КОНФЕРЕНЦИЯ 20.09.2019

Зарегистрируйтесь на Russian Crop Production-2019/20 по специальной цене!

Узнать больше
Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Агросектор снова ждет позитива. В 2019 году сельское хозяйство может вырасти на 1%
Татьяна Кулистикова
Агроинвестор
3 июля 2019
Минсельхоз прогнозирует довольно скромный рост производства сельхозпродукции в этом году, однако в случае хорошего урожая зерна показатель может быть на уровне 3%. Если в растениеводстве основным фактором влияния по-прежнему остается погода, то развитие животноводства могут сдерживать низкий спрос и ограниченный доступ на внешние рынки
журнал «Агроинвестор»
июль 2019
Госпрограмма предполагает рост агросектора не 1,8%
Фото: Легион-Медиа

По данным Росстата, за первые четыре месяца этого года производство сельхозпродукции увеличилось на 1,2% относительно января — апреля 2018-го. Год назад в этот период темп роста был вдвое выше, однако в целом за прошлый год динамика в отрасли оказалась отрицательной, составив -0,6%. В 2019-м сельское хозяйство может прибавить не более 1%, в том числе в растениеводстве прирост составит от нуля до 0,5% при целевом значении 1,6%, в животноводстве — 1,5-1,7% (цель — 2%), следует из проекта Нацдоклада Минсельхоза о реализации агрогоспрограммы за 2018 год. При этом прогноз ведомства допускает снижение урожая зерна до 108,3 млн т против 113,3 млн т в прошлом году, что меньше показателя, который министр сельского хозяйства Дмитрий Патрушев озвучивал с февраля — 118 млн т. К середине июня министерство не корректировало эту цифру. И хотя очевидно, что Минсельхоз рассчитывает на валовой сбор зерна выше уровня, указанного в проекте Нацдоклада, прогноз роста отрасли пока не меняется: в первую неделю июня Патрушев рассказывал о вероятной динамике примерно в 1%. При благоприятных экономических и погодных условиях прогнозные показатели по росту продукции сельского хозяйства могут быть выше, говорится в проекте Нацдоклада. Минэкономразвития ожидает немного более высокого темпа — плюс 1,3%. Целевой показатель госпрограммы — 1,8%.

Среди основных факторов, влияющих на развитие сельхозпроизводства в этом году, Минсельхоз называет макроэкономическую ситуацию на внешнем и внутреннем рынках; природно-климатические факторы; уровень спроса на продукцию АПК; экономические санкции в отношении России и ответные контрмеры, а также реализацию экспортного потенциала.

Сбор зерна может вырасти

Традиционно основной вклад в производство сельхозпродукции вносит урожай зерна. В середине июня оценки экспертов относительно потенциала валового сбора были выше ожиданий Минсельхоза и находились в диапазоне 126-130,8 млн т, в том числе 80,8-82,3 млн т пшеницы. К тому времени свой прогноз понизил только аналитический центр «СовЭкон» — на 1,9 млн т до 127,2 млн т, объяснив это засушливой погодой во второй половине мая — первой половине июня. Агроведомство называло влияние жаркой погоды на состояние посевов незначительным. Правда, уборочная кампания к тому времени только началась, а некоторые регионы еще завершали сев, так что в период вегетации растений и сбора урожая погода еще может внести свои коррективы. Тем не менее посевная в целом прошла благополучно, стартовавшие в феврале работы шли с опережением темпа прошлого года. При этом по плану Минсельхоза в этом году общая посевная площадь должна увеличиться на 1,2 млн га относительно 2018-го и впервые превысить 80 млн га. В том числе предполагалось, что зерновые и зернобобовые займут свыше 47,1 млн га против 46,5 млн га в прошлом году, это также может позитивно повлиять на динамику урожая.

По основным масличным Минсельхоз прогнозировал снижение посевов подсолнечника и увеличение площадей под рапсом и соей. Однако подсолнечник к середине июня занял 8,1 млн га — примерно на уровне прошлого года и почти на 5% больше планового показателя. В проекте Нацдоклада агроведомство оценило возможный урожай агрокультуры в 11,3 млн т против рекордных почти 12,8 млн т в 2018 году. Аналитическая компания Oil World в июне не исключала снижения урожая в России на 7% до 11,8 млн т. Однако, например, Институт конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) тогда же прогнозировал сбор в 12,3-12,4 млн т, Минсельхоз США в июньском обзоре писал о перспективах урожая подсолнечника на уровне 12,5 млн т без учета Крыма.

Прогноз развития в 2019 году

Соя к 14 июня была посеяна на 2,8 млн га при плане в 3 млн га (в 2018-м — 2,9 млн га), хотя отраслевые эксперты не исключали, что этот показатель может быть превышен. В начале июня «СовЭкон» оценивал, что урожай агрокультуры может быть на уровне 4,3 млн т — примерно на 300 тыс. т больше сбора 2018-го. Яровой рапс к середине июня занимал 1,4 млн га — примерно на уровне планового показателя. В целом рапс в этом году может занять 1,7 млн га против 1,58 млн га в 2018-м, а его урожай — достигнуть 2,3 млн т, что на 0,3 млн т больше, чем в прошлом году, прогнозировал «СовЭкон» в конце мая. ИКАР тогда же допускал увеличения посевов агрокультуры до 1,72 млн га.

Холдинг «Био-Тон» (контролирует свыше 400 тыс. га земли в Самарской, Ульяновской и Саратовской областях) в этом году увеличил посевную площадь на 11% относительно прошлого года, в том числе на 10% по зерновым и зернобобовым и на 13% по техническим агрокультурам, рассказывает заместитель гендиректора по стратегическому управлению компании Михаил Харламов. «По текущим оценкам урожайность ожидается на уровне средней пятилетней. Таким образом, за счет роста площадей сева планируется повышение валового сбора, — говорит он. — Основные риски на данный момент — погодные условия в период уборки».

При сохранении среднесрочных трендов восстановительный рост сбора зерновых и зернобобовых будет находиться в интервале 3,5-5%, таким образом, урожай может составить 117-119 млн т, подсчитывает руководитель «Аналитического центра» Минсельхоза Дмитрий Авельцов. «Учитывая рекордные сборы масличных агрокультур в 2018 году, существенного прироста в данном сегменте не ожидается», — говорит он, однако добавляет, что пока оценки основаны только на общих тенденциях в секторах растениеводства, и значительное влияние на динамику производства в ближайшие месяцы будут оказывать погодные условия.

Урожаи агрокультур

По мнению менеджера направления стратегии управления капиталом и исследования рынков Ernst & Young Максима Никиточкина, валовой сбор зерновых и зернобобовых составит около 124 млн т, в том числе 78-79 млн т пшеницы, то есть на 9,5% больше объема 2018-го. Урожай масличных составит 19-20 млн т — немного ниже или почти на уровне предыдущего года. «Если производство остальных агрокультур будет сопоставимо с прошлогодним, то суммарный рост растениеводства составит около 4,9%, — рассуждает он. — Поэтому оценки Минсельхоза по динамике сектора выглядят очень осторожными и могут оправдаться только при минимуме осадков в это довольно жаркое лето».

В Нацдокладе агроведомство прогнозирует урожай сахарной свеклы в 40,1 млн т — на 4,8% меньше, чем в 2018-м, картофеля — в 22,1 млн т (-1,3%), овощей — в 14,2 млн т (+4,4%). Никиточкин считает, что сбор сахарной свеклы составит 43-46 млн т в зависимости от урожайности, картофеля и овощей — останется примерно на уровне 2018 года. «Цены на картофель слишком низкие, поэтому аграрии не заинтересованы в расширении его посевов», — поясняет эксперт. В целом в растениеводстве он видит больше предпосылок для роста, чем в животноводстве. Последний сектор уже сильно насыщен, вошел в стадию зрелости, тогда как по зерновым прошлый год дал довольно низкую базу, а прогнозы урожая хорошие, комментирует Никиточкин. Индекс производства в животноводстве видится ему в диапазоне, аналогичном прогнозу Минсельхоза — 101,5-101,7%. «Таким образом, сельское хозяйство в целом может вырасти на 3,3% в случае хорошего урожая зерновых», — резюмирует эксперт.

Экспорт как основной драйвер

В январе — апреле, по данным Росстата, производство скота и птицы на убой во всех хозяйствах увеличилось на 1,5% к аналогичному периоду прошлого года до 4,6 млн т в живом весе. В том числе свиноводство прибавило 7,5%, производство КРС — 3,2%, птицы — сократилось на 1,4%, хотя в апреле динамика в секторе была позитивной, в отличие от января — марта. Минсельхоз прогнозирует, что в животноводстве в этом году основной прирост обеспечат птице- и свиноводство.

Партнер практики АПК компании «НЭО Центр» Инна Гольфанд называет животноводство системообразующей отраслью для всей российской экономики. «На сегодняшний день ситуация кардинально не изменилась: драйвером сектора все так же является свиноводство, — отмечает она. — С птицей пока рано давать прогнозы: еще слишком заметен кризис прошлого года». Тем не менее Национальный союз птицеводов прогнозирует увеличение производства в секторе на 1-2% благодаря перезапуску предприятий, сменивших владельцев, в также развитию экспорта. Выпуск свинины в этом году прибавит 4-5%, в ближайшие годы позитивная динамика сохранится, рассчитывает Национальный союз свиноводов.

Кроме того, сельхозорганизации наращивают объемы производства баранины (за первые четыре месяца производство овец и коз на убой увеличилось на 6,3% к аналогичному периоду прошлого года), добавляет Авельцов. «Существенную поддержку отрасли оказал договор о взаимных преференциях в торговле с Ираном, который позволил расширить экспортные поставки российской баранины, — комментирует он. — При сохранении внешнего спроса овцеводство также может внести заметный вклад в развитие животноводства». Овцеводство — одно из приоритетных направлений развития отрасли на ближайшие три года наряду с молочным скотоводством и производством мяса КРС, говорила в июне замминистра сельского хозяйства Елена Фастова.

Благодаря росту производства в прошлые годы и насыщению рынка импорт свинины и мяса птицы в Россию снизился до минимальной отметки, продолжает Авельцов, поэтому драйвером положительной динамики в этих секторах является выход на экспортные рынки. Однако Минсельхоз в Нацдокладе называет ограниченные возможности вывоза мяса одним из факторов, влияющих на развитие отрасли. Также сказывается медленное восстановление потребительского спроса. По словам Никиточкина, за счет снижения цен возможен небольшой прирост потребления свинины, также есть надежды на расширение ее поставок за рубеж. «Повышения спроса на птицу ожидать очень сложно, ее доля в потреблении мяса в 2018 году и так составила рекордные 46%», — добавляет он.

Мясо птицы самое доступное в экономическом плане, поэтому хочется верить в рост его потребления, однако спрос во многом зависит от ситуации в регионе и стране, говорит заместитель гендиректора холдинга «Агросила» по вопросам птицеводства Айрат Гыйльфанов. Также на рынок и бизнес компаний влияет ряд других факторов, например действие санкций и продовольственного эмбарго, эпизоотическая ситуация — в том числе косвенно сказывается распространение африканской чумы свиней в Китае, добавляет он.

Нынешняя ситуация в отечественном птицеводстве, при которой внутренний рынок уже насыщен, так или иначе диктует необходимость развития экспорта, соглашается вице-президент, директор по экспортным продажам группы агропредприятий «Ресурс» Дмитрий Антонов. «Мы начали поставки готовой продукции за рубеж еще в 2012 году, и сейчас список торговых партнеров компании включает более 40 стран Азии, Африки, Ближнего Востока и СНГ, — рассказывает он. — Открытие китайского рынка стало одним из наиболее ожидаемых событий для российских производителей мяса птицы. Страны Юго-Восточной Азии, и в первую очередь КНР, традиционно импортируют большие объемы птицы, поэтому „Ресурс“ как ведущий отечественный экспортер в отрасли ставит перед собой задачу занять лидирующие позиции в этом направлении». В конце мая первые контейнеры с продукцией группы прибыли в порты КНР, прошли ветеринарный контроль, все таможенные процедуры и были отправлены китайским партнерам для дальнейшей переработки и реализации, уточняет топ-менеджер.

У России есть все необходимые составляющие для того, чтобы быть конкурентоспособным экспортером мяса, считает гендиректор «Черкизова» Сергей Михайлов. Если еще пять-десять лет назад наша страна была его крупнейшим импортером, то сейчас вопрос импортозамещения уже решен, причем российские компании производят очень качественный продукт. Однако наше мясо на мировых рынках никто не знает и не ждет, поэтому важно формировать позитивный образ российской продукции, считает топ-менеджер.

«Челны-Бройлер» (входит в холдинг «Агросила») в этом году, как и в 2018-м, планирует выпустить примерно 120 тыс. т мяса птицы в живом весе. Компания вложит около 500 млн руб. в модернизацию и техническое переоснащение площадки в Нижнекамске, однако пока объем выпуска продукции останется прежним, эффект от вложений будет в следующем году, комментирует Гыйльфанов. При этом он обращает внимание, что, хотя вложения и подразумевают рост объемов, основную ставку компания делает на совершенствование технологий, работает над вопросами снижения себестоимости продукции без потери качества. «Сейчас в России потребляется около 4,7 млн т мяса птицы, а производство в прошлом году превысило 5 млн т. В условиях конкуренции выживает тот, кто даст хороший продукт по приемлемой цене, это рынок», — говорит топ-менеджер.

Интересным каналом реализации является экспорт, в частности в мусульманские страны, однако, по словам топ-менеджера, сейчас компании не хватает халяльной продукции даже для внутреннего рынка. В последние 15 лет этот сегмент стабильно развивается и продолжит расти дальше, считает Гыйльфанов. «В основном мы реализуем свою продукцию в Приволжье и на Урале, но также прорабатываем возможности поставок за рубеж, в частности в Саудовскую Аравию, Малайзию, были пробные поставки в Бахрейн, но на этом мы пока остановились, — рассказывает Гыйльфанов. — Также мы готовим документы для сертификации по линии Россельхознадзора для поставок в Китай». Кроме того, компания прорабатывает частичные поставки в Казахстан, Киргизию, страны Ближнего Востока.

А вот группа «Продо», напротив, делает ставку на внутреннее потребление. «У нас высокая доля регионального присутствия по всей России, и в среднесрочной перспективе мы ставим перед собой задачи по удовлетворению спроса внутри страны, — говорит замгендиректора холдинга Генрих Арутюнов. — Так что задача по увеличению объема агроэкспорта до $45 млрд к 2024 году скорее является для нас фактором существенного роста себестоимости нашей продукции. Ведь на экспорт будет отправляться в первую очередь сырье, а это, безусловно, скажется на себестоимости производства внутри страны».

Молоко стало интересным
Фото: Легион-Медиа

Молоко стало интересным
Производство молока во всех хозяйствах в январе — апреле увеличилось на 1,6% к аналогичному периоду прошлого года, составив 9,1 млн т. В сельхозорганизациях прирост был более значительным — на 2,6%. Минсельхоз прогнозирует, что в этом году валовой надой составит 31,1 млн т (в 2018-м было 30,6 млн т). В сельхозорганизациях и КФХ сохранится тенденция роста производства молока на уровне 2,5-3,5%. Продолжающееся снижение объемов в хозяйствах населения планируется компенсировать за счет ввода новых и реконструкции существующих молочных ферм, а также выделения дополнительных грантов на создание крестьянских (фермерских) хозяйств, говорится в проекте Нацдоклада агроведомства.

Национальный союз производителей молока («Союзмолоко») в этом году ожидает прироста производства в товарном секторе на уровне 600-700 тыс. т. Молочный бизнес становится достаточно прибыльным и перспективным: спрос на качественное сырье будет расти с учетом того, что с 1 июля молочная продукция должна сертифицироваться в системе «Меркурий». Глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев уверен, что включение в перечень подконтрольных товаров готовой молочной продукции даст дополнительный толчок к развитию отрасли и выведет на новый уровень отношение потребителей к товарам отечественного производства.

Максим Никиточкин из Ernst & Young считает производство молока основным драйвером животноводства в среднесрочной перспективе. «В последнее время мы видим повышенный интерес инвесторов к данной отрасли, например, „ЭкоНива“ реализует колоссальную инвестиционную программу, нацеленную на рост производства молока с 200 тыс. т в недавнем прошлом до 1 млн т в год», — говорит он. Интерес инвесторов к отрасли эксперт объясняет как возможностью импортозамещения, так и поддержкой государства, в том числе возмещением части понесенных капзатрат.

Потребление и спрос не растут

Минэкономразвития считает, что в среднесрочной перспективе восстановление спроса домашних хозяйств за счет увеличения реальных располагаемых доходов населения будет позитивно влиять на АПК. Правда, в январе — апреле доходы были на 2,3% ниже, чем годом ранее, тогда как инфляция составляла 5,2% против 2,3% за аналогичный период 2018-го, следует из данных Росстата. В сценарных условиях базового варианта прогноза Минэкономразвития 2019 год для потребительского рынка рассматривается как переходный период для адаптации спроса к повышению ставки НДС до 20%. В последующем прогнозном периоде росту реальных доходов населения будут способствовать индексация социальных выплат, развитие форм предоставления социальной помощи нуждающимся для поддержки их потребительского спроса, целевая поддержка отдельных категорий граждан, перечисляет Авельцов. Стабильный уровень инфляции также может оказать поддержку потребительскому рынку.

В середине июня Центробанк впервые с марта 2018 года понизил ключевую ставку на 25 базисных пунктов до 7,5% и одновременно уменьшил прогноз инфляции по итогам 2019-го с 4,7-5,2% до 4,2-4,7%. Пересмотр учитывает завершение переноса повышения НДС в цены, в том числе влияние вторичных эффектов, а также сохранение относительно благоприятных внешних условий и сдержанной динамики внутреннего спроса. В дальнейшем, по прогнозу Банка России, годовая инфляция будет находиться вблизи 4%.

«По итогам прошлого года и первых пяти месяцев 2019-го мы видим изменение ассортимента и спроса в сторону среднего и низкого ценовых сегментов, — обращает внимание Арутюнов. — Поэтому на данном этапе говорить о повышении покупательной способности и потребительского спроса пока рано». Все производители продовольствия очень рассчитывают, что прогнозы увеличения спроса оправдаются, так как в отрасль вложены существенные средства, объемы производства птицы, свинины и продуктов их переработки достигли уровня потребления, а по отдельным видам товаров уже превысили спрос. По мнению Арутюнова, рассчитывать только на экспорт профицитных объемов было бы опрометчиво. «Только стабильный рост внутреннего спроса, а значит, и сбыт своих товаров внутреннему потребителю является залогом экономической стабильности пищевого производства», — уверен топ-менеджер.

На экспорт уповать не стоит, соглашается Никиточкин: в 2019 году не ожидается его прироста относительно 2018 года. «Большинство стран все больше ведут протекционистскую политику, закрывают свои рынки, открывая их в основном для самого необходимого сельхозсырья: зерновых, масличных, мороженой рыбы», — поясняет он. По прогнозу Ernst & Young, в 2019 году экспорт продукции АПК может составить $25-26 млрд, в 2018-м вывоз был на уровне $25,7 млрд. Минсельхоз предполагает, что в этом году объем поставок за рубеж останется на уровне прошлого года.

При этом Никиточкин подтверждает, что покупательная способность населения не растет. Об этом свидетельствует, например, то, что доля самого дешевого мяса (птица) в структуре потребления увеличилась с 36% в 2010 году до 46% в 2018-м, потребление зерновых на продовольственные цели в 2014—2018 годы снизилось на 1 млн т, а доля топ-20 товаров в категории FMCG, приобретаемых потребителями по акциям, выросла с 53% в 2016 году до 64% в 2018-м, приводит данные эксперт. «Предпосылки для роста покупательной способности населения амбивалентны: с одной стороны, увеличивается закредитованность, что приводит к тому, что все большую часть своих доходов людям приходится тратить на процентные платежи, — рассуждает Никиточкин. — С другой стороны, сельхозпроизводители становятся более эффективными, что может позволить им снижать отпускные цены. Также началась реализация масштабных нацпроектов, которые направлены на повышение доходов населения как прямо, так и косвенно».

Руководитель центра компетенций в АПК КПМГ в России и СНГ Виталий Шеремет тоже считает, что рост реальных располагаемых доходов и его влияние на повышение потребительского спроса пока не просматриваются. «Скорее, наблюдаются обратные тренды. Поэтому ожидания, касающиеся роста экономики и его влияния на динамику сектора, по моему мнению, в 2019 году, вероятнее всего, не реализуются, — думает он. — Однако в конце прошлого года были открыты поставки молока и птицы в Китай. Этот успех вдохновил некоторых производителей серьезно рассмотреть перспективы экспорта своей продукции». Этот тренд может обеспечить важный вклад в стабилизацию и даже некоторое повышение цен на внутреннем рынке по итогам года, допускает эксперт. Экспорт однозначно будет драйвером роста агросектора, но нужно работать над конкурентоспособностью нашей продукции на внешних рынках, добавляет Инна Гольфанд.

Отдельного внимания заслуживает процесс распределения объемов экспорта по регионам, акцентирует Шеремет. Минсельхоз последовательно проводит выездные совещания, на которых согласует объемы поставок за рубеж по каждому региону. В то же время реализация этих задач регионами находится под большим вопросом, так как для этого не обеспечены условия — как минимум не доведено финансирование, говорит эксперт. «Координация действий Минсельхоза и регионов является ключевым фактором успеха экспортной программы в сфере АПК, а также роста отрасли в 2019—2024 годах», — уверен он.

Объем урожая сформирует цены

Объем урожая сформирует цены
В прошлом году мировая цена на пшеницу была выше российской, что стало стимулом к активному вывозу зерна из России. В 2019-м ситуация изменится из-за сокращения запасов внутри страны и их роста в мире, а также хороших перспектив нового урожая, комментирует Инна Гольфанд из «НЭО Центра». Цены на сельхозпродукцию, как и всегда, будут зависеть от объема урожая, говорит Максим Никиточкин из Ernst & Young. Несмотря на спекулятивный рост мировых цен на зерновые в мае из-за панических данных из США об отставании темпов сева кукурузы и сои, мировые цены на пшеницу в третьем и четвертом кварталах, скорее всего, снизятся на фоне ожидаемого рекордного в истории мирового урожая пшеницы (по оценке Минсельхоза США, 777 млн т). «Цены на пшеницу 4-го класса в Краснодаре, вероятно, будут находиться в диапазоне 8,5-9,8 тыс. руб./т без НДС», — предполагает Никиточкин. Также, по его мнению, на 3-5% увеличатся цены на сахар и картофель, что обеспечит приемлемую рентабельность производителей; тепличные овощи подорожают незначительно (0,5-1,5%); цены на мясо, вероятно, будут стагнировать.

По словам Михаила Харламова, первые пять месяцев этого года были довольно стабильными в плане спроса и реализации продукции. Кроме того, в отличие от прошлого года, не возникало логистических проблем: был как железнодорожный, так и речной транспорт. «Цены реализации растениеводческой продукции по сравнению с аналогичным периодом 2018-го были выше, в частности, средние цены на зерновые и зернобобовые выросли до 40% и вернулись к уровням 2016 года, — уточняет топ-менеджер «Био-Тона». — Учитывая прогноз по росту валового сбора, а также более высокие цены реализации, есть основания предполагать, что выручка в этом году также увеличится».

Инвестиции пока в плюсе

Одним из важнейших факторов, влияющих на российский экспорт, является курс рубля, продолжает Шеремет. С начала 2019-го рубль был относительно стабильным, однако нет уверенности в том, что такое положение дел сохранится в течение всего года. Уже традиционным тестом для отечественной валюты является период август — сентябрь, напоминает он. «Цены на зерновые и масличные остаются на довольно высоких уровнях, но рынок ожидает снижения. Падение цен на основные позиции российского агроэкспорта может оказать негативное влияние на общие результаты по сектору в сравнении с прошлым годом», — предупреждает Шеремет.

Никиточкин среди факторов, влияющих на развитие агросектора в этом году, также называет торговые войны, особенно между США и Китаем. Одним из их последствий станет вероятное снижение ставки ФРС США и торможение экономики Китая, что приведет к снижению спроса на сырьевые товары. «МВФ уже оценил последствия майского повышения торговых пошлин и анонсированных мер по снижению темпов роста глобальной экономики на 0,3 п. п.», — напоминает эксперт. Кроме того, сказываются закрытие-открытие рынков, эпизоотическая ситуация (особенно распространение африканской чумы свиней в Китае), повышение ставки НДС. А вот влияние на отрасль прошлогоднего резкого подорожания цен на ГСМ, а также девальвации рубля (с 55 руб./$1 до 70 руб./$1 в 2018 году), наоборот, ослабло, добавляет он.

Выпуск продукции животноводства

Для экспортеров существенными остаются курсовые колебания, уровень цен и спрос на внешних рынках, говорит Авельцов. Также он отмечает влияние на отрасль инфляции: этот фактор сказывается как на изменении покупательной способности, так и на динамике себестоимости производства. Немаловажны и институциональные факторы, такие как развитие транспортной инфраструктуры и системы хранения сельскохозяйственной продукции. «Кроме того, значимыми для сельскохозяйственных рынков являются общий уровень инвестиционной активности и ставки кредитования — эти параметры наиболее важны для развития производства в среднесрочной перспективе», — обращает внимание он.

Согласно проекту Нацдоклада, в этом году Минсельхоз прогнозирует рост инвестиций в основной капитал сельского хозяйства в диапазоне 1-2,5% при целевом показателе в 0,6%. По данным Росстата, в первом квартале инвестиции составили 61,5 млрд руб., что на 10,1% больше, чем за этот период в 2018-м. По мнению Никиточкина, это позитивный знак, однако для достоверных оценок необходим более длительный отрезок времени.

На инвестиционную привлекательность отрасли в том числе влияют изменения правил господдержки. Отмена возмещения части капзатрат по теплицам привела к резкому замедлению реализации новых проектов, тогда как наличие этих субсидий для молочно-товарных комплексов, овцеводческих ферм, хранилищ увеличивает число инвесторов, рассказывает эксперт. «Однако субсидирование льно- и пенькоперерабатывающих проектов не приводит к их широкой реализации, поскольку инвесторам непонятен рынок сбыта по таким проектам», — добавляет он. Никиточкин считает, что в этом году привлекательными для вложений могут быть растениеводческие проекты (особенно выращивание масличных) на неиспользуемых сельхозземлях, вовлечение в оборот которых теперь субсидируется. Также по-прежнему интересны проекты селекционно-семеноводческих центров, интенсивного садоводства.

Инна Гольфанд выделяет два основных направления для инвестиций: существующие инвесторы наращивают свои компетенции и расширяют сегменты с потенциалом импортозамещения, новые инвесторы смотрят в основном на сектора, где еще есть возможности импортозамещения. «В частности, можно отметить создание оптово-распределительных центров, производство и переработку молока, которые поддерживает государство, — приводит пример она. — Также большой потенциал импортозамещения и внутреннего роста есть у аквакультуры, выращивания/сбора и переработки ягод».

Виталий Шеремет считает, что сельское хозяйство остается одной из наиболее привлекательных отраслей российской экономики, однако важнейшим фактором поддержки интереса инвесторов он называет экспортную программу и обещанную господдержку этого направления, хотя пока она не до конца проработана. «Деньги пока не распределяются, а основные объемы господдержки сдвинуты на более поздние периоды, — обращает внимание он. — В этой ситуации некоторые производители спешат воспользоваться еще действующей господдержкой, которая находится за рамками экспортной программы».

Производство продукции АПК

Господдержка по-прежнему очень значима и, что еще важнее, доступна для предприятий АПК, отмечает директор департамента стратегического маркетинга НАО «Евроэксперт» Евгения Шалихманова. Компания работает со всеми крупными банками, фондами и корпорациями развития, поэтому видит весь поток проектов, реально претендующих на инвестиции, а не просто подписавших безденежные соглашения о намерениях или вслух поразмышлявшие о возможности строительства актива, говорит она. По словам Шалихмановой, сейчас финансируются или претендуют на получение финансирования молочные фермы, рассчитанные на 1,4-2,8 тыс. коров, которые возводятся в самых разных регионах страны. Также ряд крупных игроков мясного сектора усиливают направление мясопереработки, чтобы насколько возможно дифференцировать предложение товарной продукции, в том числе с прицелом на экспортные рынки.

По мнению Арутюнова, как и в прошедшие несколько лет, число запущенных «с нуля» мясных и мясоперерабатывающих инвестпроектов в России продолжает уменьшаться. «Подавляющий объем вложений в отрасли — это развитие и реконструкция уже существующих производственных мощностей. Активный рынок сделок слияний и поглощений только подтверждает нежелание инвесторов приступать к запуску проектов в чистом поле», — комментирует он. Группа «Продо» продолжает проекты реконструкции и увеличения объемов производства на четырех предприятиях в птицеводстве, свиноводстве и в мясопереработке. Также в 2020—2021 годах холдинг намерен реализовать проект в мясопереработке, детали которого не уточняются, сейчас идет проектирование, говорит Арутюнов.

На Юге и Северном Кавказе закладываются яблоневые сады интенсивного типа, однако финансовая модель таких проектов будет успешной только при условии строительства фруктохранилища, продолжает Шалихманова. «Классические овощные теплицы уходят с повестки дня, кроме уже существующих, которые продолжают достраивать очереди, новых игроков в этом сегменте мало, зато появилось больше проектов, связанных с переработкой овощей, — знает она. — Сравнительно новая интересная тенденция — теплицы для выращивания ягод, куда приходят профессиональные игроки с хорошими финансовыми и управленческими возможностями». А вот новые проекты по выращиванию шампиньонов, по словам Шалихмановой, сейчас практически нереально провести через кредитный комитет: тренд на снижение цен, связанный с усилением конкуренции в сегменте, практически неизбежен.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама