Запчасти для сельхозтехники

Запчасти для сельхозтехники
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Угрозы мясной отрасли. Какие законодательные инициативы могут нанести вред российским производителям
Максим Синельников
Агроинвестор
5 февраля 2019
Вмешательство властей в бизнес даже с благими намерениями не всегда дает ожидаемый эффект. Запланированные в последнее время и уже вступающие в силу изменения в законах касаются экологических сборов, утилизации навоза и помета в качестве опасных отходов, введения различных маркировок продуктов питания и многого другого. Насколько целесообразны данные нововведения, рассуждает автор этой статьи.
журнал «Агроинвестор»
февраль 2019
Каждая единица маркировки будет стоить 0,5 рублей
Фото: Shutterstock

Не так давно государством была поставлена задача развития экспортного потенциала. Касается это и мясной отрасли. Однако несогласованность действий разного уровня ведомств приводит к появлению множества препон на пути ведения бизнеса и к снижению конкурентоспособности отечественной продукции на глобальных рынках.

Экологичность производств

Одной из самых неоднозначных законодательных инициатив последнего времени стоит назвать изменения в природоохранном законодательстве. Переход предприятий на наилучшие доступные технологии (НДТ, определяются на основе современных достижений науки и техники и наилучшего сочетания критериев охраны окружающей среды при условии наличия технической возможности их применения) планируется начать с 2019 года и закончить уже к середине 2020-х. Целью нового регулирования является значительное сокращение экологического ущерба за счет перехода с существующей до сих пор системы платы за негативное воздействие на природу к совершенствованию производств и минимизации этого влияния. Идея, безусловно, благая и отвечает запросам и мясной отрасли, но интерпретация меры и практическое отсутствие переходных сроков ставит под сомнение ее целесообразность.

Сейчас предприятия мясного сектора отнесены к объектам, наносящим значительный (первой категории) или умеренный (второй категории) вред окружающей среде. Но при разработке постановления, определяющего эту вредность, не был проведен анализ фактического воздействия производств на окружающую среду. Министерство природных ресурсов и экологии, не имея никаких данных о российском мясном секторе, скопировало европейские критерии и показатели, допустив ряд существенных технических ошибок. При этом категорирование в России оказалось существенно жестче. В результате 80-90% свино- и птицеводческих предприятий страны оказались отнесены к первой категории опасности, тогда как в Евросоюзе такими объектами являются лишь 20% производств. Все отечественные заводы, осуществляющие убой животных, также причисляют к первой категории, в то время как в ЕС к ней относят только предприятия суточной мощностью свыше 50 т. В действительности же большая часть промышленных российских свино- и птицеводческих комплексов— самые современные. Как правило, на таких производствах применяются последние технологические решения, учитывающие самые высокие экологические, санитарные и ветеринарные требования.

В принципе, выполнение условий НДТ для большинства промышленных производителей не представит каких-либо сложностей. Но риски отсутствия нормального переходного периода все-таки существуют. Имеет смысл продлить его хотя бы до 2022 года и подготовить за это время все необходимые нормативно-правовые документы.

Сто и одна маркировка

Еще одна инициатива, которая может усложнить жизнь производителям, хотя она и преследует благие цели, исходит от Минпромторга. В целях борьбы с фальсификатом до 2024 года ведомство планирует внедрить маркировку контрольными идентификационными знаками для всех потребительских товаров, в том числе пищевой продукции. Помимо стоимости оборудования (были озвучены цифры до €250тыс.) и дополнительной платы за каждую единицу маркировки (примерно 0,5 руб.), стоит указать на то, что все это дублирует систему прослеживаемости продукции животного происхождения ФГИС «Меркурий». Дополнительная маркировка будет повышать стоимость продуктов и снижать конкурентоспособность, а это просто недопустимо. Если государство решило озадачиться борьбой с фальсифицированной продукцией, то для начала было бы неплохо проанализировать, а насколько вообще велика эта проблема в пищевой промышленности и мясной отрасли в частности. Данные Роспотребнадзора показывают, что в мясном сегменте лишь 0,5-1,5% продукции не соответствуют требованиям маркировки, то есть когда в составе заявляются одни ингредиенты, а фактически определяются другие. В отрасли есть более актуальные и серьезные проблемы, которые необходимо решать. Например, нужно совершенствовать законодательство о техническом регулировании, согласно которому сейчас не существует пороговых значений и отклонений для мясного производства, что делает уязвимым любой продукт — он легко, по мнению надзорного органа, может оказаться «фальсификатом».

Маркировку «здоровое питание», в свою очередь, предлагает запустить Минздрав. В 2017 году ведомство запустило обсуждение проекта Стратегии формирования здорового образа жизни населения, профилактики и контроля неинфекционных заболеваний на период до 2025 года. Одним из факторов, влияющих на развитие неинфекционных заболеваний, является пищевая продукция. По мнению авторов проекта Стратегии, все усилия и ограничения необходимо направить на пищевую продукцию промышленного производства. Среди мер, предлагаемых разработчиком, значатся разделение пищевой продукции на «вредную» и «здоровую», запрет рекламы, снижение соли, сахара и жира в пищевых продуктах, выделение продовольствия, отнесенного Минздравом к здоровым, специальной маркировкой. Это антинаучный подход. Рацион любого человека формируется не только из индустриальных и готовых к употреблению продуктов питания, но и из продуктов, приготовленных дома и в общественных заведениях. Следовательно, никакие маркировки промышленных товаров не ограничат потребителя в домашних условиях употребить чего-нибудь пожирнее или послаще.

Стоит помнить также, что здоровье зависит не только от питания, а во многом от образа жизни, наследственности и т. п. Небольшое количество продуктов, которые нельзя назвать на 100% полезными, вряд ли может повредить организму. Но психологически людям будет меньше хотеться покупать товары без маркировки «здоровое питание», хотя они могут подорвать свое здоровье даже самыми свежими и полезными продуктами, неправильно их сочетая. Инициатива сильно ударит по репутации многих продуктов и, конечно, снизит их конкурентоспособность на внешних рынках. Следует вообще исключить из Стратегии по формированию здорового образа жизни до 2025 года разделение пищевой продукции на «здоровую» и «нездоровую».

Роспотребнадзор, в свою очередь, долгое время отстаивал предложение обязательно маркировать пищевую продукцию (содержащую соль, сахар и жиры) с использованием цветовой индикации (маркировка «светофор»). Красный обозначает опасно высокое содержание тех или иных не самых полезных пищевых веществ, желтый — среднее с умеренным риском, а зеленый — низкое (здоровое питание). Но значительная часть продукции, относящейся к русской кухне, в том числе мясная (например, сало, паштеты, колбасы, деликатесы), априори содержит довольно много жира и соли. Цветовая индикация в этом случае оказывается избыточной и снова бьет по репутации отечественных товаров. В конце концов ведомство согласилось сделать такую маркировку добровольной, и некоторые производители планируют использовать ее для отдельных категорий товаров, в первую очередь с целью проведения образовательной работы с потребителями.

Производителям маркировка сейчас невыгодна
Дмитрий Янин, Председатель правления Международной конфедерации обществ потребителей
В большинстве развитых стран, которые столкнулись с распространением заболеваний, связанных с неправильным питанием и вредными привычками, уже давно действуют системы маркировок потенциально опасной продукции, призванные снизить ее потребление. Для России проблема также актуальна: более половины взрослого населения старше 30 лет имеют лишний вес и, как следствие, множество проблем со здоровьем. Например, заболеваемость диабетом ежегодно растет на 20%. Я уже не говорю про инфаркты и инсульты. Россия по части неинфекционных заболеваний входит в двадцатку худших стран мира (по данным ВОЗ).

Те страны, где минздравы сильны политически, принимаются меры, среди которых обязательная цветовая маркировка или особая черная метка на фронтальной стороне упаковки продуктов с высоким содержанием соли и сахара. За границей существуют и акцизы на товары, которые могут быть неполезны для здоровья. Например, в Великобритании и Франции налогом облагается сладкая газированная вода. Эти меры способствуют тому, что люди начинают питаться более правильно и дольше живут. А снижение спроса на не самые полезные продукты приводит к тому, что и производителям приходится переориентироваться. Так, например, компании, выпускающие сладкие кукурузные хлопья на завтрак, добавляют в них меньше подсластителей.

Но, по моему мнению, в России ни маркировка, ни акцизы не будут приняты в ближайшее время, потому что у нас никто не заинтересован в увеличении продолжительности жизни людей. Минздрав сам по себе является одним из слабейших ведомств и стоит где-то в самом низу властной иерархии. Зачастую специалисты не могут договориться внутри самого министерства, а при попытке введения маркировки, например, придется находить компромиссы еще и с Беларусью и Казахстаном. Кроме того, на уровне обсуждения документа лоббистское сообщество, крупные предприятия блокируют тему с обязательной маркировкой продуктов. Им вообще невыгодно раскрывать для потребителей что-либо, кроме содержания белков, жиров и углеводов. Так что, боюсь, нам предстоит и впредь есть колбасу, думая, что это чрезвычайно полезный продукт.

Тем временем финская кухня, которую также едва ли можно назвать здоровой, включает много соленых блюд. Но за последние десять лет усилиями государства потребление соли было снижено в разы! У нас же и в советское время не особенно следили за рационом простых граждан, а после развала СССР потребление суррогатов стало расти еще большими темпами. И дело не в особенностях национальной кухни. В цивилизованных странах эффективно переключают спрос людей на полезную пищу и учат составлять свой рацион, исходя из особенностей здоровья. Подобная стратегия совсем не вредит предприятиям: так, ни разу не было сообщения о снижении объемов производства той же Coca-Cola, несмотря на борьбу с излишним сахаром в газированных напитках.

Лишние сборы

Опасения вызывает и проект изменений в постановление Правительства, который предусматривает многократное увеличение ставок экосбора на некоторые виды упаковки, используемые в индустрии, с 1 января 2019 года. Рынок по обращению с отходами весьма закрыт, нет открытой и унифицированной информации о ценообразовании в отрасли, многие предприятия предлагают комплексные услуги, стоимость которых затрудняются назвать. В итоге компании, утилизирующие отходы, формируют цены индивидуально для каждого заказчика в зависимости от множества факторов. Например, средняя стоимость транспортировки отходов по федеральным округам варьируется от 833 до 3,57 тыс. руб./т. При этом минимальная цена за вывоз отходов установлена в УФО и составляет 332 руб./т., максимальная зафиксирована на Дальнем Востоке и превышает 5,75 тыс. руб./т.

Для рационального обоснования ставок экологического сбора должна быть составлена более репрезентативная и широкая выборка предложений со стороны операторов по обращению с отходами, в том числе с учетом их географического положения и логистики, так как эти уровни устанавливаются для всей территории страны. По мнению НМА, расчет уровня экологического сбора должен подкрепляться независимыми экспертно-аналитическими оценками рынка на государственном уровне, анализом эффективности текущих и предлагаемых ставок, а также финансово-экономической моделью их расчета с обоснованием необходимости роста в кратко- и долгосрочной перспективе.

Стоит отметить двойное финансирование процессов, связанных с утилизацией отходов: через ставки экологического сбора и продажу продуктов их переработки. Для ряда отходов продукты их переработки являются ценным сырьем, а стоимость превышает затраты на сбор, транспортирование, обработку и утилизацию (например, цена переработанных пластиковых отходов в зависимости от фракции и этапа утилизации варьируется от 35 тыс. до 80 тыс. руб./т), при этом такие продукты остаются в собственности переработчиков отходов и вовлекаются ими в хозяйственный оборот. Логично было бы внести поправки в федеральный закон «Об отходах производства и потребления» с целью корректировки подхода к формированию ставок экосбора с учетом ликвидности продуктов переработки отходов.

