Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Накормить землю. Что мешает российским аграриям увеличивать потребление минеральных удобрений
Татьяна Карабут
Агроинвестор
3 июля 2019
По производству минудобрений Россия в мире входит в топ-5, а вот по объему их внесения кратно отстает от развитых стран. Наращивать потребление не позволяет не столько ограниченная доходность сельхозпроизводителей, сколько зачастую нехватка знаний и технологий. Впрочем, в силу климатических особенностей во многих регионах и не требуется удобрять почву так, как это делают в Западной Европе или Китае
журнал «Агроинвестор»
июль 2019
Выпуск калийных удобрений снизился на 2,1%
Фото: Shtterstock

По оценке Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ), в прошлом году российские аграрии внесли в почву рекордное количество удобрений — 3,19 млн т в действующем веществе. Но даже этот объем, по оценкам экспертов, в три раза меньше необходимого. Ежегодный рост потребления бурным назвать тоже сложно, хотя в 2018-м показатель увеличился на 9%.

Производство и потребление

По данным Росстата, в прошлом году в России в действующем веществе было произведено 22,8 млн т минеральных удобрений — на 1,4% больше, чем в 2017-м. Производство азотных удобрений, в частности, увеличилось на 3,7% до 10,4 млн т, фосфорных — на 3,5% до 3,9 млн т, а вот калийных снизилось на 2,1% до 8,4 млн т. Россия входит в пятерку крупнейших мировых производителей, разделяя лидерство с Китаем, Индией, США и Бразилией, напоминает старший менеджер проектов отдела специальных исследований агентства «Клеффманн Групп» Гор Манукян. Вместе с тем, по данным Всемирного банка, лишь около 10% от общего российского производства минудобрений потребляется внутри страны, хотя по информации Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ), этот показатель находится на уровне 23,8%. Отрасль является преимущественно экспортоориентированной, обращает внимание эксперт. С 2016-го вывоз данных продуктов в натуральном выражении рос в среднем на 11% в год и в 2018-м достиг, по данным International Trade Map (ITM), 11,3 млн т в действующем веществе. 

Производство миниральных удобрений

Потребление минеральных удобрений в России значительно ниже, чем научно обоснованная потребность, признает представитель РАПУ. Но все-таки с каждым годом спрос на них со стороны аграриев постепенно увеличивается. Так, за последние 10 лет потребление минудобрений в стране выросло на 40%. За четыре месяца 2019 года российские аграрии приобрели 1,6 млн т в действующем веществе, что на 193 тыс. т больше, чем за аналогичный период 2018-го.

По информации РАПУ, сейчас Россия входит в десятку крупнейших мировых потребителей минудобрений, занимая девятое место после Китая, Индии, Бразилии, США, Пакистана, Франции, Канады и Германии. Хотя еще недавно наша страна по данному показателю была во втором десятке. Согласно данным Росстата, если в 2008 году российские аграрии вносили около 36 кг/га (в пересчете на 100% питательных веществ), то уже в 2018-м — более 56 кг/га.

Даже сейчас в России работает немало сельхозпроизводителей, которые вообще не используют минеральные удобрения, утверждает гендиректор компании «Агроноут» (Московская область) Алексей Трубников. Однако есть и те, кто регулярно и грамотно их применяет. Чаще всего это небольшие хозяйства — на 5-6 тыс. га.

В Забайкальском крае внесение удобрений исторически осуществлялось на очень низком уровне, однако председатель совета директоров местного племзавода «Комсомолец» Валерий Нагель на своем предприятии этому вопросу уделяет большое внимание. Так, в 2019-м на весь регион к началу июня было закуплено лишь около 4,5 тыс. т удобрений, из них 4 тыс. т приобрела как раз его компания. Кроме того, «Комсомолец» решил самостоятельно заниматься и производством карбамидно-аммиачной смеси, для чего в этом году приобрел за 30 млн руб. и уже запустил мини-завод по ее выпуску. Также компания строит лабораторию, которая станет в оперативном режиме осуществлять спектральный анализ проб почвы. На основе полученных результатов на завод будет поступать команда изготовить определенную смесь минудобрений, и уже через несколько часов она будет вноситься на поля, рассчитывает Нагель.

Оренбургская «Елань» за последние пару лет увеличила объем потребления минеральных удобрений на 10-15%, делится гендиректор предприятия Алексей Орлов. Хотя, признает он, затраты на них рассчитываются по остаточному принципу. Сейчас бюджет компании позволяет закупать не более 400 т минудобрений за сезон и вносить 4-5 тыс. т органики с собственных ферм. Кроме ограниченных финансов, препятствуют росту внесения климатические условия. «В нашей засушливой зоне не на всех агрокультурах удобрения могут дать адекватную отдачу: и так влаги обычно мало, а тут мы еще и соли добавим», — поясняет руководитель. Стартовые удобрения (азофоску) хозяйство вносит по 10-15 кг/га в действующем веществе при посеве озимых и на семенных участках яровых агрокультур. Под кукурузу дает до 100 кг/га при осенней обработке, а весной «кормит» озимые КАС-32 дозой 100 л/га.

На протяжении последних пяти лет в кубанском концерне «Покровский» объем внесения минудобрений остается на одном уровне. В структуре затрат на них приходится не более 20%, уточняет управляющий агробизнесом компании Станислав Кашуба. В среднем на 1 га пашни в физическом весе выходит до 200-250 кг в зависимости от агрокультуры: если сахарная свекла, то 500 кг/га, кукуруза на силос — 100 кг/га. При этом единого стандарта внесения удобрений в «Покровском» нет, утверждает топ-менеджер. Норма рассчитывается с учетом севооборота, механико-физических свойств конкретного участка, уровня влаги в почве и т. д. Кроме того, концерн содержит около 30 тыс. голов КРС, поэтому компания может позволить себе вносить и органику. Ежегодно на поля холдинга поступает 500 тыс. т навоза под подсолнечник, кукурузу и сахарную свеклу. Также в севообороте присутствуют кормовые и бобовые агрокультуры, которые считаются хорошими предшественниками. «Но мы постоянно пополняем свой земельный банк (сейчас у нас 240 тыс. га), и вот на новые земли первые несколько лет минудобрений расходуется больше, чтобы восстановить их», — рассказывает Кашуба.

Использование минудобрений

В структуре затрат краснодарской агрофирмы «Прогресс» (17,5 тыс. га пашни) доля расходов на минудобрения составляет 11%, сообщает гендиректор компании Александр Неженец. В деньгах это больше 80 млн руб. на все хозяйство. В среднем вносится 168 кг/га в действующем веществе. «Но удобрения являются только частью общих мер, с помощью которых мы работаем над урожайностью, — обращает внимание руководитель. — Помимо этого, мы ежегодно проводим исследования почвы, чтобы выяснить, каких элементов и в каком количестве не хватает». Два года назад представители «Прогресса» «с двумя чемоданами проб» даже ездили в немецкую лабораторию. По результатам этих анализов выяснилось, что содержание калия в почве завышено, но он плохо усваивается растениями из-за большого количества магния, который препятствует усвоению калия. Неженец считает, что в первую очередь нужно определить PH почвы и уже от этого отталкиваться, решая, сколько и каких веществ нужно вносить. Ведь, возможно, сначала придется позаботиться о нейтрализации почвы. Также важно применять органические удобрения. «Скажем, у нас на следующий год 6 тыс. га займет пшеница, из них на 700 га нам нужно повысить норму внесения аммофоса на 40 кг/га для того, чтобы мы гарантировано получили 70 ц/га, — приводит пример руководитель. — На остальных полях, по результатам анализа, необходимо продолжить работу по известкованию, учесть предшественников в виде сахарной свеклы (на которую было внесено большое количество удобрений, поэтому в этот раз их потребуется меньше) и гороха (после которого тоже нет необходимости увеличения нормы)». Такой дифференцированный анализ должен быть в каждом хозяйстве, считает Неженец.

«Агротех-Гарант» (Воронежская область) по объему внесения минудобрений приближается к Западной Европе, утверждает президент компании Сергей Оробинский. Но, по его мнению, там получают урожай больше не только и не столько из-за удобрений. Во-первых, за границей в основном используются семена другой селекции, которая позволяет получить урожайность выше. Во-вторых, по количеству осадков большинство российских регионов отстают от Западной Европы. В итоге по зерновым сбор с гектара в европейских странах складывается на уровне 80-100 ц, а в России — 50-60 ц. Сам «Агротех-Гарант» понемногу старается увеличивать объем внесения минеральных веществ в действующем веществе, за последние пять лет прирост составил около 30%. В структуре затрат на них приходится более 15%, уточняет Оробинский.

Спецудобрения становятся популярнее
В последние годы растет спрос на специализированные марки удобрений, разработанные под конкретные агрокультуры, свойства почв, отмечает Сергей Пронин из «ФосАгро». Четко прослеживается динамика перехода от «классических» продуктов к инновационным комплексным NPK-удобрениям. По его оценкам, рост спроса на эту категорию опережает среднюю динамику рынка: в прошлом году впервые в истории российские аграрии закупили у «ФосАгро» более 1 млн т таких удобрений.

Какой эффект

Руководитель аналитической группы экспертного совета аграрного комитета Госдумы Иван Рубанов напоминает, что с распада СССР и до начала 2000 годов большинство хозяйств использовали минудобрения в мизерных дозах, баланс питательных веществ был глубоко отрицательный. Сейчас в отдельных современных агрохолдингах при интенсивном земледелии вносится на пропашные агрокультуры до 300 кг/га удобрений в действующем веществе, знает он. Однако многие сельхозпредприятия из-за нехватки оборотных средств ограничиваются лишь эпизодическим внесением малых доз аммиачной селитры.

Принято считать, что основными причинами низкого уровня использования минудобрений являются высокие цены, однако ситуация неоднозначна, отмечает Манукян. Действительно, в условиях того, что сельхозпродукция дорожает медленнее, чем эти полезные вещества, ценовые факторы будут оказывать значительно влияние на их закупку. Но, во-первых, государство отчасти помогает в этом вопросе. А во-вторых, пожалуй, одним из главных факторов, тормозящих рост потребления минудобрений, является низкий уровень агротехнологий, считает Манукян. Так, зачастую их вносят только при проведении посевных работ и порой в объемах намного меньше рекомендуемых. Кроме того, многие хозяйства не проводят подкормку посевов по вегетации. Например, под подсолнечник в России добавляют 37 кг/га минудобрений всех видов, и средняя урожайность агрокультуры составляет лишь 17,7 ц/га (по данным Росстата) при потенциальной урожайности до 30 ц/га (варьируется от сорта или гибрида). А согласно исследованию Университета Северной Дакоты, для максимального раскрытия потенциала подсолнечника по урожайности необходимо вносить от 100 до 150 кг/га минеральных веществ в комплексе. Низкие нормы внесения удобрений приводят и к истощению почвы, добавляет Манукян. В долгосрочной перспективе невосполнение тех или иных элементов в земле будет приводить к еще большему снижению сбора с гектара и необходимости внесения еще больших объемов минудобрений.

Динамика экспортных цен

Экономия на удобрениях даже при использовании дорогих семян, современных средств защиты растений может привести к-потере 40-50% урожая, подсчитывает гендиректор сети дистрибуции минеральных удобрений «ФосАгро-Регион» Андрей Вовк. «Как правило, недовнесение минеральных удобрений по ряду причин — организационного, экономического характера — в итоге всегда бьет по рентабельности сельхозпроизводства, хозяйства просто недополучают прибыль», — констатирует он.

Заместитель гендиректора «ФосАгро» по продажам и маркетингу Сергей Пронин приводит пример: в 2016—2018 годах на полях «Национального центра зерна им. П. П. Лукьяненко» в Краснодарском крае агрономы «ФосАгро-Регион» проводили исследование эффективности новых марок минудобрений для урожайности и качества озимой пшеницы. Без них агрокультура давала на кубанских черноземах всего 33-36 ц/га с клейковиной 16%, а с применением системы минерального питания — уже 63-65 ц/га с клейковиной до 25%. В прошлом году компания также завершила масштабный эксперимент в Вологодской области. Тестировалось использование высокоточных техник применения комплексных удобрений с целью повышения сбора. По словам Пронина, результаты показали, что урожайность кормовых трав выросла на 30%, себестоимость силоса снизилась на 25%, а 1 кг молока — на 20%. «Эксперимент проводился в течение трех лет на площади в 100 га, и полученные результаты случайными не назовешь», — подчеркивает он. 

Трубников также приводит множество примеров из своей практики, когда урожай «вытаскивали» именно с помощью минеральных удобрений. Так, внесение азотных веществ позволяет кратно увеличивать сбор ячменя: без них урожайность не превышает 17 ц/га, а с ними — доходит до 40-50 ц/га. «Средний фермер сейчас зарабатывает 15-20 тыс. руб./га, но есть и те, которые, имея земельный банк в несколько десятков тысяч гектаров, едва сводят концы с концами и мечтают о 10 тыс. руб./га прибыли, — рассказывает эксперт. — Если бы они работали более интенсивно, то отдача могла бы увеличиться до 30-40 тыс. руб./га». Применяя удобрения вкупе с соблюдением технологий и севооборота, вполне можно достичь средней урожайности в 80-120 ц/га кукурузы и 50-70 ц/га по пшеницы, утверждает он.

Мировое производство
По прогнозам Международной ассоциации производителей минеральных удобрений (International Fertilizer Association, IFA), мировое потребление минеральных удобрений в 2019 году увеличится на 0,8%, тогда как в 2018-м — на 1,8%. До 2022-го потребление будет прибавлять по 1,3% ежегодно и составит через три года 200 млн т. Почти 80% этого прироста придется на страны Латинской Америки, Южной Азии, Африки и Восточной Европы.

Потенциал внутреннего рынка

Одной из причин недопотребления минеральных удобрений внутри страны является тот факт, что для их производителей выгоднее экспортировать, чему способствуют высокие цены за рубежом и слабый рубль, считает Сергей Оробинский. «А с нами они работают по остаточному принципу», — сетует он. Отечественным компаниям-производителям экспортные рынки интереснее, согласен Рубанов, но только по той причине, что российский рынок пока в принципе не может быть для них основным потребителем. Но экспорт для российских предприятий не радость, а проблема, считает он. Ведь большинство заводов находится в центре страны, и на логистику (прежде всего железнодорожные перевозки) тратятся огромные средства. «Российский рынок менее выгоден для производителей еще и потому, что из-за пролоббированных аграриями и Минсельхозом ограничений доходность поставок внутри страны обычно ниже, чем за рубежом: удобрения сельхозпроизводителям реализуются с дисконтом, их цена ниже, чем стоимость по экспортным контрактам, даже после вычета логистических расходов», — знает Рубанов. Но тем не менее российский рынок, по его мнению, имеет большой потенциал роста потребления, поэтому представляет несомненный интерес для производителей минудобрений.

Для «ФосАгро» неизменным приоритетом являются внутренние продажи: отечественным аграриям компания поставляет до 30% своей продукции, и это больше, чем в любую другую страну мира, рассказывает гендиректор компании Андрей Гурьев. Говорить об «остаточном принципе» некорректно, считает он. За последние пять лет потребление минеральных удобрений в России выросло примерно в 1,3 раза, и «ФосАгро», в частности, увеличила поставки более чем в 1,5 раза до 2,43 млн т. Традиционно основными потребителями являются сельхозпроизводители Центрального Черноземья и Юга России — суммарно на эти регионы приходится более 70% продаж компании. «Конечно, внутренний рынок будет расти, однако фактический объем внесения минудобрений зависит в большинстве случаев от платежеспособности сельхозпредприятий, которая определяется макроэкономическими факторами», — комментирует Гурьев.

Сколько минудобрений вносят

Все же «ФосАгро» старается поддерживать разумный баланс между внутренним рынком и зарубежными поставкам, реинвестируя прибыль от экспорта в развитие и модернизацию, добавляет топ-менеджер. Последние несколько лет компания вкладывает в развитие существующих и строительство новых производств в России более $500 млн — это около 50-60% EBITDA. «Мы уверены, что в случае резких скачков спроса мы всегда сможем переориентировать потоки с внешних рынков на внутренний, наши мощности вполне это позволяют», — уверяет Гурьев. За пять лет выпуск удобрений «ФосАгро» увеличила в 1,5 раза — до 9 млн т.

Год назад российским правительством была утверждена «дорожная карта» развития производства минеральных удобрений до 2025 года, оптимистичный сценарий которой подразумевает рост внутреннего потребления до 4-5 млн т в действующем веществе. При этом авторы документа признают, что развитие российского рынка будет сдерживаться низким уровнем платежеспособного спроса аграриев и «отсутствием культуры использования минеральных удобрений». И все же Россия однозначно имеет высокий потенциал: большие запасы сырья и наличие производственных мощностей позволяют производить удобрения с более низкой себестоимостью, чем в других странах, считает Гор Манукян.

Чтобы гарантировать максимальную эффективность растениеводства, в структуре затрат доля минудобрений должна составлять около 40%, подсчитывает Трубников. В целом, по его мнению, в России нужно увеличить их внесение более чем в три раза — до 10 млн т. Но повышать нормы нужно системно, подчеркивает эксперт. «Нельзя купить хорошую технику, а удобрений недовнести, это как если бы мы купили дорогую машину, но без руля и педалей, — сравнивает он. — Если не тянешь 10 тыс. га, продай 5 тыс. га и на вырученные деньги купи необходимое, найми специалистов и работай нормально». По его оценке, для Центрально-Черноземного региона на зерновые и кукурузу требуется вносить только азотных удобрений на 6 тыс. руб./га, а сложных — еще на 5 тыс. руб./га.

По мнению Рубанова, при благоприятном стечении обстоятельств в среднесрочной перспективе (до 10 лет) общий объем потребления минудобрений в России может возрасти до 5 млн т вне зависимости от наличия или отсутствия государственных программ. Вместе с тем равняться по нормам на Западную Европу или Китай не совсем корректно. Там земледелие ведется в условиях лучшего увлажнения, и поэтому экономически эффективнее вносить более высокие дозы удобрений. «Правильнее нас сравнивать с Австралией и Канадой, — думает эксперт. — Например, в Канаде внесение удобрений в разы ниже, чем в Китае, хотя в расчете на гектар пашни оно существенно больше, чем в России».

Сильно отличаются потребности земли в удобрениях и внутри страны. Например, Западная Сибирь, Поволжье — сухостепные районы, зоны рискованного земледелия. В таких условиях, по словам Рубанова, с экономической точки зрения более оправданно экстенсивное земледелие с минимальными затратами, в том числе и на минудобрения. Питательные элементы находятся в почве в двух формах, напоминает он: минерализованной форме, которая недоступна растениям, и растворимой, доступной. В Западной Сибири из почвы вместе с товарной частью урожая выносится небольшой объем питательных веществ, но так как земли отличаются высоким плодородием, они успевают восстанавливаться за счет минерализованных веществ фосфора и калия, которые переходят в растворимую форму. Такая схема прекрасно работает в засушливой зоне, и поэтому существенной химической деградации почвы там не наблюдается.

Нужно «отъедаться»

России не стоит равняться на Европу и Китай еще по одной причине, добавляет Рубанов. Там на определенных территориях уже достигнут предел по внесению удобрений — почвы получили достаточно, сформировали определенный запас «жира», который можно использовать, и теперь вопрос стоит уже об эффективности использования накопленных запасов и применении других способов увеличения урожайности.

По словам эксперта, сейчас рост потребления минудобрений в развитых странах приостановился, а в Западной Европе в 1990-е и 2000-е даже наблюдался процесс снижения потребления, хотя урожайность при этом продолжает увеличиваться. «С достижением предельной планки по удобрениям дальнейший рост сбора с гектара происходит уже не за счет вносимых в почву питательных веществ, а благодаря семенам новой селекции, — говорит Рубанов. — Современные сорта агрокультур дают возможность по уменьшению доз минудобрений». Кроме того, появляются новые биоудобрения, которые повышают эффективность органики и минудобрений и дают дополнительный прирост урожайности за счет того, что повышается здоровье растений. Россия же пока находится совершенно в другой ситуации. «Если провести аналогию с питанием человека, то мы сейчас тощие, нам о жире говорить не приходится, нам сейчас нужно “отъедаться”», — сравнивает эксперт. 

Топ-7 стран-покупателей минудобрений

Пока меры, которые государство применяло для более активного потребления минеральных удобрений российскими аграриями, не дали сколь-нибудь ощутимого результата, считает Рубанов. До вступления России в ВТО существовала целевая субсидия на их приобретение. Потом ее в соответствии с зарубежной практикой заменили погектарной поддержкой, и эта практика оказалась еще менее удачной, утверждает он.

На определенном этапе погектарное субсидирование сыграло важную роль для возобновления обширной практики применения минудобрений в России, не согласен Гурьев. Он напоминает, что сейчас полевые работы в основном финансируются за счет льготных кредитов, и аграрий сам решает, как распределить средства. «Но, как показывает наш опыт работы в России, об удобрениях аграрии вспоминают в последнюю очередь, буквально накануне посевной», — констатирует он. У аграриев последовательность приоритетов такова: сначала средства направляются в ГСМ и срочный ремонт, а удобрения в этом списке находятся внизу и рассматриваются не как необходимость, а скорее как инвестиция, говорит и Рубанов.

В ближайшие годы спрос на минеральные удобрения будет определяться ходом проекта «Экспорт продукции АПК», полагает Сергей Пронин. Станет расти спрос на высококачественное сельскохозяйственное сырье для переработки, что, в свою очередь, потребует более грамотного применения питательных веществ. Однако выполнение глобальных задач государства по увеличению вывоза продовольствия без господдержки практически невозможно, уверен Гурьев. Поэтому он считает целесообразным возврат к ранее действовавшей системе целевого субсидирования применения минудобрений. Кроме того, стоит наращивать инвестиции государства в развитие портовой и железнодорожной инфраструктуры, ведь зачастую именно логистика служит препятствием для надежного обеспечения аграриев минеральными удобрениями, заключает топ-менеджер.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама