Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Био под вопросом. Аграрии не спешат переходить на биологизацию
Илья Дашковский, Алексей Трофимов
Агротехника и технологии
15 ноября 2019
Биологизация доступна не всем, и далеко не в каждом хозяйстве способны её внедрить
журнал «Агротехника и технологии»
ноябрь-декабрь 2019
Фото: ЛЕГИОН-МЕДИА

В сельском хозяйстве, как и во всех других отраслях, есть периоды моды на разные технологии. Например, продолжительное время все обсуждали и испытывали на себе no-till, потом дискуссия перешла на органическое сельское хозяйство, и многие пытались и пытаются заработать на нём, порой весьма успешно. Сейчас же всё чаще обсуждают биологизацию. Однако она доступна не всем, и далеко не в каждом хозяйстве способны её внедрить. В том, что же понимают под биологизацией российские учёные и аграрии, разбирались корреспонденты журнала «Агротехника и технологии».

Биологизация, по сути, представляет собой нечто среднее между органическим сельским хозяйством и апробированными современными технологиями. Хоть по философии и масштабам внедрения она ближе к органик-производству, биологизация вовсе не исключает применения обычных технологий сельского хозяйства, когда это необходимо. Упрощённо её можно понимать как использование биопрепаратов вместо обычных и заботу о почве и окружающей среде.

Чёткого определения биологизации пока нет, поэтому каждый может вкладывать в это понятие свой набор приёмов ведения сельского хозяйства. Часто её путают с органическим земледелием, что отчасти правда, но не всегда верно — отдельные методы биологизации могут применять и обычные хозяйства.

«Биологизацией можно считать восстановление плодородия почвы за счёт биологических приёмов. К ним относятся: внесение органических удобрений, внесение в почву микробиологических препаратов, введение в севооборот бобовых сидератов или покровных культуры. Кроме того, в это понятие входит сокращение использования химических средств защиты и замена их на биологические, сокращение гербицидных обработок и замена их на культивацию специальными культиваторами и т. д.», — даёт определение биологизации директор Института органического сельского хозяйства Иван Гараев.

По его словам, биологизация является комплексным подходом, и для того чтобы он дал экономический эффект, нужно очень чётко просчитать нужды почв и растений. Выражаться экономический эффект, по его мнению, будет в увеличении урожайности и сокращении затрат на производство. Но единого решения, дающего экономический эффект нет, каждый раз необходимо учитывать почвенно-климатические условия, севооборот, степень деградации земель, настаивает Иван Гараев.

Шаблонов, как в случае с распространёнными стандартными подкормками и минеральными удобрениями, просто не может быть хотя бы потому, что в России пока нет готовых методик, и вряд ли можно их изобрести, единогласно считают все специалисты.

Зато мы делали ракеты...

Как и большинство историй про сельское хозяйство в России, рассказы о биологизации начинаются c ностальгии. Дело в том, что СССР был одним из пионеров в разработке биоудобрений и биопрепаратов против вредителей. Более того, в отличие от многих советских аграрных ноу-хау, которые так и остались теориями, разработки в области биологизации применялись на практике.

Такое прогрессивное поведение было вызвано тем, что в СССР часто возникал дефицит минеральных удобрений. В попытке решить эту проблему власти спонсировали исследования, которые позволили учёным найти способ производства бактериальных удобрений. Так, в 1960-х годах в Казани производили удобрение на основе азотфиксирующих микроорганизмов, получившее название «Ризотрофин». Оно производится до сих пор десятками российских компаний и применяется как микробиологический препарат под бобовые культуры. Позже, в 1980-е, появились средства защиты растений, которые сейчас бы тоже позиционировали как биопрепараты, например, «Бактороденцид», защищавший от грызунов.

Прогрессивная практика продолжалась недолго, потому что в 1980-х годах сельское хозяйство централизованно переводили на химизацию, в рамках которой биопрепаратам не было места. Постепенно их почти полностью вытеснили стандартные минеральные удобрения и химические средства защиты, а в 1990-х годах на разработку просто не выделялись деньги, да и АПК в целом было не до экспериментов. Тема биологизации на время затихла.

Сейчас о тех временах часто вспоминают агрономы, учёные и агробизнес. Президент Национального движения сберегающего земледелия Людмила Орлова рассказывает, что в СССР темой биологизации занимались серьёзно, но в настоящее время никаких схем работы и методик по биологизации в России не существует. «В данный момент мы совместно с тремя производителями биопрепаратов и одним НИИ проводим испытания биопрепаратов на базе нашего пилотного хозяйства в Самарской области для выработки методик для технологии прямого посева, — поделилась она. — Создание методик и тем более разработка рекомендаций для каждого региона и климатической зоны — длительный процесс, который требует участия учёных».

По словам Людмилы Орловой, даже рекомендации, разработанные за границей для схожих с российскими климатических зон, не могут применяться нашими хозяйствами из-за различия почв, технологических приёмов и климата — всё это существенно для доз биопрепаратов. Именно поэтому сейчас необходимо разрабатывать методики биологической защиты растений, особенно для прямого посева, для России фактически с нуля, хотя в СССР была хорошая база. Но, даже имея рекомендации для отдельных регионов, всё равно нужно учитывать состояние каждого конкретного поля, замечает эксперт.

ГМО в тылу органики
Основная ниша применения биопрепаратов — это всё же органическое земледелие. Но ирония в том, что многие биопрепараты (точнее штаммы бактерий и грибов для них) выведены с помощью методов генной инженерии, которую органическое земледелие как раз не приемлет. Все органик-сертификаты выдают после проверки на отсутствие ГМО, а не только применения химических средств защиты и удобрений.
Некоторые международные компании-производители биопрепаратов в разговоре с “АТТ” сообщали, что, по их подсчётам, до 85% всех биопрепаратов в их портфеле созданы с помощью методов генной инженерии. Правда, такие препараты не пройдут регистрацию в России, поэтому предполагается, что их нет в продаже в стране — они продаются в других государствах.
«Когда мы выдаём сертификаты соответствия органик, мы обязательно проверяем хозяйства на ГМО. Ни одно хозяйство в нашей практике не использовало биопрепараты с генно-модифицированными штаммами бактерий. Хотя, возможно, это потому, что мы работаем с органическими хозяйствами», — замечает специалист по органическому сельскому хозяйству и создатель сертифицирующей организации «Эко-контроль» и «Чистые Росы СДС» Андрей Ходус.
Считается, что российские компании подобные биопрепарты не производят, к тому же с их регистрацией могут быть сложности — как известно, использование ГМО в стране ограничено. «В портфеле решений ГК Bionovatic нет генно-модифицированных микроорганизмов. Наши штаммы получены в результате селекции, естественной или направленной. Полагаю, в случае генной модификации организмов регистрация препаратов на основе таких микроорганизмов должна проходить по особой процедуре», — говорит основатель и президент ГК Bionovatic Рустам Рамазанов.
По его словам, в среднем для биопестицидов регистрация в России занимает два года. Процедура немного легче, чем для обычных агропрепаратов, но в целом она схожа с процедурой регистрации химических пестицидов. «В разных странах продолжительность и стоимость процедуры регистрации отличается. Но в целом замечена тенденция на облегчение регистрации биопрепаратов. Например, в Бразилии биопестицид можно зарегистрировать за полгода, а химический минимум за десять лет. Таким образом стимулируется биологизация защиты растений», — резюмирует Рустам Рамазанов.

Масштабный эксперимент

Биологизация пользовалась спросом в СССР и сейчас набирает популярность в России, поскольку, в отличие от органического земледелия в целом, это не удел идеологически близких к экозащите аграриев.

К слову, советский опыт биологизации может пригодиться и сейчас. Так, успешное применение в 1980-е годы агроландшафтной системы земледелия в колхозах одного из районов Белгородской области сыграло важную роль при разработке и реализации масштабной программы «Внедрение биологической системы земледелия на территории Белгородской области на 2011-2018 годы».

Успеху программы на первом этапе способствовали и опыт Советского Союза, и учёные, разрабатывавшие её основные принципы и положения, и органы власти, и аграрии-практики, убеждённые в правильности избранного направления. В Белгородской области ежегодно на базе хозяйств, практикующих методы биологизации, проводили до 10 семинаров по различным её направлениям с целью обмена опытом и ознакомления с полученными результатами. И эта практика продолжается.

Помогло и то, что в 2000-е годы в региональную собственность было выкуплено около 50 % пахотных земель. В результате при подключении к программе биологизации был задействован и административный ресурс: хозяину земли проще требовать, чтобы арендатор пользовался ею рачительно и заботился о её плодородии. В регионе была полностью выстроена система контроля основных показателей реализации программы с применением финансового стимулирования хозяйств за счёт повышающих и понижающих коэффициентов при расчёте погектарной поддержки.

В итоге даже скептики, увидев результаты соседей, переняли опыт коллег и подключились к программе. Сегодня, как сообщили в Департаменте агропромышленного комплекса и воспроизводства окружающей среды Белгородской области, практически все местные хозяйства применяют положения программы биологизации.