Минпромторг, в свою очередь, в рамках реализации Стратегии развития пищевого машиностроения предложил ввести с 2019 года пошлины в размере 3-5% на ввоз пищевого оборудования. Но рубль с момента возникновения инициативы уже обесценился на 15%. При этом более 90% оборудования, используемого в мясной отрасли, ввозится из-за рубежа. В России же пока отсутствуют аналоги высокотехнологичного оборудования, соответственно, введение пошлины лишь увеличит издержки.

Повысить покупательную способность
Мушег Мамиконян, Независимый эксперт мясного рынка
Инициатива по поводу маркировок здорового и нездорового питания серьезно не обсуждалась среди специалистов, которые что-либо понимают в этой теме. А если нет анализа, тема досконально не изучена, то как можно принимать такую инициативу? Да, избыточно потребляемые сахар, соль, насыщенные жиры представляют опасность для здоровья, есть еще проблема, например, избыточного копчения…Но вот применение антибиотиков в животноводстве и распространение резистентных микроорганизмов среди потребителейпо рискам перекрывает все этимелочи.

Да и вообще — более 20% населения России имеют недостаточные финансовые возможности для того, что правильно формировать свой рацион. В таких условиях нельзя делить продукцию на «здоровую» и «нездоровую», тем более искусственно повышать цены (например, за счет акцизов) на отдельные группы продуктов. Сначала, как минимум, необходимо финансово поддержать людей, повысить покупательную способность, дав им возможность хотя бы дойти до достаточного потребления функциональнозначимых элементов питания, такихкак белки, витамины, микроэлементы. Уже только это снизит риск распространения заболеваний, которые появляются от недостаточного питания или его нарушения.

Я бы лучше обратился к механизму льготного НДС: пусть он будет действовать именно для тех производителей, которые производят продукцию с низким содержанием вредных для здоровья составляющих. Но, увы, на данный момент ведомствам, которые должны были бы осуществлять регулирование данного процесса, и экспертам не хватает компетенций для управления подобными тонкими настройками.

Статус навоза

Отдельная тема — утилизация навоза и птичьего помета. Лавинообразно увеличивается число обращений в различные профильные союзы производителей, столкнувшихся с проблемой регулирования деятельности по обращению с отходами животноводства. Возникающие проблемы связаны в первую очередь с тем, что навоз и птичий помет, согласно приказу Росприроднадзора «Об утверждении Федерального классификационного каталога отходов» (ФККО), на сегодняшний день стали автоматически относить к опасным отходам. И это несмотря на то, что до начала придирок со стороны надзорных органов навоз был побочным продуктом животноводства, используемым в качестве удобрения. Намного логичнее отнести его в специальную группу «органические отходы — побочный продукт жизнедеятельности сельскохозяйственных животных (птицы)», понизив класс опасности, и в принципе закрепить на законодательном уровне термин «органические отходы», а также упростить процесс их утилизации. Строго говоря, в качестве общего исключения к ФККО стоит постановить, что навоз и птичий помет, в отношении которых подтверждено соответствие требованиям государственного стандарта, установленного для органических удобрений на основе отходов животноводства, отходами вообще не являются.

Сейчас же производители, планирующие использовать навоз и помет как удобрение, вынуждены проходить лицензирование для получения права заниматься его сбором, хранением и утилизацией и вносить плату за негативное воздействие на окружающую среду при размещении отходов (при условии нахождения навоза в месте накопления более 11 месяцев). Мало того, обезвреживание отходов нельзя осуществлять на землях сельхозназначения, что заставляет производителей вообще отказываться от перспективного направления по работе с органическими удобрениями.

Учитывая, что деятельность сельхозпредприятий в части использования навоза, помимо Росприроднадзора, в обязательном порядке контролируется Роспотребнадзором и Россельхознадзором, следовало бы исключить дополнительную административную и финансовую нагрузку на бизнес в части обязанности лицензировать деятельность сельхозпредприятий по использованию отходов животноводства, а также проверок Росприроднадзора. Это необходимо для того, чтобы не допустить дублирования полномочий органов власти, которое значительно усугубляет инвестиционный и бизнес-климат. Имеет смысл также дополнить федеральный закон «О ветеринарии» ветеринарно-санитарными правилами обеззараживания, обезвреживания и использования навоза, птичьего помета и содержащей их продукции взамен других, несогласованных между собой законных актов о хранении и утилизации.

Многие из перечисленных инициатив плохи тем, что не предусматривают адекватного переходного периода. Но все же основной проблемой остается редкое обращение ведомств, которые вносят подобные инициативы, к экспертному сообществу. В результате благие намерения часто оборачиваются для бизнеса рядом новых проблем и сложностей.

Автор — заместитель руководителя исполкома Национальной мясной ассоциации (НМА).

Уровнять условия
Ставки ввозных таможенных пошлин на машины и оборудование для пищевойи перерабатывающей промышленности освобождены от ввозных таможенных пошлин более 10 лет назад, рассказывает представитель пресс-службы Минпромторга. Таким образом, отечественные предприятия оказались в неравных условиях конкуренции с зарубежными производителями, обращает внимание он. По многим видам оборудования доля российских компаний на внутреннем рынке уменьшилась с 50-60% до 5-10%. Впрочем, отдельным предприятиям удалось сохранить компетенции в производстве технологического оборудования, в том числе за счет увеличения экспорта.

Сейчас на территории страны осуществляется выпуск широкого спектра оборудования для хранения, транспортировки, переработки и изготовления пищевых продуктов. Но конкурировать с импортными производителями им непросто. Именно поэтому решено проработать вопрос повышения ставок ввозных таможенных пошлинна оборудование для пищевой и перерабатывающей промышленности до конечного уровня связывания в соответствии с тарифными обязательствами России в ВТО, который в большинстве случаев составляет 5%. «После консультаций с Минсельхозом определены 16 позиций товаров, по которым ведется работа в части корректировки размераимпортных пошлин, — отмечает представитель пресс-службы Минпромторга. — Это такое оборудование, как, например, сушилки, молочные сепараторы, элеваторы и конвейеры для пищевых продуктов, производство которых осуществляется на территории нашей страны». Решение о повышении ставок будет принято не ранее чем в 2020 году.

Минпромторг рассчитывает, что при создании равных условий конкуренции с зарубежными производителями российские компании пищевого машиностроения смогли бы существенно увеличить объемы производства и занять освободившиеся от импорта ниши. При этом роста цен на продукты питания на внутреннем рынке России ведомство не ожидает. Кроме того, повышение ставок позволит привлечь больше инвестиций в разработку и освоение выпуска новых современных моделей оборудования и выполнить задачи по поэтапному снижению зависимости агропромышленного комплекса от импорта технологий, машин и оборудования.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Рекомендации
Аналитика
В мире может погибнуть 25% всех свиней
Cover Story
До рекорда не дотянули. Урожай зерна вырос, но цены на него не упали
Интервью
Леонид Барышев, «Эссен Продакшн АГ»: «Хотелось бы стать маленьким „Юнилевером“ на рынке России»
«Агротехника и технологии»
Еда за бортом. Что мешает зарабатывать на продовольственных отходах
Конференция
Агрохолдинги России — 2019
Журнал
«Агротехника и технологии» №05, сентябрь-октябрь 2019
Журнал
«Агроинвестор» №11, ноябрь 2019
Аналитика
Прогнозы урожая зерна вновь повышены
Самое интересное
Самое интересное за октябрь
Самое интересное
Самое интересное за неделю с 4 по 10 ноября
«Агротехника и технологии»
Пчёлы под угрозой. Вырубка лесов и безответственное применение СЗР наносят урон пчеловодам
Аналитика
Не наши деньги: АПК остается привлекательным для иностранных инвесторов
«Агротехника и технологии»
Био под вопросом. Аграрии не спешат переходить на биологизацию
Журнал
"Агротехника и технологии" №6, ноябрь-декабрь 2019
Реклама