USD

70.93 (-0,47%)

EUR

80.023 (-0,80%)

MOEX

2782.43 (-1,19%)

BRENT

42.35 (-2,17%)

Пшеница

523.6 (1,39%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

USD

70.93 (-0,47%)

EUR

80.023 (-0,80%)

MOEX

2782.43 (-1,19%)

BRENT

42.35 (-2,17%)

Пшеница

523.6 (1,39%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

USD

70.93 (-0,47%)

EUR

80.023 (-0,80%)

MOEX

2782.43 (-1,19%)

BRENT

42.35 (-2,17%)

Пшеница

523.6 (1,39%)

Сахар

11.84 (-1,99%)

Аналитика

Непривлекательное село. Строительство жилья в сельской местности не спасёт деревни от вымирания

Легион-Медиа
Легион-Медиа
Журнал «Агротехника и технологии»

Журнал «Агротехника и технологии»

Читать номер

Ежегодно из сельской местности в города переезжают почти 200 тысяч человек. И эта тенденция не меняется годами. Согласно данным Центра экономических и политических реформ за 2016 год, сейчас в России около 150 тысяч деревень, но каждый год примерно 6 тысяч из них исчезают. Однако с тех пор этот процесс мог только ускориться

Сколько деревень по факту вымерло, потому что там остались одни старики, сказать трудно — централизованные исследования проводятся далеко не каждый год. Согласно исследованию Высшей Школы Экономики за 2017 год, в основном отток сельского населения осуществляется в города в тех же регионах: за 2011-2015 годы — ежегодно от 90 до 174 тыс. человек. Отток за счёт миграции в города других субъектов федерации меньше — от 31 до 76 тыс. человек ежегодно. При этом наиболее интенсивно теряют сельское население за счёт миграций в города других регионов Дальний Восток, Восточная Сибирь и Север Европейской части России. На сельско-городской тренд здесь накладывается «западный дрейф», в результате чего сельское население ежегодно уменьшается на 1,5-3 %, говорится в исследовании Татьяны Нефёдовой из Института географии РАН и Никиты Мкртчяна из Института демографии ВШЭ. 

Эксперты отмечают, что уезжает в основном молодежь, которая в 18 лет начинает учиться в ВУЗах, а остаются те, кому за 40 лет. Пенсионеры же, наоборот, переезжают в деревни, ускоряя тем самым старение населения.

К слову, всё больше россиян, готовых на переезд в другой регион России ради карьеры: как показал опрос рекрутингового агентства Hays, в 2019 году 51 % были готовы сняться с места и сменить место жительства ради хороших условий. По данным Всемирного банка (правда, в последний раз ситуация исследовалась в далёком 2010 году), россияне переезжают в среднем всего два раза за жизнь, а американцы — тринадцать. Причём чаще всего в России ареал переезда ограничен городами-миллионниками или вообще Санкт-Петербургом и Москвой. А с ними деревня не сможет конкурировать даже при наличии работы и жилья, поскольку проблема сельской местности заключается далеко не только в них.

Кто такой хлебороб?

Многие школьники и их родители даже не догадываются о возможности построить успешную карьеру в АПК с хорошим доходом, замечает Геннадий Сабынин, глава КФХ «Сабынин Г. К.» (Ставропольский край; производство, уборка, сев зерновых, зернобобовых масличных культур). «У меня каждый год повышался средний возраст сотрудников, молодежь совсем не шла на работу, — рассказывает фермер. — Тогда я стал думать, с чем это связано и что с этим можно сделать». 

Так родилась идея звать на экскурсии в хозяйство школьников из средних и старших классов и рассказывать им о своей работе, объяснять, какие сейчас есть специальности в сельском хозяйстве. «В школах совсем нет профориентации по сельскому хозяйству, о нём даже не говорят, поэтому эту миссию я взял на себя и охватил школы центральных районов Ставрополья, которые как раз находятся в большинстве своём в сельской местности», — поясняет Геннадий Сабынин. 

Первый термин, который фермеру приходится объяснять школьникам, — это «хлебороб». Современные российские дети хорошо представляют себе, чем занимается юрист, программист и экономист, но не могут дать точное определение профессии фермера. Чтобы был понятен масштаб бедствия, стоит отметить, что дети, приходящие на экскурсии к Геннадию Сабынину, живут в основном в сёлах и малых городах в сердце одного из самых аграрных регионов России. 

«Я им показываю современную технику, масштаб автоматизации сельского хозяйства, рассказываю, чем занимается агроном, инженер, механизатор в АПК, и это переворачивает их представление о деревне. После увиденного дети уже не хотят быть юристами и программистами, а всерьёз думают об аграрных профессиях, — доволен Геннадий Сабынин. — Они начинают понимать, что в сёлах могут быть хорошие зарплаты, интересная карьера и комфортная жизнь. Например, от моего хозяйства до двух ближайших аэропортов с рейсами за границу и по России всего час езды. И при этом никаких пробок и толкучек в транспорте. Чем хуже Москвы?»

Однако большинство родителей подталкивают своих детей покидать сёла и переезжать в города, не видя перспектив дома. И они правы: в подавляющем большинстве деревень комфортной жизни нет, как нет и любой работы, не говоря о карьере.

На государственном уровне, конечно, пытаются решить эту проблему. Например, одной из мер, способствующих привлечению людей в сельскую местность, по замыслу чиновников, должна стать программа сельской ипотеки. Это субсидирование за счёт госпрограммы ипотечного кредита для конечного потребителя, чтобы его стоимость была от 3 до 0,1 %. Ставка зависит от того, насколько регион может дополнительно вложить свои средства в финансирование этого механизма. Любой россиянин, в том числе жители городов без всякого аграрного образования, могут получить такую ипотеку для переезда в деревню. Само собой, речь не идёт о Московской области.

Цель данной программы — улучшить жилищные условия  более 200 тысяч семей к 2026 году. Предполагается, что уже в 2020 году  такую ипотеку должны взять 25 тысяч семей, на эти цели заложено финансирование в размере 1 млрд руб. Кстати, жильё, приобретаемое по программе, должно соответствовать современным стандартам, то есть в благоустроенном доме должны быть централизованные инженерные системы и все удобства.

Однако проблема в том, что это лишь капля в море — для комфортной жизни ведь нужен не только дом, но и детский сад, школа, поликлиника и т. д. Кроме того, основную нагрузку по строительству сельской инфраструктуры по-прежнему несут агрохолдинги. Так что новый и комфортный дом в деревне, взятый в ипотеку, не может быть достаточным основанием для переезда.

Depositphotos_49361783_l-2015.jpg   Легион-Медиа

Помощники поневоле 

Официальные данные по финансированию сельской местности говорят о росте прямых инвестиций в основной капитал за счёт средств муниципальных образований на +10 % или 1,5 млрд руб. за 2018 год (при общей величине инвестиций по России в размере 16,9 млрд руб.), констатирует руководитель проектов практики АПК компании «НЭО Центр» Екатерина Михалева. Тем не менее многие крупные агрохолдинги так или иначе взяли на себя поддержание и создание инфраструктуры села ещё в начале 2000-х. Пожалуй, один из самых известных примеров — это «Совхоз имени Ленина», где глава хозяйства Павел Грудинин давно занимается строительством жилья для сотрудников и созданием инфраструктуры. Сейчас подобные инфраструктурные проекты реализуют такие компании, как «ЭКО-культура», «Агранта», «Авида», «ЭФКО», «Приосколье», «Белгранкорм» и другие. 

Однако в масштабах России не так много агрохолдингов имеют прописанные и принятые программы поддержки развития сельской местности, считает Екатерина Михалева. «Например, у одного агрохолдинга существует удачная программа поддержки в виде отчислений в объёме 3 % от фонда оплаты труда в бюджеты районов, где трудятся сотрудники конкретных подразделений. Данные средства позволяют районам улучшать инфраструктуру, а также участвовать в грантах и субсидиях как на региональном, так и на федеральном уровне, привлекая до 10 рублей на 1 рубль полученных средств. Другой крупный агрохолдинг активно участвует в поддержке сельских территорий в разных областях своего присутствия в рамках политики социальной ответственности: компания направляет напрямую в бюджеты районов денежные средства на строительство дорог локального значения», — перечисляет специалист.

С экономической точки зрения такие большие затраты не выгодны, уверен директор Центра аграрных исследований РАНХиГС при Президенте РФ Александр Никулин. С другой стороны, агрохолдингам надо привлекать специалистов, которые уж точно не захотят жить в домах без удобств, поэтому другого выхода у них нет. «Люди покидают сельскую местность не только из-за отсутствия работы или элементарной инфраструктуры. Там просто некуда сходить и некомфортно жить, поэтому агробизнес и вынужден создавать привлекательные условия. Но большинство компаний делает это неохотно, потому что с точки зрения затрат это не оправдывает себя», — обобщает ситуацию эксперт.

По его словам, у местных властей нет денег на поддержание села, тем более что районы укрупняются, и ресурсы уходят в районные центры. Вот и получается, что бизнес вынужден заполнять вакуум финансирования. Так, например, поступает АПХ «ЭКО-культура». По словам президента холдинга Александра Рудакова, у компании большие проекты — минимум 60 га, которые требуют тысяч рабочих мест. 

«В Тульской области в январе 2020 года открывается первая очередь тепличного комплекса ТК “Тульский” на 384 рабочих места; в Ставропольском крае откроется третья очередь ТК “Солнечный дар” на 385 рабочих мест; в Липецкой области будет запущена третья очередь ТК “Овощи Черноземья” на 410 рабочих мест; а в Воронежской области — первая очередь ТК “Воронеж” на 347 рабочих мест. В сумме это составит более 1,5 тыс. работников, которых надо будет привлечь и удержать, а из них как минимум половина приедет к нам из других регионов», — поделился Александр Рудаков.

Однако среди приезжих из ближнего зарубежья, как правило, нет квалифицированных специалистов, которых как раз и приходится заманивать жильём. «ЭКО-культура» строит для своих сотрудников дома в сельской местности, вдали от городов, и уже задумывается о многоэтажном строительстве, потому что это дешевле. Тем не менее жильё — это тяжёлая нагрузка на бизнес, который, по сути, вынужден выполнять задачи государства. Неудивительно, что Александр Рудаков поддерживает льготную ипотеку для сельской местности.

«Сельская ипотека — один из способов привлечения и удержания высококвалифицированных кадров. Сейчас, пока этот проект не запущен, нам приходится арендовать жильё для приглашённых специалистов из других регионов. Подобная программа нужна не только бизнесу, но и регионам. Так как арендованное жильё не всегда становится показателем того уровня стабильности, который позволил бы специалисту перевезти с собой семью. Жильё, приобретённое в ипотеку, уже меняет отношение человека к региону работы и жизни, повышает заинтересованность в его развитии. Для новых жилых районов нужны магазины, больницы, детские сады и школы, которые также становятся новыми рабочими местами для жителей. Развитая инфраструктура, в свою очередь, повышает ценность сельских поселений и привлекательность для следующего потока новых жильцов», — объясняет  Александр Рудаков.

Снимок.JPG
С другой стороны, верно и то, что отсутствие крупных предприятий-налогоплательщиков напрямую связано с недостаточным развитием инфраструктуры сельской местности. Поэтому нельзя просто скинуть все проблемы на бизнес. Наоборот, надо привлечь его для развития своих территорий. «Появление крупных агрокомплексов становится драйвером для развития территорий. К примеру, сейчас ведутся переговоры об организации маршрутов общественного транспорта из удалённых от предприятий населённых пунктов, в которых мы выступаем в качестве консультантов», — приводит пример генеральный директор компании «Агро-Инвест» (входит в группу «Моё Лето») Ольга Гуряева.

Например, в Людиново в Калужской области, где располагается производство «Агро-Инвеста», уже появились кинотеатры, кафе и другие объекты досуга. Стабильная работа с привлекательной заработной платой даёт людям уверенность в завтрашнем дне, они начинают более оптимистично смотреть в будущее, создают новые семьи, приобретают жильё в ипотеку, принимая тем самым участие в развитии экономики региона, считает Ольга Гуряева. 

Заместитель директора ГБУ «Центр компетенций по развитию сельскохозяйственной кооперации в Республике Татарстан» при Министерстве сельского хозяйства и продовольствия РТ Ренат Мамаев замечает, что современная ситуация очень похожа на советский опыт, когда совхозы были экономически сильнее местных властей и тоже брали на себя их функции в деревнях, создавая инфраструктуру и строя жильё на свои деньги. Получается, что сменилась экономика и власть, а в итоге агрохолдинги заменили советские совхозы и колхозы, и история повторилась. 

Depositphotos_71622233_l-2015.jpg
Легион-Медиа

Приедет тот, кто захочет

Благодаря автоматизации сельского хозяйства сейчас в АПК требуется в десятки раз меньше людей на производстве. Сегодня в развитых странах всего 2-5 % населения могут накормить всех граждан и ещё экспортировать продовольствие. Если в 1980-х один фермер мог кормить 50 человек, то теперь — уже около 200. В результате цифровизации этот показатель скоро вырастет до 255.  Но это не значит, что сельскую местность надо полностью покидать — в Европе этого не происходит в таких масштабах, как в России, потому что люди находят другую работу у себя в поселениях и рядом и не хотят уезжать.

При этом, чтобы спасти село от вымирания, не обязательно завлекать работников жильём, убеждён Ренат Мамаев. «Существует интересный механизм субконтрактации, при котором небольшие фермеры в деревнях выполняют заказы агрохолдингов и получают оплату за объём произведённой продукции, — приводит пример эксперт. — Это, кстати, тоже было ещё в СССР, но тогда инициативу зарубили, потому что аграрии по такой системе стали получать за свою работу больше главных бухгалтеров, из-за чего в итоге их обманули, не дав заработать». Сейчас агрохолдинги возвращаются к практике субконтрактации, и это позволит не вкладываться в строительство жилья для привлечения нового населения, а дать работу тем, кто уже живёт в деревнях и хочет в них остаться. 

Такую систему используют, например, в ГК «Заречное», где субконтрактация с фермерами началась ещё в 2015 году. Сейчас компания имеет целую базу небольших хозяйств, у которых закупаются бычки. Для оценки качества используются общие для всех критерии, и оплата производится по факту соответствия продукции этим критериям.

Эксперты отмечают, что отток населения в города — это глобальное явление, в основе которого лежат вполне естественные причины и которое нельзя остановить. В условиях оттока населения из сёл в города можно и нужно развивать использование умных технологий и применять искусственный интеллект, считает маркетинговый консультант из Германии Олеся Лукманн. «Умные технологии уже сейчас позволяют заменить использование человеческого труда в АПК, и те хозяйства, которые умеют с ними работать, сокращают производственные издержки, экономят время на принятие решений и становятся более конкурентноспособными», — замечает она. 

Снимок2.JPG

Олеся Лукманн добавляет, что развитие умных технологий и применение искусственного интеллекта в Германии в целом по всем отраслям экономики позволяет уже сейчас сократить 30 % рабочих мест, однако встаёт вопрос либо о переобучении уволенных сотрудников, либо о гарантированном базовом доходе в условиях потери рабочего места для них. Это немецкие реалии, и в России данные темы пока даже не поднимаются. «Более 25 % немецких фермеров используют умные технологии в своих хозяйствах. К слову, недавно во всех регионах Германии были испытаны самодвижущиеся тракторы с целью выявления и устранения проблем с их применением на полях страны», — добавила специалист. Проблемы в России и Германии одинаковы, но образ мышления  и скорость решения проблем разные. 

Однако использование в растениеводстве даже самых умных технологий не исключает присутствия человека на поле. По опыту директора по развитию и продажам SkyScout (IT решения для АПК, ведут совместные проекты с «Щёлково Агрохим», «Агро Эксперт Груп», «ФосАгро», Amazone) Евгения Багрянцева, минимум половину рабочего времени агроном раньше тратил на обследование полей, тогда как с новыми технологиями он сможет тратить на это лишь 25 % времени. Остальная часть времени расходуется на подготовку отчётности, административную работу и обмен информацией с коллегами. «Технологии в сельском хозяйстве не заменяют людей, они лишь упрощают сбор информации и принятие решений специалистами. При этом количество вовлечённых в производство специалистов не меняется, поэтому на селе всё равно нужны люди, и им нужны комфортные условия для жизни», — замечает специалист. Правда, без участия государства создать такие условия не под силу ни одному даже самому крупному бизнесу.

«Село — это не только фермеры. Это оплот многовековых традиций и культуры русского народа. И наша задача — сделать так, чтобы сёла не вымирали, чтобы эти традиции и культуру люди передавали из поколения в поколение. Так мы сохраним преемственность, сохраним нашу историю и величие нашей большой страны», — заключает председатель Российского союза сельской молодёжи Юлия Оглоблина.

Заинтересовать молодёжь

Юлия Оглоблина, председатель Российского союза сельской молодёжи (РССМ)

«Тема сельского хозяйства в России до сих пор окружена целым рядом стереотипов, из-за которых молодежь не идёт работать в сёла и делает ставку на города. К примеру, большинство школьников и родителей считают, что работа на селе — это грязь, отсутствие комфортных условий труда и тяжёлые физические нагрузки. Большинство россиян сегодня даже не подозревают, как изменился агропромышленный комплекс, какое техническое оснащение получают сельские предприятия, насколько улучшились условия для работников. А всё потому, что они вообще не бывают в деревнях или делают это крайне редко — в такой ситуации реальную картину увидеть действительно сложно.
Российский союз сельской молодёжи решил исправить эту ситуацию и совместно с аграрными учебными заведениями запустил всероссийский проект профориентации учащейся сельской молодёжи «Выбираем профессию», который призван популяризировать сельские профессии.
Особенно хорошо проект работает в Ленинградской области. Так, мы возим сельскую молодёжь на фермерские хозяйства, где показываем, как в действительности выглядит современное аграрное производство. Ребята собственными глазами видят, как организован рабочий процесс, что всё чисто, люди ходят в белых халатах, и работники довольны. Кроме того, многих удивляют весьма неплохие зарплаты в таких хозяйствах. Отсюда у них складывается совершенно другое представление о профессиях АПК. Молодёжь начинает понимать, что в этой сфере действительно можно построить карьеру, зарабатывать и быть востребованным специалистом.
Помимо этого, в октябре 2019 года на Форуме сельских инициатив, который проводил РССМ, было заключено соглашение с Минсельхозом Удмуртии по реализации обучающих программ в области сельского хозяйства для ранней профориентации молодёжи. Речь идёт о создании агроклассов на базе школ в республике, где ребятам уже с детства будут рассказывать об аграрных профессиях и постепенно готовить к работе в отрасли. Это ещё одно из решений проблемы кадров на селе, и подобный опыт стоит распространить на все регионы. С детства прививая детям интересные и полезные знания о сельском хозяйстве, мы воспитаем целую череду грамотных и неравнодушных специалистов в сфере АПК, которые впоследствии будут работать в российских деревнях и сёлах. Обучающие программы в аграрном секторе — одно из ключевых направлений работы РССМ. И, конечно, мы посотрудничаем с Минсельхозом Удмуртии в этой области.
Ещё одно решение, позволяющее заинтересовать молодёжь жизнью в сельской местности, — это создание необходимой социальной инфраструктуры. И здесь немаловажную роль играют спортивные объекты. Двигателем таких проектов, безусловно, должны быть сами губернаторы, но чтобы система заработала, необходимо принятие на федеральном уровне отдельной программы по развитию спорта на селе. При этом мало просто построить спортивные объекты на селе, нужно привлекать туда кадры — обеспечивать им жильё и достойную заработную плату. Вот тогда мы получим реальный результат. Подходить нужно комплексно — привлекать Минздрав, Минпросвещение, Минспорт и другие ведомства».

Загрузка...

реклама