За 7 лет первого этапа программы удалось сделать многое. Исследования показали, что после перехода области на биологизацию процент кислых почв от общей площади обследуемой пашни снизился с 45,8 % в 2010—2014 годах до 35,9 % в 2018-м. Средневзвешенное содержание подвижных форм калия и фосфора тоже существенно выросло за небольшой период. Если обследование 2010-2014 годов показало 138 мг/кг калия и 146 мг/кг фосфора, то в 2018 году было уже 145 мг/кг калия и 169 мг/кг фосфора. Особенно показателен урожай зерновых культур: если до программы биологизации убирали 2,4 млн т в год по всему региону, то теперь — стабильно около 3 млн т.

Программа показала, что сохранение плодородия не только не противоречит, но способствует повышению рентабельности и устойчивости растениеводства. Поэтому её действие продлено, и сегодня в рамках программы реализуются проект по расширению площади применения технологии no-till, дорожная карта по снижению пестицидной нагрузки и другие мероприятия. Приступил к работе Институт почвосбережения, нацеленный на накопление и тиражирование опыта региона в биологизации, а также разработку и внедрение в практику экологически и биологически обоснованных технологий землепользования.

Региональный подход тут действительно работает хорошо, что подтверждают исследования экономистов и социологов. Подобный белгородскому эксперимент проходит также в Воронежской области, где он тоже успешен. Директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте РФ Александр Никулин обсуждал эту тему со многими аграриями и констатирует, что мнения очень противоречивы. По его словам, важно учитывать своеобразие условий каждого региона и понимать, что универсальных решений в биологизации нет. В основном этот подход популярен среди небольших или средних по размеру хозяйств. «Наши глубинные интервью в Алтайском крае и Белгородской области выявили, что в основном к биологизации тяготеют небольшие хозяйства, потому что у агрохолдингов слишком большие масштабы земледелия, — отмечает эксперт. — Вообще же, сельское хозяйство — это, по сути, эксперимент под открытым небом, поэтому многие хозяйства уже пробовали заниматься биологизацией. Но универсальных рецептов ни у кого нет».

Основная сложность биологизации заключается именно в её масштабировании в рамках больших агрохолдингов и различных регионов и стран. Те, кто решился на эксперименты с биологизацией, вынуждены очень серьёзно мониторить почву и состояние растений на каждой стадии их развития. «Внедрение биологизации в сельское хозяйство должно быть основано на исследовании почвы и растений, — убеждён директор по органическому производству «Эконива-АПК холдинг» Анатолий Накаряков. — Дело в том, что многое зависит от правильной работы с почвой. Сама по себе биологизация без индивидуального расчёта для каждого поля и под каждую культуру не работает».

Так, в некоторых почвах бактерии биопрепаратов будут просто погибать от нехватки кислорода, поэтому нужно предусмотреть специальные агротехнологии для улучшения поступления воздуха в почву. Где-то нет необходимости в дополнительных бактериях или грибах нескольких штаммов.

Большинство аграриев не готовы к таким подробным наблюдениям или не могут себе это позволить, поэтому с биологизацией они работают вслепую, получая часто неудовлетворительный результат. С другой стороны, неправильными дозами биопрепаратов очень сложно нанести полям урон, сравнимый с излишним внесением химических средств защиты, подкормок или минеральных удобрений. «Любой биоценоз имеет способность к восстановлению и стабилизации, поэтому, если внести неправильную дозу биопрепарата, можно снизить урожай, сместить баланс в почве, но вреда, подобного отравлению химическими препаратами, не будет, а бактериальный состав со временем вернётся к природной норме», — констатирует Анатолий Накаряков.

Специалист по органическому сельскому хозяйству и создатель сертифицирующей организации «Эко-контроль» и «Чистые Росы СДС» Андрей Ходус подчёркивает, что большая часть биопрепаратов — это бактерии и грибы, которые и так присутствуют в почве в определённом количестве. «Если одного штамма в какой-то момент будет значительно больше, чем способна выдержать экосистема, то постепенно эти внесённые бактерии или грибы просто погибнут, потому что им не будет хватать ресурсов», — объясняет он.

Проблемы применения биопрепаратов часто кроются в привычках агрономов и фермеров. Бывает, никакие препараты вообще не нужны — достаточно, например, грамотно обработать почву и подобрать севооборот. «У многих хозяйств осталась привычка что-то вносить в почву, даже если необходимости в этом как таковой нет или есть альтернативы в плане агротехники. Когда такие хозяйства переходят на органическое земледелие или просто пытаются как-то заботиться об окружающей среде, они прибегают к биопрепаратам — мол, если что-то не так, надо чего-то внести в почву и всё будет хорошо. Но это неверный ход мысли», — рассуждает Анатолий Накаряков.

БиологизацияЛЕГИОН-МЕДИА

Теплица без химии
В тепличном комплексе компании «Круглый Год» (Ленинградская область; входит в АПХ «Экокультура») работают по интенсивной технологии, опробованной в Финляндии и других государствах Северной Европы на протяжении последних 5 лет. Особенность производства в том, что здесь полностью отказались от применения химических средств защиты растений и работают только биологическими методами. Уже в рассадном отделении на стадии посева семян в стерильный субстрат вносят грибной препарат, который защищает семена и проростки от почвенных и семенных инфекций. На взрослых растениях вся схема защиты также основана на биологических методах.
Тепличный комплекс является площадкой для научных исследований ВИЗР, и здесь в производственных условиях тестируется эффективность новых биологических методов защиты. Так, численность вредителей в теплицах контролируют с помощью энтомофагов, большая часть которых закупается в ВИЗР. От листостеблевых инфекций и вирусов проводятся обработки молоком, разведённым водой в определённой концентрации, эффективно работают клеевые цветовые ловушки.
«Порядок цен на нашу продукцию сопоставим с ценами других отечественных производителей, — рассказывает Мария Буткина, генеральный директор компании «Круглый год». — Томаты продаются в премиум-сегменте, а огурцы реализуются по среднерыночной цене. Мы как социально ответственная компания изначально выбрали путь биологического производства, и это наша принципиальная позиция».

Неоднозначное отношение

Если технология такая сложная и индивидуальная для всех, почему же её используют? Иван Гараев из Института органического сельского хозяйства уверен, что с учётом почвенно-климатических условий любая технология индивидуальна. Увеличение резистентности сорняков, болезней, вредоносных насекомых и изменение климатических условий приводят к тому, что любая технология становится сложной, поэтому биологические, интегрированные или полностью органические технологии позволяют находить больше решений в получении необходимой урожайности и экономической эффективности.

Если хозяйство переходит на полностью органическое производство, то за этим стоит прежде всего финансовая выгода: большая часть российской органик-продукции уходит на экспорт по выгодным ценам. Но нужно понимать, что подобный переход — это комплексный подход к вопросу, который начинается с аудита предприятия и его земли, на основании которого можно уже говорить о готовности хозяйства и затем уже разрабатывать программу перехода на производство органической продукции. Институт органического сельского хозяйства оказывает такую услугу и проводит десятки мероприятий и исследований перед таким переходом.

«Комплекс дополнительных услуг при переходе на производство органической продукции для хозяйств от 500 га или тем более от 1 тыс. га суммарно составит не более 3 тыс. руб. на 1 га. Технология позволяет сократить затраты на производство, при этом гарантируется увеличение маржинальности на 50-100%. При соблюдении всех условий мы подписываем с хозяйством контракт об обязательном выкупе всей продукции, получившей сертификат», — уверяет Иван Гараев. 

Однако серьёзные исследования проводят лишь немногие. В основном же аграрии покупают биопрепараты на пробу просто наобум, а после неудачного опыта не используют их, потому что разочаровываются: без правильного применения и предварительного глубинного анализа нужд почвы и растений пользы от них нет.

«Мы видим, что постоянные клиенты производителей биопрепаратов в России — это органические хозяйства, — говорит исполнительный директор Национального органического союза Олег Мироненко. — Преимущественно это небольшие по площади предприятия. Многие неорганические производители берут биопрепараты на пробу благодаря моде, но лишь часть переходит на них». Но в целом объём потребления биопрепаратов для сельского хозяйства в России растёт, замечает он. К сожалению, сказать, сколько предприятий ими регулярно пользуются, нельзя, можно лишь следить за объёмом производства биопрепаратов.

По словам эксперта, на рынке есть проблема подделок: например, препарат содержит штаммы бактерий или грибов, но эффекта от них нет — это пустышка. Многие новички из-за этого разочаровываются в биологизации. «Органики» в основном пользуются проверенными сертифицированными препаратами, редко экспериментируют с новыми. К сожалению, это отрицательно влияет на приход на рынок биопрепаратов новых игроков.

В основном постоянно биопрепараты применяют те, кто хорошо понимает, как отказ от химии влияет на качество их земель и получаемого на них урожая, поэтому они готовы пожертвовать частью прибыли, заключает Олег Мироненко. Сегодня потерю части урожая они компенсируют более высокой ценой на полке, что происходит в том числе благодаря активному продвижению биологизации.

Биологизация в масштабах агрохолдинга
Михаил Новиков, заместитель директора по растениеводству — главный агроном ГК «Агро-Белогорье»:
В зерновых компаниях, входящих в состав Группы компаний «Агро-Белогорье», с 2014 года активно выполняются работы по реализации программы биологизации земледелия в целях повышения уровня плодородия почв, а следовательно, и урожайности сельхозкультур, а также валового сбора продукции растениеводства.
В агрохолдинге проводится посев сидеральных культур более чем на трети площади пашни, что улучшает почвенный состав и воднофизические свойства почвы. Выполняется работа по посеву многолетних трав на эрозионно опасных участках с уклоном более 5 градусов, которые составляют 4% площади пашни. Тем самым предотвращается смыв плодородного слоя почвы, формирование и рост ложбин, водотоков и оврагов. По нашему опыту, эффективно противостоять водно-эрозионным процессам на склоновых землях могут только посевы многолетних трав.
Ежегодно зерновыми компаниями ГК «Агро-Белогорье» реализуется программа известкования кислых почв на площади более 12 тыс. га. При внесении мелиоранта в кислую почву увеличивается содержание подвижного кальция, улучшается показатель pH почвы, создаются благоприятные условия для роста и развития растений и, следовательно, возрастает показатель урожайности сельхозкультур, что приводит к повышению валового сбора продукции растениеводства.
Кроме того, в севообороте более 25% площади пашни отдано под сев бобовых культур, которые фиксируют биологический азот из атмосферы клубеньковыми бактериями. К слову, это необходимое условие успешного внедрения биологического земледелия.
Более чем на трети площади пашни вносятся жидкая и твёрдая фракций органических удобрений, что также позволяет повышать не только уровень плодородия почвы, но и валовый сбор продукции растениеводства.
И, наконец, в ГК «Агро-Белогорье» уделяют внимание снижению энергоемкости сельхозпроизводства и применению энергосберегающих технологий.

Многие сравнивают работу в полях с принципом «не навреди». И речь тут не о прямом ущербе от использования тех или иных препаратов и элементов биотехнологий, а о том, что агробиологические регламенты (как в медицине — протоколы) должны базироваться на полноценных и объективных данных обследования, а не на одних благих намерениях биологизаторов, химизаторов, сторонниках no-till и прочих, говорит генеральный директор «ИНБИОЛАБ АГРО» Алексей Проскурин. В основе биологизации, по его мнению, должен лежать принцип «лечить больного, а не болезнь». То есть формат обследования должен быть полевой, а не «в среднем по больнице» (то есть хозяйству, району и т. п.). «Мы последние двенадцать лет заказываем независимым экспертам фитосанитарные и агрохимические карты прицельно по каждому полю, осуществляем непрерывный микробиологический контроль. Каждый год и несколько раз за период вегетации. Это позволяет формировать и оперативно корректировать технологические карты в складывающихся условиях года, не только оптимизируя затраты, но и максимально реализуя складывающийся в данных почвенно-климатических условиях биопотенциал агрокультур, — рассуждает Алексей Проскурин. — Ключевой технологический принцип — доказательность. Лишь при условии, что вы своевременно обнаруживаете и корректируете изменения патоценоза полей, реализуете агробиологические регламенты в технологической полноте, а также владеете эффективными бактериальными препаративными формами, вы имеете право сказать, что ваше дело — биологизация», — заключает он.

Но что, если неудачный опыт аграриев не ошибка, а следствие неэффективности самого метода? Необходимо отметить, что среди учёных есть и такое мнение. Так, не все согласны с тем, что методы биологизации вообще приносят пользу почвам или же что есть доказанный положительный эффект, оправдывающий её осмысленное применение. «Можно сколько угодно проводить исследования, даже получать результаты в неких экспериментах, но если они многократно и постоянно не воспроизводятся в реальных условиях, или мы не можем чётко прогнозировать эффект и, следовательно, обосновать экономические параметры агротехнологий, то все исследования так и останутся в пределах лабораторий. До сих пор я не встречал юридически значимого легитимного термина “биологизация”, поэтому каждый вправе понимать под этим что-то своё. Следовательно, дискуссия становится невозможной», — считает заведующий кафедрой агроинформатики факультета почвоведения и сотрудник Аграрного центра МГУ им. М. В. Ломоносова Дмитрий Хомяков.

Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама