Спасибо! Вы подписаны на нашу рассылку!
Ценовой диспаритет увел экспорт в минус. В первой половине сезоне-2019/20 за рубеж поставлено 24,8 млн тонн зерна
Инна Ганенко
Агроинвестор
3 февраля 2020
Почти с самого начала текущего сельхозгода внутренние цены на пшеницу складываются на некомфортном для внешних поставок уровне. Экспортерам трудно исполнять контракты, многие из них приостановили отгрузки, а те, что остались, зачастую работают с отрицательной доходностью. Как результат — сокращение объемов вывоза при более высоком, чем годом ранее, урожае
журнал «Агроинвестор»
февраль 2020
Фото: Shutterstock

По прогнозу Минсельхоза, в сезоне-2019/20 экспорт зерна из России может составить 45 млн т, включая 36 млн т пшеницы. Иностранная сельскохозяйственная служба Минсельхоза США оценивает вывоз российской пшеницы в сезоне-2019/20 в 34 млн т. Согласно данным территориальных управлений Россельхознадзора на основании выданных фитосанитарных сертификатов, с 1 июля по 30 декабря 2019 года за рубеж было отгружено 26,5 млн т зерновых и зернобобовых агрокультур (без продуктов переработки), что на 4 млн т, или 13%, меньше, чем за аналогичный период предыдущего сезона. 

Темпы вывоза

Экспорт зерна в первой половине 2019/20-го был больше, чем прогнозировалось изначально, но тем не менее меньше, чем годом ранее — 24,8 млн т против 28,8 млн т соответственно, отмечает руководитель аналитического центра «Русагротранса» Игорь Павенский. Снижение произошло за счет сокращения вывоза пшеницы на 15% до 20,8 млн т, а также ячменя — на 23% до 2,2 млн т. В то же время экспорт кукурузы возрос на 42% до 1,6 млн т. «Причем темпы отгрузок этой агрокультуры увеличились уже в декабре, — уточняет эксперт. — Если в предыдущие месяцы за рубеж поставлялось чуть более 300 тыс. т ежемесячно, то в последнем месяце 2020 года вывоз достиг 450 тыс. т за счет роста импорта со стороны Ирана и Турции».

Пик экспорта зерна в сезоне-2019/20 был зафиксирован в июле. Тогда Россия продала на внешние рынки 4,7 млн т. В августе — октябре за пределы страны уходило по 4,3-4,5 млн т в месяц, а существенная просадка объемов произошла в ноябре — до 3 млн т. В декабре вывоз вновь активизировался и составил 3,6 млн т. «Этому способствовали рост мировых цен, стабилизация внутренних, а также с ноября спад активности отечественных переработчиков, которые к тому времени сформировали достаточные для нормального функционирования предприятий до конца года запасы», — поясняет Павенский.

Темпы экспорта российского зерна за рубеж с начала сезона постепенно набирали обороты, говорит президент Национального союза зернопроизводителей (НСЗ) Павел Скурихин. Еженедельно в другие страны отправлялось от 0,85 млн т до 1,3 млн т зерна. Но начиная с середины октября по конец декабря 2019-го наблюдалась обратная тенденция, и темпы поставок снизились с 1,1 млн т до 0,78 млн т в неделю. В первой половине текущего сельхозгода из России вывезено 52% потенциального объема годового экспорта, сообщает директор информационно-аналитического департамента Российского зернового союза (РЗС) Елена Тюрина. 

Опрошенные «Агроинвестором» экспортеры тоже говорят о снижении объемов отгрузок. Так, «Краснодарзернопродукт — Эспо» в первой половине сельхозгода поставил на внешние рынки около 250 тыс. т зерна (включая бобовые и масличные агрокультуры), в то время как в предыдущие сезоны объем экспорта к Новому году подходил к 1 млн т. «В декабре мы вывезли всего 10 тыс. т, в январе и вовсе никаких поставок пока не было», — рассказывал в середине первого месяца 2020 года гендиректор компании Евгений Сидюков. — При той конъюнктуре, которая складывалась в июле — декабре, сделки получаются отрицательными. И так как мы имеем собственные хозяйства, сейчас сосредоточились больше на агропроизводстве, крестьянами стали».

«Глобэкс Грейн» тоже сократил продажи на внешние рынки и переориентировал часть объемов на внутренний. «Мы работали через Каспийский бассейн с Азербайджаном, поставляли зерно в Прибалтику, но в основном наращивали реализацию отечественным перерабатывающим предприятиям, — сообщает коммерческий директор компании Александр Григорьянц. — Подобной стратегии продолжим придерживаться и во второй половине сезона».

Объемы экспорта ТД «Степь» сопоставимы прошлогодними — около 0,9 млн т за июль — декабрь, утверждает гендиректор компании Алексей Новосельский.  Одно из значимых событий 2019 года, по его словам, приобретение активов зернового и логистического бизнеса структурами, аффилированными ВТБ. В рамках программы ВТБ создается вертикально-интегрированный зерновой трейдер, имеющий активы и компетенцию по закупке и транспортировке зерна на внутреннем рынке, перевалке зерна на экспорт в порту Новороссийск, реализации зерна на экспорт. С начала уборочной в отрасли был задан тренд на привлечение продавцов зерна максимальными закупочными ценами, зачастую не подкрепленными ценами и тенденциями внешнего рынка, акцентирует внимание топ-менеджер. Влияет на работу и постоянно растущий спрос на зерно со стороны переработчиков сельхозпродукции.

15.jpg

 «Объединенная зерновая компания» («ОЗК») стала одной из немногих, кто за первые шесть месяцев сезона увеличил вывоз. По данным пресс-службы, группа поставила за рубеж 1,4 млн т зерна против 1 млн т за аналогичный период прошлого сельхозгода. Таких результатов удалось добиться за счет оптимизации операционных процессов внутри компании, поясняет представитель «ОЗК». Кроме того, группа начала принимать участие в государственных тендерах Египта, Турции, Бангладеш и Саудовской Аравии. «На данный момент „ОЗК“ является крупнейшим в России и вторым в мире поставщиком пшеницы на тендеры, которые проводит Государственное агентство по закупкам продовольствия Египта (GASC)», — акцентирует внимание пресс-служба.

16.jpg

Старт продаж в июле — августе был хорошим, утверждает гендиректор «АгроЛенда» Алексей Чемеричко. «А затем началась какая-то чехарда с ценами, и с осени мы свернули отгрузки на „глубокой воде“, — рассказывает он. — Работали через Темрюк, там хоть какая-то экономика считалась». По словам топ-менеджера, в целом объем вывоза компании в первой половине сезона получился «раз в 10 меньше», чем годом ранее. Главная причина — высокие внутренние цены, которые не позволяли получить на экспортных операциях «хоть какой-то» доход: сделки давали от -$4 до -$10/т. На конъюнктуру, в свою очередь, оказывала влияние агрессивная ценовая политика крупных экспортеров, добавляет Чемеричко. «Текущий сезон можно назвать переломным, с новыми правилами игры. Мы, конечно, будем стараться подстраиваться под них, но в восстановление работы через глубоководные терминалы из-за возросшей там конкуренции я не верю, — пессимистичен он. — Но никто не мешает отгружать по „малой воде“, туда ушли многие из средних и малых экспортеров».

Сплошные убытки — так характеризует первую половину сезона глава компании, которая входит в топ-10 крупнейших российских экспортеров. «Сократились объемы вывоза, упала маржинальность, а на рынке клоунов стало — как на арене цирка, — говорит он. — Пока никакого просвета мы не видим». 

Внутренние выше экспортных

Основной причиной сокращения объемов вывоза зерна из России стало то, что внутренние цены для аграриев в этом сезоне являются более привлекательными в сравнении с экспортными, комментирует руководитель Центра агроаналитики Минсельхоза Дмитрий Авельцов. «Сейчас в большинстве регионов не производитель ищет покупателя, а экспортеры находятся в постоянном поиске надежных партнеров с объемом пшеницы на хранении требуемого качества, — говорит он. — Аграрии же продолжают придерживать зерно и реализуют его небольшими партиями». 

Внутренние цены росли начиная с середины июля за исключением сентября, когда произошла определенная просадка экспортных цен, а также второй половины декабря вследствие укрепления курса рубля и отсутствия возможностей у экспортеров повышать цены, несмотря на подъем внешних цен, сообщает Павенский. Так, пшеница четвертого класса с июля по декабрь в Центре и на Юге подорожала на 25-30% до 10,7-11,5 тыс. руб./т (без НДС, EXW). В Сибири основное влияние на ценовую ситуацию оказывал спрос со стороны Казахстана. «В стране был рекордно низкий урожай с 2012 года, поэтому с сентября по ноябрь туда шли значительные объемы российского зерна, — разъясняет эксперт. — За июль — декабрь в данном направлении вывезено около 1 млн т».

Экспортные цены за этот период в целом выросли на 14% — со $192 до $219/т. По словам Павенского, это увеличение, впрочем, как и повышение мировых цен, определялось такими факторами, как ущерб от засухи в Австралии и Аргентине, снижение до рекордно низких уровней площадей пшеницы в США и ЕС, переговоры о подписании первой фазы торговой сделки между США и Китаем и, конечно, более низкий урожай и темпы вывоза пшеницы из России по сравнению с первоначальными ожиданиями. Российские цены в значительной части текущего сезона превышали цены предложения со стороны Украины, Франции, Румынии, стран Прибалтики, обращает внимание эксперт

В январе пшеничные котировки в Чикаго и Париже обновили сезонные максимумы, говорит Авельцов. Их поддержали новости о рекордно низком уровне сева озимых агрокультур в США, а также об опасениях по урожаю в России и Украине на фоне повышенных рисков из-за недостаточного уровня влагозапасов и отсутствия снега. Уже к 10 января экспортные котировки на российскую пшеницу с протеином 12,5% на базисе FOB Новороссийск выросли до максимального показателя в сезоне-2019/20 — более $220/т против $217,5/т в декабре, сообщало агентство Refinitiv Agriculture.

Российская пшеница дорожала с декабря, когда состоялся один из египетских тендеров, обращает внимание руководитель зернового направления Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Олег Суханов. «Если вычесть затраты на хранение и финансирование, то в чистом виде цены увеличились на $6/т», — подсчитал он. Но активный рост в этот период наблюдался не только на российскую пшеницу, но и на зерно стран-конкурентов: Франции, США, Украины, Румынии, Аргентины, добавляет Павенский. Котировки на февраль уже к концу прошлого года достигли $220/т.

По мнению Суханова, до конца февраля цены на пшеницу продолжат укрепляться, соответственно, можно ожидать и повышения на внутреннем рынке, подкрепленного отложенным внутренним спросом. «Дальнейший прогноз будет зависеть от того, в каком состоянии к концу зимы будут находиться озимые, какие площади будут отведены под яровые и т. д.», — уточняет он. Основными причинами увеличения цен Павенский называет рост мировых котировок и спроса со стороны экспортеров для закрытия контрактов, а также возвращение на рынок с закупкой внутренних переработчиков. Но повышение цен в перспективе может быть ограниченным, не исключает эксперт. Это связано с тем, что потенциал экспорта из ЕС, в частности Франции, Германии и других стран, все-таки еще достаточно высокий: из 28 млн т пшеницы в июле — декабре 2019 года было вывезено 13,4 млн т, поясняет он. Отгрузки зерна из стран ЕС идут очень уверенно, подтверждает Авельцов. По информации Центра агроаналитики, с начала сезона по 23 декабря 2019-го поставки из ЕС были на 67% больше, чем в сезоне-2018/19, и на 36% — чем в 2017/18-м.

17.jpg

С начала зернового сезона средняя цена на FOB Черное море на пшеницу с протеином 12,5% находилась в пределах $195-198/т, а после Нового года позиция подорожала до $224-226/т, отмечает Скурихин. На фоне низкого объема предложений качественного зерна и снижения темпов экспорта мировыми производителями рост цен в черноморских портах, вероятно, продолжится, соглашается эксперт с остальными. По его данным, в середине января компании рассматривали возможность приобретения пшеницы третьего и четвертого классов в черноморских портах в диапазоне от 12,5 тыс. до 13,95 тыс. руб./т (с учетом НДС). 

С середины сезона зерно начинает активнее закупаться в регионах ЦФО и ПФО, так как аграрии экспортоориентированного Юга к этому времени в основном реализовали свои запасы или ждут весны, напоминает Авельцов. В первой половине 2019/20-го уровень цен в Центральной России практически соответствовал уровню в портах из-за активности животноводов и переработчиков. Это, по мнению эксперта, продолжит ограничивать объемы вывоза зерна и в ближайшие месяц-два.

Особенности сезона

Начало текущего сельхозгода стало не совсем обычным, несмотря на высокий урожай. «Производители получили высокое качество пшеницы и рассчитывали с самого начала сезона на соответствующее вознаграждение, — комментирует Авельцов. — Еще свежи были в памяти итоги 2018/19-го, когда цены на пшеницу четвертого класса стартовали в июле со $199/т и достигали $248/т (FOB Новороссийск). Восходящий тренд пшеницы с сентября 2019 года на мировом рынке стал дополнительным стимулом роста российских экспортных цен, поддерживая тем самым и внутренний рынок». Появление на зерновом рынке нового участника — банка ВТБ — тоже сыграло свою роль. По информации Авельцова, разница закупочной цены на пшеницу четвертого класса в Новороссийске на условиях CPT между «Мирогрупп Ресурсы», принадлежащим ВТБ, и другими трейдерами колебалась в пределах +200-500 руб./т, что, естественно, привлекало продавцов. 

Тенденция снижения темпов экспорта зерна была заметна практически с самого начала сезона, продолжает эксперт. Привычной для трейдеров активной реализации пшеницы с поля не наблюдалось. Урожайные сезоны и развитие поддержки в форме льготных кредитов позволили производителям решить текущие задачи и хранить зерно собранного урожая в собственных мощностях, не реализуя его, как это было раньше, перед посевными и уборочными работами. Высокий урожай подсолнечника, кукурузы и ячменя в 2019 году дал аграриям возможность вместо пшеницы продавать альтернативные агрокультуры, получая тем самым оборотные средства. Это лишило экспортеров шанса пополнить свои резервы пшеницы до достаточного для активного вывоза и участия в тендерах уровня, обращает внимание Авельцов. 

Условия для наращивания экспорта в сезоне-2019/20 ухудшились и в целом. В последние годы список стран — импортеров российского зерна расширился, что привело к росту числа более требовательных к качеству покупателей. «Проблема наличия сорных примесей и поврежденного зерна существовала всегда, но в текущем сезоне она приобрела особую значимость, — говорит Авельцов. — Коэффициент рефакции в среднем по стране по итогам уборки в прошлом году составил 4,9% против 4,6% в 2018-м». И если на Юге данный показатель существенно не изменился, то в ЦФО наблюдался рост практически во всех регионах — основных производителях зерновых и зернобобовых агрокультур. Необходимость дополнительной подработки зерна на стадии формирования партий, которая проводится трейдерами как вынужденная мера, тоже сдерживает темпы вывоза, повышает экспортную цену и в итоге отражается на объемах отгрузок пшеницы с самого начала сезона-2019/20, считает эксперт.

18.jpg

Павенский среди особенностей 2019/20 сельхозгода отмечает сокращение объемов рейдовой перевалки в порту Кавказ (на 31%) и экспорта через Тамань (на 26%). В глубоководных портах уменьшение объемов перевалки тоже имело место, но в меньшей степени. Так, например, в Новороссийске отгрузки снизились на 14%, что в целом соответствует общему сокращению вывоза зерна из России в этот период. При этом увеличились поставки через Туапсе (+37%), в малых портах (+24%) за счет поставок в Турцию, а также в портах Каспия за счет Ирана — (+27%). Почти втрое выросли отгрузки в Азербайджан и далее на фоне сокращения вывоза в эту страну из Казахстана. Экспортные отгрузки в порты Балтийского моря в июле-декабре сократились на 64% к прошлому сезону, добавляет эксперт. Причина — крайне высокая конкуренция со стороны стран Прибалтики, Германии и Польши, которые резко увеличили экспорт из этого региона. При этом часть потока зерна из центрально-черноземных регионов России переориентировалась на южные порты.

Суханов одним из позитивных моментов первой половины сезона называет уменьшение стоимости перевалки зерна. На «глубокой воде» в Новороссийске ставка снизилась с $24/т до $12-16 к ноябрю. «Терминалы были вынуждены пойти на это, чтобы каким-то образом при сложившийся в июле — октябре ценовой конъюнктуре сохранить экспорт, — поясняет эксперт. — Станут ли такие тарифы постоянными или опять вырастут — пока сказать сложно».

География поставок 

Рейтинг крупнейших покупателей российского зерна претерпел изменения. Снижение импорта по ряду направлений связано в первую очередь с ростом поставок из стран — конкурентов России, утверждает Павенский. В частности, резко возрос валовой сбор и экспорт именно продовольственной пшеницы из Украины, хотя традиционно она конкурировала с Россией по фуражному зерну. Кроме этого, за счет крайне высокого урожая значительно увеличились поставки из стран ЕС, прибавил вывоз и из США. «В прошлом сельхозгоду наблюдалась обратная ситуация: страны-конкуренты — США и ЕС — реализовывали зерно в первой половине сезона низкими темпами и нарастили их только в январе — июне 2019-го», — отмечает эксперт.

19.jpg

Что касается конкретных стран, то Египет снизил импорт российской пшеницы на 28%, начав закупать больше украинского и французского зерна, знает Павенский. Нигерия сократила ввоз из России на 41%, но при этом увеличила импорт американской и украинской пшеницы. В целом уменьшила импорт ячменя за первые шесть месяцев 2019/20-го Саудовская Аравия, снизив закупки в России на 14%, но несколько нарастив объемы из ЕС. Судан сократил ввоз российской пшеницы на 27% за счет роста поставок из Украины и других стран. По той же причине на 30% уменьшила импорт из России Кения. А поставки во Вьетнам упали почти в 1,5 раза. В то же время несмотря на общее снижение экспорта, в первой половине сезоне существенно выросли отгрузки зерна из России в Турцию (+63%), Бангладеш (в 1,7 раза), Иран (+26%), Азербайджан (более чем в 2 раза), ОАЭ (+19%), Танзанию (в 1,6 раза) и Ливию (+16%), сообщает эксперт.

Темпы вывоза в Турцию не просто увеличились, но и стали рекордными, обращает внимание Суханов. Рост объемов закупок до более чем 5,3 млн т за июль — декабрь 2019/20-го вывел страну на первое место в рейтинге крупнейших покупателей. Годом ранее за тот же период Турция закупила всего 3,2 млн т. При этом бывший лидер рейтинга — Египет — сократил закупки из России примерно на четверть. «Если раньше в первой половине сезона доля нашего зерна, закупленного Египтом на тендерах GASC, составляла 75-80%, то в текущем сельхозгоду с июля и по середину января на Россию приходится лишь 53%», — оценивает эксперт. 

Низкая ценовая конкурентоспособность российского зерна на фоне роста конкуренции со стороны ЕС и Украины стала причиной уменьшения его доли на ключевых емких рынках стран-импортеров, рассказывала Елена Тюрина «Финмаркету». Так, по ее оценке, экспорт пшеницы в Египет сократился на 22%, в Нигерию, Йемен и Латвию — на 37%, в Индонезию — на 53%, в Мозамбик — на 33%, в Ливан — на 69%. Прекращены поставки пшеницы в 23 страны, закупавшие зерно годом ранее. Это, прежде всего, Таиланд, Эквадор, Иордания, отмечала она.

