, сегодня производство готовых молочных продуктов практически монополизировано. И всем очевидно, что, стремясь к получению максимальной прибыли, самостоятельно такой участник рынка никогда не даст производителям справедливую цену на сырье. Но для чего же тогда существуют цены, госпланы, задачи и механизмы государственного регулирования? И почему мы, представители бизнеса, пытаемся достучаться до власти, доказать прописные истины?

Возникает ощущение, что ни у Минсельхоза, ни у Минэконома нет желания найти, разобраться и принять меры, которые бы работали. А есть цель зарубить и отрезать, дать всем по чуть-чуть, по принципу «просят много — дать надо значительно меньше». И эту позицию чиновники аргументируют очередным требованием предоставить еще одни расчеты из тех же непонятных статданных.

Объективная поддержка АПК

На мой взгляд, ответственным чиновникам необходимо в корне пересмотреть подход к формированию программ поддержки АПК. Нет смысла копаться в несчастных цифрах. Надо признать, что мы погрязнем в них и только запутаем ситуацию, приняв неправильное решение. Поэтому и тот, кто работает на земле, и те, кто принимают решения в кабинетах, должны вместе проанализировать неопровержимые факты, которые говорят о состоянии отрасли, и попытаться сделать следующие шаги.

  • Соблюдать критерии продовольственной безопасности, согласно которым удельный вес отечественной сельскохозяйственной и рыбной продукции, сырья и продовольствия в общем объеме товарных ресурсов внутреннего рынка должен составлять от 80 до 95%. По молоку, в частности, он должен быть на уровне 90%.

  • Подсчитать количество потребляемой продукции (хотя бы фактическое) и с учетом полученных данных рассчитать объемы производства.

  • Сравнить объемы производства по сельхозотраслям (молочному и мясному животноводству, птицеводству, растениеводству, свиноводству и т. д.), периоды окупаемости в этих отраслях, их рентабельность. Это необходимо для того, чтобы четко понимать, какая отрасль в настоящий момент острее всего нуждается в поддержке и в каком объеме. Следует уходить от усредненного принципа в оказании помощи, перераспределяя ее в зависимости от потребности.

  • Ввести механизмы поддержки сельхозтоваропроизводителей с учетом мотивации на товарность, то есть дотировать на единицу товарной продукции.

  • Пересмотреть методологию учета и сбора статистических данных, выработать единые параметры для возможности выполнения качественного анализа.

  • Принять механизм гибкого и оперативного таможенно-тарифного регулирования для защиты интересов отечественных сельхозпроизводителей, чтобы импортные товары не были значительно дешевле российских. В свою очередь это позволит создать гарантии минимального уровня рентабельности — не ниже 20%.

    Кстати, говоря о плановой экономике, я не имею ввиду, что надо поставить в план 4,5 тыс. л на голову (за рубежом давно достигли других результатов и ставят иные цели). Если мы будем изобретать велосипед, то никогда никого не догоним и тем более не перегоним. Напротив, необходимо создать условия и правильную мотивацию, аккумулировать лучший и передовой мировой опыт, а для этого необходимо задействовать изменения на всех уровнях — в бизнесе, статистике, науке. Если же мы будем тратить время на анализ существующей статистики (при том, что у нас нет единой методологии и стандартов), то не сможем сделать никаких качественных выводов и наши предложения зарубят и Минфин, и Минэконом. Всем очевидно, что существующая система учета данных ущербна. К примеру, все по-разному считают себестоимость. Кто-то учитывает общее поголовье с учетом шлейфа в стойло-местах, кто-то — фуражное стадо. Другие рассматривают затраты на строительство и технологическое оборудование, а иные берут в расчет технику, причем всю: и для навозоудаления, и кормораздаточную, и кормозаготовительную, так как понимают, что без этого не покормят животных и погрязнут в навозе. И рентабельность затрат сейчас каждый рассчитывает так, как считает правильным. Кто-то на обычной системе налогообложения (затраты без НДС), кто-то — на едином сельхозналоге (с учетом НДС). При этом один имеет в структуре серьезную долю амортизации, так как построил новые мощности, а другой доживает на полностью самортизированных мощностях, доставшихся еще с советского периода.

    Что же мы хотим понять? Что лучше ничего не строить? И ждать, когда от старости и ветхости рухнет последний советский коровник, после чего согласиться на импорт молочных продуктов и перестать тратить федеральный бюджет на развитие аграрного производства? Если мы пойдем на поводу тех требований и того анализа, которого от нас сегодня ждут чиновники, то неминуемо потеряем время и придем именно к таким плачевным результатам. Поэтому нам необходимо предложить свой принцип учета, статистики, стандартов и механизмов поддержки. И вместе с Минсельхозом, Минэкономом и Минфином разработать программу, которая станет действительно хорошим подспорьем для сельхозтоваропроизводителей.

    Справка
    Евгения Уваркина, генеральный директор хозяйства «Агрофирма «Трио» (Липецкая область). Агрофирму создала в 2003 году на базе одного из колхозов Долгоруковского района. Сегодня некогда проблемный колхоз является стабильно работающим агропредприятием с хорошими экономическими показателями. «Трио» обрабатывает свыше 80 тыс. га земли, специализируется на нескольких направлениях: растениеводство, животноводство, дистрибуция, трейдинг зерна и сахара, поставка удобрений.
    Евгения Уваркина является членом совета директоров Ассоциации сельхозпроизводителей Липецкой области, созданной три года назад для защиты интересов участников АПК, а также председателем наблюдательного совета территориального кооператива «Объединенные производители молока».
  • Показать еще
    Статьи по теме



    Рекомендации
    Реклама