Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!

Итоги года: зерновой коллапс
Ирина Фокша, Мария Лушникова
Агротехника и технологии
12 ноября 2012
Неблагоприятные погодные условия 2012 года стали причиной неурожая зерна. Пострадали не только регионы, в которых ЧС была объявлена из-за засухи, но и те, кто не смог успешно убрать урожай до начала осенних дождей. Неурожай зерна, в свою очередь, привел к резкому увеличению стоимости кормов и, как следствие, к увеличению себестоимости продукции животноводства. Поэтому животноводство, несмотря на общую рентабельность отрасли в 2012 году, оказалось в затруднительном положении.

Есть все основания сравнивать текущую ситуацию на российском рынке зерна с ситуацией 2010 года. Несмотря на то, что природные катаклизмы не были такими масштабными, как в 2010 году, потери урожая зерна от засухи все равно ожидаются очень большие. Официальные прогнозы Минсельхоза большинство экспертов считают слишком оптимистичными. Урожай составит порядка 72 млн т, говорят чиновники, в то время как независимые специалисты наиболее вероятной называют цифру в 68 млн т.

При этом внутренние потребности страны оцениваются примерно в 72 млн т, и даже с учетом переходящих остатков правительство может пойти на крайнюю меру, апробированную ею два года назад, — зерновое эмбарго, считает аналитик торговой системы «АГРОРУ.ком» (Москва) Анастасия Александровская. Россия в настоящее время имеет подписанные контракты на экспорт 10-12 млн т зерна, и с учетом 30 млн запасов этого должно хватить как на потребление, так и на торговлю. Следует отметить, что некоторые эксперты высказывают сомнения в том, что этих запасов достаточно. Например, Владимир Фисинин, президент Росптицесоюза (Москва) считает, что этого не хватит для того, чтобы обеспечить потребности крупных агрохолдингов, таких как, например, «Синявинская птицефабрика» (Ленинградская область), которой в день требуется до 500 т зерна.

По данным Министерства сельского хозяйства, гибель сельхозкультур от засухи в 2012 году отмечена в 20 субъектах Российской Федерации. Режим ЧС введен в 20 регионах (Калмыкии, Татарстане, Башкортостане, Тыве, Хакасии, Чеченской Республике, Ставропольском и Алтайском краях, Волгоградской, Ростовской, Оренбургской, Саратовской, Курганской, Челябинской, Омской, Ульяновской, Томской, Новосибирской, Кемеровской и Брянской областях). Площадь гибели урожая составляет 7,3% от общей посевной площади. Это не столь ощутимые потери, как в 2010 году, считает Александровская, ведь тогда было потеряно 9,7% посевной площади, и ущерб доходил до 55 млрд руб., но с учетом отсутствия страхования субъектов, понесших реальные убытки, в 2010 году было намного больше.

По оперативным данным органов управления АПК субъектов Российской Федерации по состоянию на 11 сентября 2012 года, зерновые и зернобобовые культуры обмолочены c площади 32,3 млн га (72% от посеянной площади), в 2011 году — с 29,2 млн га (66% к посеянной площади). Валовой сбор составил 59,4 млн т зерна (в 2011 году — 71,5 млн т) при урожайности 18,4 ц/га (в 2011 году — 24,5 ц/га).

Реалии растениеводов

Помимо регионов, в которых был введен режим чрезвычайной ситуации в связи с засухой, есть области, которым не был присвоен такой статус. А, следовательно, потери урожая там никак не компенсировались, хоть и были немаленькими. Например, в Воронежской области в связи с летней засухой погибло множество посевов, рассказывает заместитель генерального директора ГК «Малино» (Московская область; растениеводство, животноводство) Татьяна Губина. На воронежских площадях их агрохолдинга было посеяно 2,9 тыс. га зерновых, а убрано 2,04 тыс. га — остальные посевы погибли. При таких потерях просто необходима государственная поддержка, считает специалист. А ведь при резком наступлении холодов может серьезно пострадать и уборка картофеля в Липецкой области, которая еще не закончена, добавляет она.

Для борьбы с погодными аномалиями этого года в «Малино» уделили много внимания ирригации. Под орошение круговыми поливальными установками было выделено 4 тыс. га земель. Эта мера была необходима, так как картофель, производимый агрохолдингом, идет на переработку, и потому к его качеству предъявляются особенно высокие требования. А чтобы их выполнить, нужно избегать стрессовых ситуаций, объясняет Губина.

В некоторых областях урожайность растениеводческих культур снизилась не из-за засухи, а под воздействием дождливой осенней погоды и долгих зимних морозов. Например, во Владимирской области неблагоприятной особенностью 2012 года стала не совсем хорошая перезимовка зерновых, что сильно отразилось на урожайности озимой пшеницы, говорит генеральный директор и консультант по растениеводству компании «КонсультантАгро» (Владимирская область) Александр Мосиенко.

Потери урожая также ожидаются из-за дождливой погоды во время уборки. И предприятия, которые планировали продавать фуражную пшеницу и ячмень, просто рискуют не обеспечить фуражным зерном собственное животноводство, объясняет специалист. Поэтому, несмотря на достаточно высокую рентабельность зерновых и высокие рыночные цены на фуражное зерно, в этом году не многие хозяйства смогут позволить себе заработать на продаже зерна.

В 2012 году урожайность зерновых, кукурузы, картофеля и многолетних трав в среднем была выше, чем в 2010—2011 годах, но все равно на 10-15% ниже урожайности благоприятного по погодным условиям 2009 года. Например, в СПК «Гавриловское» (Владимирская область; растениеводство) в этом году урожайность озимых составила 33 ц/га, а яровых — 27 ц/га, что больше, чем в 2011-м году (24 ц/га озимых и 18 ц/га яровых) и 2010-м (17 ц/га озимых и 16 ц/га яровых), но меньше, чем в урожайном 2009-м году (45 ц/га озимых и 33 ц/га яровых).

Однако есть и те, кто не потерпел существенных убытков. Например, у растениеводов из ГК «Талина» (Саранск; растениеводство, животноводство) валовой сбор в физическом весе зерновых и зернобобовых (то есть пшеницы, ржи, ячменя и гороха) в 2011 году составил 66,189 тыс. т, а в 2012-м — 62,429 тыс. т. А в зачетном весе валовой сбор зерновых и зернобобовых в 2011 году составил 60,488 тыс. т, а в 2012-м — 55,664 тыс. т. Это можно назвать спадом производства, но незначительным, говорит генеральный директор компании Виктор Бирюков.

Между тем урожайность зерновых и зернобобовых в 2012 году в «Талине» выросла. В 2011-м она составила 25,2 ц/га, в то время как в этом году тот же показатель — 30,5 ц/га (в физическом весе). А вот урожайность зерновых и зернобобовых в 2011 году достигала 23 ц/га, тогда как в 2012-м выросла до 27,2 ц/га (в зачетном весе). «Такое противоречие объясняется тем, что часть посевов были поражены засухой, но те площади, где ее последствия нам удалось минимизировать, дали больше обычного — «отблагодарили за заботу», — иронизирует директор. Урожайность в агрохолдинге упала лишь по сое — ценнейшему сырью для производства комбикорма. Если в 2011 году был получен урожай по сое в физическом весе 14,6 ц/га, то в 2012-м — лишь 9,2 ц/га. В зачетном весе урожайность сои в 2011 году составляла 11,2 ц/га, а в 2012-м — 7,7 ц/га, приводит данные Бирюков.

Кормовая яма

В последнюю неделю сентября стоимость зерна установила абсолютный рекорд. Согласно данным индекса «Совэкон», цена за 1 т пшеницы третьего и четвертого класса достигла 9,625 тыс. руб. Всего за неделю пшеница подорожала на 875 руб./т — это очень внушительная цифра. Причину такого резкого скачка эксперты торговой системы «АГРОРУ.ком» видят в «горящих» контрактах у ряда крупных экспортеров, а также в тенденции к созданию запасов зерна внутренними потребителями.

С ним соглашается Губина из «Малино», отмечая, что ситуация может стать еще хуже. Несмотря на то, что закупочные цены на сырое молоко не падают, а остаются стабильными (на 24 сентября — 15 руб./л за высший сорт), это не поможет сохранить маржинальность производства, ведь с ростом цен на корма себестоимость молока существенно увеличивается (летом составляла 8-9 руб./л, а к концу сентября — 10-12). Из-за такой нестабильности больше всего страдают предприятия, которые, инвестируя в производство, берут кредиты. Они оказываются менее защищенными от колебаний цен на молоко.

Удар по свиньям

Непростая ситуация в связи с подорожанием кормов складывается и в свиноводстве. Засуха этого года оказалась особенно ощутимой в связи с не до конца пережитым ущербом от еще более сильной засухи 2010-го года — передышка оказалась невелика, говорит Бирюков. С его точки зрения, именно этот факт осенью 2012 года привел к падению оптовых цен на свинину в России. В таких условиях низкорентабельные хозяйства вынуждены были «сбрасывать» поголовье, кормить которое стало слишком дорого. А поскольку такими хозяйствами у нас в стране производится около половины всей свинины, это не могло не отразиться на ее рынке в целом, заключает эксперт.

Имеется и другая точка зрения: некоторые аналитики полагают, что удешевление оптовой свинины — следствие ввоза крупных партий свиней после восьмикратного снижения ввозной пошлины на данный товар в связи с присоединением нашей страны к ВТО. По подсчетам некоторых экспертов, число импортированных животных после снижения этой пошлины с 40% до 5% может достичь миллиона, что эквивалентно 100 тыс. т мяса или выше 3% российского рынка свинины (кстати, имеются и куда более пессимистические расчеты), поясняет Бирюков. Здесь также имеет место не вполне мотивированный страх перед зарубежными конкурентами. Дело в том, что импорт «живка» сопряжен с огромными сложностями транспортировки, к тому же в нашей стране катастрофически не хватает современных боен, говорит гендиректор.

Птичья рентабельность 

На конец октября прирост мяса птицы составил 15% к уровню 2011 года — это 303 тыс. т убойной массы. А прирост объемов производства яйца равен 4% к уровню прошлого года, т. е. 740 млн шт., приводит статистику Фисинин. К 1 января 2013 года ожидается прирост мяса птицы в 350 тыс. т, а яйца — до 1 млрд шт. По итогам этого года птицеводы должны выйти на совокупное производство в 3 млн 550 тыс. т мяса птицы и на 42 млрд. яиц, прогнозирует он. Однако, несмотря на такие хорошие показатели прироста производства, рентабельность птицеводства сейчас находится под угрозой. И основная причина этого, как и в свиноводстве, — резкое подорожание кормов. Если в октябре 2011 года птицеводы приобретали пшеницу по цене 5 руб. 20 коп./кг, то сейчас уже по 10 руб./кг, а в северо-западном регионе ее стоимость достигает 11 руб./кг. Вследствие этого себестоимость куриного мяса возросла на 12 руб./кг и более чем на 6 руб./десяток яиц, а рентабельность производства стала нулевой. Для того чтобы обеспечить животноводов достаточным количеством зерна, необходимы государственные меры, не сомневаются специалисты. Уже открыт «Интервенционный фонд», деятельность которого должна заключаться в поставке зерна птицеводческим и свиноводческим предприятиям. Но чтобы выполнить эту задачу, необходимо будет осуществлять перевозки, в том числе на достаточно большие расстояния. Следовательно, потребуется снижение тарифов РЖД.

Государственная поддержка, отмечает Фисинин, нужна не только регионам, в которых была объявлена ЧС. Например, в Ленинградской области, где посевы не сильно пострадали от засухи, животноводство из-за резко возросших цен на корма может понести большие убытки. А между тем, Ленинградская область на данный момент производит 9% мяса птицы. Правила Всемирной торговой организации не запрещают дополнительную поддержку животноводства в чрезвычайных ситуациях. Тем не менее, несмотря на тяжелую ситуацию с кормами, такие показатели, как среднесуточные привесы и сохранность птицы, остались неизменными. В среднем по России среднесуточные привесы составляют 49-50 г, как и в 2011 году, констатирует Фисинин. Не менее серьезной проблемой остается большая закредитованность хозяйств и птицефабрик. 2012 год в этом отношении оказался наиболее сложным, так как именно на него пришлось основное тело кредитов, которые массово были взяты два года назад. Все эти факторы отягчают положение птицеводов.