Кроме того, несмотря на высокий экспортный потенциал, экспорт ячменя в ряд стран тоже уменьшился. В частности, Саудовская Аравия сократила закупки в России на 32%, Иран — на 29%, Иордания — на 62%, Турция — на 42%, Израиль — на 54%, Ливан — на 66%. От импорта российского ячменя в первой половине сельхозгода отказались такие традиционные покупатели, как Латвия, Алжир, Кипр, Кувейт, сообщала Тюрина. «Египет и страны ЕС в этом сезоне пока не покупали российскую кукурузу, — говорила она. — В то же время ее поставки в Турцию выросли почти в четыре раза, в Китай — почти в семь раз. Значительно увеличился экспорт и в Японию».

Заметные изменения произошли и в рейтинге экспортеров, обращает внимание Суханов. «Многие компании либо вообще перестали торговать, либо сильно снизили объемы», — говорит он. По оценке вице-президента РЗС Александра Корбута, число экспортеров зерна сократилось более чем в два раза. «У нас изменился ландшафт экспортного рынка. В прошлом сельхозгоду было три с лишним сотни экспортеров, стало 140, — сообщил эксперт в рамках дискуссии на Гайдаровском форуме в январе. — Это не очень хороший сигнал, потому что снижение конкуренции всегда плохо».

Что ждет во второй половине сезона

По прогнозу аналитического центра «Русагротранса», экспорт зерна во второй половине сезона может составить около 14,4-15 млн т, в том числе порядка 10,3-10,6 млн т пшеницы, 2-2,2 млн т ячменя и 1-1,1 млн т кукурузы (не включая страны ЕАЭС и зернобобовые). «Основные наши конкуренты, за исключением стран ЕС, вывезли большую часть своего экспортного потенциала, — комментирует Игорь Павенский. — В дальнейшем все большее влияние на темпы отгрузок будет оказывать состояние посевов озимых, которые в России заняли рекордные площади, а в основных странах-конкурентах снизились, в частности в США, ЕС и на Украине». Вызывают опасения у эксперта аномально теплая зима и недостаток осадков в восточно-европейских странах, а также в Прибалтике. Есть проблемы с влагообеспеченностью и в России. С учетом текущих тенденций экспортные цены на российскую пшеницу могут достигнуть $230-235/т уже в ближайшее время, говорил Павенский в середине января. 

По мнению Олега Суханова, экспорт зерна в январе-феврале ожидается не очень активным. Увеличение темпов отгрузок возможно в марте-апреле, потому как к вывозу все-таки остается еще значительный объем зерна. В большой мере вторая половина сезона будет зависеть от того, что будет происходить с озимыми, сев которых под урожай 2020 года был рекордным — 18,3 млн га против 17,6 млн га годом ранее. «В начале декабря озимые находились в превосходном состоянии, но нарастает проблема запасов влаги, — рассказывает эксперт. — На юге и в ряде регионов Поволжья они находятся на минимальном за последние пять лет уровне. В Краснодарском крае и на Ставрополье в конце февраля зачастую начинается сев яровых, и к этому времени очень важно запасы влаги все-таки пополнить». Это, по мнению Суханова, определенный риск, который может оказать влияние и на ценовую конъюнктуру. Ведь пока такая неопределенность сохраняется, аграрии не торопятся продавать остатки зерна. При этом на юге его запасы очень низкие, и это тоже показатель того, что активных продаж в ближайшие месяцы ожидать не стоит. «Покупателям придется эти объемы изыскивать и за них конкурировать, — говорит эксперт. — И конкуренцию экспортерам тут опять будут составлять переработчики, которые в ближайшей перспективе выйдут на рынок с активными закупками». Учитывая перечисленные факторы, Суханов прогнозирует укрепление внутренних цен в ближайшие три месяца. Дальнейшее развитие ситуации будет зависеть от видов на следующий урожай. 

Алексей Новосельский ожидает, что в феврале-марте цены на зерно на мировом рынке повысятся, а к ним «подтянутся» и российские. Он не исключает, что пшеница третьего класса может подорожать и до 15 тыс. руб./т (с НДС на условиях CPT с приемкой в Новороссийске). 

Пока аграрии не торопятся реализовывать остатки, отмечает Алексей Чемеричко. «Они выжидают, вдруг экспортер накинет еще $10», — говорит он. Дальнейшее развитие ситуации во многом будет зависеть от того, как будут себя вести лидеры рынка, которые и задают в текущем сезоне тон всему экспорту. Если в последние несколько лет все ориентировались на ТД «Риф», то в 2019/20-м — на «Мирогрупп», добавляет топ-менеджер.

Вторая половина сезона для всего рынка, как правило, характеризуется снижением объемов отгрузок, обращает внимание представитель «ОЗК». Сама компания настроена продолжать активный экспорт. До конца сельхозгода группа планирует отгрузить еще 0,8-1 млн т зерна.

Сокращение объемов поставок за первые шесть месяцев сезона-2019/20 приведет к росту вывоза зерна в январе — июне, считает Тюрина. По расчетам РЗС, во второй половине сезона Россия может отправить на внешние рынки до 22,7 млн т, что на 61,5%, или на 8,7 млн т, больше, чем было отгружено за этот период годом ранее. Экспорт пшеницы, в частности, может составить 14,2 млн т (+3,5 млн т), ячменя — 3,6 млн т (+ 2 млн т), кукурузы — 4,6 млн т (+ 3 млн т).

«Зерно, которое не было реализовано в перовой половине сезона, возможно, будет активнее вывозиться с января 2020-го вследствие естественных причин, — соглашается Дмитрий Авельцов. — Аграриям необходимо готовиться к посевной и освобождать мощности для нового урожая, и если не случится заметного ухудшения состояния озимых, они увеличат продажи, что будет способствовать снижению внутренних цен». По прогнозу Центра агроаналитики, экспорт зерна в целом за сезон-2019/20 может составить 45 млн т, включая 36-37 млн т пшеницы. «Русагротранс» оценивает вывоз за весь сельхозгод в 39,2-39,8 млн т против 42,2 млн т в 2018/19-м, в том числе пшеницы — 31,1-31,4 млн т (34,6 млн т), ячменя — 4,2-4,4 млн т (4,35 млн т), кукурузы — 3,6-3,7 млн т (2,67 млн т). С учетом поставок в страны ЕАЭС и зернобобовых с мукой общий экспорт может достигнуть 42,4-43 млн т (45,15 млн т).

Аграрии смогут увеличить доходность, а экспортеры — нет
Олег Суханов. Руководитель зернового направления ИКАР
В текущем сезоне в наиболее выигрышном положении находятся те аграрии, кто сделал ставку на зерновые, и пшеницу в первую очередь. Доходность этой агрокультуры благодаря росту урожайности сохранилась на уровне показателей прошлого сельхозгода, несмотря на то, что цены несколько ниже, чем в 2018/19-м. Во второй половине сезона пшеница, вероятно, будет постепенно дорожать. При этом при более низких запасах есть большая вероятность того, что к июню цены сложатся на более высоком, чем годом ранее, уровне, и сельхозпроизводители продадут остатки дороже. Поэтому те аграрии, которые реализовывали зерно постепенно в течение всего сезона, возможно, смогут заработать и больше, чем в предыдущем сельхозгоду.
Экспортеры зерна, в отличие от производителей, чувствуют себя плохо. Компании, которые имели реальный заработок на поставках за рубеж, можно пересчитать по пальцам. По итогам первой половины сезона почти все, кто занимался вывозом, получили отрицательный финансовый результат. Так тогда сложилась конъюнктура. Глубоководные терминалы их немного поддержали, снизив ставки на перевалку, но это помогло незначительно. Каких-то существенных изменений в этой ситуации в ближайшей перспективе ожидать стоит вряд ли.
Показать еще
Статьи по теме


Рекомендации
Реклама