«Технический» кризис
Ситуация с техническим обеспечением сельхозпредприятий за последний год никак не изменилась, считает Андрей Агашков, заместитель директора по внешним связям ассоциации «Росагромаш» (Москва). Причина этого в том, что государство не предпринимало никаких мер для улучшения положения, полагает эксперт. На данный момент предприятия сельхозмашиностроения предоставлены сами себе. Как и 2011-й, 2012 год по-прежнему демонстрирует отрицательный тренд по большинству видов сельхозтехники. Основная причина — низкая покупательная способность российских фермеров и крестьян, не позволяющая им покрывать расходы и инвестировать в закупку новых машин и оборудование. А также отсутствие четкого понимания, как в условиях ВТО правительство России намеренно поддерживать отечественного производителя.
Госпрограмма по приобретению техники в существующем виде крайне неэффективна, уверен Агашков, поэтому результатов от ее выполнения и не ожидалось. В нынешней «Госпрограмме развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013-2020 годы» прописан недостаточный уровень государственной поддержки и поставлены низкие планы по техническому перевооружению села. Зафиксированные объемы помощи не отвечают ожиданиям крестьян и сельхозмашиностроителей. Так, за восемь лет в рамках Госпрограммы предполагается приобрести лишь 12,6 тыс. тракторов, 5,3 тыс. зерноуборочных комбайнов и 1,3 тыс. кормоуборочных комбайнов.
Это нельзя считать обновлением машинного парка, так как приведенные цифры катастрофически малы, говорит Агашков. Российскому селу, по самым скромным подсчетам, требуется не менее 296,5 тыс. тракторов, 96,5 тыс. комбайнов, 122,4 тыс. единиц почвообрабатывающей техники, 124,6 тыс. единиц посевной техники, а также десятки тысяч единиц других видов самоходной, прицепной и навесной сельхозтехники.
Что касается рынка сельхозтехники отечественного производства, то и здесь, по мнению Агашкова, ситуация постепенно ухудшается. В первую очередь, это связано с тем, что Россия присоединилась к Всемирной торговой организации. Согласно новому законодательству, пошлины на ввоз комбайнов уже снизились в три раза на новые машины и в пять раз — на бывшие в употреблении. Кроме того, произошла отмена субсидий крестьянам на приобретение техники. А ведь этот механизм был очень действенным, отмечает Агашков. Последствия такой политики не заставят себя долго ждать.

Инвестиционные риски и ВТО
Изменение государственной политики, связанное с присоединением России к ВТО и ведущее к сокращению субсидирования, создает для аграриев определенные инвестиционные риски, говорит координатор инновационных проектов ГК «Малино» (Московская область; растениеводство, животноводство) Татьяна Губина. Однако инвестиции в развитие производства необходимы, иначе отечественным аграриям не выдержать конкуренции с иностранными производителями.
Государство должно лоббировать интересы российского АПК, изменяя правила ВТО путем переговоров, считает генеральный директор ГК «Талина» (Саранск; растениеводство, животноводство) Виктор Бирюков. Специалист надеется, что государство увеличит объем помощи аграриям посредством «зеленой» корзины (разрешенной правилами ВТО, в отличие от янтарной корзины, объем которой в ВТО жестко лимитирован). Дело в том, что господдержка аграриев в России невелика и составляет только 7%, в то время как в Евросоюзе — 42%, Канаде — 22%, тех же США — 20%, братской Белоруссии — 18% и даже в Китае пока еще 9%", говорит Бирюков.

ВТО и корзины
Зеленая корзина — группа мер, оказывающая минимально искажающее воздействие на производство и реализацию сельхозпродукции. В рамках зеленой корзины государственные расходы осуществляются на такие мероприятия, как научные исследования, страхование, совершенствование инфраструктуры, ветеринарные и фитосанитарные мероприятия.
Желтая (янтарная) корзина включает в себя меры, которые оказывают искажающее воздействие на производство и реализацию сельхозпродукции, в отношении которых принимаются обязательства по связыванию первоначального уровня поддержки и его последующему поэтапному сокращению в течение 6 лет с момента присоединения страны к ВТО. В сельском хозяйстве к мерам желтой корзины относятся дотации на растениеводческую, животноводческую продукцию и на комбикорма; льготное кредитование и транспортировка сельхозпродукции; компенсация некоторых затрат на энергоресурсы, технику и т. д.
Красная корзина представлена мерами, в отношении которых также принимаются обязательства по связыванию первоначального уровня субсидирования и его последующего поэтапного сокращения. При этом запрещается применять экспортные субсидии, кроме тех, которые зафиксированы в перечне обязательств страны. В красную корзину включены такие меры, как установление государством более льготных тарифов на перевозки экспортируемой продукции, чем для внутренних поставок; предложение на экспорт некоммерческих запасов сельскохозяйственной продукции государством по ценам ниже, чем на внутреннем рынке; субсидирование сельскохозяйственной продукции, используемой в качестве сырья предназначенного для экспорта продукции и др.
В отличие от промышленности, для сельского хозяйства нет абсолютно запрещенных (красных) субсидий. Соглашением по вступлению в ВТО предусмотрено лишь сокращение субсидий, отнесенных к разряду желтых.
Источник: данные экспертов
Показать еще
Статьи по теме



Рекомендации
Реклама